Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава б
Правовое положение государства как участника гражданско-правовых отношений

Литература

  1. Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть— С. 74—91;
  2. Лунц Л. А., Марышва Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 110—118;
  3. Богуславский М. М. Иммунитет государства.— М., 1962;
  4. Поздняков В. С. Государственная монополия внешней торговли в СССР.— М., 1969;
  5. Поздняков В. С. Советское государство и внешняя торговля (правовые вопросы).— М., 1976;
  6. Иванов С. И. Современные тенденции в законодательстве некоторых буржуа зных государств по вопросу об иммунитете государства и его собственности (на примере США и Англии) // Сов. ежегодник международного права. 1981.— М., 1982.— С. 235—246;
  7. Законодательство капиталистических стран об иммунитете иностранного государства. Обзорная информация ВНИИСЗ / Сост. И. О. Хлес-това, Н. Г. Швыдак.— М., 1988;
  8. Баратянц Н. Р., Богуславский Af . М., Колесник А. Н. Современное международное право: иммунитет государства // Сов. ежегодник международного права, 1988.— М., 1989.—С. 165—182;
  9. Хлестова И. О. Проблемы юрисдикционного иммунитета иностранного государства в работе Комиссии международного права // Там же.— С. 183—194;
  10. Швыдак Н. Г. Юрисдикцион-ные иммунитеты иностранного государства в судебной практике Франции и Швейцарии. Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву // Труды 49 ВНИИСЗ.— М, 1991.— С. 109—182.

§ 1. Государство как субъект имущественных отношений

Развитие международного сотрудничества в области экономики, производства, торговли, науки и культуры приводит к тому, что государство вступает в самые различные имущественные правоотношения с другими государствами, а также с международными организациями, юридическими лицами и отдельными гражданами других государств. При этом обычно различают два вида правоотношений, в которых участвуют государства. Во-первых, правоотношения, возникающие между государствами, а также между государством и международными организациями (по экономическому и научно-техничес-кому сотрудничеству, кредитные и т. д.). Во-вторых, правоотношения, в которых государство выступает в качестве только одной стороны; другой стороной в этих правоотношениях могут быть иностранные юридические лица, международные хозяйственные (немежгосударственные) организации и отдельные граждане.

Отношения первого вида регулируются исключительно нормами международного публичного права и, хотя они тесно связаны с отношениями второго вида, в настоящей работе не рассматриваются. Что касается отношении второго вида, то это могут быть отношения оо поставке товаров, выполнению различных услуг • иные.

Государство может выступать стороной в соответствующих правоотношениях при выпуске им займов, облигации которых продаются иностранным гражданам. Оно может быть сторонок • концессионных договорах и вообще в отношениях, возникающих при предоставлении государством концессий иностранным частным компаниям. Определение правовой природы этих отношении особенно актуально для стран, заинтересованных в привлечении иностранных -инвестиций (см. гл. 7). Применительно к Советскому государству выступление его в качестве стороны в торговых сделках могло иметь место тогда, когда сделки заключались торгпредством. Однако в современных условиях организация внешней торговли такие случаи крайне редки, поскольку внешнеторговые сделки заключаются хозяйственными организациями — самостоятельными юридическими лицами. Однако если Российское государство предоставляет само гарантию по внешнеторговой сделке, то в этом случае оно становится субъектом соответствующих отношений.

Российское государство само выступает субъектом имущественных отношений при строительстве здания для посольства за границей, аренде земельного участка или найме жилого дома. Во всех случаях эти сделки заключаются торгпредством или посольством РФ от имени государства. Следует строго различать случаи, когда субъектом имущественных отношений выступает государство и когда субъектом отношений являются государственные юридические лица или любые другие юрцаиче-ские лица.

Возможны и иные правоотношения подобного рода Например, Российское государство может выступать в гражданском обороте за границей в качестве наследника выморочного имущества, оставшегося после смерти российских граждан, или в качестве наследника по завещанию (см. гл. 15)

В области имущественных отношений государство выступает как особый субъект права, поскольку оно не является юридическим лицом. В западной юриспруденции была выдвинута теория «расщепления» государства в тех случаях, когда оно выступает в имущественных отношениях, на два лица: если оно действует в силу своего суверенитета, то это одно лицо, субъект властвования, а если оно заключает сделку, то это уже другое лицо, которое должно быть приравнено к прочим юридическим лицам.

С этой теорией трудно согласиться по следующим основаниям. Государство всегда является единым субъектом, но проявления его правосубъектности многообразны. Если государство заключает сделку или предоставляет заем другому государству, то при этом оно не теряет своего суверенитета, а продолжает действовать как суверен и в экономической области, и в области международных научных и культурных связей. Категория юридического лица — это категория внутреннего национального права каждого государства. Само государство наделяет какое-либо образование правами юридического лица, то есть само государство устанавливает, что то или иное образование является юридическим лицом. Кто же может наделить государство правами юридического лица? Только какой-либо правопорядок, существующий над государством, или какое-либо всемирное правительство, о создании которого много писали в юридической и общеполитической литературе, но такого надгосударственного органа нет.

§2. Иммунитет государства и его виды

  1. Иммунитет государства основывается на том, что оно обладает суверенитетом, что все государства равны. Это начало международного права выражено в следующем изречении: « Par in parem non habet imperium » («Равный не имеет власти над равным»).
    В теории и практике государств обычно-различают несколько видов иммунитета: судебный, от предварительного обеспечения иска и от принудительного исполнения решения.
    Судебный иммунитет заключается в неподсудности одного государства судам другого государства (« Par in parem non habet jurisdictionem » — «Равный над равными не имеет юрисдикции»). Без согласия государства оно не может быть привлечено к суду другого государства. Причем не имеет значения, в связи с чем или по какому вопросу государство намереваются привлечь к суду.
    Иммунитет от предварительного обеспечения иска состоит в следующем: нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.
    13 марта 1948 г. американские судебные власти наложили арест на прибывший в Нью-йоркский порт советский пароход «Россия», пытаясь объяснить эти незаконные действия судебным иском двух пассажиров, которые якобы получили ушибы во время качки судна в море. Арест был произведен в порядке обеспечения иска. Советское посольство по поручению правительства СССР обратило внимание государственного департамента США на недопустимость наложения ареста на судно, принадлежащее иностранному государству и пользующееся поэтому судебным иммунитетом, заявив протест против указанных действий американских властей. После этого представления госдепартаменту б апреля 1948 г. в федеральных судах Восточного и Южного округов Ныо-"Йорка были вынесены решения о снятии ареста с судна.
    В данном случае Советское государство не давало согласия на рассмотрение дела в суде вообще; здесь действовало общее положение об иммунитете, но и в случае, если согласие государства на рассмотрение дела имеется, оно не распространяется на предварительное обеспечение иска.
    Под иммунитетом от исполнения решения понимается следующее: без согласия государства нельзя осуществить принудительное исполнение решения, вынесен-^ ного против государства.
    Наряду с этими тремя видами иммунитета говорят еще об иммунитете собственности государства (см. гл. 7). Это более общее понятие, поскольку не всегда вопрос об иммунитете имущества государства возникает в связи с рассмотрением какого-либо иска в суде.
    Все эти иммунитета связаны между собой, потому что их основа одна — суверенитет государства, который не позволяет применять в отношении государства какие-либо принудительные меры.
    Государство может дать согласие на рассмотрение предъявленного к нему иска в суде другого государства или же на меры по обеспечению иска либо исполнению решения, но такое согласие должно быть явно выражено дипломатическим путем или иным образом. Согласие государства на неприменение к нему правил об иммунитете, об установлении определенных изъятий из этих правил может быть сформулировано в международных договорах, и прежде всего в торговых.
    Вступая в гражданско-правовые отношения с иностранной компанией, государство может дать в заключаемом им соглашении согласие на предъявление к нему исков в суде, а также на применение к нему мер по предварительному обеспечению иска или же в отношении принудительного исполнения.
  2. В прошлом веке и в начале XX века положение об иммунитете государства и его собственности находило повсеместное применение, и судами ряда государств был вынесен ряд руководящих решений ( leading case ) по этому вопросу.
    Затем стала развиваться теория так называемого функционального, или ограниченного, иммунитета. Согласно этой теории, когда государство действует как суверен, совершает акт властвования, оно всегда пользуется иммунитетом. Если же государство совершает действия в качестве частного лица, осуществляет внешнеторговые операции, то есть занимается какой-либо коммерческой деятельностью, то оно иммунитетом не пользуется. Такой точки зрения придерживались суды Австрии, Швейцарии, Бельгии, Италии, Греции. Теория функционального иммунитета получила применение в практике судов ФРГ (решения конституционного суда в 1962 и 1963 гг. по вопросам иммунитета).
    Советская доктрина исходила из того, что государство не перестает быть суверенным, когда оно выступает в экономическом обороте. Государство не отказывается от своего суверенитета и не лишается его. Практика показала, что разграничить действия, совершаемые de jure imperil (т. е. в качестве акта властвования суверена), и действия, совершаемые de jure gestionis (т. е. в качестве частного лица), на основе объективных критериев невозможно.
    В судах стран Запада был рассмотрен ряд дел, касавшихся иммунитета Советского государства.
    Одним из них, на примере которого можно разобрать отдельные положения, касающиеся иммунитета государства и его собственности, было известное дело о советском золоте, рассмотренное в США в 1928—1932 годах.
    Для расчетов по некоторым сделкам в США было вывезено и депонировано в двух нью-йоркских банках определенное количество советского золота в слитках. Государственный французский банк предъявил иск о выдаче ему этого золота не к. Советскому правительству Ti не к Госбанку СССР, а к нью-йоркским банкам, в.которых оно находилось. Французский банк утверждал, что в порядке предоставления займов царскому правительству еще до революции он поместил в банк в Петербурге определенное количество золотых слитков и что слитки, которые находятся в американских банках, и есть те самые, которые в 1916 году им были привезены в Петербург.
    В иске было отказано. Остановимся на некоторых принципиальных вопросах этого дела, на решение которых повлияли прежде всего интересы тех американских деловых кругов, которые были за развитие торговли с СССР.
    В решении федерального суда Южного округа Нью-Йорка от 5 июня 1931 г . значительное место занял вопрос об иммунитете государства и его собственности. Суд, в частности, указал, что «одним из обычных свойств государственного суверенитета является изъятие от исков со стороны иностранцев. Было бы нарушением одного из атрибутов суверенитета, если бы правительство иностранного государства привлекалось в качестве, ответчика на суде без его согласия». Суд признал, что иммунитетом должно пользоваться не только государство, не только правительство, но и любой орган Советского государства, в частности Госбанк СССР, являющийся, как выразился суд, «частью (. party ) Советского правительства».
    Трудным для американского суда был вопрос о дипломата ческом признании. Советский Союз не был признан в то время Соединенными Штатами, но он 'был признан Францией. В решения суда говорилось: «Хотя и не состоялось признание правительством Соединенных Штатов того, что было названо советским режимом, ни как правительства де-юре, ни как правительства де-факто, мы только прячем головы в песок, подобно страусам, если не хотим признать это». Исходя из этого, суд сделал вывод, что вопрос о признании не имеет значения, поскольку Советское государство реально существует, а раз это так, значит, следует признать иммунитет в отношении его собственности, и всякого рода возражения, связанные с непризнанием государства, отпадают.
    Далее суд рассуждал следующим образом: Советское государство утверждает, что оно собственник этого золота, хотя это имущество находится во владении нью-йоркских банков. Право собственности Советского государства на данное имущество оспариваться не может. Не может быть и наложен арест на это имущество. Если у французского банка есть какая-либо претензия к Советскому государству, он вправе обратиться непосредственно к Советскому государству, но наложить арест на имущество Советского государства нельзя. Таким образом, в решении содержалось принципиальное признание иммунитета советского имущества за границей. Арест, который сначала наложили на советское золото, был снят.
    Из penieisrii , вынесенных в послевоенный период, представляет интерес решение по делу Е. Вейламан ( 1959 г .). Содержание этого дела следующее: в 1932—1934 годах в СССР были ликвидированы концессии английских акционерных обществ «Тетюхе майнияг корпо-рейши» и «Лена Голдфилдс лимитед» (см. гл. 7). Советское правительство выдало этим обществам обязательства (облигации), по которым в различные сроки производились платежи. В 1941 году СССР был вынужден пойти на приостановление платежей по этим обязательствам. Английские общества, распространив облигации среда английских и американских граждан, не выплачивали по ним никаких процентов, ссылаясь на то, что Советский Союз не оплатил эти облигации. В связи с этим Вейламан, которая была одним из держателей таких облигаций, обратилась в нью-йоркский суд с иском к Советскому Союзу. В обеспечение иска был наложен арест на счета Госбанка СССР и Банка для внешней торговли СССР в трех нью-йоркских банках (всего на сумму около 55 тыс. долл.). Само по себе рассмотрение судом этого дела являлось нарушением общепризнанных норм международного права о судебном иммунитете, поскольку Советское правительство не давало согласия на рассмотрение иска Вейламан в американском суда.
    В дальнейшем Вейламан предъявила иск к .«Чейз Манхэттен Бэнк» о передаче ей определенных сумм с находившихся в этом банке счетов советских банков. В решении Верховного суда штата Нью-Йорк от 1 октября 1959 г. в результате дипломатического протеста СССР, поддержанного госдепартаментом, был признан иммунитет собственности СССР — денежных средств на счетах в «Чейз Манхэттен Бэнк». Общепризнано, говорилось в решении суда, что, когда в суде штата рассматриваются вопросы в отношении иммунитета иностранных суверенных государств и их собственности, они не должны обычно решаться путем применения местного закона. Такие вопросы должны рассматриваться, принимая во внимание международную вежливость в отношениях между государствами, и решаться в соответствии с политикой, сформулированной госдепартаментом США для осуществления международных отношений. Госдепартамент согласился с требованием СССР об иммунитете к через прокурора США сделал заявление о заинтересованности США в том, чтобы собственность СССР в США пользовалась иммунитетом «от исполнения судебных решений илиГ других действии, аналогичных исполнению судебных решений, и что этот суд должен принять меры к немедленному освобождению любой государственной собственности СССР, на которую до настоящего времени наложен арест в связи с этим процессом, и отклонить всякие возможные действия, связанные с исполнением, или действия, аналогичные исполнению судебного решения».
    Из практики английских судов по вопросам иммунитета следует остановиться на деле ТАСС (1949 г.). Некий Крайна предъявил к ТАСС иск в связи с тем, что ему якобы был нанесен моральный ущерб. Английский суд признал, что ТАСС не может быть ответчиком по данному делу, поскольку ТАСС — это отдел, часть Советского правительства, занимающийся вопросами информации, и, поскольку это часть Советского правительства, иск к правительству не может рассматриваться при отсутствии согласия ответчика. В суд, указывалось далее в решении, поступило письмо советского посольства в Лондоне, в котором приводились выдержки из устава ТАСС и сообщалось, что Советское правительство и ТАСС, ссылаясь на иммунитет, не дают согласия на рассмотрение иска. Таким образом, в решении английского суда по данному делу был признан иммунитет Советского государства и его органов.
    Приведенные решения были вынесены до принятия в США Закона об иммунитетах иностранных государств 1976 года и в Великобритании Закона об иммунитете государства 1978 года. В законе США 1976 года указано, что иммунитет не будет признаваться, «козда основаниями для иска служат коммерческая деятельность, осуществляемая иностранным государством в Соединенных Штатах, или действие, совершенное за пределами Соединенных Штатов в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства вне Соединенных Штатов, если это действие имеет прямые последствия для Соединенных Штатов» [§ 1б05(а)2]. На имущество иностранного государства, находящееся в США и используемое для коммерческой деятельности в этой стране, не распространяется иммунитет от мер по аресту для обеспечения иска и от мер по обращению взыскания на имущество на основании судебного решения.
    В законе США 1976-года указывается также, к какому критерию должны прибегать американские суды, чтобы определить, какие действия являются публично-правовыми, а какие — частно-правовыми. По этому вопросу суды в разных странах, в том числе и в США, выносили различные решения, часто противоречивые. В законе США 1976 года в качестве такого критерия избрана не цель» а характер, природа операции или отдельной сделки [§ 1603( d )]. Там говорится, что «коммерческая деятельность» означает либо ре1улярное осуществление коммерческого поведения, либо конкретное коммерческое действие или акт. Коммерческий характер любой деятельности определяется характером осуществления поведения или конкретного действия либо акта, а не ее целью. Английский Закон об иммунитете государства 1978 года определяет коммерческое действие при помощи описания его характера и перечисления типов соответствующих контрактов (ст. 3).
    В деле по иску к советским информационным агентствам ТАСС и АПН (решение федерального суда Нью-Йорка от 23 января 1978 г.), которые подготовили материал, опубликованный в газетах «Советская Россия», «Красная звезда» и других изданиях, то есть за пределами США, истец ссылался на то, что эти действия имели «прямые» последствия в США. Истец доказывал (и это имеет наиболее существенное значение с точки зрения применения на практике закона США 1976 г.), что речь идет именно о коммерческой деятельности и в случае такой деятельности иммунитет не должен предоставляться. Однако суд с такими доводами не согласился. Он исходил из того, что действия информационных агентств не связаны с каким-либо контрактом и не могут рассматриваться как коммерческая деятельность. Суд пришел к выводу, что советские организации пользуются иммунитетом от юрисдикции судов в соответствии с Законом США об иммунитетах иностранных государств 1976 года.
    Определенное практическое значение имеет вопрос об обратном действии этого закона. Данный вопрос был центральным в деле Jackson v . People ' s Republic of China ( 1986 г .). Речь шла о претензиях держателей облигаций, выпущенных правительством Китая в 1911 году. Правительство КНР, к которому был предъявлен иск, неоднократно заявляло, что оно не несет никаких обязательств по внешним долгам бывшего китайского правительства, и настаивало на признании иммунитета. Хотя суд пришел к выводу, что выпуск государством облигаций в соответствии с § 1603(6) закона США 1976 года следует квалифицировать как коммерческую деятельность, иммунитет государства должен быть признан, поскольку закон не может иметь обратной силы. При рассмотрении этого дела правительство КНР заявило, что теория ограниченного иммунитета не может быть обязательной для тех стран, которые ее не признают. По мнению китайского правительства, эта теория «применима только к той группе стран, которые ее признали, и не применима в отношении Китая, который продолжает придерживаться принципа абсолютного иммунитета».
    На решение по данному делу сослался другой суд США при рассмотрении в 1988 году иска держателей царских займов к правительству СССР. В иске было отказано со ссылкой на то, что закон США 1976 года не имеет обратной силы.
    Законы об иммунитете, исходящие из аналогичных принципов, что и закон США, были приняты в Канаде (1981 г.), Австралии (1981 г.), Пакистане (1981 г.), Сингапуре (1979 г.), ЮАР (1981 г.).
    В законодательные акты США, Великобритании и других государств, принятые в последние годы, а татке в некоторые международные соглашения были включены специальные правила, касающиеся тех случаев, когда иностранное государство является собственником недвижимого имущества, находящегося на территории государства суда, а также случаев возможного наследования имущества иностранным государством по закону или по завещанию. Так, согласно Европейской конвенции об иммунитете государств от 16 мая 1972 г ., иммунитет не признается, если иностранное государство отказалось от иммунитета; само предъявило иск; спор возник по трудовому контракту, в связи с недвижимостью, требованиями о возмещении ущерба, охраной прав промышленной собственности, а также деятельностью de jure gestionis , осуществляемой бюро или агентством государства в стране суда. Если сравнивать эту конвенцию с законом США 1976 года, то можно заметить, что в ней речь идет о действиях не только коммерческого, но и вообще частно-правового характера и что центр тяжести в вопросе о непризнании иммунитета перенесен на наличие территориальной связи, необходимой для установления юрисдикции данного государства.
  3. Комиссия международного права в 1991 году приняла проект статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности и рекомендовала Генеральной Ассамблее ООН созвать международную конференцию для рассмотрения этого проекта.

До принятия универсальной международной конвенции по этому вопросу существенную роль продолжает играть судебная практика каждого государства, хотя решения суда одной страны могут использоваться и во всяком случае учитываться при рассмотрении аналогичного дела в другой стране.

Характерный пример дает практика Франция. В этой связи следует остановиться на решении Парижского суда Большой инстанции от 16 июня 1993 г.

В связи с проведением в Центре искусства и культуры имени Жоржа Помпиду выставки картин Анри Матисса из Государственного Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина (ГМИН) дочь коллекционера С. И. Щукина Ирина Щукина-Келлер, а также некий И. Коновалов, утверждающий, что он является внуком другого известного собирателя западной живописи И. Морозова, предъявили ряд исков к Российской федерации. Государственному Эрмитажу, ГМИИ имени А. С. Пушкина и Центру Помпиду. Истцы требовали наложения предварительного ареста на картины и каталоги выставки, признания их права собственности на картины и выплаты им возмещения в крупных суммах. Картины перешли в собственность государства на основании декретов о национализации 1918 года.

Решением суда в исках Щукиной и Коновалову было отказано со ссылкой на, принцип судебного иммунитета государства и его собственности.

От имени Российского государства а суде было заявлено, что акт о национализации представляет собой осуществление публичной власти государства и касался коллекции картин, принадлежащей его гражданам и находящимся на его территории. Кроме того, было обращено внимание суда на то, что иммунитетом от принудительных мер пользуется не только государство как таковое, но также два музея, осуществляющие хранение картин в рамках выполнения публично-правовых функций в области культуры, на что они были уполномочены Министерством культуры РФ.

Суд согласился с этими доводами я призвал, что прв отсутствия согласия государства на рассмотрение дела иски не могут быть предметом рассмотрения суда. На этом же основании суд отказал истцам в отношении их требований об осуществлении мер принудительного характера в отношении картин.

§ 3. Правовой режим гражданско-правовых сделок, совершаемых государством

  1. Сделки по внешней торговле, как правило, заключаются внешнеэкономическими организациями или же непосредственно предприятиями (см. гл. 5).
    С точки зрения нашего права и нашей доктрины о раздельной ответственности государства и государственных юридических лиц следует считать, что государственные внешнеторговые организации как самостоятельные юридические лица не должны пользоваться иммунитетом, предоставляемым государству. В новых условиях хозяйственной деятельности в России и в другах государствах СНГ субъектом внешнеторговых сделок стали не только внешнеторговые организации, но и обычные государственные предприятия. При этом ни те, ни другие не могут рассматриваться^ как органы государства, обладающие иммунитетом. Поскольку внешнеторговые сделки осуществляются де государством, а через самостоятельные юридические лица, иммунитет государства не играет существенной роли для внешнеторговой деятельности.
    В тех же исключительных случаях, когда внешнеторговую сделку заключило торговое представительство' от имени государства, такая сделка должна рассматриваться как сделка, совершенная самим государством.
    Торгпредство — это орган, осуществляющий за границей права РФ в области внешнеэкономической деятельности. Положение о торговых представительствах СССР за границей было утверждено с дополнениями и поправками законом СССР, принятым Верховным Советом СССР 3 августа 1989 г.
    Торгпредство не является юридическим лицом. Права и обязанности по его сделкам возникают непосредственно у государства. Отсюда вытекает, что «по обязательствам торговых представительств СССР несет ответственность Советское государство» (ст. 6 Положения ).-
    Положение предусматривает, что торгпредства могут совершать от своего имени и от имени СССР сделки и иные юридические акты, необходимые для осуществления возложенных на них задач, выступать в судах в качестве истца или представителя истца.
    В качестве ответчика торгпредства могут выступать в судах лишь по спорам, вытекающим из сделок и иных юридических актов, совершенных торгпредствами в странах пребывания, и только в тех странах, в отношении которых СССР в международных договорах или путем одностороннего заявления, доведенного до сведения компетентных органов стран пребывания, выразил согласие на подчинение торгпредства суду страны пребывания по указанным спорам. Таким образом, статус торгпредства определяется в принципе российским правом. Это вытекает из того, что торгпредство является органом государства, а на органы государства распространяются законы этого государства, поэтому личным законом торгпредства является российское право.
    В том же случае, когда заключен торговый договор РФ с иностранным государством, положение торгпредства в данном государстве определяется на основе этого договора. В торговом договоре могут быть предусмотрены некоторые изъятия в отношении тех иммуни-тетов, которые предоставляются торгпредству. Эти изъятия всегда следует толковать строго ограничительно.
    В качестве примера сошлемся на торговый договор СССР с Австрией от 17 октября 1955 г. В ст. 4 приложения к договору о правовом положении торгпредства говорится, что иммунитета и привилегии, предоставленные торгпредству, распространяются также на его торговую деятельность со следующими изъятиями: «Споры по торговым сделкам, заключенным или гарантированным на территории Австрии торговым представительством, подлежат, при отсутствии оговорок о третейском разбирательстве, компетенции австрийских судов».
    Принудительное исполнение окончательных судебных решений, вынесенных против торгпредства по этим спорам, может иметь место, но лишь в отношении товаров и долговых требований торгпредства. Таким образом, речь идет только о торговых сделках, и только о тех, которые заключены в Австрии. В отношении всех других сделок торгпредство должно пользоваться иммунитетом в полном объеме.
    На практике имели место случаи, когда к торгпредству пытались предъявлять иски бывшие собственники национализированного в СССР имущества и другие лица, у которых имелась мнимая или действительная претензия к Советскому государству. Суд не может рассматривать такие иски к торгпредству, поскольку изъятия из иммунитета торгпредства допускаются только в отношении совершенных им торговых сделок в данной стране. Если сделку заключает какое-либо российское юридическое лицо, то торгпредство ответственности за сделку не несет.
    Суды в странах Запада неоднократно пытались представить торгпредство в качестве лица, несущего универсальйую ответственность за действия всех наших организаций. Однако с этой точкой зрения согласиться нельзя. Торгпредство — это орган государства, и потому его правовое положение определяется российским правом, которое устанавливает, что торгпредство не отвечает по обязательствам внешнеэкономических и иных хозяйственных организаций, а последние не отвечают по обязательствам торгпредства.
    В торговых договорах, заключаемых СССР, указывалось, что правительство СССР несет ответственность лишь по тем торговым сделкам, которые были надлежащим образом заключены торгпредством или гарантированы от имени торгпредства. Советское правительство не несет ответственности по сделкам хозяйственных организаций, а хозяйственные организации не несут ответственности по сделкам торгпредства.
    Положение о раздельной ответственности торгпредства, государства и юридических лиц имеет полную силу и в отношении государств, с которыми СССР или РФ не заключили торговых договоров. Приведем пример из судебной практики Нидерландов.
    Иск был предъявлен к СССР как таковому и к торгпредству. Между тем спор возник по сделке одной голландской фирмы со Всесоюзным объединением «Промсырьеимпорт». Суд отверг иск, указав, что спор должен разрешаться лишь в отношении объединения.
  2. Современная концепция участия государства в гражданско-правовых отношениях, которая стала складываться в 90-е годы, получила отражение в Основах гражданского законодательства 1991 года. Согласно ст. 25 Основ, государство участвует в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с другими участниками этих отношений. По своим гражданско-правовым обязательствам государство отвечает находящимися в его собственности^ средствами государственной казны. Эти положения, согласно Основам, должны применяться соответственно к автономным образованиям, административно-территориальным образованиям, уполномоченным ими органам. Автономные образования и административно-территориальные образования отвечают по своим обязательствам находящимися в их собственности средствами, не закрепленными за юридическими лицами в полное хозяйственное ведение или оперативное управление.
    Статья 25 Основ (ч. 4) предусматривала также принятие Закона СССР об иммунитете государства и его собственности, однако такой закон не был принят.
    В ряд заключенных Российским государством и его органами соглашений и контрактов с иностранными юридическими лицами и иностранными государствами было включено согласие российской стороны на отказ или изъятие от юрисдикционного иммунитета и его видов.
    Особое положение государства как участника международных хозяйственных отношений выражается и в том, что к обязательствам государства в принципе может применяться только его право, кроме случаев, когда государство прямо выразило свое согласие на применение иностранного права. Поэтому правоотношения по договору государства с иностранной компанией или иностранным гражданином регулируются внутренним законодательством государства — стороны в договоре, а не законодательством другого государства или международным правом, если в договоре не предусмотрено иное.
    Из этого признанного в доктрине положения исходила Постоянная палата международного правосудия в своих известных решениях о сербских и бразильских займах, вынесенных в 1929 году. По иску французских держателей сербских государственных займов к югославскому правительству палата признала, что права и обязанности по этим займам подчинены не праву Франции, где по ним были выпущены облигации, а законам Югославии. По мнению палаты, природа суверенного государства проявляется в том, что действительность принятых им обязательств не может быть подчинена иному закону, чем его собственному.
    Из решения Международного суда ООН от 6 июля 1957 г. по франко-норвежскому спору о норвежских займах также может быть сделан вывод о том, что к договору между государством и иностранным гражданином или юридическим лицом применяется внутреннее право данного государства. Отсюда следует, что к обязательствам по займам в принципе должно применяться право страны, выпустившей заем. То же самое следует сказать и о концессионных договорах, хотя концессии обладают определенной спецификой. Все вопросы концессионного договора относятся к внутренней компетенции государства. Концессионный договор — это сделка, правоотношения по которой регулируются внутренним правом, и она не является международным договором.
    В то же время концессию нельзя рассматривать и как граждане ко-правовой контракт, одностороннее прекращение которого неправомерно. Это односторонний акт государства («соизволение»), предоставляющий частной компании, в том числе и иностранной, право осуществлять в интересах данного государства, развития его экономики определенную хозяйственную деятельность. В этих же интересах действие такого акта может быть досрочно прекращено, предоставленная концессия может быть «взята обратно».
    Так, к началу 80-х годов основные развивающиеся страны — экспортеры нефти фактически ликвидировали концессии, учитывая при этом особую природу концессионных договоров. В 1981 году Иран аннулировал все соглашения о добыче нефти и эксплуатации нефтяных месторождений, заключенные бывшим шахским правительством этой страны с западными компаниями.

Контрольные вопросы по теме

  1. Какие имеются виды иммунитета государства?
  2. В чем различие между концепцией абсолютного иммунитета и концепцией ограниченного (функционального) иммунитета?
  3. В каких странах приняты законы об иммунитете государства и какова практика их применения?
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com