Перечень учебников

Учебники онлайн

Логика равенства

В рейнских странах соблюдается принцип относительного ра-венства. Диапазон доходов в этих странах значительно менее широк, чем в англосаксонских. В целом по статистическим данным средний класс в этих странах более значителен, чем в США, которые, однако, являлись по преимуществу страной «среднего класса». Если определить средний класс как некую общность лиц, доход которых приближается к средненацио- нальному, то в США средний класс составляет около 50% населения, тогда как в Германии — 75, Швеции — 80 и Швейцарии — 80%. В Японии анкеты, проводимые в течение тридцати лет, показывают, что 89% японцев считают себя принадлежащими к среднему классу. Субъективно, но пока-зательно.
1 Аутизм — сосредоточение личности на самой себе и утрата, более или менее значительная, способности контактировать с внешним миром. (Прим. переводчика).
Это относительное ограничение неравенства в рейнских странах показывает, что борьба против исключения из общества, против обездоленности и бедности в рейнских странах организована лучше, чем в странах атлантической модели. Например, население Швеции сохранило очень живое воспоминание об ужасной бедности начала века. В Швеции слово «защищенность» всегда было и остается национальным императивом. Социальная помощь и борьба с безработицей, первой формой обездоленности, здесь особенно развиты. Полная занятость — это национальная цель, которой обязуются до-стичь общественные власти; задача полной занятости возложена на Государственное управление вопросами занятости, располагающее для этих целей значительным бюджетом.
В США не существует настоящих государственных учреждений, направленных на борьбу с бедностью. Этим занимаются штаты. Но скромность общественных ресурсов, выделяемых на эти нужды, чаще всего ограничивает возможности проводимой работы. Какими бы активными, благородными и преданными делу они не были, крупные и мощные частные благотворительные ассоциации не в состоянии компенсировать нехватку средств. Развитие индивидуальной и частной благотворительности, а не системы социальных прав, гаран-тированных государством, характерно для логики чистого ка-питализма, который захотел восстановить Рейган. Согласно Этой логике, неравенство не только законно, но является стимулятором оголтелого соперничества, которое в итоге принесет пользу обществу. В начале восьмидесятых, после прихода команды Рейгана в Белый дом, в Америке развернулись нескончаемые дебаты на эту тему. Упрощенная суть рейга- новской речи заключалась в том, что бедность не является политической проблемой, она не касается государства; это область морали и благотворительности.
Та же идеология., та же терминология присутствует и у госпожи Тэтчер. Эту модель нужно квалифицировать как «рейгано-тэтчеровскую»; это не случайная грань простой смены экономической политики. Она отпажает возникновение новой морали, созданной богатыми благотворителями и обслуживающей их. Чтобы измерить масштабы перемен, достаточно вспомнить, что до 1975 г. в США больше всего обсуждалась проблема «отрицательного подоходного налога», т. е. минимального гарантированного дохода, что выражало идею социального прогресса. Сегодня, как раз в тот момент, когда Франция только что установила минимальный гаран-тированный доход, эта идея в США кажется столь странной, что еще немного, и само выражение «социальный прогресс» начнут воспринимать как противоречие в понятиях.
Философское узаконивание неравенства теоретиками экономики предложения, такими как Джордж Джильдер, связано с очень давними высказываниями. В середине XIX века Дановер объяснял, что для общей гармонии необходим «ад нищеты», так как он заставляет людей хорошо себя вести и много работать. Ту же самую идею выражает и Джильдер, когда он пишет: «Облагать богатых большим налогом — значит ослабить инвестиции; параллельно этому, давать больше беднякам — значит уменьшить их стимул к работе. Подобные меры только уменьшат производительность». (Richesse et Pa- uvreti, французский перевод Albin Michel, 1981).
Подобная аргументация послужила оправданием урезания социальных программ, что объясняет появление вновь «нищих с сумой» (см. гл. 2). Она оправдала также всякого рода дерегулирования, приведшие к ослаблению защиты работающих по найму, с целью придать больше динамизма предприятиям и, как уверяют, улучшить условия работы. Рик- кардо Петрелла, руководитель программы БЭС, отзываясь о приведенной выше аргументации, резюмировал: «Отмена социальных льгот для работающих по найму — законна, так как это благоприятствует общему улучшению условий труда благодаря повышению конкурентоспособности предприятий страны» (Le Monde diplomatique, январь 1991).
В ФРГ отношение общества к бедности радикально про-тивоположно. Немного утрируя, можно было бы сказать, что нищета почти запрещена федеральным законом о социальной помощи. Согласно этому закону, общество должно обеспечить неимущим жилье, пищу, уход и насущное потребление. Расходы на социальную помощь в связи с этим достигают 28 миллиардов DM. Кроме того, существует фиксированный минимальный доход в 1 200 DM в месяц. Корреспондент Le Monde в Бонне Люк Розенцвейг заметил по поводу нищеты в Германии: «Сегодня 3.3 млн. людей, т. е. 5% населения, получают пособия в учреждениях социальной защиты. Однако эта статистически установленная бедность мало заметна в стране, где прежде всего поражает достаток подавляющего большинства населения. Нищий — это исчезающий тип на улицах больших городов Германии, за исключением каких- нибудь „панков" из Берлина или Гамбурга, которые просят милостыню скорее из спортивного интереса, чем из жизненной необходимости» (Ье Мопйе, 7 августа 1990).
Укажем на малоизвестный парадокс, который отмечает та же газета: с увеличением числа разводов и внебрачных детей бедность в Германии сегодня прежде всего имеет женское лицо. Таким образом, 65% матерей, в одиночку воспитывающих ребенка (их число постоянно растет), имеют доход, близкий к порогу бедности.
В Швеции политика оплаты труда называется политикой солидарности. Она имеет двойную цель: обеспечить некоторое социальное равенство и ограничить дифференциацию зарплат в различных областях деятельности.
Характерное для рейнской модели сужение диапазона доходов еще усиливается налоговой системой, обеспечивающей лучшее перераспределение. Приведем единственный, но имеющий значение показателя, параметр: максимальная доля налогов значительно выше во Франции (57%), в Швеции (где она достигает 72%), в Германии, Японии (где она превышает 55%), чем в Великобритании (40%) или в США (33%). В эти данные не включен еще налог на капитал, существующий в рейнских странах включая Швейцарию.
Здесь я задерживаюсь на мгновение, внезапно поняв, что только что пропустил странное несоответствие, не дал ли я понять, что максимальная доля налогообложения 55% может быть предпочтительней, чем 33%? Какой навязчивый рей- нофильский архаизм!
Неравенство в рейнских странах не только меньше, чем где-либо, оно к тому же и лучше принимается обществом, так как неразрывно связано с традициями работы по найму, где зарплата зависит от стажа и квалификации. В любом японском банке молодой специалист, окончивший один из лучших университетов, единственный в своем офисе говорящий по-английски, должен ждать лет пятнадцать, чтобы стать его начальником, и еще пятнадцать лет, чтобы достичь поста директора. В немецких и швейцарских предприятиях иерархия квалификаций довольно жестко определяет иерархию постов и вознаграждений. Относительное неравенство доходов легитимизируется, и по этому вопросу также достигнуто согласие

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com