Перечень учебников

Учебники онлайн

5. Другой капитализм

В экономике, как и везде, карикатуры запоминаются быстрее, чем тщательно отработанные портреты; преувеличения больше привлекают внимание, чем оттенки. Одним словом, мишурный блеск и биржевые потасовки экономики-казино более известны в мире, чем субтильные равновесия социально-рыночной экономики Германии. Мечтая о мифическом капитализме, который вскоре откроет ему путь к процветанию, житель Тираны (Албания), Улан-Батора (Монголия) или Братиславы (Словакия) думает, вполне естественно, о мире американских хроник. О мире, который на протяжении полувека поносила лживая пропаганда коммунистической власти. Если бывшая власть говорила о нем столько плохого... Впрочем, именно в Америку, в Америку Далласа, Чикаго и Уолл-стрита, хотели устремиться во что бы то ни стало несколько десятков албанских беженцев, вырвавшихся из сталинской крепости и принятых Францией летом 1990 г. Что до от-крытия биржи в Будапеште в начале 1990 г., то оно было воспринято венграми как неоспоримый знак того, что они наконец-то на подступах к капиталистическому раю.
Большинство жителей бывших коммунистических стран будут удивлены, если им возразят, что капитализм не является «неделимым» миром, что в нем существует несколько сосуществующих «моделей» рыночной экономики и что эф-фективность американской системы не является бесспорным фактом. Jlex Валенса, новый президент Польши, будет счастлив узнать, что он не совсем неправ, мечтая сегодня вслух об идеальной модели, которая могла бы соединить в себе предполагаемые эффективность и процветание Америки с относительной социальной защищенностью бывшего коммунистического режима, (см.: Guy Sorman. Sortir du socialisme. Fayard. 1991).
Варшавяне шутят сегодня, что хотелось бы жить, как японцы, а работать, как поляки.
Известно ли вам, что в Германии не так далеки от подобной формулы? Во всяком случае в том, что касается продолжительности рабочего дня. При 1 633 часах в год реального труда в обрабатывающей промышленности ФРГ вполне отвечает парадоксу, заключающемуся в том, что, работая меньше французов, немцы при этом остаются такими же производительными, как японцы. (РиШНЫеэ, январь 1989). В германской металлургии тридцатишестичасовая с половиной неделя уже введена, и ждут тридцатипятичасовую, которая, может быть, и не будет введена для всех в 1995 году, как предусматривалось, но, конечно, в один прекрасный день это произойдет (уже обсуждается). Из всех крупных индустриальных держав ФРГ — именно та страна, где одновременно продолжительность рабочего дня самая короткая, а зарплаты самые высокие. Это не мешает им иметь огромный излишек при обменах с заграницей.
Германия — пример особого воплощения «другого капитализма», «рейнской модели», мало известной и плохо понятой, действующей от севера Европы до Швейцарии; к этой модели частично примыкает и Япония. Эта модель бесспорно капиталистическая: рыночная экономика, частная собственность и свободное предпринимательство здесь являются правилом. Но в течение десяти-пятнадцати лет неоамериканская модель все более укрепляет позиции по многим пунктам, из которых особенно поразителен следующий феномен, кратко сформулированный социологом Жаном Падиоло: «Спекулянт одерживает верх над промышленным предпринимателем, легкая нажива, полученная за короткий срок, подрывает коллективное богатство, создаваемое долгосрочными инвестициями».
Рейнская модель соответствует совершенно другому видению организации экономики, другим финансовым структурам, другому способу социального регулирования. Эта модель тоже не без недостатков, но ее особые характеристики сообщают ей стабильность, динамизм и силу, которые становятся все заметнее. Об этой модели можно сказать так, как говорят о демократии в политическом плане: это, разумеется, худшая из экономических систем, если не считать всех остальных. Довольно любопытно, что если у международного общественного мнения рейнская модель не пользуется такой же популярностью, как неоамериканская, то совсем другое наблюдается, когда обращаются не к широкой публике, а к тем, кто определяет экономику. В августе 1988 г. среди 300 глав предприятий в Европе была распространена анкета. Хотя затраты на рабочую силу в ФРГ значительно выше, чем где-либо, предпочтение большой части глав предприятий было бы отдано Германии, если бы они были должны покупать несколько больше за границей (Франция при этом занимает второе место, а Бенилюкс — третье).
В некоторых основных пунктах рейнская модель значительно радикальнее отличается от неоамериканской, чем принято думать

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com