Перечень учебников

Учебники онлайн

4.4 Кооперация и аренда

Решения июньского Пленума 1987 г., Закон "О государственном предприятии (объединении)" были только первым толчком, первым шагом. Они как бы высвободили энергию перемен, сняли табу со многих идей, и далее действительно стали происходить все более и более существенные сдвиги.
Наибольшее, я бы сказал революционное, значение в период 1988–1991 гг. имело принятие законов о кооперации и об аренде. Они, особенно первый из них, положили начало преобразованиям собственности, разгосударствлению экономики, развитию реальных рыночных отношений и частного предпринимательства в еще вчера закостеневшей первой в мире стране социализма.
Идеологические основы нового Закона "О кооперации" были вполне в духе ленинских идей: кооперация – это тоже социализм, она призвана дополнить госсектор там, где требуется больше гибкости, оперативности, быстрая реакция на спрос, на которую неспособны государственные гиганты.
Но дело быстро вышло за пределы этих вполне благонамеренных замыслов и предначертаний. И связано это с тем, что у кооперативов оказался принципиально иной статус, чем у госпредприятий, статус практически полноценного частного предприятия и рыночного агента.
• Госпредприятие все-таки должно было подчиняться плану, выполняя госзаказы, руководствуясь контрольными цифрами и экономическими нормативами. Кооператив самостоятельно принимал все решения в рамках действующего законодательства. Он был вправе свободно продавать и покупать любую продукцию.
• Госпредприятие было основано на государственной собственности, и право распоряжения ею, пусть с ограничениями, все же оставалось за вышестоящей организацией. Кооператив использовал свою и арендованную собственность.
• Госпредприятие было обязано использовать государственные цены и тарифы. Кооператив был волен самостоятельно определять цены на свою продукцию (услуги) и договариваться с поставщиками о ценах на приобретаемые ресурсы. И только если он выполнял госзаказ, принятый добровольно, то обязан был продавать продукцию по государственным ценам, имея право пользоваться ими также при покупке сырья и материалов. В других случаях государственные поставщики продавали ему ресурсы по более дорогим ценам.
• Госпредприятие по нормативам отчисляло деньги в бюджет и вышестоящей организации. Кооператив платил налоги, весьма умеренные первое время.
Таким образом, в СССР впервые со времен нэпа наряду с государственным возник реальный частный сектор. Только в отличие от нэпа, при котором преимущества большей частью были на стороне госпредприятий, сейчас, наоборот, они оказались на стороне кооперативов. Точнее, госпредприятия обладали колоссальными материальными ресурсами, но государственными и были стеснены в действиях. Кооперативы обладали ничтожными собственными ресурсами, но одновременно и полной свободой.
Едва ли не первое дело, которым кооперативы стали заниматься, не было предусмотрено творцами закона: пользуясь ничейностью госсобственности и возможностями платить сколько угодно тем, кто ею пользовался, они стали перекачивать к себе ресурсы госпредприятий, разлагать госсектор, снижать его эффективность.
Очень скоро большинство госпредприятий оказались обвешаны гроздьями кооперативов. Сегодня их назвали бы аффилированными, тогда этих слов мы не знали. Червь частного интереса стал разъедать махину государственной собственности.
Свобода деятельности кооперативов привлекла массу предприимчивых людей. Большинство сегодняшних крупных состояний выросло из возникших тогда кооперативов и других организаций, близких к ним по статусу.
Закон о кооперации дал поистине взрывной эффект. Если на 1 января 1988 г. в СССР действовало 13,9 тыс. кооперативов, то на 1 января 1990 г. их уже было 193 тыс. Численность работающих в них за эти два года выросла со 156 тыс. человек до 4,9 млн. без учета работающих по договору, а их было еще 2,9 млн. человек. Объем продукции в годовом исчислении в ценах тех лет вырос с 350 млн. до 40,4 млрд. руб. В объеме ВНП доля кооперативов в 1988 г. была менее 1%, а в 1989 г. – уже 4,4%*.
* Трудный поворот к рынку. М.: Экономика, 1990. С. 184.

Однако надежды на то, что кооперативы позволят насытить рынок товарами, не оправдывались. И неудивительно, ибо эмиссия и рост денежных доходов опережали приток товаров, а снабжение производственных кооперативов упиралось в госзаказы и лимиты. В 1990 г. из-за этого 80% всех кооперативов действовало при госпредприятиях, арендовало у них 60% основных фондов и приобретало 2/3 потребляемого сырья и материалов. При этом и 70% продукции кооперативы продавали госпредприятиям.
Кто-то просто подрабатывал: в 1989 г. средний доход кооператора вдвое превышал среднюю зарплату рабочих и служащих, а кто-то энергично растаскивал.
Аналитики того времени обращали внимание на многочисленные "искривления" в работе кооперативов. Торгово-закупочные кооперативы зачастую скупали товары в госторговле и перепродавали их по повышенным ценам. В кооперативы при предприятиях устраивались руководители и их родственники. Число членов кооперативов росло гораздо медленнее, чем работавших в них по найму, по совместительству. Иной раз на 3–5 членов приходилось 150–200 работающих по трудовым договорам. Верный признак, что под вывеской "социалистического" кооператива скрывалось обычное частное предприятие.
Все эти явления, особенно высокие заработки, раздражали приученное к уравниловке население и бдительных чиновников. Начали вводить ограничения, повысили налоги. Но движение продолжало развиваться.
В 1990 г. после выхода новых нормативных актов о предпринимательстве (Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности") и малых предприятиях необходимость в идеологическом "кооперативном" прикрытии частного бизнеса отпала. Развитие кооперации стало постепенно входить в нормальное русло.
Еще одна переходная форма от госсобственности к частной собственности, т.е. своеобразная форма приватизации, – аренда.
В точном смысле слова аренда – это срочное возмездное владение и пользование имуществом, включая землю, основанное на договоре, при котором собственник не утрачивает право собственности, но оно ограничивается на период договора за арендную плату. Аренда предприятий как организационно-хозяйственных единиц нигде никогда до этого не практиковалась. Да и было бы странно: предприятие – это бизнес, дело, которое ведет некое лицо на своем или арендованном имуществе. Если собственник наймет для ведения дела управляющего, то это его предприятие с наемным работником. Но если он отдаст свое имущество в аренду, то на этом имуществе будет организовано предприятие арендатора.
Но нам в годы перестройки нужно было иное – сохранив социалистическую благопристойность, т.е. государственную (общенародную) собственность на средства производства, повысить мотивации использующих ее людей, трудовых коллективов, отдать им предприятия фактически, не делая этого юридически. Поэтому предприятие было определено как "имущественный комплекс" (с чем потом пришлось немало мучиться)*, и тогда его целиком оказалось возможным отдать в аренду. Появилось понятие арендного предприятия.
* Когда в 1996 г. встал вопрос о реформе предприятий, понятии общепринятом, наши юристы отказались выпускать соответствующие документы, ибо в законодательстве предприятие определялось как имущественный комплекс, а его нелепо реформировать.
Движение за аренду стало развиваться еще в 1986–1987 гг. в рамках модных тогда экономических экспериментов и даже раньше под названием "арендного подряда", но для более мелких хозяйственных звеньев.

В ноябре 1989 г. были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде. В них говорилось, что госпредприятия, организации могут быть уполномочены собственником, т.е. государством, и вправе сдавать в аренду имущественные комплексы, отдельные здания и т.д., иначе говоря, самих себя. В качестве арендатора в подобных случаях закон предписывал создавать объединение арендаторов, подразумевая трудовой коллектив или часть его. Аренда предприятия означала при этом, что реально государственное предприятие переходило трудовому коллективу, освобождаясь при этом от всех обязательств, присущих госпредприятию, кроме предусмотренных в договоре об аренде.
Арендатору предоставлялось право выкупа на условиях, которые определялись в договоре об аренде. Выкуп осуществлялся путем внесения арендной платы со стоимости сданного на полный амортизационный срок имущества, а также возмещения арендных платежей с остаточной стоимости имущества, аренда которого прекращена до истечения амортизационного срока.
Короче говоря, появилась возможность выкупа предприятий за бесценок. Некоторое время были споры о том, можно ли выкупать за счет всей прибыли или только за счет фонда развития производства, принадлежащего коллективу. Но вскоре могучий ураган спонтанной приватизации смел все препятствия.
В 1990 г. в СССР насчитывалось уже 6,2 тыс. арендных предприятий с 3,6 млн. работающих. Ни их долю приходилось 5,2% всей промышленной продукции, 5,8% продукции строительства, 13,8% торговли и общественного питания. К моменту начала "чубайсовской" приватизации в 1992 г. уже практически вся легкая и текстильная промышленность была приватизирована через аренду с выкупом.
К 1992 г. нужда в различного рода идеологических прикрытиях частной собственности и приватизации отпала, в связи с чем сошла на нет роль кооперативов и аренды как переходных, квазисоциалистических форм. Но свою роль они сыграли

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com