Перечень учебников

Учебники онлайн

Битва по поводу обязательных отчислений

Как мы уже отмечали, расходы на здравоохранение составляют 11% валового внутреннего продукта в США и 7% в Великобритании. Но эти две цифры несопоставимы. Действительно, расходы на здравоохранение в США в основном частные, а в Великобритании общественные; Маргарет Тэтчер не удалось приватизировать общественную систему здравоохранения. С общеэкономической точки зрения, в США расходы системы здравоохранения не имеют значения, поскольку финансируются потребителями. Нет никакой проблемы в том, чего люди покупают больше: здоровья, путешествий, одежды или мебели. Напротив, британская система, будучи в основном общественной (французская система здравоохранения тоже в большой степени является таковой), должна финансироваться за счет обязательных отчислений, составляющих часть общих расходов страны, и ложится грузом на национальную конкурентоспособность.
Именно исходя из этого анализа в начале восьмидесятых разгорелась битва по поводу обязательных отчислений, которая еще далеко не закончилась.
Атака началась с рейгано-тэтчеровской стороны, обязательные отчисления обвинялись во всех бедах; их обвиняли в том, что они ложатся тяжелым бременем на предприятия, лишают людей стимула к проявлению личных усилий, ослабляют конкурентоспособность компаний и национальных экономик. В эпоху европессимизма обязательные отчисления, которые в странах БЭС были выше, чем в США, были представлены как непосильный груз, под которым сгибалась Европа и который мешал ей сражаться на равных на беспощадном ринге международной торговли. Сегодня, несмотря на слабое уменьшение обязательных отчислений, общая тенденция вернулась к еврооптимизму.
Нужен ли суд над обязательными отчислениями? Разве не показывают экономические успехи рейнских стран в соединении с их социальными достижениями, что проблема сложна и что недостаточно утверждать, будто чем меньше налогообложение в стране, тем больше процветает ее экономика? Наряду с уровнем обязательных отчислений нужно учитывать их структуру.
Напомним исходные характеристики проблемы. Обязательными отчислениями являются налоги, сборы, общественные взносы, идущие на финансирование коллективных расходов. С конца Второй мировой войны, по мере того как в Европе устанавливался тип государства — всеобщего защитника, которое как бы играло роль Провидения, обязательные отчисления выросли в значительных масштабах. Необходимо было финансировать возросшее вмешательство государства в растущее расширение социальной защиты. Этот рост был настолько быстрым и значительным, что некоторые экономисты, например Вагнер, предвидели, что при таком темпе роста общественных расходов и общественных поступлений эти последние станут превышать национальное богатство. Это означало, что тяжесть общественных административных органов, давящая на экономику, была обречена на бесконечный рост — до 100%. Прогнозировалась «ползучая» коллективизация...
В ответ на возможность такого развития, которое, казалось, выводило, по выражению Фридриха фон Хайека, «на дорогу рабства», либеральные экономисты никогда не переставали критиковать излишний груз обязательных отчислений, которые могут дать результат, обратный ожидаемому. Например, всем известна знаменитая кривая американского экономиста Лаффера, показывающая, что налоговый доход снижается за пределами определенной налоговой ставки. Говорят, что «слишком большой налог убивает налог». Под этим подразумевают, что при излишне высоких налогах у налогоплательщиков пропадает стимул работать больше, поскольку дополнительные доходы у них конфискуют.
На основе этой критики развилось целое экономическое течение, оказывавшее в восьмидесятые годы всерастущее политическое влияние, что привело к проведению многочисленных налоговых реформ. Великобритания и Соединенные Штаты резко сократили налоговые ставки на доходы и на компании. Франция начала сдерживать, а затем и сокращать обязательные отчисления. В Швеции, Германии, Нидерландах либеральные правительства также занялись осуществлением подобных реформ.
Аргументация, направленная против обязательных отчислений, содержала большую долю истины, особенно для стран Европы, отмеченных социал-демократией. Действительно, уровень отчислений в Швеции и Великобритании стал так высок, что он опасно давил на экономику и общество в целом. Мы помним, что некоторые англичане или шведы из числа наиболее динамичных и творческих, как например режиссер Инг- мар Бергман, предпочли покинуть родину. Отчисления были не только слишком высоки, они породили настоящую налоговую инквизицию, почти полицейский налоговый режим, создавая в стране тяжелую атмосферу подозрительности. Кро-ме того, собственно налоговый аппарат грозил стать сложной бюрократической машиной, дорогой и неэффективной, что сказывалось на КПД самого налога, и деньги налогоплательщиков отчасти растрачивались впустую.
В то же время очевидно, что слишком высокие налоги наносят вред конкурентоспособности предприятий в момент, когда международная конкуренция становится жестче. Как некоторые налогоплательщики покидают свою страну, так и некоторые предприятия (например, текстильные и электронные) прибегают к делокализации части своих активов, чтобы найти за пределами национальных границ более приемлемые фискальные и социальные условия.
Таким образом, критика обязательных отчислений частично оправданна, но авторы этой критики зашли слишком далеко. Экономическая библия восьмидесятых годов сочла чуть ли не делом дьявола обязательные отчисления, возложив на них ответственность за все экономические трудности. Она сосредоточилась, как на навязчивой идее, на их уровне; при этом проводимый анализ был довольно близорук. Устанавливать механическую связь между уровнем обязательных отчислений и эффективностью какой-либо экономики — неверно. Чтобы убедиться в этом, достаточно поразмыслить над некоторыми цифрами. В США уровень обязательных отчислений составляет 30% валового внутреннего продукта по сравнению с 44 во Франции, 40 в Германии и 52% в Швеции.
Япония стоит особняком, ее показатель по обязательным отчислениям составляет 29%, и в этом отношении она ближе к США, но если Японию приводят в пример сторонники либеральной экономики, то это невпопад и по трем причинам:
1) при сходной демографической структуре, т. е. при той же пропорции пожилых людей, этот показатель достиг бы 32%;
2) большая часть пенсий не входит в эту цифру, так как они выплачиваются не общественными органами, а из частных фондов, не входящих в расчет обязательных отчислений;
3) наконец, даже в Японии уровень обязательных отчислений в течение двадцати лет постоянно растет

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com