Перечень учебников

Учебники онлайн

17.2. Становление финансовой системы социалистического государства

В теоретическом обосновании экономической платформы большевиков ведущая роль принадлежит В.И. Ленину, глубоко изучившему марксизм, развившему марксизм и превратившему его в практическое руководство к действию.
Марксистский анализ сущности капитала и капиталистического общества послужил базой для вывода, сделанного в «Манифесте Коммунистической партии», первом программном документе коммунистов, — превращении пролетариата в господствующий класс, завоевании демократии:

Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е, пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил1.

«Манифест Коммунистической партии» правомерно рассматривать и как первую финансовую программу коммунистов, так как в нем называются мероприятия, обеспечивающие централизацию в руках пролетариата источников формирования финансовых ресурсов, и дается оценка этих мероприятий как неизбежного средства для переворота во всем способе производства, как средства деспотического вмешательства в право собственности и в буржуазные производственные отношения.
Среди названных мероприятий часть имеет чисто финансовый характер, например, экспроприация земельной собственности и обращение земельной ренты на покрытие государственных расходов, высокий прогрессивный налог, отмена права наследования, конфискация имущества всех эмигрантов и мятежников, централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с исключительной монополией.
В «Манифесте Коммунистической партии» отмечается, что эти мероприятия, экономически кажущиеся недостаточными и несостоятельными, в ходе движения перерастают самих себя, а в «Капитале» К. Маркс подчеркивал, что

кредитная система послужит мощным рычагом во время перехода от капиталистического способа производства к способу производства ассоциированного труда, — однако лишь как элемент в связи с другими великими органическими переворотами в самом способе производства1.

Уже в первой программе Российской социал-демократической рабочей партии, принятой в 1903 г. на II съезде РСДРП, прослеживается преемственность «Манифеста Коммунистической партии» в определении пути достижения цели социальной революции — уничтожения всех видов эксплуатации одной части общества другой, а именно: замене частной собственности на средства производства и средства обращения общественной и введение планомерной организации общественно-производственного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества. Как основное условие демократизации государственного хозяйства выделено требование РСДРП об отмене всех косвенных налогов и установлении прогрессивного налога на доходы и наследства.
Требование отмены косвенных налогов обусловлено их несправедливостью:

... косвенное обложение, падая на предметы потребления масс, отличается величайшей несправедливостью. Всей своей тяжестью ложится оно на бедноту, создавая привилегию для богатых. Чем беднее человек, тем большую долю своего дохода отдаст он государству в виде косвенных налогов. Малоимущая и неимущая масса составляет 9/10 всего народонаселения, потребляет 9/10 всех обложенных продуктов и платит 9/10 всей суммы косвенных налогов, а между тем из всего народного дохода она получает каких-нибудь две-три десятых2
Вкладом В.И. Ленина в развитие марксистской теории и превращение ее в практику руководства социалистическими преобразованиями, в том числе преобразованием финансовой системы, стала его работа «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», написанная накануне Октябрьской революции. В этой работе Ленин дает глубокий анализ катастрофического положения экономики и финансов России и определяет основные меры борьбы, предотвращения катастрофы и голода: контроль, надзор, учет, регулирование со стороны государства:
Для серьезной борьбы с финансовым расстройством и неизбежным финансовым крахом нет иного пути, кроме того революционного разрыва с интересами капитала и организации контроля действительно демократического, т. е. «снизу», контроля рабочих и беднейших крестьян за капиталистами...3.
В И. Ленин убедительно доказывал, что такой контроль может \ быть обеспечен только революционно-демократическими методами, т. е. национализацией банков и синдикатов, отменой коммерческой тайны, введением для богатых чекового обращения, т. е. мерами, дающими возможность государству «действительно контролировать доходы капиталистов, действительно облагать их налогом, действительно «демократизировать» (а вместе с тем и упорядочить) финансовую систему»1.
Неограниченный выпуск бумажных денег — худший вид принудительного займа, ибо он поощряет спекуляцию, позволяет капиталистам наживать на ней миллионы и создает громадные трудности столь необходимому расширению производства, так как усиливается дороговизна материалов, машин и пр. Более всего ухудшается положение рабочих и беднейшей части населения, поскольку ценность денег все быстрее и быстрее падает, а налоги на богачей все больше становятся фикцией, так как утайка доходов охраняется коммерческой тайной.
Основываясь на марксистской оценке сущности финансового капитала и роли банков при капитализме, Ленин настаивает на том, что в условиях, когда банки и крупные отрасли промышленности и торговли срослись неразрывно, для регулирования экономической жизни необходима одновременная национализация банков и синдикатов. Такая национализация и была мерой, которая обеспечивала первые шаги для того, чтобы «вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал». Вторым шагом должна быть отмена коммерческой тайны, поскольку при монополистическом капитализме она делается «исключительно орудием скрывания финансовых мошенничеств и невероятных прибылей крупного капитала»2.
Необходимость отмены коммерческой тайны усиливалась еще и тем, что в условиях империалистической войны, которую вела Россия, крупные фирмы, связанные прямо или косвенно с военными поставками, и банки, ссужающие деньги под операции с военными поставками, наживали неслыханные прибыли систематическим, узаконенным казнокрадством, «именно казнокрадством, ибо иначе нельзя назвать это надувание и обдирание народа «по случаю» бедствий войны, «по случаю» гибели сотен тысяч и миллионов людей»3.
В работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», написанной в первой половине 1916 г. и являющейся глубокой теоретической разработкой вопроса о сущности финансового капитала и роста банков в эпоху монополистического капитализма, Ленин подчеркивает, что с концентрацией капитала и ростом оборотов банка, когда банковские операции вырастают до гигантских размеров,

... оказывается, что горстка монополистов подчиняет себе торгово-промышленные операции всего капиталистического общества, получая возможность—через банковые связи, через текущие счета и другие финансовые операции — сначала точно узнавать состояние дел у отдельных капиталистов, затем контролировать их, влиять на них посредством расширения или сужения, облегчения или затруднения кредита, и, наконец, всецело определять их судьбу, определять их доходность, лишать их капитала или давать возможность быстро и в громадных размерах увеличивать их капитал и т. п.1

Тем самым банки приобретают универсальный характер финансовых институтов, работающих на промышленность.
Вот почему значение национализации банков — в том, что государство, а не горстка монополистов

впервые получило бы возможность сначала обозревать все главные денежные операции, без утайки их, затем контролировать их, далее регулировать хозяйственную жизнь, наконец, получать миллионы и миллиарды на крупные государственные операции, не платя «за услугу» бешеных «комиссионных» господам капиталистам2.

Ленин называет банки центром, главным стержнем и основным механизмом капиталистического оборота и подчеркивает, что контроль за банками позволил бы наладить контроль за всей хозяйственной жизнью, за производством и распределением важнейших продуктов, регулирование экономической жизни:

Только при национализации банков можно добиться того, что государство будет знать, куда и как, откуда и в какое время переливают миллионы и миллиарды3.

Одновременная национализация банков и синдикатов дает возможность противостоять главному злу финансовой неурядицы — чрезмерному выпуску бумажных денег. Но чтобы эта возможность стала реальностью, необходим был комплекс одновременных мер, направленных на финансовое упорядочение, на оздоровление расшатанных донельзя финансов, а именно:

Объединенные в союзы рабочие и крестьяне, национализируя банки, вводя чековое обращение как обязательное по закону для всех богатых людей, отменяя торговую тайну, устанавливая конфискацию имущества за утайку доходов и т. д., могли бы с чрезвычайной легкостью сделать контроль и действительным и универсальным, контроль именно за богатыми, контроль именно такой, который вернул бы казне выпускаемые ею бумажные деньги от тех, кто их имеет, от тех, кто их прячет4

Одна из сфер финансовых отношений — страховые операции. Примером классового подхода к определению сущности этих отношений является резолюция (Пражской) Всероссийской конференции, состоявшейся в 1912 г.
Критикуя думский законопроект о государственном страховании рабочих, Ленин раскрывает классовый характер думского страхового проекта, призывает к защите интересов российского пролетариата и характеризует основные требования рационального построения страхования. Наилучшей формой страхования рабочих признается государственное страхование, причем все расходы по страхованию должны падать на предпринимателей и государство; всеми видами страхования должны ведать единые страховые организации, построенные по территориальному принципу, страхование должно охватывать всех лиц наемного труда и их семейств и во всех случаях утраты ими трудоспособности или в случае потери заработка из-за безработицы.
Государственный кредит — другая важная сфера финансовых отношений, анализу которой В.И. Ленин уделил большое внимание в ряде своих работ тоже задолго до социалистической революции. Еще в работе «Европейский капитал и самодержавие» (1905), используя публикации органов печати консервативной английской буржуазии, в которых раскрываются ухищрения с займами министров финансов царской России, уверяющих о якобы свободной наличности в государственной казне, раскрывается правда о русских финансах, которая состоит в том, что Россия живет на занятые деньги и ее бюджеты на самом деле сводятся ежегодно к крупным дефицитам, Ленин подчеркивает зависимость России от иностранного капитала. А за три года империалистической войны эта зависимость еще больше усилилась.
Реакционный характер государственного кредита раскрыт В.И. Лениным в 1907 г. в статье «К дебатам о расширении бюджетных прав Думы» тоже задолго до социалистической революции.

Черносотенное правительство царя не могло удержаться после декабря 1905 г., не может держаться и теперь без помощи всемирного капитала международной буржуазии в виде займов. И буржуазия всего мира дает миллиардные займы явному банкроту, царю, не только потому, что ее прельщают, как всякого ростовщика, высоким барышом, и но и потому, что буржуазия сознает свою заинтересованность в победе старого порядка над революцией в. России, ибо во главе этой революции идет пролетариат.1

Таким образом, экономическая платформа партии, принятая накануне Октябрьской революции съездом РСДРП (б), была подготовлена ленинским анализом исторического опыта предшествующих революций и финансово-экономического положения России в годы власти Временного буржуазного правительства.
В этой экономической платформе главным было признание того, что основной причиной экономического развала является несоответствие между состоянием производительных сил и теми требованиями, которые предъявляет империалистическая война, и что единственный выход из критического положения — ликвидация войны и организация производства не для войны, а для восстановления всего разрушенного ею, не в интересах кучки финансовых олигархов, а в интересах рабочих и беднейших крестьян. Необходимо проведение ряда решительных революционных мероприятий и, прежде всего: вмешательство в область производства в целях планомерного регулирования производства и распределения, установление действительного рабочего контроля, национализация и централизация банковского дела, национализация синдицированных предприятий, отмена коммерческой тайны, введение всеобщей трудовой повинности.
Для оздоровления близкого к окончательному краху состояния государственных финансов признаны необходимыми следующие меры:

немедленное прекращение дальнейшего выпуска бумажных денег, отказ от уплаты государственных долгов, как внешних, так и внутренних, с соблюдением, однако, интересов мелких подписчиков, преобразование всей налоговой системы путем введения поимущественного налога, на прирост имуществ и высоких косвенных налогов на предметы роскоши, реформа подоходного налога и постановка оценки доходов имуществ под действительный контроль как в центре, так и на местах1.

Октябрьская социалистическая революция вызвала обострение классовой борьбы и Гражданскую войну. Международная реакция от финансирования внутренних контрреволюционных сил перешла к прямой военной интервенции. Основные мероприятия молодого государства были направлены на обеспечение перехода части собственности на основные средства производства и средства обращения к общенародной, государственной форме собственности. А перед рабочим контролем была поставлена задача обеспечить контроль над производством, куплей, продажей продуктов и сырых материалов, их хранением, а также за финансовой деятельностью предприятия; установить ответственность перед государством владельцев предприятий и выбранных представителей рабочего контроля за строжайший порядок, дисциплину, охрану имущества и уголовную ответственность за сокрытие материалов, продуктов, заказов, неправильное ведение отчетов.
Переход всех банков в собственность рабоче-крестьянского государства расценивался как одно из условий освобождения трудящихся масс из-под ига капитала, а закон об аннулировании (уничтожении) займов, заключенных царским правительством помещиков и буржуазии, — как первый удар по международному банковому, финансовому капиталу. Все иностранные займы аннулировались, безусловно, и без всяких исключений. Малоимущие граждане, владеющие аннулируемыми государственными бумагами внутренних займов на сумму не свыше 10000 руб. .(по номинальной стоимости), должны были получить взамен именные свидетельства нового займа РСФСР. Вклады в государственные сберегательные кассы и проценты по ним объявлялись неприкосновенными, а облигации аннулируемых займов, принадлежащие сберегательным кассам, заменялись книжным долгом РСФСР.
Одновременно с мерами, направленными на централизацию общественного богатства и налаживание производства во всех отраслях народного хозяйства, были приняты меры по снижению государственных расходов. Для этой цели декретом СНК 16 февраля 1918 г. был учрежден при ВСНХ Особый комитет по сокращению государственных расходов, на который в целях сокращения и отмены ассигнований возлагались следующие функции:
1) пересмотр кредитов, уже разрешенных и вошедших во временные расходные расписания и в росписи государственных расходов, а также ассигнованных из военного фонда и из других источников;
2) пересмотр в необходимых случаях, в целях сокращения расходов, полномочий ведомств, а также лиц и учреждений (совещаний, комиссий), пользующихся правом распоряжения кредитами, в области разрешения ассигнований, денежных выдач и дачи заказов;
3) рассмотрение предложения об отпуске средств на расходы, вызванные условиями военного времени;
4) предварительное рассмотрение финансовых смет ведомств и учреждений, проекта государственной росписи доходов и расходов и приложений к сметам о специальных средствах ведомств;
5) рассмотрение всех без исключения представлений ведомств о сверхсметных ассигнованиях из Государственного казначейства и источниках их покрытия.
На Особый комитет возлагалась обязанность изыскивать всевозможные меры и разрабатывать предложения о сокращении государственных расходов. Предложения ведомств об отпуске средств из казны, также как и о всякого рода мероприятиях, связанных с денежными расходами, могли вноситься в Особый комитет только после предварительного их рассмотрения в Народном комиссариате по финансовым делам с участием представителей Народного комиссариата государственного контроля и с их заключением.
Основы организации финансовых отношений государственных предприятий определены декретом СНК «О финансировании государственных предприятий», изданным 4 марта 1919 г. В нем предусматривалось, что единственным источником денежных средств всех государственных предприятий являются ассигнования из кредитов по росписи общегосударственных доходов и расходов РСФСР; расходы производятся исключительно по их сметам, составляемым самим предприятием по установленной форме и утверждаемым Финансово-экономическим отделом ВСНХ с участием представителей НК финансов и государственного контроля.
Одновременно с расходной сметой предприятия или учреждения Народному банку сообщался и краткий производственный план с указанием общего количества предполагаемого в течение сметного периода выпуска изделий и их стоимости. Все без исключения денежные поступления за сдаваемые предприятиями продукты своего производства и по всем другим доходным статьям, чеки, переводные билеты, наличные деньги сдавались самим предприятием или регулирующим данную отрасль производства учреждением в доход казны по данному предприятию или отрасли производства.
Огромное значение имела национализация банков. «Банки — это крупные центры современного капиталистического хозяйства. Тут собираются неслыханные богатства и распределяются по всей громадной стране, здесь — нерв всей капиталистической жизни»1. Поэтому дальнейшие меры Советского государства были направлены на превращение банка из центра экономического господства эксплуататоров в орудие рабочей власти и рычаг экономического переворота.
Началось решение этой задачи с первых дней социалистической революции, когда Советская власть, избегнув ошибки Парижской Коммуны, захватила Государственный банк. Затем, перейдя к национализации частных коммерческих банков, приступила к объединению национализированных банков, сберегательных касс и казначейств с Государственным банком, создавая таким образом основу единого Народного банка.
На первый план выдвигалась организация учета и контроля в тех хозяйствах, где уже экспроприированы капиталы, а также во всех остальных хозяйствах. Партия подошла вплотную к задачам управления, задаче практической организации по-новому самых глубоких, экономических основ жизни миллионов людей. В соответствии с этим определялись очередные задачи экономической и финансовой политики в области национализации банков, монополизации внешней торговли, государственного контроля за денежным обращением, введения удовлетворительного, с пролетарской точки зрения, поимущественного и подоходного налогов, введения трудовой повинности. Главными задачами в области финансов стали:
1) Обеспечение финансовой централизации. Проведение единой строго определенной финансовой политики с обязательностью исполнения предписаний сверху донизу.
2) Правильная постановка прогрессивно-подоходного и поимущественного налогов. Контрибуция как форма обложения имущих классов должна была уступить место единому центральному государственному налогу.
3) Введение всеобщей трудовой повинности и регистрация имущих классов. Поголовный учет имущего населения, закон, обязывающий иметь рабочие, налоговые и бюджетные книжки, давал возможность переложить тяжесть налогов на богатых.
4) Замена старых денежных знаков новыми, поскольку буржуазия, храня запасы денег, сохраняла за собой и экономическую власть, используя остающиеся в частной собственности денежные знаки в целях спекуляции, наживы и ограбления трудящихся. Поэтому предполагался ряд организационных мер и в том числе разработка типа декларации, обязательной к представлению каждым о количестве имеющихся у него денег, определение срока обмена старых денежных знаков на новые, и его условия.
Финансовая политика переходного от капитализма к социализму периода была отражена и в программе Российской коммунистической партии (большевиков), принятой на VIII съезде партии в 1919 г. В ней отмечались изменения в социально-экономическом содержании государственного бюджета в связи с изменениями сущности государства в социалистическом обществе. Поскольку государственная власть при обобществлении средств производства, экспроприированных у капиталистов, перестает быть паразитическим аппаратом, стоящим над производственным процессом, и начинает превращаться в организацию, непосредственно выполняющую функции управления экономикой страны, постольку государственный бюджет становится бюджетом всего народного хозяйства в целом.
Это определяло и изменения источников доходов государственного бюджета, основой которых становилось непосредственное обращение в доход от различных государственных монополий. При таких условиях сбалансирование доходов и расходов было возможно лишь при правильной постановке планомерного государственного производства и распределения продуктов.
Коренными задачами в области экономики были названы максимальное объединение всей хозяйственной деятельности страны по одному общегосударственному плану, наивысшая централизация производства, наибольшая слаженность всего производственного аппарата.
Декретом СНК от 22 февраля 1921 г. при Совете Труда и Обороны была создана Государственная общеплановая комиссия для разработки единого общегосударственного хозяйственного плана на основе одобренного VIII съездом Советов плана электрификации (ГОЭЛРО) и для общего наблюдения за его осуществлением.
Политика «военного коммунизма», вызванная крайней нуждой, разорением и войной, состояла в применении разверстки, при которой у крестьянина брали все излишки, а иногда и часть необходимого для него продовольствия, для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Отдавая государству хлеб по твердым ценам за бумажные деньги, без эквивалента, крестьянин фактически давал хлеб в ссуду. Это был единственный способ спасти голодного рабочего и восстановить промышленность в условиях крайнего расстройства денежной и финансовой систем, доставшихся Советской власти.
Чрезмерное использование царским правительством в годы империалистической воины эмиссии денег (масса бумажных денег в обращении к началу Февральской буржуазной революции выросла почти в шесть раз, а покупательная способность рубля упала до довоенных 27 коп.) и рост государственного долга (за два года войны царизм удвоил внешний долг страны, который уже к началу 1914 г. был втрое больше ее золотого запаса, и еще на 8 млрд. руб. выпустил внутренних займов) привели к развалу и без того далеко не здоровые финансы страны. Временное буржуазное правительство, продолжавшее финансовую политику царизма, еще больше расстроило финансовую систему.
В годы Гражданской воины и иностранной военной интервенции к «керенкам» Временного правительства прибавились денежные знаки, выпускаемые 60 белогвардейскими и буржуазно-националистическими правительствами. Расстроенное товарно-денежное хозяйство сопровождалось исчезновением из оборота не только золотых и серебряных, но даже и медных монет.
Советская власть с первых своих шагов столкнулась с проблемой, оказавшейся не менее трудной, чем захват политической власти. Государственный банк и Министерство финансов были взяты большевиками без единого выстрела, но чтобы фактически овладеть этими двумя главными крепостями финансового капитала, жизненно важным финансовым центром экономики и сложнейшим денежно-кредитным механизмом с филиалами и отделениями по всей стране, пришлось сломить первый, хорошо организованный и заранее оплаченный капиталом саботаж против Советской власти. В течение 23 дней с начала революции правительство в Смольном не получало ни одного рубля. Каналы денежного обращения переполнялись денежными знаками разных мастей, а у правительства (Совнаркома и Советов на местах) не хватало не только финансовых ресурсов, но даже расчетных знаков.
Банки, прекращая финансирование производства в первую очередь на предприятиях, где вводился рабочий контроль, создавали трудности в приобретении сырья и материалов. Вместе с тем они беспрепятственно выдавали деньги со счетов бывшим хозяевам, спешившим спасти свое богатство или помочь контрреволюции. Организация финансовых отношений на новых социалистических началах шла путем преодоления саботажа чиновников Государственного банка и Казначейства, отмены коммерческой тайны, расширения рабочего контроля за деятельностью администрации и регламентации деятельности частных банков, а затем их национализации и слияния с Государственным банком и учреждения Народного банка РСФСР.
Финансовое положение Советского правительства было крайне тяжелым. Первые полугодовые бюджеты за 1918—1919 гг. отличались большим дефицитом. Дефицит бюджета на январь-июнь 1918 г. равнялся 83,3% всех его расходов, а бюджетный дефицит первого годового бюджета на 1920 г. был еще выше и составил 86,9% его расходов. Бюджетный дефицит покрывался главным образом эмиссией бумажных денег.
В то же время первые бюджеты отражали не только тяжелое экономическое положение Советского государства и бремя расходов на оборону, но и новую структуру его доходов и расходов. В формировании доходов бюджета наряду с поступлением контрибуции с буржуазии, чрезвычайного революционного единовременного налога и других налогов с населения предусматривались поступления доходов от государственного хозяйства. Однако натурализация хозяйственных связей резко снизила значение денежных налоговых поступлений. В расходах бюджета почти вдвое возрос удельный вес расходов на финансирование промышленности и более чем вдвое — на финансирование социально-культурных мероприятий.
Получая продукты по разверстке, государство перераспределяло их централизованно, без денег. Оплата труда производилась через паек, выдаваемый по карточкам. В натуральной форме выдавалось до 80—90% зарплаты. Национализированные предприятия были переведены на бюджетно-сметное финансирование и централизованное снабжение сырьем, топливом и материалами. Все расчеты между государственными предприятиями производились безналичным путем, и деньги использовались лишь как средство учета и контроля.
В период «военного коммунизма» товарно-денежные отношения были свернуты до минимума и «экономические ресурсы Советского государства были в то же время непосредственно и его финансовыми ресурсами...»1. Вместе с тем Наркомпрод оплачивал по установленным государственным ценам поступавшую в его распоряжение от ВСНХ продукцию национализированной промышленности, а также продовольствие, заготовляемое у крестьян. В связи с натурализацией экономических отношений в течение 1919 г. проводилось слияние Государственного казначейства с учреждениями Народного банка, а затем в январе 1920 г. Народный банк как самостоятельное кредитное учреждение было упразднено и его функции переданы финансовым отделам Наркомата финансов. Но значение распределения денежных знаков предопределялось крайне узкими пределами рыночного оборота.
Ослабленная войной и контрреволюцией экономика и расшатанный налоговый аппарат затрудняли мобилизацию финансовых ресурсов. В связи с этим Советам было предоставлено право взимания местных налогов. Они носили характер произвольно налагаемой экспроприации, характерной для периода «красногвардейской» атаки на капитал, и стабильным источником доходов бюджета долго быть не могли.
X съезд партии, приняв решение о переходе к новой экономической политике, о замене разверстки натуральным налогом, поручил ЦК пересмотреть в основе всю финансовую политику. Основой финансовой политики и перестройки финансовых отношений стало обеспечение перехода от чрезвычайных и довольно хаотичных форм привлечения средств в бюджет к регулярным налогам. Финансовая программа, разработанная В.И. Лениным еще в 1918 г., была направлена на решение одновременно двуединой задачи: сокращения эмиссии денег и «втягивания» денег в бюджет, т. е. обеспечения возврата в государственную казну выпущенных в обращение денег.
Декретом ВЦИК от 10 октября 1921 г. «О мерах по упорядочению финансового хозяйства» критиковался сложившийся за революционное трехлетие 1918—1920 гг. взгляд на финансы как на отмирающий пережиток, а на деятельность Наркомфина — как на деятельность учреждения, в значительной степени отжившего и подлежащего ликвидации. Предлагалось

всем без исключения местным Советам, центральным управлениям ведомств и всем советским учреждениям и предприятиям принять к сведению и неуклонному руководству, что интересы народной казны возводятся на степень интересов высшего государственного порядка, что всемерная охрана этих интересов составляет обязанность каждого советского учреждения и предприятия и каждого должностного лица и что Народный комиссариат финансов становится специально на страже этих интересов, получая от Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета непреложное задание всеми мерами добиться в возможно кратчайший срок необходимого улучшения государственных финансов РСФСР1.

Новая экономическая политика (НЭП) была направлена на развитие и расширение товарооборота. Задача эта решалась допущением частного, негосударственного обмена. Разверстка как способ государственных заготовок продовольствия, сырья и фуража заменялась натуральным налогом в таком размере, чтобы покрыть минимально необходимые потребности армии, городских рабочих и неземледельческого населения.
Налог взимался в виде процентного или долевого отчисления от произведенных в хозяйстве продуктов, с учетом урожая, числа едоков и фактического наличия в хозяйстве скота. Общая сумма налога должна была быть меньше налагавшегося до сих пор налога путем разверстки обложения. Все запасы продовольствия, сырья и фуража после внесения налога оставлялись в полном распоряжении земледельцев и могли обмениваться ими в пределах местного хозяйственного оборота на продукты фабрично-заводской и кустарной промышленности как через кооперативные организации, так и на рынке.
Одновременно ставилась задача расширения оборота промышленности. Но ограниченность ресурсов не позволяла восстановить сразу крупное государственное, социалистическое производство, поэтому на бюджетном финансировании были оставлены лишь жизненно важные отрасли народного хозяйства и предприятия: транспорт, металлургическая и топливная промышленность, объекты электрификации. Большое внимание было уделено восстановлению мелкой промышленности, которая могла немедленно оказать помощь крестьянскому хозяйству и поднять его производительные силы. На расширение оборота была направлена и политика партии по развитию кооперации и концессий, применению и максимальному использованию буржуазных специалистов. В соответствии с этим определялась и финансовая политика.
При подведении итогов первого года НЭПа в резолюции о финансовой политике отмечалось, что в новых условиях сфера непосредственного натурального снабжения, как потребностей государственного администрирования, так и государственного хозяйствования все более сужается, но для его полной ликвидации и перехода к механизму денежного обращения необходимы стабилизация цен и прекращение обесценения денежных знаков, которые возможны лишь на основе упорядочения всей финансовой системы государства и прежде всего — установления реального бюджета, сведения его без дефицита и увеличения товарообмена в стране.
Сокращение бюджетного дефицита предусматривалось как за счет сокращения административного аппарата и упорядочения государственного финансирования промышленности и торговли, так и путем увеличения поступлений государственных доходов, денежных и натуральных.
Особой задачей финансовой политики XI съезд РКП (б) поставил сначала сокращение, а затем и прекращение бумажно-денежной эмиссии. Важнейшую роль приобретает стабилизация рубля, создание устойчивой валюты, проведение денежной реформы.

восстановление золотого обеспечения денег, — необходимого, поскольку золото твердо остается мировыми деньгами и поскольку это значение золота на мировом рынке находит свое неизбежное выражение и в его отношениях на внутреннем рынке... Такая ориентировка должна на практике выражаться в политике сохранения неприкосновенного золотого фонда и развития добычи драгоценных металлов1.

Финансовое положение Советской власти было подорвано и тем, что примерно треть золотого запаса, имевшегося накануне Первой мировой войны, царское и Временное буржуазное правительства вывезли за рубеж. Летом 1918 г. белочехи захватили свыше 30 тыс. пудов золотого запаса России и направили его в Омск Колчаку, который вывез за границу свыше 9 тыс, пудов. Около 2 тыс. пудов золота захватил атаман Семенов. Борьба за возвращение золота и накопление драгоценных металлов и валюты имела большое экономическое и финансовое значение для страны.
Содержание и роль финансовой политики в период НЭПа были определены XI съездом так:

Все мероприятия финансовой политики, направленные к упорядочению бюджета, увеличению доходов, корректированию денежного обращения, организации кредита, сами по себе являются, лишь паллиативами, поскольку они не в состоянии преодолеть экономического кризиса, составляющего основу кризиса финансов. Выход лежит только в плоскости поднятия производительности труда в сельском хозяйстве и промышленности, только в увеличении емкости рынка как за счет крупного производства, так и за счет увеличения товарного предложения со стороны крестьянских и кустарных хозяйств... К этой цели должна быть направлена как общая экономическая политика, так и финансовая политика1.

Подтверждением тому, что страна смогла осуществить такую мобилизацию, стала денежная реформа 1922—1924 гг. Первым шагом к стабилизации рубля и упорядочению денежного обращения были две деноминации, т. е. сокращение номинала денежных знаков. При первой деноминации денежные знаки РСФСР образца 1922 г. заменили прежние их выпуски из расчета 10 тыс. старыми за один новый рубль, при второй — совзнаки образца 1923 г. обменяли по курсу один рубль за 100 знаков образца 1922 г. Таким образом, в результате деноминации денежная масса по номиналу уменьшилась в миллион раз
Началом денежной реформы был выпуск в октябре 1922 г. банкнот Государственного банка — червонцев. Новая советская валюта по золотому содержанию приравнивалась к десятирублевой золотой монете дореволюционного выпуска и составила 7,74234 г чистого золота.
Внедрение в оборот устойчивого червонца, параллельное обращение двух валют — червонца и обесценивающегося совзнака — привел к резкой разнице в ценах на промышленные и сельскохозяйственные товары, что затрудняло оборот между городом и деревней.
Завершилась денежная реформа в феврале 1924 г. выпуском казначейских билетов. Совзнаки изымались из обращения и обменивались по курсу: за один рубль 50 тыс. знаками нового образца 1923 г. С учетом двух деноминаций один новый рубль заменил 50 млрд. руб. совзнаками образца до 1922 г. В обращение были выпущены серебряная и медная разменная монеты.
Таким образом, была создана новая советская денежная система с твердой устойчивой валютой, обеспечивающей потребности хозяйственного оборота и способствующей расширению и укреплению экономических связей между городом и деревней, а Госбанк стал кредитным и эмиссионным центром.
Восстановление экономики и необходимость ее дальнейшего развития требовали налаживания работы всех звеньев финансовой системы. В восстановительный период налоговая система отличалась многообразием налоговых форм и многократностью обложения, что обеспечивало наиболее полное выявление доходов. В первый период НЭПа основными формами прямого обложения были промысловый, подоходно-поимущественный и единый сельскохозяйственный налоги.
Промысловый налог был введен в 1921 г, им облагались промышленные, торговые предприятия и кустарные промыслы. Он состоял из патентного и уравнительного сборов. Первый взимался при выдаче патентов на право промышленной и торговой деятельности и носил характер аванса, так как впоследствии засчитывался в оклад уравнительного сбора; вторым — облагались обороты промышленных и торговых организаций.
Кроме промыслового налога взимались налог с грузов, перевозимых по железнодорожным и водным путям, налог со строений, рента с городских земель и др. Специальный государственный гербовый сбор взимался со сделок, с документов, счетов, векселей, железнодорожных накладных.
Подоходно-поимущественный налог введен в 1922 г. В 1923 г. он был разделен на основной, исчисляемый по твердым окладам, и дополнительный — прогрессивный, которым облагалась совокупность доходов, превышающая определенный размер, по дифференцированным ставкам, учитывающим пояс местности и характер доходов. В 1924 г. он был преобразован в подоходный налог. С 1923 г. подоходным налогом стали облагаться государственные и кооперативные организации. Государственные предприятия уплачивали налог в размере 10% прибыли.
Единый сельскохозяйственный налог введен в 1923 г. вместо натурального, трудового и гужевого, подворно-денежного, общегражданского и некоторых других местных налогов. Через прогрессию ставок и систему льгот по налогам финансовая политика защищала классовые интересы пролетариата и крестьянства. Перед налоговой политикой ставилась задача регулирования процессов накопления и в этом отношении в резолюции XI съезда она названа «главным орудием революционной политики пролетариата в переходную эпоху». Эту свою роль налоговая политика играла и через косвенные налоги, особенно высокие на предметы роскоши.
В ноябре 1921 г. социальное страхование было выделено из сферы государственного обеспечения и стало осуществляться за счет взносов предприятий и организаций и распространялось на всех рабочих и служащих. Большая роль в организации социального обеспечения отводилась профсоюзам.
С весны 1922 г. получает развитие советский государственный кредит. Первые внутренние займы проводились в денежно-натуральной форме, из них два хлебных займа (на 10 млн. и на 100 млн. пудов ржи) и один сахарный (на 1 млн. пудов сахара-рафинада). Однако реализовывались они за деньги, кроме того, облигации займов принимались в счет взносов по натуральному налогу, а погашались натурой или деньгами. Первые денежные займы выпускались как долгосрочные в золотом исчислении, рассчитывались в основном на городское население и предусматривали выплату процентов и выигрышей в совзнаках по курсу дня. Средства резервных фондов государственных органов привлекались в специальные (так называемые гарантийные) займы при 8% доходности. За 1924—1928 гг. было выпущено четыре таких займа.
Подъем сельского хозяйства и денежная реформа 1922— 1924 гг. создали предпосылки для развития государственного кредита. За период с 1924 по 1927 г. было выпущено три крестьянских выигрышных займа, облигации которых принимались в счет налоговых платежей. Государственный кредит сыграл важную роль в оздоровлении финансов, сокращении бюджетного дефицита. Только за три года (1922—1925) от реализации государственных займов поступило в государственный бюджет 396 млн. руб., что составляло 7,5% всех доходов.
Выделение решением ВЦИК от 10 октября 1921 г. из общегосударственного бюджета местных бюджетов способствовало более четкой реализации налоговой политики. Вместе с тем оно было важным шагом в формировании советской бюджетной системы, сложившейся с образованием в 1922 г. Союза Советских Социалистических Республик. К концу восстановительного периода бюджетная система состояла из единого государственного бюджета, в который входил союзный бюджет, государственные бюджеты шести союзных республик и местные бюджеты. Бюджетное устройство отразилось в Конституции СССР 1924 г.
Государственный бюджет был главным орудием перераспределения национального дохода. В нем аккумулировалась основная часть накоплений социалистического хозяйства, и ему принадлежало центральное место в финансировании индустриализации. Источником увеличения финансовых ресурсов были также средства, мобилизуемые финансовой системой посредством налогов с населения, государственных займов и вкладов в сберегательные кассы.
Основными задачами налоговой политики Советского государства в этот период были содействие укреплению и развитию социалистических форм хозяйства, росту благосостояния трудящихся города и деревни и усиление обложения капиталистических элементов.
В 1926 г. система подоходного обложения городского населения подверглась коренным изменениям, направленным на усиление дифференциации налога и прогрессии обложения, для чего было устранено деление подоходного налога на основной (классный) и дополнительный (прогрессивный); введено обложение по совокупному доходу, а не по отдельным источникам доходов; для рабочих и служащих был сохранен старый порядок исчисления и взимания налога по каждому получаемому доходу в отдельности, усилена профессия ставок подоходного налога и повышен необлагаемый минимум с 75 до 100 руб. в месяц; для капиталистических элементов в дополнение к подоходному налогу был введен налог на сверхприбыль.
В результате этих изменений число плательщиков подоходного налога уменьшилось почти на 42%; размеры налога с рабочих, служащих и кооперативных кустарей и ремесленников снизились с 1,2 до 1,1%, а для лиц с нетрудовыми доходами повысились с 7,9 до 10,1%.
Общий объем мобилизованных за первую пятилетку ресурсов превысил 120 млрд. руб., в том числе средства обобществленного хозяйства составляли 89,9 млрд. руб., а привлеченные средства населения — 21,5 млрд. руб.; доходы государственного бюджета — соответственно 91,3 млрд. руб., в том числе поступления от социалистического хозяйства — около 84% всех доходов бюджета.
В связи с усилением значения внутрипромышленных накоплений в источниках финансирования индустриализации возникла необходимость совершенствования системы распределения и мобилизации денежных доходов в бюджет.
Многозвенная система платежей, сложившаяся еще в восстановительный период, включала наряду с унаследованными от финансовой системы дореволюционной России налоговыми (прямыми и косвенными) формами новые формы обложения доходов государственных предприятий, возникающие в ходе социалистического строительства, различные виды отчислений от прибыли, которые имели налоговую форму и, как правило, целевой характер. Разветвленная сеть платежей в бюджет насчитывала около 70 их видов. Около половины всех бюджетных поступлений приходилось на два из них: промысловый налог и акцизы. Среди других видов наибольший удельный вес в доходах бюджета имели подоходный налог, отчисления от прибыли, таможенные пошлины. Кроме того, в бюджет поступали доходы в виде платы за разработку залежей полезных ископаемых, эксплуатацию лесов и др.
Такое множество форм мобилизации в бюджет доходов от государственного сектора отражало специфические черты экономики переходного периода: многоукладность, отсутствие достаточного опыта управления и неразвитость плановых начал в руководстве народным хозяйством, широкую сферу стихийного функционирования товарно-денежных отношении, неналаженность хозрасчетной деятельности государственных предприятий. В этих условиях преобладали налоговые формы и методы мобилизации ресурсов и финансового воздействия на производство; они обеспечивали концентрацию в бюджет необходимых денежных ресурсов и вместе с тем регулировали платежеспособность и рентабельность работы промышленных предприятий, емкость рынка, движение денежных потоков в народном хозяйстве.
Размер доходов, аккумулируемых в цене продукции отдельных отраслей промышленности, и удельный вес отдельных налогов в цене облагаемой продукции были весьма различны. Посредством налогов финансовая система оказывала непосредственное влияние не только на уровень цены продукции отрасли, но и на всю структуру и соотношение уровня складывающихся цен во всем народном хозяйстве.
С вступлением страны на путь социалистической реконструкции народного хозяйства многоканальная система распределения и аккумуляции доходов государственных предприятий перестала соответствовать новым условиям и требованиям развития экономики.
Кроме того, для упорядочения системы цен на промышленную продукцию, внедрения твердых плановых начал в ценообразовании и обеспечения функционирования цен как измерителя общественно необходимых затрат нужно было разработать единые правила калькуляции себестоимости и прямого планирования и учета размера дохода в цене продукции.
Проблема коренной перестройки системы платежей государственного хозяйства в бюджет затрагивала всю систему распределения и перераспределения национального дохода и прежде всего стоимости прибавочного продукта.
Налоговая реформа 1930 г. была осуществлена в рамках сложившейся системы цен и уровня доходности отдельных отраслей промышленности и не ставила своей целью сколько-нибудь значительное изменение ценностных соотношений в отраслевой структуре промышленности и пропорций в распределении национального дохода. Перестройка системы распределения и мобилизации доходов государственных предприятий была направлена на изменение форм распределения национального дохода, на приспособление этих форм к новым задачам социалистического строительства.
Налоговая реформа состояла во введении так называемой двухканальной системы, т. е. в расщеплении чистого дохода на два элемента — прибыль и налог с оборота с различным режимом их аккумуляции в бюджет: из прибыли в бюджет отчислялась лишь ее часть, а налог с оборота поступал полностью.
Все платежи из прибыли в бюджет были объединены в один платеж — отчисления от прибыли. В другом платеже— в налоге с оборота — было унифицировано 53 платежа, вносимых в бюджет из валовой выручки предприятий и включаемых в себестоимость продукции.
Концентрация многочисленных платежей в форме налога с оборота означала образование наряду с прибылью новой формы чистого дохода, качественно отличающейся от простой суммы этих платежей.
Налог с оборота как бы фиксировал в общей массе всех денежных накоплений ту ее часть, образование которой в основном связано с перераспределительными функциями цены и не отражает прямых результатов хозяйственной деятельности соответствующих отраслей промышленности и предприятии.
Введение такой формы распределения накоплений и мобилизации средств в бюджет было обусловлено не упрощением техники изъятия доходов в бюджет, а крайней неравномерностью распределения чистого дохода по отраслям, при которой резкие колебания уровня рентабельности отдельных отраслей не отражали действительные результаты их деятельности и не способствовали укреплению принципов хозяйственного расчета.
Введение налога с оборота как формы распределения чистого дохода в дополнение к прибыли и создание целостной единой двухканальной системы распределения чистого дохода и мобилизации доходов промышленных предприятий в бюджет усиливали планомерное регулирование процесса расширенного социалистического воспроизводства.
Налоговая реформа 1930 г. оказала большое влияние на систему ценообразования, так как впервые в практике планового ценообразования были четко определены элементы цены и классификация затрат, включаемых в себестоимость, разграничены понятия «отпускная цена» и «розничная цена». Отпускная цена для товаров государственной промышленности включала себестоимость, прибыль и налог с оборота.
Государственный бюджет получил в форме налога с оборота твердый, устойчивый, равномерно поступающий источник дохода. В ходе налоговой реформы 1930 г. были установлены принципы построения налога с оборота и порядок расчётов с бюджетом по нему и отчислениям от прибыли.
Дальнейшее совершенствование системы платежей социалистических предприятий в бюджет в течение 1930—1931 гг. выразилось в том, что установленные при проведении реформы единые отраслевые ставки налога с оборота, приводившие к нарушению принципов хозрасчета в деятельности предприятий, были заменены потоварными ставками. Централизованный порядок расчетов с бюджетом, крайне затруднявший взимание платежей в бюджет и контроль местных финансовых органов за производственно-сбытовой деятельностью предприятий, был заменен децентрализованным порядком расчетов с бюджетом по налогу с оборота. Максимальный размер (81%) отчислений от прибыли предприятий в бюджет был заменен дифференцированным процентом изъятия прибыли в бюджет и установлен минимальный процент в размере 10% прибыли. Исчисление налога с оборота по плановому обороту, приводившее к автоматизму в расчетах, заменено исчислением налога с оборота по фактическому обороту; отчисления от прибыли стали определяться не от плановой, а от фактической прибыли.
Совершенствование системы платежей в бюджет способствовало концентрации и централизации финансовых ресурсов социалистического хозяйства у государства.
Важную роль в построении социализма в нашей стране сыграл государственный кредит Поступления средств по государств венным займам особенно увеличились с выпуском так называемых займов индустриализации, размещаемых среди населения по подписке с рассрочкой платежа. С 1927 г. они стали выпускаться ежегодно.
Многочисленные и разнообразные по своим условиям займы были унифицированы реформой государственного кредита 1930 г. путем обмена облигаций всех ранее выпущенных займов, размещавшихся по подписке, на облигации нового займа. В результате значительно упростилась система государственных займов и была создана единая для трудящихся города и деревни форма организации государственных займов — займы пятилетки.
Поступления средств в государственный бюджет за счет реализации облигаций государственных займов за годы первой пятилетки составили 6,3 млрд. руб., второй — 18,1 млрд. руб., т. е. возросли почти втрое.
Для повышения эффективности использования привлекаемых средств государство осуществило ряд мероприятий, направленных на снижение стоимости кредита для государства и удлинение срока займов. Средний срок займов, выпущенных в 1926— 1929 гг., был увеличен по сравнению с займами 1922 — 1925 гг. в 2,5 раза, составив 8 лет 4 месяца. В 1930 г. срок займов удлинился до 10 лет. В 1936г. была проведена конверсия займов, при которой облигации семи государственных займов, размещенных по подписке до 1936 г., были обменены по их нарицательной цене на облигации Государственного внутреннего займа второй пятилетки (выпуска четвертого года). Конверсия удлинила срок займа с 10 до 20 лет и снизила стоимость кредита с 8 до 4%, т. е. в два раза; одновременно были снижены процентные ставки в банках и сберкассах.
Усилению плановых начал в распределении финансовых ресурсов и контролю за их использованием мешала множественность кредитных институтов, сложившаяся в предшествующие годы. Перестройка кредитной системы, начавшаяся в 1927 г., состояла в четком разграничении клиентов между банками и размежевании функций банков. Функции непосредственного руководства деятельностью всех кредитных учреждений возлагались на Государственный банк, а функции общего регулирования сохранялись за Наркомфином.
До первой пятилетки финансирование капитального строительства осуществлялось за счет собственных ресурсов хозорганов и банковских кредитов. В специальных банках за счет прибыли и амортизационных отчислений предприятий создавались фонды долгосрочного кредитования. Бюджетные ассигнования на капитальные вложения предоставлялись в основном через фонды долгосрочного кредитования. На 1 октября 1928 г. на долю бюджетных средств приходилась почти половина долгосрочных ссуд, выданных банками.
Бюджетные ассигнования даже тогда, когда они выступали в форме ссуд кредитных учреждений, на практике в большинстве случаев носили безвозвратный характер. В мае 1930 г. было принято решение о безвозвратности ассигнований по государственному бюджету на финансирование государственных предприятий. Затраты на капитальные вложения стали покрываться в основном путем прямого бюджетного финансирования. Такой порядок был распространен на все капитальные вложения в государственную промышленность, а с 1934 г. — на все отрасли государственного сектора хозяйства. Долгосрочное кредитование капитальных вложений сохранялось после 1930 г. только для колхозно-кооперативных организаций.
Быстрый рост бюджетных ассигнований и превращение их в основной источник денежных ресурсов для финансирования и долгосрочного кредитования капитальных вложений обусловили организацию в 1932 г. в системе Наркомфина СССР всесоюзных специальных банков долгосрочных вложений: Промбанк, Сельхозбанк, Всекомбанк и Цекомбанк.
Перестройка системы финансирования капитальных вложений ликвидировала множественность источников финансирования, ускорила мобилизацию средств, увеличила возможности перераспределения источников накопления между отраслями хозяйства, усилила контроль за использованием финансовых ресурсов на капитальное строительство.
Начало совершенствованию финансовых отношений в государственном секторе экономики положила перестройка в ходе налоговой реформы системы платежей предприятий в бюджет, в результате которой чистый доход государственного хозяйства стал распределяться в двух формах. Одна из них— налог с оборота — централизовалась в государственном бюджете и не допускала оседания чрезмерно больших сумм чистого дохода на предприятиях, что могло бы привести к ослаблению хозяйственного расчета и режима экономии. Другая форма чистого дохода — прибыль — распределялась между хозяйством и государственным бюджетом Прибыль направлялась на образование различных поощрительных фондов предприятий (главными из них были фонд улучшения быта рабочих и. служащих и фонд премирования рационализаторов производства), на плановые капитальные вложения, прирост оборотных средств и другие плановые потребности. Но большая часть прибыли в форме отчислений перечислялась в бюджет.
Кредитная реформа 1930—1931 гг. также способствовала укреплению хозяйственного расчета и ускорению оборачиваемости оборотных средств в производстве и обращении. Реформа предусматривала полное разграничение долгосрочного и краткосрочного кредита, ликвидацию коммерческого кредита и замену его прямым банковским кредитованием, обязательность расчетов внутри социалистического хозяйства в безналичном порядке.
Оборотные средства предприятий и организаций разделялись на собственные и заемные;. Собственными оборотными средствами государственные предприятия наделялись лишь в размерах, необходимых для покрытия минимальных запасов товарно-материальных ценностей. Временные потребности предприятий в оборотных средствах удовлетворялись за счет заемных ресурсов, предоставляемых в виде банковских ссуд.
Краткосрочный кредит все более начал сосредоточиваться в Госбанке СССР, который становится не только единым центром краткосрочного кредитования, но и единым расчетным центром страны.
Деятельность предприятий осуществлялась на основе производственно-финансовых планов, в которых определялись объем выпуска продукции, ее ассортимент, прибыль, капитальные вложения, прирост оборотных средств, источники покрытия этих затрат, процент и сумма отчислений от прибыли в бюджет. Повысилось значение хозяйственных договоров между промышленными предприятиями и торговыми организациями
В 1936 г. с целью совершенствования системы экономического стимулирования производства вместо ранее существовавших фондов и отчислений на премирование и улучшение быта работников предприятий был создан на всех производственных предприятиях единый фонд директора. Он формировался за счет отчислений 4% от плановой и 50% от сверхплановой прибыли. Средства фонда директора могли использоваться на строительство жилищных и культурно-бытовых объектов для работников предприятия, на индивидуальное премирование особо отличившихся работников, на дополнительные капитальные работы, техническую пропаганду и др.
Все эти мероприятия способствовали ускорению темпов роста внутрипромышленных накоплений, обеспечивающих высокие темпы социалистической индустриализации. О ее темпах говорят показатели ввода в действие новых промышленных предприятий. За годы первой пятилетки сдано в эксплуатацию 1500, второй — 4500 новых крупных государственных промышленных предприятий

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com