Перечень учебников

Учебники онлайн

47.1. ДИНАМИКА ЖИЗНЕННОГО УРОВНЯ И ПРИНЦИПЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ДОХОДОВ

Ни одно выступление сколько-нибудь значительного политического деятеля сейчас не обходится без констатации того факта, что надо во что бы то ни стало остановить снижение уровня жизни народа. Но, как известно, подавляющая часть россиян все глубже вползает в бедность, если не сказать в нищету.

Начнем с банальностей. Законы экономики не обойдешь. Поэтому нельзя надеяться на подъем уровня жизни основной части народа без нормализации хозяйственных процессов и преодоления кризиса производства. Если быть объективным, то главная социальная задача всех последних лет ? не допустить падения уровня жизни ниже той критической черты, после которой неизбежны массовое обнищание, физическая и духовная деградация людей. К концу 2002 г. в России доходы 40% населения ? ниже прожиточного минимума.

В этих условиях необходимо, во-первых, четко определиться с теми группами, которым в наибольшей степени угрожает опасность нищеты, и, во-вторых, перераспределить в их пользу те общественные средства, которые в настоящее время идут на социальные цели.

Экстремальность ситуации легко развеивает рыночный романтизм и иллюзии о «райской жизни» при капитализме. А с позиции науки: о возможностях скачкообразного перехода к нормальной (с точки зрения мировых критериев) социальной политике. Значительные общественные усилия (и средства) должны быть направлены на создание дополнительных условий для того, чтобы те, кто может работать, пополняли свой бюджет собственным трудом. Поэтому требуется приоритетная государственная поддержка следующих систем:

• общественных работ (в основном жилищное и дорожное строительство) для безработных и тех, кто неудовлетворен своей заработной платой;

• подготовки и переподготовки людей на не занятые еще вакансии в государственном секторе экономики и обучение их навыкам предпринимательской деятельности, что будет способствовать созданию новых рабочих мест;

• поощрения трудовой деятельности инвалидов и женщин с детьми.

Несмотря на то, что все последние годы правительством заявлялась необходимость проводить адресную социальную политику, до сих пор нет ясной картины того, как и за счет чего живут сейчас различные слои населения. К фиксации тех быстрых изменений уровня доходов, которые стали происходить в последнее время, оказались неготовыми ни статистические, ни налоговые органы. В результате как достоверной, так и более или менее полной информации о положении россиян практически нет. Это существенно снижает, а зачастую и сводит к нулю эффективность многих проводимых мероприятий по социальной поддержке населения, так как помощь, в конечном счете, не доходит до тех слоев, которые в ней наиболее нуждаются.

Что можно было бы сделать для улучшения ситуации?

Кардинальное решение данного вопроса заключается в решении ряда проблем.

Первая проблема заключается в переходе на заявительскую систему оказания социальной помощи. Это единственно возможный подход к созданию действительно адресной социальной защиты. Но кто возьмет на себя тот колоссальный объем работы с людьми, который связан с заявительской формой? Ответ один: местные власти, для которых социальная политика должна бы быть приоритетным полем деятельности. На местах для этого, конечно, потребуются концентрация людей и ресурсов, перестройка работы органов социальной защиты.

Вторая ? необходима реформа российской бюджетной системы, с тем, чтобы большая часть налоговых и прочих поступлений в бюджет оставалась на областном уровне, а в центр перечислялись средства на строго определенные общенациональные цели. Многие регионы со своими нынешними худосочными бюджетами просто не в состоянии взять на себя основную тяжесть финансирования социальных программ.

Третья проблема ? давно назрел пересмотр существующей системы денежных выплат и компенсаций. Ее коренным пороком является громоздкость, что неизбежно приводит к безадресности. Так, к примеру, до 1999 г. ежемесячное пособие на ребенка получали все семьи, независимо от уровня получаемого дохода. Эта мизерная сумма (70% минимальной оплаты труда) не имеет никакого значения для положения семьи даже со средним благосостоянием (среднемесячная зарплата по России уже перевалила за 2-тысячный рубеж), а вот для бедных семей они явно недостаточны, чтобы обеспечить детям сколько-нибудь сносное существование. Другим вопиющим примером является дотация на содержание жилищно-коммунального хозяйства, предоставляемая гражданам в виде скидок с квартплаты пропорционально занимаемой площади жилья и числа членов семьи, а не материального положения.

Выход видится прежде всего в том, чтобы при предоставлении социальной помощи использовать критерий среднедушевого дохода семьи. Даже в развитых рыночных странах действует специальная система распределения предметов первой необходимости и вспомоществования для неимущих и социально уязвимых слоев. Это и предоставление особых талонов для бесплатного или льготного приобретения продуктов питания, одежды и обуви, и скидки к ценам на товары и услуги, и сеть особых общепитовских точек, и бесплатное питание детей в школах, и дешевое муниципальное жилье для бедняков, и т. п. В России есть отдельные разрозненные элементы такой системы, но они пока бессвязны и далеко не соответствуют тому масштабу материальной необеспеченности, которая у нас есть.

Для решения этой проблемы требуются целенаправленные координирующие усилия как центра, так и регионов, где в основном и должна функционировать эта система распределения.

Четвертая проблема ? требуются новые подходы к проблеме установления минимальных размеров пенсии и заработной платы. Сейчас эти два важнейших параметра уровня жизни меняются исходя из сиюминутных, зачастую популистских, соображений и тем самым еще более усиливая недовольство в стране.

Как минимальная пенсия, так и минимальная оплата труда должны обеспечивать их получателям хотя бы прожиточный минимум. Эта простая мысль, однако, осуществима лишь в высокоразвитой, нормально функционирующей экономической системе. Нам пока еще до такого состояния очень и очень далеко. Поэтому любая прибавка сверх уровня, оправданного состоянием экономики, ведет лишь к очередному инфляционному скачку.

Оценки показывают, что в настоящее время наше общество может обеспечить минимальную пенсию на уровне не более 80% от прожиточного минимума пенсионера и минимальную зарплату на уровне не более 50% от прожиточного минимума работника. Если говорить точнее ? это то, что может быть гарантировано соответствующими решениями Государственной Думы и Правительства. При этом на местах, в пределах собственных экономических возможностей, могут устанавливаться надбавки к общенациональным уровням минимальных выплат, которые позволят приблизить их к прожиточному минимуму. В том же самом направлении могут работать и отраслевые тарифные соглашения между работодателями и трудящимися.

Пятая проблема ? приостановить слишком быстрый процесс роста имущественной дифференциации. В экономически развитом обществе различия в уровне жизни достаточно большие. Однако там между 10% населения, располагающимися наверху (богачи), и нижними 10% (бедняки) разница в доходах составляет не более 5?6 раз. У нас она уже достигла, по официальным данным, 14 раз. Причем нижние 10% в буквальном смысле борются за выживание. Для стран «третьего мира» такое соседство хижин и дворцов вполне обычно. Но в России, приученной на протяжении последних десятилетий к эгалитаризму (партийная номенклатура старательно скрывала свое благосостояние от общества), появление нуворишей, подкатывающих на «Мерседесах» к дорогим магазинам, в любой момент может взорвать общественную стабильность и окончательно «похоронить» надежду на благополучие российских реформ.

Что же можно предпринять, чтобы предотвратить очередную акцию под девизом «грабь награбленное»?

Прежде всего требуется существенный пересмотр в сторону ужесточения налогообложения высоких и особенно сверхвысоких индивидуальных доходов. На сборе налогов надо сконцентрировать усилия не только в зародыше налоговой полиции, но и традиционных правоохранительных органов. В США в свое время к налоговой службе была подключена ФБР. Уклонение от уплаты налогов должно стать одним из самых суровых уголовно наказуемых деяний.

Назрела идея заключения договора между законодательной и исполнительной властью, с одной стороны, и предпринимателями как вновь нарождающимся классом ? с другой. Наши деловые люди (имеется в виду их цивилизованная часть) страдают не только от несовершенства законов и произвола чиновников, но и от того, что они отодвинуты на задворки политики. Ни Президент, ни Правительство, ни парламент не привлекают представителей предпринимательства для выработки решений ? даже тех, что связаны с условиями для развития бизнеса в России. А ведь наши деловые люди могли бы очень многое сделать для страны, если бы к ним относились как к полноценным партнерам политического процесса

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com