Перечень учебников

Учебники онлайн

3.4 Нефтедоллары оттягивают кризис

Крупные месторождения нефти и газа в Западной Сибири были открыты и разведаны в 1950–1960 гг. Еще в 1946 г. Сталин говорил о том, что для коммунизма достаточно добывать 60 млн. т. нефти в год. Но уже во второй половине 1960-х добыча нефти в СССР превысила 100 млн. т.
Далее, в 1970-х, темпы росли прежде всего за счет Самотлора и ряда других уникальных месторождений. Были открыты также богатейшие запасы газа – Уренгой, Ямбург.
Появилась реальная возможность покрыть потребности в валюте для оплаты импорта продовольствия, а также оборудования и технологий за счет вывоза энергоносителей, произвести структурные изменения в топливно-энергетическом балансе и повысить за счет этого эффективность всей экономики, откладывая реформы.
К тому же сложилась исключительно благоприятная конъюнктура на мировых рынках. В 1973 г. произошел первый мировой энергетический кризис, в ходе которого цены на нефть поднялись в 3–5 раз. Решающую роль в этом сыграли решения ОПЕК. Западные страны вынуждены были перестраивать экономику, переходить на энергосберегающие технологии.
Второй мировой энергетический кризис в 1979 г. снова привел к скачкообразному росту цен на энергоносители – в 1,7 раза. К этому времени (1980 г.) СССР уже добывал более 600 млн. т нефти, из которых 119 млн. т экспортировал; газа – более 500 млрд. куб. м, из которых экспортировал 53,2 млрд.
В 1970–1980 гг. физический объем экспорта нефти вырос на 62%, а стоимость – в 3,7 раза. Максимум был достигнут в 1983 г. – 91,1 млрд. долл.
Для справки: наивысшая цена нефти была достигнута в 1982 г. – 248,2 долл. за 1 т, или около 40 долл. за баррель, в 9,2 раза выше цены 1973 г. (24,1 долл. за 1 т). Выручка от экспорта нефти в этот год составила 28,5 млрд. долл. В 1996 г. при цене 135,5 долл. за 1 т (21,5 долл. за баррель) экспорт дал 14,28 млрд. долл. В 1998 г. цена упала до 8 долл. за баррель, в 5 раз меньше цены 1982 г.
Мировая цена на газ в 1982 г. была равна 141,15 долл. за 1 куб. м, максимального значения она достигла в 1987 г. – 194,5 долл./куб. м. В эти годы экспорт газа дал 8,3 и 16,4 млрд. долл. соответственно.
В развитии нефтегазовой промышленности важную роль играли гигантские компенсационные сделки типа "газ – трубы": западные страны давали кредиты, на которые приобретались трубы, нефтяное и газовое оборудование, а оплата производилась поставками нефти и газа. Правда, ТЭК сам требовал огромных инвестиций, эффективность которых быстро падала. В 1985 г. они вдвое превысили объем 1975 г., а добыча стала снижаться.
За 1965–1982 гг. общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд. долл.
Как отмечает Е. Гайдар*, нефтяные деньги были использованы для выведения душевого ВВП и уровня жизни за тот предел, который может устойчиво поддерживаться при социализме. В итоге и неизбежный кризис, когда он наступил, оказался особенно болезненным.
* Гайдар Е.Т. Аномалии экономического роста. С. 163.

Когда в 1986 г. конъюнктура изменилась и прежняя политика уже стала невозможна, выяснилось, что эти деньги потрачены неизвестно на что, точнее, на импорт продовольствия, ширпотреб, гонку вооружений (строительство Красноярской РЛС и т.п.).
Была возможность вовремя начать структурную перестройку советской экономики, приступить к устранению ее основных деформаций, и тогда к середине 1980-х гг. можно было иметь народное хозяйство, подготовленное к неизбежным переменам, которые вследствие этого были бы намного менее болезненны. Это видно на примере Венгрии, Чехословакии, отчасти Польши, где ко времени рыночных реформ экономика оказалась существенно более сбалансированной и подготовленной.
В дискуссиях вокруг реформ у нас зачастую выдвигался тезис (Ю.В. Яременко): сначала надо было перестраивать структуру экономики, а затем либерализовать цены, приватизировать и т.д. В нем есть известная логика. Однако если ее придерживаться, то делать это надо было с начала 1960-х, когда и ресурсы были. Время было упущено, ресурсы безвозвратно растрачены. Даже Кувейт оказался умнее, создав на доходы от нефти Фонд будущих поколений. У нас будущим поколениям "кремлевские старцы" оставили гору неразрешимых проблем и горечь новых тяжелых испытаний.
Впрочем, структурную перестройку и тогда, на нефтяные деньги, тоже нельзя было осуществить без реформ. Без рынка, без открытой экономики не было обратной связи, сигналов, позволяющих определить, что и как перестраивать.
Таким образом, нефтедоллары, несомненно, оттянули кризис, но и сделали его более болезненным: падать пришлось с большей высоты. Однако критическая точка приближалась.
Правление Брежнева едва ли не главной своей заслугой считало достижение стратегического паритета с США в военной области. Но когда с начала 1980-х гг. в США стали разрабатывать оружие "звездных войн", политическому руководству от военных и ВПК стали поступать сигналы, что новый виток гонки вооружений СССР не выдержит. Уже они, т.е. силы, которые высасывали соки из экономики, стали обращать внимание на ее слабость. Даже им стало ясно, что основные военно-стратегические проблемы лежат не в самой военно-промышленной сфере, а в том базисе, на котором она строится. Теперь и они присоединились к требованиям реформ.
К этому времени западные страны уже усвоили уроки энергетических кризисов 1970-х гг. и перевели свою экономику на энергосберегающие технологии. Мы время упустили. Конъюнктура на мировых рынках стала меняться, в 1986 г. резко упали валютные поступления от экспорта энергоносителей. При- шлось сокращать импорт (табл. 3.4).


Правда, импорт инвестиционных товаров сократился меньше, а по некоторым видам оборудования, а также по мясу и мясопродуктам наблюдался рост. Однако в целом картина выглядит достаточно убедительно: нефтяной Клондайк кончился как раз тогда, когда новое руководство дозрело до реформ. Пышки достались одним, а шишки – другим.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com