Перечень учебников

Учебники онлайн

45. Инфляция в современной России.

1. Спад производства. Очевидно, что номинальная заработная плата не является гибкой с точки зрения ее понижения, особенно во время спада производ-ства. В основном это связано с сильной организованностью наемного труда, в том числе из-за огромного влияния профсоюзов, так как профсоюзы создают монополию на цены на наемный труд, что отрицательно влияет на экономическую систему, как, в прочем, и отрицательно влияют на нее и прочие монополии. Так же это связано и с человеческой психологией: работник волей-неволей часто соглашается со снижением реальной зарплаты, лишь бы не понизилась его номинальная зарплата. Это происходит из-за того, что снижение реальной зарплаты не так очевидно и понятно рядовому наемному рабочему, как снижение номинальной зарплаты. Исходя из вышеизложенного очевидно, что отношение объема денег, “охотящегося за товарами”, к суммарному продукту меняется во время спада (номинальные доходы практически не меняются, а предложение товаров на рынке сильно сокращается), появляется избыток денег, и, соответ-ственно, поднимаются цены. Но на этом все не останавливается. Описанный механизм роста инфляции продолжает работать и далее, так как в ответ на повышение цен трудящиеся прилагают все усилия для поднятия своего номинального дохода в надежде поднять и реальный доход. Таким образом доходы снова увеличиваются, и опять возникает превышение спроса над предложением, и опять поднимаются цены. И так происходит до тех пор, пока увеличение доходов не синхронизируется с увеличением предложения товаров. Нестабильность увеличивается и за счет неравномерного роста доходов у различных групп населения и в разных отраслях промышленности. Очевидным примером может служить ситуация, сложившаяся в России к концу восьмидесятых годов и продолжающая иметь место быть и по сей день. Из-за спада производства появилась значительная разница между спросом и предложением, начали расти цены. Соответственно реальный доход людей понизился, особенно у людей с фиксированным номинальным доходом. Далее люди начали требовать поднятия номинальных зарплат, и требования работников ключевых отраслей были выполнены (вспомните хотя бы нашумевшие забастовки угольщиков). Таким образом, поскольку отрасли ТЭК являются одними из главнейших в нашей стране
( продукция ТЭК составляет наибольшую часть экспорта России, а так же ТЭК считается базовой частью народного хозяйства ), то доходы работающих в ТЭК стали расти существенно быстрее, чем, например, доходы работающих в отраслях приборостроения. Приведу следующие статистические данные.
На данном графике отражены средние зарплаты рабочих и служащих в среднем по всему народному хозяйству (Total), по нефтяной отрасли (Oil ind.) и по приборо-строению (Tech). За единицу была принята средняя зарплата по всему народному хозяйству, а прочие величины выражены через нее. Здесь очевиден разрыв в доходах различных групп людей, порождающий особую степень инфляционных последствий. Ведь очевидно, что работающие в нефтяной промышленности “давят” на цены чрезвычайно высоким уровнем дохода в то время, как работающие в приборостроении не могут “угнаться” за возрастающими ценами, хотя, в среднем, работают они столько же.
Из вышесказанного очевидно, что при спаде производства необходимо по крайней мере не повышать, а, скорее всего, понижать зарплаты. Если же все-таки популизм одержал верх и производится регуляция доходов (в данном случае зарплаты), то она должна проводится одинаково для всех групп населения. В противном случае будет наблюдаться спиральное ускорение инфляции с тяжелыми социальными последствиями.
2. Отсутствие безработицы. В настоящее время безработица в России существует, однако ее масштабы оказались намного меньше предполагаемых. Сам по себе этот факт способствует социальной стабильности. Но с экономической точки зрения не все так хорошо. Давно отмечена обратная зависимость между уровнем безработицы и темпом изменения номинальной ставки процента заработной платы: если спрос на труд велик, то предприниматели повышают ставки зарплат с целью привлечения рабочей силы и, наоборот, в условиях безработицы предприниматели проводят более жесткую по отношению к наемному труду политику по ограничению ставки заработной платы. Эта зависимость выражается кривой Филипса:
Правительству иногда приходится выбирать между двух зол: безработицей и инфляцией. Кейнсианцы предлагают высокую инфляцию, но низкую безработицу. Если правительство настраивается на первостепенное уменьшение безработицы, оно начинает по рекомендациям Кейнса формировать новые рабочие места. Это увеличивает потребительский спрос, а значит и цены. Поэтому расплатой за социальную стабильность становится инфляция. При нарастании инфляции стабилизационные программы (допустим у другого правительства) должны ориентироваться на первоочередное снижение инфляции. Для этого проводится политика ограничения спроса, что не может не сказаться на свертывании объемов производства. А в этом случае следствие может быть только одно - рост количества безработных. То есть консерваторы предлагают низкую инфляцию и высокую безработицу. С другой стороны низкая инфляция создает благоприятный климат для инвестиций и, соответственно, для развития промышленности. Безработица заставляет людей улучшать “качество труда”. С другой стороны высокая инфляция “убивает” инвестиции и, соответственно, делает невозможным рост национального продукта, одновременно усиливая саму себя и снижая уровень жизни. Очевидно, что при каком-то соотношении инфляции с безработицей будет достигнут наилучший результат. Только в какую сторону должен быть “крен” - в сторону безработицы или инфляции? В долгосрочной перспективе, мне кажется, крен должен быть в сторону снижения инфляции. Однако российское правительство (а в данной ситуации мы можем говорить о нем как о сильнейшем регуляторе, так как наибольшая часть наемного труда в России работает на государство, по крайней мере до недавнего времени) выбрало социальную стабильность на краткосрочном интервале, “накренив” баланс в сторону сокращения безработицы, то есть первый вариант. Искусственное реанимирование рабочих мест, субсидирование предприятий, находящихся на грани банкротства взвинчивает потребительский спрос по сравнению с предложенной товарной массой и приводит к нарастанию инфляционных оборотов.
Здесь очень трудно сказать, что надо делать для устранения этой причины инфляции, и не ясно, что хуже - высокая инфляция или высокая безработица. Однако наверняка снижение инфляции повлечет развитие индустрии и приведет к созданию дополнительных рабочих мест. Низкая же безработица вряд ли повлияет на снижение инфляции. Нужен точный расчет курса движения страны между инфляцией и безработицей при наименьших потерях народного хозяйства.
3. Слабая государственная власть и политическая нестабильность создают чрезвычайно неблагоприятный климат для инвестиций и для долгосрочной производственной предпринимательской деятельности. Наличие слабого прави-тельства, общей нестабильности в обществе, недоработанности законодательства, плохого функционирования правоохранительных органов отрицательно влияет на общую обстановку в экономической системе: отсутствие инвестиций из-за их рискованности, особенно долгосрочных инвестиций в фондоемкие производства, нежелание населения делать сбережения, вывоз капиталов за рубеж, сокращение предпринимательской деятельности в области производства, наращивание доли спекулятивной деятельности и так далее.
4. Монополизация. В 1988 году в СССР 89% наименований продукции выпускалось на 1-3 предприятиях, 87% всей номенклатуры машиностроительных отраслей производилось на одном предприятии. В классической литературе утверждается, что монополии не могут существовать долго, принося высокие прибыли, а ведь прибыли монополии получают за счет безнаказанного взвинчи-вания цен. Ведь естественная монополия остается естественной при условии, что предельная прибыль столь низка, что фирма может выжить только за счет масштабов. Если же прибыли поползут вверх, то появятся желающие разделить рынок. При закрытой монополии в условиях демократии наверняка появятся лоббисты, желающие демонополизировать данную область с целью получения возможности “пристроиться” рядом. При открытой монополии тоже велика вероятность появления конкурентов, если, например, будет разработан товар-собститут или произойдет что-то еще. Но для появления конкурентов нужны “вложения” в лобби, затраты на разработку и первоначальное инвестирование в производство товаров-собститутов. А в России пока еще даже не закончился процесс накопления капитала, а накопленный капитал пока что, в современных условиях, вкладывают в краткосрочные проекты или в уже устоявшиеся, испытанные предприятия. Поэтому то до сих пор ВАЗ и ГАЗ являются монополистами. Интересно, что можно выделить новую подгруппу монополий, которая так сильно проявляется сейчас в России - монополия, остающаяся таковой из-за отсутствия стартового капитала у потенциальных конкурентов. То есть, предпосылок как таковых для продолжения монополии нет - пожалуйста, приходи и производи, но некому прийти и не на что строить и производить. В основном это касается отраслей, требующих больших первоначальных капитальных затрат, да и вообще любых больших затрат.
Итак, монополии имеют хорошую возможность повышать цены, не производя дополнительного продукта, а поскольку из ничего чего не бывает, то это завышение цены порождает инфляцию. Поэтому необходимо прилагать усилия для демонополизации экономики, учитывая особенности “наших” монополий.
5. Дефицит госбюджета. Дефицит госбюджета - традиционный источник инфляции. Во все времена правительства прибегали к инфляционным источникам покрытия дефицита госбюджета в кризисных ситуациях. В основном это выража-ется в выпуске новых денег, что влечет увеличение денежной массы, и, как результат, инфляцию. В России к денежной эмиссии прибегали начиная с того момента, когда появились бумажные ассигнации (при Екатерине II). Все последу-ющие войны покрывались за счет эмиссий - увеличения денежной массы, а все мирное время пытались уменьшить денежную массу.
Первый график отражает рост дефицита госбюджета во время Крымской войны (1853-1856) с 32.1 млн. Рублей до 265.8 млн. рублей. Второй график отражает рост цен за этот период времени в процентах к ценам 1855 года. Good#1 - пшеница; Good#2 - рожь; Good#3 - шерсть; Good#4 - сахар. То есть инфляция и бюджетный дефицит - брат и сестра.
Уменьшением этих “родственников” в 19 веке и занимались великие реформаторы финансов в России - Е.Ф.Канкрин, М.М.Сперанский, Н.С.Мордвинов, С.Ю.Витте, В.Н. Коковцев. Их главной целью было установление бездефицитного бюджета при неинфляционных источниках его обеспечения (из налогов, казны, займов и т.д.). В основном это им не удавалось, хотя были случаи бездефицитного бюджета.
С другой стороны многие страны покрывают дефицит бюджета за счет эмиссии, но не терпят такой инфляции. Все дело в том, что влияние на ситуацию определяется размерами эмиссии, т.е. отношением размеров эмиссии к внутреннему национальному продукту. К примеру, в США каждый год происходит эмиссия денег, однако это аргументируется необходимостью покрытия роста национального продукта, а также это делается для порождения “стимулирующей” инфляции. 6. Ускорение обращения денег. Как уже говорилось, в период сильной инфляции и проведения жесткой финансовой политики обращение денег убыстря-ется, так как обладатели денег стараются быстрее их потратить, происходит бегство от денег (инфляционные ожидания). Если обратиться к классической теоретической модели экономической системы кругооборота доходов и продуктов, то это выра-жается в увеличении всех потоков, кроме инвестиционных фондов, расходов на инвестиции, сбережений и чистого притока капитала. Исходя из уравнения обмена MV=PY , при увеличении V-скорости обращения и Y-неизменном или падающем реальном национальном продукте, а так же неизменной или растущей денежной массе - М , становится очевидным рост Р - уровня цен.
7. Инфляция издержек. Между отгрузкой продукции с предприятия и закупкой этим предприятием средств на возобновление производства (предметов труда) обычно проходит определенный промежуток времени, иногда значительный промежуток. Поэтому во время сильной инфляции предприятия вынуждены при определении цены продукции включать в нее издержки не в текущих ценах, а в ожидаемых ценах будущих закупок. При ограниченной денежной массе инфляцион-ные ожидания приводят к росту неплатежей. Кредитование предприятий Центральным банком с целью преодоления неплатежей увеличивает денежную массу и, соответственно, увеличивает рост цен. Так же инфляцию издержек порождает рост цен на сырье и энергию, что и произошло с либерализацией цен на энергоносители. В 1993 году оптовые цены на топливо возросли в среднем в 7.3 - 10 раз. Также к инфляции издержек прибавляется и тот факт, что ко времени либера-лизации внешней торговли внутренние цены на энергоресурсы и на продовольствие, а так же на способность к труду (труд) были, чуть ли, не в десятки раз ниже уровня мировых цен. Поэтому цены на такие товары стремительно поползли вверх. Вообще инфляция издержек распространяется по стране как эпидемия.
8. Абсурдная система финансовых отношений России с бывшими республиками. Заметную роль в инфляционном процессе в России сыграла система денежных взаимоотношений России и бывших республик СССР. ЦБР бесплатно обеспечивал наличностью государства, входившие в рублевую зону. Система безналичных расчетов между Россией и бывшими республиками осущес-твлялась через корреспондентские счета ЦБ этих республик в ЦБР. Нехватка средств на корсчетах компенсировалась техническими кредитами ЦБР, предлагаемыми беспроцентно в условиях галопирующей инфляции. По оценке Минфина влияние абсурдной системы финансовых отношений России с бывшими республиками на инфляцию составило примерно 25%. Сокращение рублевой зоны и соответствующая ей практика технических кредитов с 20 апреля 1993 года способствовали, по-видимому, снижению темпов инфляции к концу 94 года.
9. Распад СССР и СЭВ. Неразвитость инфраструктуры торговли, в том числе международной торговли. После распада могучего социалистического лагеря возникла проблема кооперационных связей. Теперь традиционные предприятия-контрагенты оказались в разных государствах, а из-за отсутствия надлежащей инфраструктуры типа быстрой конвертации валюты, разногласий в законодательствах или вообще в отсутствии оного, такие предприятия должны были искать или новых контрагентов, или искать новые пути сотрудничества, которые принимали порой весьма странные или даже комичные формы. Например, одна из китайских текстильных компаний в качестве оплаты долга получила БелАЗ.
10. Рост количества коммерческих банков. Рост количества коммерческих банков привел к мультипликативному расширению денежной массы. Если в 1985 году кроме Сбербанка никаких банков не было, то сейчас количество банков измеряется тысячами, если не десятками тысяч. Однако я не говорю, что банки плохо. Я лишь констатирую факт.
11. Требования социальных компенсаций. Конечно же, социальные ком-пенсации снижают общую напряженность в обществе, но они увеличивают совокупный спрос и увеличивают дефицит государственного бюджета. Именно поэтому действия правительства по выходу из кризиса должны быть быстрыми и четкими, иначе дефицит будет возрастать в прогрессии, а социальная напря-женность все нарастать. Также очевидно, что популизм в решении экономических проблем также неуместен, как и чрезмерное пристрастие к наркозу в медицине.
12. Homo Soveticus. Советскому правительству удалось то, на что эволюции потребовались десятки или сотни тысячелетий. За время хождения в поисках светлого будущего был выведен новый вид людей - Homo Soveticus. В то время, как нормальные люди при нехватке денег ищут дополнительную работу, повышают свою квалификацию, Homo Soveticus идет на митинги и на демонстрации, требуя от правительства хлеба, а по возможности и зрелищ. Этот вид не понимает, что экономика и чудеса - “две большие разницы”. Народ начинает верить в чудеса аферистов, например в дутые коммерческие предприятия коллекционеров бабочек, или в обещания господ и дам, дающих очень властные или очень восточные имена своим организациям. Девиз “Где бы мне работать, да чтобы не работать?” еще жив в сердцах миллионов. Для ублажения подобных групп людей продолжалось субсидирование нерентабельных предприятий, выдача необоснованных компенсаций и тому подобное. Но, похоже, теперь ситуация постепенно меняется в сторону цивилизованного государства,
Также вышеупомянутый тип людей, привыкший к установленной зарплате, не использует такой принцип, как разделение труда. Например, плотник, работающий на себя, до сих пор проводит все выходные на даче, выращивая картошку, хотя за то же время, работая по специальности, он смог бы получить достаточно для покупки картошки и еще бы осталось денег для чего-то другого.
Но, похоже, теперь ситуация постепенно меняется в сторону цивилизованного государства.
13. Недостаточность спроса на продукцию отечественных предприятий. Производство в России сокращалось и из-за того, что при отсутствии сложившихся частных рынков предприятия не в состоянии заменить частными заказами государственные. Ни частный потребительский, ни частный инвестиционный спрос не оказываются эффективными с этой точки зрения. Правительство могло бы стимулировать подъем через восстановление в прежнем объеме госзаказа, но оно против такого решения, потому что это восстановит административно-командное планирование.
Итак, мне кажется, что я в основном перечислил и раскрыл основные причины инфляции в России.
Последние полтора года в России ситуация, как мне кажется, меняется коренным образом. Правительство, во главе с президентом, приняло позицию
жесткого контроля за экономическими процессами в стране. Изменять экономическую ситуацию, согласно интересов небольшой кучки людей стало
намного тяжелее, нежели это было пятью годами раньше. Инфляция приняла
вид «ползущей», и в связи с этим появляются робкие попытки производства
«поднять голову». Население более спокойно относиться к небольшим повышениям цен. Ситуация в стране постепенно стабилизируется.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com