Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 8. Структурная организация экономики и необходимость ее обновления (философские аспекты)

[Введение]

Ни одна организация не может сохранить лидерства без обновления. Обновление сегодня равнозначно будущему.
Л Уотермен

Из трех "локомотивов прогресса" первые два - управление и информацию - мы рассмотрели достаточно подробно в предыдущих главах. В данной главе уделим внимание организации , точнее - уровню структурной организации сложной системы.

Мы до сих пор не овладели первыми двумя движителями прогресса. Действительно, управление часто осуществляется без обратной связи, без адаптации. Мы не учимся на своих ошибках, не распространяем свой же положительный опыт, не говоря уже об использовании зарубежного опыта, где "уже все изобретено". Но у нас неистребимая тяга идти своим, особым путем.

Информационное обеспечение общественного производства, несмотря на продолжающееся его насыщение компьютерами, находится на низком уровне. Нет общедоступных банков данных, нет гарантированного доступа к любой информации.

Третий движитель - организация требует радикальных изменений, ибо весь народнохозяйственный механизм построен по крайне неэффективной (громоздкой, сверхзатратной) структурной схеме, которую необходимо перестраивать как сугубо энтропийную.

8.1. Новый взгляд на категории "простое" и "сложное" при рассмотрении процессов самоорганизации

Историко-философская традиция, объясняя развитие от низшего к высшему, всегда добавляла другую пару понятий: "от простого к сложному". Основанные на обычных интуитивных представлениях о простоте и сложности, эти категории до последнего времени находились как бы в тени, не привлекая внимания со стороны логики и методологии науки.

Однако с появлением кибернетики и общей теории систем простота и сложность стали рассматриваться как весьма существенные стороны объектов. Началась переоценка их научной и методологической значимости. А изучение процессов развития в информационном аспекте, как процессов самоорганизации от максимальной энтропии (неупорядоченности, хаоса) до определенной степени упорядоченности, ставит в ряде случаев вопрос: корректно ли говорить о хаосе, малоупорядоченной структуре как о "простом", а об упорядоченной, слаженной структуре (где "ничего лишнего"), как о "сложном"?

Структурное усложнение материи (в частности, ноосферы) отнюдь не изживает простоту, поскольку существует гибкая связь между процессами усложнения и упрощения как в живой природе, так и в социально-экономической сфере. Один из моментов этой связи применительно к развитию природных образований - обязательное упрощение развивающегося целого, имеющее характер структурной рационализации. В ходе эволюции живой природы часто наблюдается, как у прогрессирующих групп (наряду с усложнением) упрощается строение многих органов. Так, в ходе эволюции позвоночных наблюдается тенденция к значительному сокращению числа костей черепа: кистеперые рыбы имели в черепе 143 кости, стегоцефалы - 90, котилозавры - 84. примитивные млекопитающие - 42, а человек - всего 27 [1]. В приведенном примере простота не проявление примитивности, а показатель оптимизации структуры и экономии "материалов". Положение "природа любит простоту" явилось знаменем всего классического естествознания.

Стремление к простоте справедливо и для прогресса технических систем. При создании и совершенствовании конструкции машин, архитектурных сооружений и т.п. искомая ("гениальная") простота и связанная с ней живучесть, надежность достигаются через постепенное упрощение сложного, через исключение лишних элементов. С.А. Семенов отмечает, что "технический прогресс был бы невозможен, если бы дифференциация и рост органов и деталей в агрегатах и узлах в какой-то мере не уравновешивались... рационализацией, ведущей к упрощению конструкций и технологии, сокращению числа деталей, уменьшения) габаритов..." [2].

По мнению У. Эшби, упрощение сложных кибернетических систем для более эффективного использования все возрастающих объемов информации есть условие прогресса и в этих системах. Так, повышение уровня организации и эффективности народнохозяйственного механизма во многом зависит от решения проблем упрощения: сокращения числа звеньев управления и существенного сокращения числа плановых показателей, директив и всевозможных инструкций, чрезмерно регламентирующих деятельность предприятий и сковывающих их самостоятельность и инициативу.

Существует проблема излишней дифференциации в системе подготовки специалистов * , упрощения делопроизводства, преодоления бумажной трясины и минимизации нормативно-технической документации (НТД).

Весьма актуальной остается и проблема унификации. Неоправданное разнообразие типоразмеров бытовой техники удорожает производство, создает огромные трудности в эксплуатации и ремонте. Унификация изделий и комплектующих, коренное упрощение процедур всевозможных согласований, утверждений, отчетности, контроля и т.п. - путь к эффективности производства, к повышению качества и динамизму обновления товаров, достигаемым без капитальных вложений.

Бесчисленное множество неоправданных, весьма обременительных для народного хозяйства усложнений являются существенно энтропийными факторами, тормозящими экономику и приведшими ее, в сочетании с другими факторами, к глубокому кризису. Если подобные факторы шаг за шагом не будут устранены, то наша экономика и впредь обречена оставаться в разряде "медленных" экономик со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вопросам упрощения на всех уровнях следует уделять самое пристальное внимание, так как в упрощении, рационализации и унификации заложены огромные, еще не использованные резервы экономии материальных и трудовых ресурсов.

Говоря об упрощении как об одном из средств прогрессивных изменений, следует, однако, подчеркнуть, что ведущей тенденцией развития все-таки является усложнение. Но усложнение как расширение функциональных возможностей, как интенсификация процессов в борьбе за существование, за живучесть, усложнение, ищущее относительную простоту в сложном, стремящееся к упорядочению связей во взаимодействиях, к экономии материалов и энергии. В качестве примера упрощения в технике можно привести микропроцессоры, заменившие громоздкие ламповые ЭВМ 50-х годов.

Таким образом, становление нового качества на этапе восходящего развития материи сопровождается как процессами усложнения, так и его противоположностью - процессами упрощения, которые выступают в диалектическом единстве.

В последнее время повышенный интерес к категориям простого и сложного стали проявлять специальные области знания; физика микромира, биология, языкознание и другие науки, связывающие с этими понятиями поиск путей решения своих проблем. Наукой движет поиск простоты * . Необходимость разработки категорий простого и сложного вызвана и внутренними потребностями самой философии, особенно теории познания.

В проблеме соотношения простого и сложного имеется еще много дискуссионных и нерешенных вопросов, отсутствуют общепризнанные критерии простоты и сложности материальных и концептуальных образований. Проблематике простого и сложного посвящено интересное исследование М.А. Слемнева, в котором уделено внимание и границам оптимальности природных образований, и закономерностям познания сложного через простое, и путям минимизации научной информации, и селективным функциям принципа простоты. В то же время автор, на наш взгляд, переоценивает значение категорий простого и сложного, говоря, что их соотношение "во многом определяет закономерности структурно-уровневого строения природы, механизм и основные направления ее развития" [3]. В основе механизма развития, как было показано выше, лежит целенаправленный информационно-управленческий процесс. Категории простого и сложного, при всей их методологической и практической значимости, стыками уровня развития материи.

8.2. Роль организации в общественном производстве

Рациональная организация дела - основа успеха любой деятельности, особенно производственной. Как совокупность приемов, выработанных на основе практики и прошлого опыта, она синтезируется и закрепляется в структуре системы, становится отлаженным алгоритмом ее поведения. Г. Форд писал, что текущие деловые вопросы должны решаться системой, а не "гениями организации". Поэтому составление структуры учреждения считается "альфой и омегой" организаторской работы в США, ей уделяется первоочередное внимание. В идеале структура каждого учреждения должна быть простой, без лишних звеньев и неувязок. При правильной организации не должен нарушаться экономический принцип, согласно которому ни один человек высокой квалификации, получающий большую зарплату, не должен делать работу, которую может выполнять человек меньшей квалификации, получающий более низкую зарплату. "Нарушение этого правила повышает себестоимость производства и ведет к расточению человеческих ресурсов", - пишет В.И. Терещенко и приводит множество примеров нарушения этого правила в нашей практике [4].

В обыденной жизни (да и на производстве) человек если трудится свободно и материально заинтересован, то стремится так организовать свой труд, чтобы он был максимально производительным, используя для этого всю свою сноровку, знания и накопленный ранее опыт. В этом источник продуктивности частной собственности. Но при рациональной организации дела (с сохранением материального стимулирования) и коллективные формы собственности могут быть весьма эффективны, о чем свидетельствуют феноменальные результаты деятельности коллектива МНТК "Микрохирургия глаза", созданного по инициативе проф. С.Н. Федорова. Шесть тысяч сотрудников, работающих в Москве, и в одиннадцати других городах и даже за рубежом, - масштаб эксперимента. Это целая "флотилия" свободного труда и демократии, труда коллективного и высокой организации. Это 310-320 тыс. глазных операций в год. Наши люди умеют отлично работать, когда труд их ценится и хорошо организован!

Коллектив МНТК. как пишет С.Н. Федоров, реализовал три главных принципа социализма из пяти, обоснованных К. Марксом. Здесь созданы нормальные условия для развития личности, для здоровья людей и их материального благополучия. На пятилетнем опыте своей практической работы они убедились, что путем аренды и коллективного подряда возможно в короткие сроки поднять производительность труда в 2-3 раза. Успех предприятия позволяет накопить прибыль и выкупить его полностью и сделать его народным. "Не это ли было главной мечтой нашего народа, который считал, что социализм - это ассоциация свободных производителей" [5].

Вот островок, если хотите, процветающего социализма, нацеленного, подчеркиваем, на здоровую конкуренцию и рыночные отношения. Образец прибыльного предприятия, которое не нуждается в дотациях из бюджета. Так почему же не перенимается этот блестящий опыт организации другими коллективами специалистов, например стоматологами? Профессор сам отвечает на этот вопрос: тогда отпадет надобность в огромной централизованной системе, должны резко измениться функции министерства, отделов здравоохранения в областях и районах. По законам Паркинсона, система бюрократии сама не способна реконструироваться. Ее необходимо разрушать извне. И сие должно было совершиться в годы перестройки.

8.3. Могли ли процветать колхозы и совхозы при иной, более высокой организации труда?

В качестве другого примера * обновления организации, причем из традиционно отстающей области - сельскохозяйственного производства, приведем выдающийся эксперимент И.Н. Худенко, возглавившего в начале 60-х годов отсталый совхоз Илийский в Казахстане. В этом эксперименте он тогда еще ставил цели, которых мы пытаемся добиться сегодня во всех хозяйствах, чтобы разрешить продовольственную проблему. И показал, что эти цели быстро достижимы, причем без единого рубля дотаций, лишь за счет умелой организации дела.

И.Н. Худенко реорганизовал структуру совхоза, устранив ненужные бюрократические звенья и процедуры (выписывание нарядов, промежуточные учет, отчетность и т.п.), решительно освободил хозяйство от болтунов и бездельников. Ввел демократические начала управления: совет звеньевых стал не только советником, но и реальным законодателем совхозной жизни. Работники начали трудиться свободно, без понукания и инициативно. Став подлинными, заинтересованными хозяевами земли, они приложили много усилий для повышения урожайности полей и удешевления продукции.

Резко повысилась производительность труда, и соответственно возросли заработки, с оплатой по конечному результату. Показатели производства зерна механизированными звеньями зернового отделения совхоза в 1963 г. по сравнению с 1962 г. составили:

Показатели

1962 г.

1963 г.

Валовой сбор зерна, т

3150

9204

Число работников в среднем в год, чел.

202

29

Произведено зерна на 1 работника, ц

156

3173

Управляющий и обслуживающий персонал совхоза

132

2

Несмотря на четырехкратный рост зарплаты членов звеньев, фонд ее составил только 148 тыс. руб. при плане на фактически произведенный объем работ в 290 тыс. руб. [6]. В своей публикации, увидевшей свет лишь через четверть века, Иван Никифорович пишет: "Если бы эксперимент не был прерван, производительность труда работников Илийского совхоза была бы уже выше, чем в Канаде и США".

В сфере нормирования, учета и контроля в нашей стране занято примерно 10 млн человек, а для производства сельхозпродукции (даже в объемах, предусмотренных программой партии) требуется 5 млн человек. Вот во что обходится, пишет И.Н. Худенко, обществу понукательство.

Приведем еще несколько цифр, характеризующих переход на интенсивные методы ведения хозяйства. Если раньше в зерновом хозяйстве на 55 тыс. га пашни было занято 830 работников, то при новой системе потребовалось всего 67 постоянных механизаторов. На девяти токах работало 500-600 чел., а когда в совхозе было создано три механизированных тока, их обслуживали только 12 человек (помощь горожан не требуется!). Себестоимость зерна с 5-7 руб. (за прошлые 5 лет) понизилась в 1963 г. до 63 коп. за центнер.

Одним словом, была отработана на практике модель быстрого подъема и расцвета сельского хозяйства страны, открывавшая возможность (при ее массовом внедрении) за 2-3 года создать изобилие продовольствия в стране, на внутреннем рынке, да и экспортировать его за рубеж, получая валюту.

Разговоры, будто народ наш глуп, ленив в труде и не способен к коммерции, не имеют основания. Нельзя считать ленивым народ, считает С.Н. Федоров, так и не дав ему шанса работать свободно.

Описанная выше модель, однако, не вписывалась в административно-командную систему, раскрывала неспособность чиновников организовать дело. Совхоз поспешно ликвидировали, а И. Н. Худенко был привлечен к уголовной ответственности и умер в тюрьме. Попытки многих других энтузиастов поднять сельское хозяйство (И.А. Снимщиков - в Подмосковье, В.П. Белоконь - на Украине, М. Осипов - из совхоза "Колос" и др.) также были заблокированы.

Социализм виноват или бюрократия губит дело?

Следует заметить, что в приведенных выше примерах собственность арендная и труд коллективный, но они нацелены на конкуренцию, на рыночные отношения. Коллективная собственность ничуть не лучше государственной, если бездействуют рыночные рычаги и отсутствует конкуренция. Успех фирме приносит не владелец, даже коллективный, а толковый управляющий, которому соперник "дышит" в затылок и на внутреннем, и на внешнем рынке.

Структура хозяйственного механизма должна быть системно организована, с тем чтобы способствовать высокопроизводительному труду. Например, фермеры и крестьянские хозяйства не должны испытывать трудности в приобретении необходимой техники, семенного материала, других услуг, а также в реализации своей продукции. Иначе они, наученные горьким опытом, будут производить продукт только для себя.

В.В. Леонтьев предупреждает, что вполне вероятна такая рыночная экономика, в которой каждый будет покрывать свои расходы и не захочет напряженно работать и много зарабатывать. А без этого даже наилучшая в моральном отношении система нежизнеспособна.

В структуре нашего сельского хозяйства 97% земли принадлежит колхозам и совхозам и только 3% - частному сектору. Но эта крохотная площадь дает до 30% овощей. 80% колхозов и совхозов являются убыточными, т.е. они проедают больше, чем производят. Государство ежегодно списывает им долги на десятки миллиардов рублей - лишь бы сохранить систему, которая "кормит страну".

Как она "ее кормит", при существующей организации дела, видно по пустым прилавкам, "диким" ценам на базаре и ежегодному импорту зерна, мяса, масла и т.п. из других стран. Об этом же свидетельствуют данные помещенной ниже таблицы, из которых видно, что Советский Союз прочно занимал последнее место среди 22 государств, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Таблица 5 (согласно [7], выборочно)

 № п/п

Страна

Продукция, млрд долл.

Численность занятых в с/х, тыс. чел.

Годовая выработка

 на одного занятого, тыс. долл.

 по отношению к США, %

 1

 США

110,0

3100

35,5

 100

 2

Нидерланды

8,0

245

32,5

 90

 3
...

 Канада

15,0

485

31,0

 85

 7
...

 Франция

26,5

1425

20,0

56

10
...

Финляндия

4,5

245

18,5

52

20
....

 Греция

6,5

925

7,0

20

22
...

СССР

71,5

22350

3,2

9

У нас в стране, несмотря на большой отток населения из деревень, в сельском хозяйстве в 1989 г. было занято работников больше, чем во всех странах ОЭСР, вместе взятых, но продукции ими было выработано в 5 раз меньше, чем в странах ОЭСР. А уровень производительности труда у нас примерно в 10 раз ниже, чем в США, Нидерландах и Канаде!

Такое отставание объясняется различием структур сельскохозяйственного производства и условий, в которых трудится работник у нас и у них. Они не пытались, в отличие от нас, изменить природу человека, не отлучили его от собственности, от земли. В США, например, 87% всех ферм - односемейные 181. И в Бельгии подавляющее большинство ферм небольшие. На них, как правило, работает одна семья, которая нанимает помощников лишь в уборочную пору. Все решения принимает фермер (над ним нет ни райкома, ни Агропрома) и превосходно справляется: один бельгийский фермер обеспечивает продуктами питания 88 человек.

Однако успех дела не только во владении собственностью, но и в организации дела. И при коллективных формах собственности возможен высокоэффективный труд, о чем свидетельствуют "свободные коммуны" Норвегии и сельскохозяйственные поселения в Израиле (киббуцы), основанные на общности имущества и полном равенстве участников производства и потребления.

Так, в Норвегии все больше властных функций передается из Осло на места. Благодаря этому страна из отсталой окраины Европы с довольно бедным населением превратилась в высокоразвитое государство. Успех норвежских коммун (их насчитывается до 450) - в самоуправлении и финансовой самостоятельности. Они хозяева своей земли и заработанных сидеть, которые вкладывают в благоустройство своих регионов. Строятся новые торговые центры, библиотеки, образцовые школы (образование бесплатное), превосходные жилища, которые все увеличивающийся поток туристов поначалу принимает за "потемкинские деревни".

Земледелие в киббуцах - добровольных коммунах, где все равны и свободны, - ведется более интенсивно, чем в США. Израильский социалистический эксперимент в деревне поражает рациональной организацией и благодатностью уклада жизни, высокой производительностью труда. Здесь всего 3% населения дает 42% всей продукции, значительная часть которой экспортируется в другие страны.

Эффективность рассмотренных выше коллективных форм ведения хозяйства - в самоуправлении, свободе выбора, заинтересованности в результатах труда. У индивидуального владельца земли ко всему этому добавляется еще чувство хозяина. Так, в США понимают, что "крайне опасно для экономики терять хозяина, который один только и в состоянии сам, а не через наемных управляющих, дотягиваться своим вниманием до каждого акра земли" [8]. И считают. что укрупнение ферм ослабляет внимание к экологии.

Анализ проводившихся аграрных реформ в нашей стране и других странах показывает, что наибольший эффект они дают тогда, когда крестьянин получает землю в собственность. Опыт Китая показал, что даже при слабой материальной базе и ручном труде можно получить огромный эффект: за счет приватизации за 2-3 года далось покончить с голодом и накормить миллиардное население.

Собственность на землю - это и надежный экономический метод закрепления населения в деревне. Если не работает стимул собственности - деревня пустеет и умирает. Что мы и доказали крупномасштабным экспериментом, получив в результате 2)6 тыс. "мертвых" деревень.

8.4. Феномен "распределенного управления" как один из путей оптимизации хозяйственных и социальных структур

Многовековая эволюция на путях самоорганизации выработала, как наиболее оптимальные, структуры с распределенными параметрами и, более того, с распределенным управлением на всех уровнях иерархии. Так, в высших организмах по мере усложнения их структур возникают взаимосвязанные уровни саморегуляции и управления, обладающие определенной автономностью. Это уровни клетки, тканей, отдельных органов, систем органов (см мы кровообращения, пищеварения и т.п.) и, наконец, организма в целом, управляемого высшей нервной системой - мозгом. Последний выполняет координирующие и интегративные функции управления всем организмом. Воспринимая и перерабатывая огромны объем информации, поступающей из внешнего мира через органы чувств, мозг формирует поведенческие действия, обеспечивающий как выживаемость организма в процессе его взаимодействия с внешней средой, так и дальнейшее развитие индивида путем самообучения в социальной среде. При этом мозг обычно не вмешивается (не подменяет) в нижестоящие уровни самоуправления. Например, человек, принимая пищу, не размышляет о том, сколько капель желчи ему следует выделить для переваривания данной пищи * .

Подобные локальные задачи успешно решаются каждая на своем уровне управления (саморегуляции), именно поэтому самый верхний уровень - мозг человека - свободен для решения стратегических задач его жизнедеятельности.

В процессах жизнедеятельности организма управление распределяется по уровням иерархии по принципу от простого к сложному: если на низшем уровне (клетки) доминируют процессы про стой саморегуляции, то на уровне органов, и тем более систем органов, осуществляются более совершенные формы управления при которых процессы саморегуляции дополняются процессами адаптации к изменяющимся нагрузкам и т.п.

Можно сказать, что функционирование живого организма как бы олицетворяет принцип "демократического централизма", поскольку в нем оптимально сочетается самоуправление низших звеньев с централизацией управления деятельностью организма целом в верхнем звене. Легко усматривается целесообразное этого принципа, выработанного в ходе многовековой эволюции живой природы, и для сферы общественной жизни. Нарушения и дискредитация этого принципа у нас, в последующем проявившиеся в командно-административных методах управления сверху донизу - с существенным ограничением самостоятельности низших звеньев вплоть до отдельных индивидуумов, - привели (и не могли не привести) к негативным явлениям в народнохозяйственном механизме. Демократический централизм превратился в свою противоположность - бюрократический централизм, в односторонний диктат сверху вниз по всей иерархии, не учитывающий реальных условий и возможностей самоуправления низших звеньев. Впасть простиралась далеко за пределы своей компетенции. Каждому колхозу, совхозу, например, на месте лучше знать, что и когда сеять, как культивировать, когда убирать, чтобы получать наивысшие урожаи в данных почвенно-климатических условиях и при этом сохранить плодородие земли. Десятилетия с этим не считались, жестко диктовали из Центра каждому хозяйству план, ассортимент, сроки, объемы поставок. В результате - глубокий кризис сельскохозяйственного производства, закупки продовольствия в других странах, угроза голода.

Общество - это сложнейшая суперсистема, и она как целое оптимально может функционировать лишь при распределении управления по всем уровням иерархии, с предоставлением им определенной самостоятельности. В народном хозяйстве важное значение имеет возможность самоорганизации, предпринимательства, свободного труда низших звеньев, ибо это - главные, производящие реальный продукт звенья. Необходимо прекратить некомпетентный диктат, снять запрети на инициативу, дать свободу распоряжаться своим временем, накопленным опытом, землей, урожаем. Нужно скорее задействовать законы о земле, о собственности, начать свободно трудиться. Опыт сельскохозяйственного производства во всем мире показывает, что эта отрасль "успешно функционирует только в том случае, когда опирается на заинтересованность и энергию отдельного владельца и собственника" [9].

8.5. Необходимость распределения в обществе властных функций и отношений собственности

Из прогрессивной концепции "распределенного управления" вытекает и необходимость распределения властных функций, ибо управление всегда связано с принятием решений, что должно опираться на институт власти. В этом смысле тенденция суверенизации регионов в СНГ - естественный, закономерный процесс. Его не следует страшиться, так как это ведет к оптимизации управления сложными системами, освобождению Центра от непосильного для него бремени многообразных хозяйственных забот (планирование и управление предприятиями, сельхозработами, заготовками и т.п.). Остающиеся Центру координирующие и направляющие функции не менее, а даже более важны и престижны: они стратегического уровня, требуют еще большей компетентного системного подхода, знаний и интеллектуальных усилий, ибо определяют судьбу страны в целом.

Другим следствием феномена "распределения" является требование разгосударствления собственности, равномерного (более или менее) распределения природных ресурсов, основных фондов и т.п. по республикам и областям в их владение, как важнейшего условия эффективности функционирования экономики всей страны.

Нигде в мире нет такого сосредоточения в казне всенародных богатств! Такого нет, ибо отсутствие собственников крайне невыгодно самому государству: ненужными оказываются люди созидающие, настроенные на производительный труд и сам труд обесценивается. Нет в этом случае и "среднего слоя" - армии налогоплательщиков, столь нужной государству.

В споре с оппонентами напрашиваются законные вопросы: есть ли доказательства того, что управление всем народным хозяйством такой огромной страны из единого Центра было эффективным? Сколько министерств (а было их до 150) вывели свою отрасль на мировой уровень? Не хищнически ли (по отношению к природе местному населению) вел добычу нефти и газа Миннефтегаз? Куда провалились ежегодные многомиллиардные инвестиции в Госагропром? Что заставляет нас закупать зерно за рубежом даже в самый урожайный год и оставлять на поле тысячи гектаров неубранного хлеба?

А какие неисчислимые бедствия принес народному хозяйству Минводхоз, затратив на это 340 млрд руб. народных денег! Если бы эти средства в свое время были даны самим республикам, областям, колхозам, то они распорядились бы ими по-хозяйски, с учетом местных условий, реальных потребностей населения и регионов, а следовательно, и на пользу всей стране и не во вред ее экологии. По крайней мере, Арал остался бы полноводным морем и по-прежнему снабжал бы рыбой страну, а Средняя Азия не оказалась бы зоной экологического бедствия.

Огромный урон экономике страны нанес Минвнешторг, закупая за валюту многое из того, что прекрасно произрастает или изготавливается у нас самих.

Давно пора отказаться от иллюзорного отождествления государственной и общенародной собственности. Именно это - одна из причин торможения нашего экономического развития. Государственная собственность, пишет Л. Голяс, "возникла через сутки после Октябрьской революции. Но она и по сей день не стала общенародной. Потому что народ ею реально не управляет". Этот факт, считает он, и является "главной причиной того, что новая общественная формация оказалась хуже старой" [10].

Когда всенародная собственность обобществлена государством и сосредоточена в руках Центра, она не может использоваться эффективно и бережно использоваться. Как показала многолетняя практика, вырубаются без восстановления леса, списаны уже миллионы гектаров некогда плодородной земли и площадь ее катастрофически сокращается, вымирают деревни, обшарпаны города, вконец изношено оборудование на заводах и фабриках. Люди потеряли интерес к настоящей работе. Энтропия растет повсеместно, угрожающе приближается к запредельному уровню.

Собственность должна стать общенародной и как можно скорее должна быть распределена между субъектами федерации, конкретными хозяевами и трудовыми коллективами.

8.6. Человек и его собственность. Определение частной собственности

Сегодня в обществе наиболее ожесточенно спорят по ясному в общем-то вопросу: кем быть - люмпеном или собственником? Подавляющее большинство человечества давно практически решило этот вопрос в пользу частой собственности и рынка. Люмпенство, а его главной чертой является отсутствие собственности, признано неприемлемым, ущербным и отвергнуто как тупиковый путь цивилизации [11]. Ибо человек без собственности рано или поздно теряет интерес к настоящей работе.

Наш обезьяноподобный прапрапрапредок поднялся до того уровня, когда существо уже можно назвать человеком, не тогда, когда природа заставила его трудом добывать пищу. а тогда, когда он создал и стал умножать свою личную собственность, украшать ее и передавать детям. Именно такой 7труд создал из примитивного питекантропа Человека разумного. У него появились сильные стимулы трудиться, умнеть. Он осмысленно оглядел свой край, раздумывая как бы стать богаче, сделать жизнь лучше [12].

Отними право на собственность (а это означает - на творчество), и люди покатятся назад, в питекантропство, где главная забота - кровожадное уничтожение друг друга. Вот именно на этот путь мы встали 75 лет тому назад, - утверждает С.Н. Федоров, - и сегодня собственность работнику в нашей стране не отдают, что вполне естественно в силу противоречия интересов будущих владельцев собственности (нас с вами) и тех, кто ее сейчас держит в руках (госбюрократии).

Человек, владеющий собственностью, независим в достоинстве своем, деятелен, стремится участвовать в благотворительных акциях и т.п. Например, в Японии 95% населения являются собственниками, в США - 70%. Им есть что сберегать, а в час невзгоды есть куда отступать.

Собственность победит в человеке, писал Ф. Ницше. Расцвет цивилизации связан с экономической свободой и частной собственностью. Не этим ли объясняется разукрупнение монопольных производств в США? Государство выкупает у крупных корпораций их производство и позволяет всем работникам в фирмах стать сохозяевами. Оно идет на это, с тем чтобы увеличить стимул к труду у работников. Каждый человек, став сохозяином своего производства, попадает в прямую зависимость от роста прибыли предприятия, поэтому сам интенсифицирует свой труд, думает о совершенствовании технологии.

На это же нацелена знаменитая десятилетняя государственная программа США по приватизации рабочих мест. В ходе ее выполнения уже декапитализированы свыше 11 тыс. корпораций. 12 млн бывших наемных работников поднялись до ранга третьего сословия. Программа прекрасно работает, и 30% всех акций США принадлежат акционерам своих рабочих мест.

С.Н. Федоров предлагает подобную гуманную программу осуществить и у нас, раздав рабочие места в кредит. Это - принцип долевого распределения богатств, осуществление его приведет к интенсификации труда. Собственность постепенно найдет своего реального хозяина. Конечно, страна не обогатится за счет денег, полученных от приватизации. Важно другое - большее количество обеспеченных налогоплательщиков. Страну обогатят только талантливые производители-собственники со стимулами увеличивать свою собственность.

Заменить менталитет наемника на менталитет хозяина - вот истинная цель приватизации! Не переброска богатств из рук в руки, а организация системы, где человек (все мы!) жизненно связан с: результатом своего труда. Право на риск истинного менеджера тоже дает только собственность.

Итак, можно дать следующее определение частной собственности: частная собственность - это часть общенародной собственности, которая нашла рачительного хозяина, не только заинтересованного в сбережении и эффективном, продуктивном использовании этой собственности, но и способного ее приумножить.

Разве это не способствует общественному богатству, улучшению условий жизни людей, их благосостоянию? Надо, наконец, признать, что отторжение частной собственности от идеалов социализма - величайшая теоретическая ошибка основоположников марксизма. Только сочетание разных форм собственности, конкуренция между ними может вывести народное хозяйство на оптимальный режим функционирования.

Трудности создания и правового государства во многом порождены неразрешенностью отношений собственности. Как писал П.А. Столыпин: "Нельзя создавать правового государства, не имея прежде независимого гражданина", а "независимого гражданина не может быть без частной собственности" - считает А.И. Солженицын.

Фактор распределенности оказывается выгодным не только в отношениях собственности и в вопросах функциональных (управления), но и в структурной организации социально-экономической сферы. Рассмотрим проблему оптимального расселения населения. Тут две альтернативы. Так, наши сограждане, особенно горожане, живут скученно-казарменно в многоэтажных домах. Загнанные в квартиры-клетки, они, естественно, тоскуют о земле, годами добиваются огорода или садового участка. Получив крохотный (0,04 или 0,06 га при нашей-то территории!) участок (как правило, за 100 км и более от города), они вынуждены жить "на два дома", разделенных плохими дорогами и возросшими расходами на транспорт.

А за рубежом - в США, ФРГ и даже в малых странах * с большой плотностью населения - подавляющее большинство населения расселено ("распределено") более или менее равномерно по территории, так что каждая семья живет на своей земле, в своей собственной усадьбе ("на один дом"), имея возможность по своему усмотрению благоустраивать свое жилище и свой быт. Нет сомнения, что это экономичнее во всех отношениях и, самое главное, создает совершенно иное "качество жизни".

Из сказанного следует, что феномен "распределенного управления", имеющий множество важных следствий, заслуживает пристального изучения философами, экономистами, социологами и демографами.

8.7. Философская сущность и диалектика рынка

Остановимся подробнее на характеристике и философской сущности рынка, потому что даже в последних (1988-1989 гг.) учебниках философии рынок упоминается лишь вскользь и непременно в негативном плане, как некая "стихия", порождающая "закабаление человека" и приводящая к появлению "богатых и нищих" и т.п., короче - как безнравственный атрибут человеческого общества.

Это некомпетентное, явно тенденциозное представление о рынке - непревзойденном по эффективности механизме саморегуляции и самосовершенствования общественного производства и распределения.

Перестройка, разоблачая догматическое миропонимание, укрепила солидарность людей труда в борьбе за демократическую свободу и истину. Если признание закона стоимости связано с новым мышлением в экономике, то переход к рынку, который мы пытаемся осуществить, означает глубокие структурные изменения во всем хозяйственном механизме.

После нэпа, приведшего к небывало быстрому становлению экономики России, рыночные отношения вопреки логике жизни были свернуты. Установившаяся административно-командная система уничтожила наиболее жизнеспособную часть населения - предпринимателей, купцов и крестьян, названных кулаками. Агрессивная идеология год за годом вытравливала предпринимательство из нашего сознания, психологии. Поэтому и сейчас бюрократии удается представить порой рынок как пугало. Мы все чаще читаем и слышим, что наша экономика стала разваливаться с переходом на рыночные отношения. Это дезинформация: рынка настоящего у нас еще нет. Экономику к развалу привел разрыв экономических связей в СНГ после распада СССР и множество других факторов, о которых ухе говорилось выше.

В наших условиях рынок объективно приравнивается к разновидности экспроприации властных и иных полномочий у огромного слоя людей, в то время как на самом деле рынок должен выступать "приманкой" (и является таковым по сути) для каждой социальной группы.

Рынок научит нас хорошо работать и лучше жить. Кроме того, рынок и великий объединитель народов. И мы не решим своих проблем, не добившись воссоединения собственной экономической системы с мировым экономическим процессом. Каждому должна быть ясна выгода от грядущих перемен, и просветительство на этот счет - одна из основных задач политики и образования.

Адам Смит еще в 1776 г. в своей знаменитой книге "Исследования о природе и причинах богатства народов", а также в позднейших работах показал, что именно     собственный интерес каждого отдельного человека, основанный на разделении труда, ведет к получению максимально возможных благ всем обществом в целом. Предпосылки для этого - конкуренция и свободные рынки. Конкуренция стимулирует достижение более высоких результатов труда, а значит, и повышение жизненного уровня для всех. Открытые рынки позволяют преодолеть нехватку товаров даже там, где они не производятся. Любые, самые необычные потребности будут удовлетворены, если только на них имеется платежеспособный спрос.

Товарообмен зависит не от симпатий или антипатий между людьми, а от того, что они видят в нем выгоду для себя. Торговая сделка - это своеобразный полюбовный компромисс, который основан на моральном фундаменте и признании всеми людьми действующего права собственности. Кроме того, рынок требует наличия неписанных законов, правил игры и моральных убеждений, в частности благородства, надежности, порядочности, солидарности. Рынок воспитывает у людей эти качества.

Чем меньше развиты эти качества (или утеряны, как у нас), тем больше потребность в правовом регулировании и государственных постановлениях. Свободная рыночная экономика приобретает социальный характер через закон. У нас уже приняты законы о предпринимательстве и приватизации. Это существенные шаги, но для нормального бизнеса, да еще с участием зарубежных фирм, нужна четкая правовая система защиты всех участников бизнеса, нужно и юридическое обеспечение личных прав человека и, особенно, его экономической свободы, которая невозможна без узаконивания и организации - не на бумаге, а на деле - защиты частной собственности. Нужно создать единое экономическое пространство, единообразие в финансах и налоговых ставках, условия для передвижения капитала и т.д. и т.п. К сожалению, на данном этапе мы не можем и не умеем создать такие структуры.

Рынок как универсальный саморегулятор общественного производства создает баланс интересов предпринимателей и покупателей. Последние своими покупками регулируют экономику через предпринимателей, подсказывая, что следует развивать, что устарело и куда перекачивать капитал. Но бедный народ (скажем, люмпен-пролетарий) неспособен активно покупать. Иное дело - народ зажиточный. Поэтому, чтобы обеспечить рынок сбыта и стабильный уровень прибыли, капиталисты значительную ее долю отдают трудящимся. Происходит чудо: и работник "вкалывает" старательно, и сбыт продукции обеспечен. "В стране стабильность, конфликты легко сглаживаются, капиталисты счастливы и могут беспрепятственно заниматься своим любимым бизнесом, и рабочие не в накладе, - пишет Н. Маринич в своих блестящих публикациях в защиту рынка, -экономика рванула вверх совершенно невероятно, за ней рванулся жизненный уровень. Выше стал и общий научный, профессиональный фон общества - совершеннее структура производства - выше темпы развития экономики - богатеют люди, богатеет государство. То есть на свете родилось общество, которое может существовать лишь в непрерывном развитии" [13].

В пользу рыночной экономики говорит и пример Тайваня. Начав экономику с нуля (на острове практически нет полезных ископаемых и других ресурсов), Тайвань в течение жизни одного поколения превратился в промышленно развитое государство. Доход на душу населения ныне составляет 8 тыс. долл. - наивысший в Азии. А экономическое развитие страны имеет самые высокие темпы в мире за последние 22 года.

Каковы слагаемые столь быстрого процветания? Что можно использовать из этого опыта? Экономическая политика страны была направлена на достижение прогресса через стабильность , стремление добиваться справедливого распределения богатства и нацеленность на завоевание международных рынков. Земельная реформа, проведенная в 50-х гг., завоевание в 60-е гг. тайваньской продукцией мировых рынков позволили быстро поднять жизненный уровень. Особую выгоду от экономического процветания получило низкооплачиваемые категории населения, а также мелкий и средний бизнес, доля которых в экономике страны составляет более 70%.

Доступность образования абсолютно для всех повысила качество рабочей силы и эффективность труда - а это, в свою очередь, позволило внедрить более совершенные технологии в промышленность. Для поддержки перспективного бизнеса были предоставлены крупные банковские займы и автоматически возобновляемые кредиты.

В непрерывном развитии находится и сам рынок. Как самоорганизующаяся система, он, накапливая опыт (II контур ОС), непрерывно самосовершенствуется. В конце XX в. это уже далеко не рынок времен А. Смита, он имеет сложную инфраструктуру, включающую банки, страховые компании, биржу, брокерские конторы, информационные банки данных и т.д.

Государство, создав необходимую инфраструктуру, вмешивается лишь тогда, когда рынок перестает действовать как регулирующий механизм, например в случае засилья монополий. Это вмешательство, однако, должно быть осторожным и компетентным. Государство должно создавать равноправные условия для отечественных и зарубежных партнеров. Разговоры в "верхах" о создании для иностранного капитала наиболее благоприятных условий вызывают недоумение и тревогу за судьбу наших, еще малоопытных предпринимателей и фермеров. Здравый смысл подсказывает, что эти условия для отечественных бизнесменов должны быть более выгодными, чем для иностранных.

Нельзя допускать, чтобы импортные товары вытесняли с прилавков отечественные товары и приводили к свертыванию их производства, к росту у нас безработицы.

Если мы хотим учиться богатеть, нужно перестать покупать за рубежом то, что подешевле, что уже списано и не является ни передовым, ни современным. Необходимо учесть ценный опыт послевоенной Японии: она скупала по всему миру все самое-самое, а потом еще и совершенствовала - и вышла вперед.

В философском смысле рынок - это открытая, преимущественно неравновесная самоорганизующаяся система со всеми атрибутами и обратными связями. Если в процессе естественного отбора природа создала удивительные по своей целесообразной приспособленности к окружающей среде растения и животный мир, то "общественный отбор" создает все более совершенные формы хозяйствования, связанные с разделением труда и развитием производительных сил. Олицетворением их и является рынок. Таково мировоззренческое понимание и толкование рынка.

Теория рынка у нас еще не разработана, поэтому нет и учебника по теории рынка. А западная экономическая мысль, пройдя стадию создания теории равновесного рынка (полного баланса спроса и предложений), приступила к изучению слабонеравновесных систем. Создаваемый на этой основе рынок призван обеспечивать наиболее оптимальный режим функционирования народного хозяйства, характеризуемый как устойчивое развитие . Если обратиться к обобщенной модели управления, это означает нормальное функционирование как I контура ОС, обеспечивающего устойчивость системы, так и II контура, поддерживающего активность, развитие системы путем непрерывного отбора и накопления информации, причем развитие эволюционное, при малых отклонениях и малых управляющих воздействиях.

Наш отечественный рынок, по всей вероятности, будет сильнонеравновесным, далеким от оптимального (см. рис. 44, кривая 2). Экономист Т. Корягина прогнозировала даже "пиратский" рынок, и мы сейчас, кажется, получили что-то подобное.

Учебная литература по политэкономии остается еще вне концептуального аппарата синергетики, в рамках линейных догм. Не говоря уже о том, что в экономической литературе не встретишь изложения теории неравновесных фазовых переходов в экономике, призванной описывать кризисы, структурные перестройки на всех трех рынках: товаров, рабочей силы и капитала. Эти проблемы полностью не решены и в западной науке, отмечает Г. Быстрай, "но там - в условиях нормального рынка - они и не столь злободневны. Там уже живут в нелинейном мире и, образно говоря, кожей его чувствуют" [14].

Несколько слов о "черном рынке". У нас 70 лет вытравлялись отношения купли-продажи. Но даже в условиях жесткого запрета рыночные отношения развивались, правда, в обход, подпольно, в виде все нарастающего "черного рынка". Одна из странностей черного рынка заключается в том, что здесь продавец торгует товаром, который ему не принадлежит, а покупатель не становится владельцем того, что покупает. Собственности вроде бы и нет. Хлопок или машины, трубы или бумага, а тем более земля, лес, фермы, заводы не принадлежат ни министрам, ни председателям колхозов. Но им принадлежит власть над этими богатствами и над людьми, которые эти богатства приумножают. Вот власть распоряжаться товарами как раз продается и покупается. Рынок власти - вершина советского черного рынка. Так, в Узбекистане существовала негласная такса на должности государственного и партийного аппарата. Благодаря гласности все это уходит в прошлое, должно навсегда уйти из нашей жизни.

Из всего сказанного следует, что нет никаких оснований бояться рынка. Интеграция в мировую экономику возможна только через рынок. Его надо изучать и внедрять шаг за шагом. У нас достаточный уровень развития отечественной науки, высокий образовательный уровень народа, множество еще не востребованных достижений науки и изобретательства, велики богатства земли и недр. И, наконец, есть готовые примеры строительства современной рыночной экономики. Этого достаточно для того. чтобы построить вполне цивилизованный рынок и у нас.

8.8. Оптимизация управленческих структур

Эффективность народнохозяйственного механизма в первую очередь зависит от того, насколько оптимальна его структура, как она организованы Поскольку все познается в сравнении, попытаемся проанализировать "плюсы" и "минусы" двух альтернативных народнохозяйственных структур - вертикальной и горизонтальной.

Качественное отличие структуры нашего народнохозяйственного механизма от такового в странах Запада состоит в том, что у нас установилась (отнюдь не эволюционным путем) вертикальная многозвенная структура управления во главе с министерствами, подчиненными , в свою очередь, Совмину и Госплану. Более сотни министерств, разделенных ведомственными барьерами, осуществляли монопольную власть, каждое в своей отрасли, и пытались жестко управлять из единого центра деятельностью всех этажей иерархии, включая и производственные предприятия.

Огромная пирамида административного аппарата возвышалась над производителями и имитировала управление: планировала, писала директивы, обрушивала на головы производственников тысячи указаний и инструкций, запретов. Интегральный результат - застой отрасли, растущее отставание от зарубежного научно-технического уровня.

В странах Запада, напротив, получили широкое развитие горизонтальные ("одноэтажные") структуры с горизонтальными связями при минимальном числе министерств * . Сопоставительный анализ этих двух альтернативных структур показывает низкую эффективность и бесперспективность вертикальных структур по сравнению с высокоэффективными горизонтальными структурами.

Итак, из чего же складывается высокая эффективность горизонтальных структур управления и низкая эффективность - вертикальных?

При горизонтальных структурах (рис. 48):

  • наибольший процент населения непосредственно участвует в производственной сфере, в создании материальных благ и услуг;
  • предприятие или фирма являются открытыми самоорганизующимися системами, свободными в предпринимательстве, в принятии решений. Они сами распоряжаются фондами, штатами и доходами (после выплаты налогов);
  • деятельность других фирм (по горизонтали) для данной фирмы является нормальным внешним "воздействием среды" через рынок. Это активизирует деятельность, требует (в условиях противоборства) принятия оперативных и адекватных решений, что объективно приводит к выдвижению на руководящие посты наиболее компетентных специалистов;
  • между конкурирующими друг с другом равноправными партнерами возникают наиболее благоприятные условия для оперативного использования обратных связей. Стимул динамично реагировать на текущую ситуацию обеспечивает четкую работу контуров саморегуляции и адаптации; управление осуществляется при "малых отклонениях", в пределах гомеостатического диапазона;
  • условия конкурентной борьбы вынуждают фирмы максимально использовать свой и чужой опыт, охотиться за новинками, быстро их внедрять. Фирмы свободно кооперируются друг с другом, создают информационные банки данных, широко используют ЭВМ и управленческую технику;
  • благополучие фирм напрямую зависит от конъюнктуры рынка, поэтому они заинтересованы в высоком качестве производимой ими продукции и снижении ее стоимости, что отвечает и запросам потребителя;
  • создание творческой атмосферы (всевозможных "кружков качества" и т.п.) позволяет реализовать принцип "от каждого по способностям", а реальный учет творческого вклада каждого работника - осуществлять оплату "по труду", что стимулирует ответственное отношение к труду и высокую его производительность;
  • высокая эффективность производства и прибыль позволяют предпринимателям не только непрерывно обновлять оборудование и расширять производство товаров и их ассортимент, но и обеспечивать достойные условия жизни своим работникам, повышать зарплату и уровень их социальной защищенности.

Быстро растущие в последние годы за рубежом малые фирмы отлично вписываются в горизонтальную структуру, ибо связи здесь также горизонтальные. Но этот новый элемент структуры повышает эффективность всей системы, внося существенный динамизм и массовость в процессы отбора и внедрения новой информации. Снижается и безработица.

Все перечисленное выше - это отдельные грани и результат нормального эволюционного процесса саморазвития в области общественного производства, построенного на принципах рыночной экономики.

При вертикальных структурах (рис. 49):

  • отвлечение значительной часто населения от производственной сферы в аппарат управления (до 20-30 млн чел.), состоявший из двух многоэтажных пирамид - государственной и партийной * власти;
  • монопольная власть, бессистемность и приказной характер принимаемых наверху решений, обязательных для исполнения низшими звеньями;
  • не работают механизмы адаптации и самоорганизации, ибо в условиях жесткого диктата рвутся обратные связи на всех уровнях. Достоверная информация об истинном положении дел на нижнем (производственном) уровне не доходит до верхнего уровня (или доходит искаженная, с "приписками"), что рождает новые некомпетентные решения;
  • множество межведомственных барьеров затрудняет или исключает соревновательность и кооперацию соответствующих предприятий разных министерств;
  • отсутствие конкурентной борьбы и самоорганизации, отчуждение работника от собственности и экономических рычагов обрекает производство на низкое качество продукции, отторжение научно-технических инноваций не позволяет экономике подняться до уровня интенсивных технологий;
  • практически не выполняется принцип социализма "от каждого по способностям, каждому - по труду";
  • многоэтажная пирамида "управленцев", в руках которых вся государственная собственность, занимается централизованным распределением произведенной продукции, вводя "пайковую систему". Неизбежная при этом несправедливость, взятки являются питательной средой для расцвета коррупции и постоянным источником социальной напряженности в обществе.

Структура командно-административной системы имеет крайне низкий КПД не только в энергетическом плане - обилие работников, занятых непроизводительным трудом, затратный принцип, экстенсивные методы и т.д., но она крайне неэффективна и в информационном плане - блокируются обратные связи, нет заинтересованности в инновациях, отсутствуют банки данных. В целом такая структура нежизнеспособна . У нас она смогла продержаться столь долго лишь за счет распродажи богатейших природных ресурсов и обнищания очень терпеливого населения.

Даже далеко не полное сопоставление "плюсов" и "минусов" двух типов структур управления экономикой показывает, что нам не обойтись лишь внедрением достижений НТР или реформой методов управления. Необходима коренная структурная перестройка, с демонтажем командно-административной системы, которая на практике показала свою несостоятельность.

Выводы и рекомендации

  1. Рациональная структурная организация системы - важнейшее условие ее живучести, успешного функционирования и прогресса.
  2. Сложную систему можно считать высокоорганизованной и негэнтропийной, если управление и способность к адаптации распределены в ней на всех уровнях иерархии с возможностью саморегуляции и самоорганизации и в самых низших звеньях.
  3. Феномен "распределенного управления" как момент оптимизации структур в ходе эволюции является инвариантным для разных сфер и имеет важные следствия и в технике, и в экономике, и в социологии, актуальные для изучения и внедрения.
  4. В социально-экономической сфере наиболее эффективны эволюционно возникшие структуры с горизонтальными связями, поскольку они выступают как равноправные партнеры: это открывает возможности для саморазвития каждого участвующего в конкурентной борьбе предприятия, что в итоге выводит экономику на интенсивный путь развития.
  5. Вертикальные многозвенные структуры изначально надуманны, экстенсивны и энергетически крайне неэффективны, имеют максимум диссипации. Неэффективны они и в информационном плане. Поэтому как структура экономики они нежизнеспособны.
  6. Без предоставления предприятиям экономической свободы, без создания конкуренции путем устранения вертикального и горизонтального монополизма выйти из кризиса практически невозможно.
  1. Осуществлять систематический анализ структуры предприятий, объединений, экономики регионов и республик в целях их упрощения путем оптимального распределения в них властных, управленческих и иных функций.
  2. Предоставлять больше самостоятельности и экономической свободы низшим - исполнительным звеньям, поскольку именно они, как производители продукции, являются важнейшими,
  3. Для производителей продукции создать атмосферу "организационного гуманизма" по стандартам современного менеджмента.
  4. Наряду с демонтажом административно-командной системы (и опережая его) создавать и укреплять горизонтальные связи между предприятиями, регионами, республиками и зарубежными партнерами на взаимовыгодной основе.

Литература

  1. Быстров А.П. Прошлое, настоящее и будущее человека. Л.: Наука, 1957. С. 285.
  2. Семенов С.А. Проблемы современной НТР // Вопр. истории естествознания и техники. М., 1965. Вып. 19. С. 14.
  3. Слемнев М.А. Простое и сложное а природе познания. Минск: Наука и техника, 1976.
  4. Терещенко В.И. Организация и управление: (опыт США). М.: Экономика, 1965.
  5. Федоров С.Н. Почему мне стыдно / Известия. 1991. 2 марта.
  6. Худенко И.Н. Проблемы безнарядной системы оплаты труда // Из АН СССР. Сер. экономическая. 1991. № 1. С. 122.
  7. Волошин Б. Кто впереди? // Аргументы и факты. 1991. № 16.
  8. Башмачников В. Америку кормит фермер // Известия. 1991. 11 июня.
  9. Гэлбрейт Дж. Почему правые не правы? // Известия. 1990. 1 февр.
  10. Голяс Г. Подвергай сомнению, не сотвори кумира // Менеджер. 1991. №1.
  11. Кейзеров Н. Интсллигент-люмпен? // Веч. Москва. 1993. 21 янв.
  12. Федорва С.Н. Как стать собственником // Известия. 1992. 14 авг.
  13. Маринич Н. И у нас получится! // Веч. Москва. 1991. 2-6 апр.
  14. Быстрай Г. Здравствуй, нелинейная экономика! // Деловой мир. 1991. 29 июня.
  15. Бородина О.И. Россия на рубеже двух эпох. М.: Знание, 1992 С. 38-40.
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com