Перечень учебников

Учебники онлайн

4.1 Политика ускорения

В марте 1985 г. на пост генсека вместо умершего К. У. Черненко избирается молодой М.С. Горбачев. Обществом это было воспринято как победа политики перемен над продолжением застоя, который олицетворяли конкуренты Горбачева Г. В. Романов и В. В. Гришин – сторонники жесткой линии.
Мобильность, свободная речь без бумажки, обнадеживающие слова – все это сразу придало Горбачеву популярность, снискало поддержку интеллигенции. Но в области экономики у нового лидера не оказалось в запасе продуманного плана реформ. Только получив власть, он занялся его проработкой.
Первые же шаги в этой области были, можно сказать, импульсивными.
Шаг первый – борьба с алкоголизмом, предложенная Е.К. Лигачевым, новым членом Политбюро, бывшим первым секретарем Томского обкома КПСС, где был накоплен определенный опыт антиалкогольной кампании.
Надо сказать, что к тому времени в застойном Советском Союзе алкоголизм представлял огромную опасность: в силу комплекса исторических, социальных, экономических причин население активно спивалось. Пожалуй, наиболее красочно об этом рассказано Венедиктом Ерофеевым в книге "Москва–Петушки" и А.А. Зиновьевым в "Зияющих высотах". "Водка да хвост селедки", "Веселие Руси есть питие", – под этими лозунгами происходило повышение смертности среди мужчин в трудоспособном возрасте.
Так что нельзя сказать, что борьба с алкоголизмом была несвоевременной. Но как ее вести? Не имея возможности устранить социально-экономические корни пьянства, новое руководство КПСС пошло по пути кампании андроповского типа: запреты продавать спиртное, выкорчевывание виноградников в районах исконного виноградарства и виноделия, ханжеский отказ от подачи шампанского и вин на официальных приемах – все это вызвало в итоге реакцию отторжения.
Для нас наиболее интересны экономические и финансовые последствия антиалкогольной кампании, с которыми по обыкновению партийное руководство не привыкло считаться.
В преддверии реформ забота о финансовой сбалансированности должна была бы выдвинуться на первый план. Но этого не случилось. Известно, что доходы от продажи алкоголя были одной из главных опор советского бюджета, давая до 15% поступлений. Министр финансов В.Ф. Гарбузов, два десятилетия правдами и неправдами обеспечивавший сбалансированность бюджета в условиях застойной советской экономики, предупреждал о рискованности этого плана, но его сочли консерватором и отправили на покой.
На июньском (1987 г.) Пленуме ЦК М.С. Горбачев докладывал, что в 11-й пятилетке (1981–1985) поступления налога с оборота от продажи алкогольных напитков достигли 169 млрд. руб., тогда как в 8-й пятилетке (1966–1970) они составляли всего 67 млрд. руб. Важно, однако, то, что в 1986–1987 гг. доходы бюджета от торговли алкоголем упали на 10–15 млрд. руб. в год, или на 3–4% всех бюджетных доходов. И это происходило при том, что одновременно стали падать доходы от экспорта нефти. Я бы сказал, что антиалкогольная кампания была первым роковым шагом к будущему финансовому кризису (см. табл. 4.1,4.2).


Источник: Народное хозяйство СССР в 1990 году. М.: Госкомстат СССР, 1991. С.132.

По оценкам, в 1990 г. произведено 150 млн. дал самогона против 160 млн. дал в 1984 г. – явная недооценка. Потери бюджета достигли максимума в 1987 г.
Шаг второй – политика ускорения. Суть ее примитивна: если до сих пор был застой и это выражалось прежде всего в снижении темпов роста экономики, то теперь застой надо преодолеть и, стало быть, темпы роста поднять. Экономисты говорили, что для этого нужны реформы. Правда, надо признать, что тогда никто из них не предупреждал о том, что реформы первым делом могут вызвать спад, кризис или распад системы. Исходная посылка состояла в том, что какими бы ни были реформы, они все равно будут проходить в рамках» социалистической плановой системы, в закрытой экономике и максимум, что могут дать, это – как в Венгрии, ГДР или Польше – поднять темпы роста до 5–7% в год. При этом, используя методы планирования, можно осуществить структурный маневр, который уменьшил бы диспропорции в экономике и дал бы импульс ее росту на основе повышения эффективности. Таковы в общем виде были взгляды А. Г. Аганбегяна, который на первых шагах был привлечен М.С. Горбачевым в качестве экономического советника. Ему же приписывают авторство в политике ускорения. Справедливости ради надо сказать, что подобные взгляды разделялись большим отрядом советских экономистов, в том числе весьма видных (А.И. Анчишкин, Ю.В. Яременко). Они мыслили категориями правильных пропорций, которые может менять Госплан. А больше все равно не позволят.
По мнению А. Г. Аганбегяна, отставание с ростом инвестиций объяснялось недостаточным объемом производства инвестиционных товаров, прежде всего машин и оборудования*. Поэтому плановые инвестиции надо было прежде всего направить в машиностроение, обеспечить его переоснащение, а затем на этой основе – обновление всего производственного аппарата на современной технологической базе. Это дало бы повышение эффективности и позволило бы мобилизовать резервы для роста в долгосрочной перспективе.
* Аганбегян А.Г. Предисловие // Бирман А.М. Указ. соч. С. 7.

Резервы же совершенствования управления (а к ним относились и реформы, и укрепление дисциплины) рассматривались как фактор временный, среднесрочного действия, позволяющий достичь ускорения в течение 3–5 лет.
На этой теоретической базе и был выдвинут лозунг ускорения. Характерно, что при этом интерес верхов к начатым прежде экономическим экспериментом поубавился. Хотя по видимости все развивалось, масштабы экспериментов расширялись, начинались новые, но уже в конце 1985 г. те, кто непосредственно занимался экспериментами, почувствовали, что высшее руководство не относится к ним серьезно, не рассчитывает на успех.
Добро бы речь шла об анализе полученных результатов и о выводах из этого анализа – что нужно делать иначе, от чего отказываться. А то просто как бы начали и бросили. На смену же вернулись методы административного давления с целью увеличения валовых показателей. Ведь ускорение! А оно, теоретически выглядя вполне респектабельно, в практике командной экономики оборачивалось накачками начальников дать больше выполнения плана по валу. И опять предприятиям приходилось заниматься уже порядком забытым делом – производить и сдавать на склад неукомплектованную продукцию, на которую нет заказов.
Благодаря этим испытанным методам партийного руководства хозяйством ускорение все-таки было достигнуто. Темпы прироста промышленного производства в 1985–1986 гг. составили в среднем 4,4% против 1–2% за предыдущие два года, в сельском хозяйстве – 3%. Цена – новая волна разбазаривания ресурсов.
Полагаю, подлинная цена подобных "успехов" была хорошо известна тем, кто их добивался. Ускорение в пропагандистском плане также стало давать негативный эффект, превратившись очень скоро в предмет насмешек и анекдотов. Нужны были новые, неординарные действия

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com