Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Финансы и слава

Боинг сбросил скорость, заходя на посадку в аэропорту Кен-неди. Мой сосед обратился ко мне со словами: «Какая прекрасная страна! Здесь можно быстро составить состояние».
Простая банальность. Как можно быстро составить состояние, не играя в казино? Имеется только два пути. Первый — промышленный: изобретать и продавать. Второй — коммерческий: покупать и продавать. Коммерсант никогда не продает товар как он есть, он всегда добавляет услугу, добавленную ценность. Финансисту свойственно извлекать прибыль из перепродажи предмета таким как он есть (ценные бумаги на финансовых рынках, товары на товарных биржах). Первый вопрос для финансиста — как найти деньги на покупку. Есть три способа их добыть.
наиболее низких (около 70%); другие страны континентальной Европы, к ним относится и Франция, занимают промежуточное положение. Внешнее финансирование, главным образом заем, — всего лишь вспомогательный источник, но не для тех, кто умеет преодолевать все препятствия на пути быстрого обогащения; их принцип: — intake rich quick» (богатей быстро).
2. Заем
Не считая новых методов, называемых «превращение займов в ценные бумаги», предприятие обычно или делает заем у своего банка, или выпускает на финансовый*рынок облигации. Насколько банковские пути традиционно секретны, настолько биржевые пути требуют, чтобы вас знали и ценили подписчики, для чего нужна реклама, причем тем более усиленная, чем большим новичком вы являетесь.
Заем обладает тремя недостатками. Во-первых, его сумма традиционно ограничена и предоставляется в зависимости от собственных капиталов заемщика: «взаймы дают только богатым». Во-вторых, заем дорог, особенно в наше время, поскольку реальная процентная ставка в развитых странах за последние десять лет превосходит все известные рекорды двух предшествующих веков. И, наконец, вечный заем бывает редко; заемщик должен не только платить проценты по долгу, но и вернуть в конечном итоге сам долг.
Все это очень обременительно, связано со многими процедурами, нединамично. Вышеизложенные соображения побудили англосаксонских финансистов, использующих дерегулирование, изобрести в последние пятнадцать лет новые способы, с помощью которых заемщик может получить значительные суммы, если убедит заимодавцев, что он очень быстро извлечет из этого займа весьма значительные прибыли. Это даст заемщику возможность больше купить и, соответственно, выгоднее продать. Наиболее часто прибегают к эмиссии на рынок junk bonds и к открытию банками так называемых «кредитов-рычагов», предоставляемых заемщику с целью выкупа контрольного пакета акций предприятия за счет кредита.
Эти новые методы лишь в небольшой степени касаются мощных предприятий, имеющих свою крышу над головой. Но если вы всего лишь молодой одаренный и честолюбивый человек, то как следует поступить вам? Как, создавая самостоятельно и быстро свое личное благосостояние, способствовать демократизации (это слово без конца возникает в речах защитников рейганизма) олигархической экономики, жертвы сонливости гигантов? Именно на этот вопрос в 1983 г. гениальный финансист Фред Джозеф, президент и генераль-ный директор фирмы Drexel Burnham Lambert, нашел ответ, который войдет в историю экономики и финансов. Изложим ниже смысл этого ответа.
Фред Джозеф предлагает вам стратегию действий в три этапа.
На первом этапе, благодаря вашему таланту, вы находите предприятие, акции которого значительно упали, т. е. биржевая стоимость значительно ниже продажной цены его активов. На втором этапе ваш банкир, такой же честолюбивый и одаренный, как и вы, оказывает вам тройную услугу. Он начинает с того, что делает вас известным на рынке, помогает вам войти в среду. Все начинается с этого: финансы и слава в этой системе — неразлучная пара. Далее, ваш банкир кладет на ваш счет эмиссию знаменитых junk bonds. Этот термин очень плохо переведен на французский язык, как «гнилые, негодные облигации». Они стуят дороже, потому что они ненадежны, степень риска для их покупателя высока. Они ненадежны, потому что лицо, выпускающее эти облигации, является должником. Это честолюбивый молодой человек, он одарен, но беден; совсем один или почти один, он должен предпринять операцию с высокой степенью риска, чтобы разбогатеть. Вследствие этого вполне нормально, что подписчики, т. е. рынок, заставляют его выплачивать значительно более высокие проценты, чем IBM. Этап, заключающийся в том, чтобы суметь убедить публику одолжить вам крупные суммы, когда у вас как раз нет гаранта, нет обеспечения, преодолеть всего труднее. Поэтому ваш предприимчивый банкир оказывает вам третью услугу, специально предусмотренную для кандидатов на финансовый успех: он предоставляет вам прямую ссуду также по высокой процентной ставке; встав таким образом на вашу сторону, он подает личный пример рынкам. Этот заем предназначен для того, чтобы дать вам возможность купить какое-нибудь предприятие, несмотря на скудость ваших собственных средств, благодаря «эффекту рычага» (финансовой поддержке). Теперь от вас зависит, извлечете ли вы из этой ссуды достаточно высокую прибыль, чтобы удовлетворить и банкира, и себя самого!
Посмотрим, в чем состоит новшество. Оно заключается в том, чтобы сопоставить повышенный риск с высокими процентами возможной прибыли. Традиционные банки очень осторожно практикуют такую дифференциацию процентных ставок, так как они ведут себя как учреждения, которые предпочитают возможность контролировать свой риск, надежность своих кредитов, т. е. приоритетом для них является длительный, а не короткий период. И наоборот, кто предоставляет ссуду под высокие проценты при повышенном риске, тот отдает предпочтение процентам по ссуде, которые он получит при первом же сроке платежей, и доходам, которые он сможет таким образом продемонстрировать, мало заботясь о том, что случится по прошествии длительного срока. Будущее — не его дело. Его дело — блистать, побеждать и выигрывать сейчас.
Все содержание этой книги показывает, что битва между обеими моделями капитализма заключается именно в этом — в борьбе краткосрочности с долгосрочностыо, настоящего с будущим.
Теперь мы подходим к третьему этапу процесса, когда будущий «золотой мальчик», взявший кредит, чтобы получить «военную добычу», должен показать, что им овладела лихорадка золотоискателя, что он готов обрушиться на добычу, вести себя как «налетчик» — совершить набег на интересующее его предприятие. Если он правильно возьмется за дело, заплатив акционерам цену, превышающую предыдущую биржевую, но все же более низкую, чем продажная стоимость активов, то ему останется только приступить к «расчленению активов». Этот термин имеет уничижительный оттенок во французском языке, так как у нас в Европе предприятие является не просто товаром. Но как бы то ни было, в этот момент заемщик не только в состоянии вернуть долг, он еще получил и немедленную прибыль, которую делит со своим банкиром. Это конец первого акта истории завоевания успеха. Мы в Голливуде. Комментируя всерастущее число операций такого рода, Феликс Рохатин, член правления компании «Братья Лазар», которая когда-то спасла финансы города Нью-Йорка, не колеблясь заявил, что Уолл-стрит хуже Голливуда. Действительно, даже если не испытывать сочувствия судьбе разбитых на части предприятий и их персоналу, стоит отметить, что операции подобного типа привели к кризису большой части американской финансовой системы. Президент компании РаНЪаз Мишель Франсуа-Понсе, представил в связи с этим несколько примечательных цифр: после краха 1987 г. ведущие кредитно-денежные учреждения промышлен- норазвитых стран решили предписать своим банкам ограни-чительные меры, кратко изложенные в знаменитом документе «Норма Кука», ограничивающем объем кредитов, на которые может пойти банк. В результате доля участия некоторых банков в финансировании предприятий (называемая размерами посредничества) упала с 80% в 1970 г. до 20% в 1990 г. Одно из последствий: в то время как в 1970 г. восемь американских банков фигурировали среди двадцати пяти первых в мире, в 1990 г. банк «Ситикорп», будучи первым в Америке, стал двадцать четвертым в мире. Но чем больше американские банки ограничивали свои кредитные обязательства, тем больше они были вынуждены в целях получения прибылей участвовать в операциях с высокой прибыльностью, т. е. с высокой степенью риска. Так, в 1990 г. общая сумма их обязательств по кредитованию операций выкупа контрольного пакета акций с целью поглощения предприятий (190 миллиардов) втрое превышала суммы, потраченные на «страны риска», т. е. на их кредиты всем вместе взятым слаборазвитым странам (64 миллиарда долларов).
Со времени биржевого краха 19 октября 1987 г. финансовая пресса часто приводит факты, указывающие на тревожную эволюцию числа банкротств финансовых учреждений в США. После резкого падения объема деятельности американские коммерческие банки вместо того, чтобы вести себя как осторожные солидные учреждения, заботящиеся прежде всего о долгосрочных результатах, были вынуждены, в силу самих требований американской капиталистической системы, направить свою деятельность на получение немедленной прибыли, что, как уже говорилось, связано с наибольшим риском. В итоге по счету должен платить американский налогоплательщик. 3. Увеличение капитала
Вернемся к истории нашего героя. Он хочет стать большим господином, финансовым магнатом. Однако ему хорошо известно, что истинные финансовые магнаты, которым удается, начав с нуля, попасть в Готу при дворе грандов, это те, кто, не довольствуясь ни собственными сбережениями, ни займами у других, умеют только благодаря своему имени, только благодаря своей репутации на рынке добиться наращивания капитала, т. е. денег, которые имеют два поистине чудодейственных свойства: они способны одновременно быть и вечными, и менее дорогими.
В противоположность займам эти деньги вечны, поскольку капитал фирмы не подлежит возмещению; в противоположность займу, который стоит минимум 8-12% в индустриальных странах, дивиденды редко превышают 3-4% стоимости акции. Это значит, что акционеры подвергаются безграничному риску. Как же получается, что они подписываются на акции, которые выпускает не перворазрядное предприятие, доказавшее с давних пор свою надежность, а наделенный финансовым гением простой кандидат в финансисты, за судьбой которого мы здесь следим? Ответ снова заключается в самой его славе и способности «продать надежду».
Покупать на свои сбережения — удел посредственности. Занять денег на покупку — это уже сильнее. Поднять на рынке только благодаря своему имени собственный капитал — это уже удел финансовых богов. Есть, впрочем, и другие божества — банкиры инвестиций, которые ничего не вкладывают, нисколько не рискуют; их главная деятельность заключается в том, чтобы заставить других покупать и продавать, что предполагает наличие великого таланта убеждения, обостренного чутья финансовой комбинаторики. Они взимают комиссионные с каждой сделки, как с продажи, так и с покупки. Это тем более оправдано, чем более ценные услуги они оказывают золотоискателю: ему говорят где копать, чтобы найти золотые слитки.
Вот что лежит в основе «финансовой буллы», «финансового капитала», «финансиаризации экономики» — психологическая ценность, которую рынки связывают со славой их излюбленных героев. Так и следует поступать. Кислород капитализма — надежда на прибыль. Без этой надежды нет предприятия, но даже на Бирже нужно уметь сохранять здравый смысл

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com