Перечень учебников

Учебники онлайн

Стремление жить настоящим

Интеллектуальный контекст восьмидесятых годов оказался особенно благоприятным для этого аспекта неоамериканской модели. Действительно, восьмидесятые были сначала годами всеобщего кризиса систем мышления, апофеозом индивидуализма и отношения ко всему как к игре, триумфом того, что Жиль Липовецки называл «эрой пустоты». Это такое «видение мира», когда «остается поиск только собственного „я", только собственного интереса, экстаз личного освобождения, одержимость плотью и сексом» и где «существуют гиперинвестиции в частное, а следовательно, опустошение общественного пространства». (L'Ere du vide. Gallimard. 1986). В этой обстановке разочарования и утрированного индивидуализма неоамериканская модель предлагает простую и сильную идею, «библию», столь же обнадеживающую, как марксистский катехизис в прошлом. Немедленное извлечение максимальной прибыли, максимизация личного интереса;
систематическое предпочтение краткосрочности; пренебрежение к любому коллективному проекту.... Это не считая беспардонной логики, скрытого цинизма и манипуляции средств информации, которые в конце концов могут сделать эту импортированную версию неоамериканской модели похожей на коммунистическую модель, над которой она одержала верх.
Как бы то ни было, согласно представлению ее средствами массовой информации, эта модель совпадает по фазе с духом времени. Культ выгоды любой ценой обладает преимуществом грубой простоты и ясности, преимуществом тем более мощным, что оно в качестве единственной новой вехи блестит в тумане неуверенности и смятения, куда погружается наша эпоха вследствие утраты традиционных моральных ценностей.
Легитимизация личного успеха, мифологизация «победителя» льстят обществу, основанному на индивидуализме. Приоритет краткосрочности, отношение ко всему с позиции «после меня хоть потоп», беззастенчивое пользование кредитом и обрастание долгами довольно полно соответствуют гедонизму момента: очевидно, что в периоды морального или философского разочарования, когда каждый больше обращен к настоящему, чем к будущему, нелегко доказать необходимость сбережений или значение долгосрочности. И в итоге, когда все другие «законы» и всякая форма коллективной упорядоченности взяты под сомнение, то остается закон джунглей, не правда ли? Это напоминает возврат «к основам деятельности» после краха идеологий. Успех культа прибыли в восьмидесятые годы измеряется ростом числа его святилищ. Никогда еще не строили столько бизнес-школ, священные книги которых комментируют ту же новейшую библию, символом которой является Первая школьная награда за отличные успехи (Le Prix de Vexcellence. InterEditions. 1983). Где применить эти отличные успехи, эти отличные знания? Там, где можно добиться прибыли! А для чего добиваться прибыли? Только не задавайте этого вопроса, так как вы немедленно будете исключены из святилища за то, что поставили под сомнение первую статью нового кредо: конечная цель прибыли — прибыль. По этому пункту нет снисхождения. Категорическим императивом является устранение «философского» вопроса о конечной цели и сосредоточение на изучении технических средств. Изучается прежде всего новый синтез американского капитализма: «настоящее для прибыли и прибыль для настоящего».
В преподавании экономической системы, возведенной в основной принцип общества, часто используется следующий софизм: все, что преуспевает, — эффективно, все, что эффективно, — верно, следовательно, все, что преуспевает, — верно.
В настоящее время ощущается отлив этих распространенных, отмеченных печатью цинизма идей, которые в восьмидесятые годы праздновали свой успех. Кажется, что рассеивается туман опьянения и успехом управления, не отягощенного укорами совести, и эффективностью, слишком уверенной в себе. У менеджеров снова в моде этика, отмечающая пределы вчерашнего утилитаризма. Ветер перемен дует к нам из Америки. Я настаиваю на том, что нужно подчеркнуть данное обстоятельство по двум причинам. Во-первых, всякая идея, «сделанная в Америке», — это заранее проданная идея, особенно во Франции. Бели у данной книги есть цель, то это цель — доказать, что отныне капитализм может способствовать прогрессу общества только при условии соблюдения этики, правил международного права. Во-вторых, американский народ принимает этику всерьез, чего нельзя сказать в целом о латинских странах.
Поприветствуем мимоходом французских авторов, составляющих исключение, среди которых социолог Филипп д'Ири- барн (La Logique de Vhonneur. Gestion des entreprises et traditions nationales. Ed. du Seuil. 1989)

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com