Перечень учебников

Учебники онлайн

4.4. Преодоление кризисов государственного управления

Эффективное управление требует уделять повышенное внимание выявлению проблемы. Раннее распознавание признаков кризисных ситуаций становится основной задачей антикризисного управления.

Упорядочению конфликтов органами государственной власти и управления способствует правовое обеспечение их деятельности, установление демократической процедуры законотворчества, действие всех государственных органов в рамках и на основе закона, соблюдение правовых процедур разрешения споров — все, что составляет фундаментальную основу и вектор движения общественно-политической системы к правовому государству, цивилизованному правопорядку.

Другим, не менее важным, средством профилактики кризисных ситуаций является упорядочение правового статуса государственных органов, других институтов политической системы, включая партии, общественные организации и движения, местное самоуправление, конкретизация правополномочий различных участников общественной деятельности, коррекция и развитие их взаимосвязей.

Однако правовые нормы при всей их значимости не могут быть абсолютными вариантами конструктивного и оперативного взаимодействия различных ветвей государственной власти. При помощи только конституционных статей невозможно предотвратить кризисы государственного управления, вплоть до государственного переворота. Политические действия часто развиваются по собственной логике — логике политической целесообразности, которая может быть не отрегулирована правовыми нормами или выходить из правовых рамок. Поэтому наряду с правовыми немаловажную роль играют и политические нормы — правила отношений, не имеющие юридического характера, разного рода устные и письменные договоренности и соглашения между политиками. Политика как процесс и деятельность реального властвования, государственное управление должны во избежание кризисных ситуаций подчиняться политико-правовым нормам и административно-политической этике, смысл которой сводится прежде всего к соблюдению всеми участниками политического процесса и управляющего воздействия определенных «правил игры». Вместе с тем эти правила сами по себе есть результат управления, а также ряда компромиссных шагов в определении прерогатив и полномочий каждого участника политического процесса.

Специфика кризисов в России проявляется в том, что даже в нормальной докризисной ситуации, а тем более в случае обретения ими антагонистических черт, доминантные конфликты развиваются как «вертикальные». Они характеризуются первоначальным неравенством субъектов и имеют ярко выраженный персонифицированный характер. Подобная иерархическая архитектоника определяет весь спектр социально-политических отношений, начиная от личных, кончая взаимодействием государственных учреждений и корпораций. Поэтому в российском обществе кризисы государственного управления обычно возникают при исчерпании кредита доверия нижестоящих инстанций вышестоящим и имеют ярко выраженный эмоциональный (иррациональный) характер. Косвенным подтверждением этого является активное использование, а нередко и превалирование именно моральной лексики типа «обманувший доверие», «потерявший совесть» и т. д.

Для вертикального (патерналистского) общества конфликты чаще развиваются в плоскости: центр — регион, директор — рабочий, администрация — местные жители при серьезной блокировке обратной связи и путей нахождения консенсуса.

И методы подобных «вертикальных» конфликтов соответствуют целям «надавить на сознание», привлечь внимание вышестоящих по вертикали инстанций: голодовки, массовые демонстрации, забастовки. При этом, чем более действенным оказывается тот или иной конкретный протестный акт, чем большую огласку он получает, тем шире становится использование подобных конфронтационных технологий разрешения конфликтов. Возникает цепная реакция, и в случаях, когда вполне можно было бы успешно использовать для разрешения конфликта консенсусные приемы (переговоры, консультации, выработку и подписание совместных договоров и т. д.), конфликтующий субъект намеренно идет на обострение, отвергает компенсационные модели как якобы недостаточно эффективные и оперативные. В результате получается замкнутый круг: реальное снижение социальной напряженности в конкретном городе, на предприятии за счет использования конфронтационных ритуалов разрешения конфликтов провоцирует рост напряженности в обществе в целом.

В этой связи чрезвычайно важным представляется осмысление источников (корней) отчуждения граждан от власти.

Одним из фундаментальных является общий социально-экономический кризис в стране, резкое снижение уровня социальной защищенности, в результате чего люди опасаются за безопасность свою и близких им люден.

Другим крупным источником конфликтности между государственной властью и населением является отчуждение на почве разнонаправленности интересов граждан и чиновников (политических и государственно-административных должностных лиц), которые, по мнению большинства населения, руководствуются интересами не только (и не столько) рядовых граждан, сколько ведомственными, корпоративными и собственно личными. По истине гамлетовского смысла вопрос — что ради чего (власть ради народа или народ ради власти)? — становится одним из серьезнейших источников политических конфликтов в любом современном государстве.

Исследователи-государствоведы вычленяют не только источники, но и непосредственные факторы, причины, углубляющие недоверие граждан к органам власти.

Первую группу причин условно можно назвать технологическими, когда органы государственной власти в силу тех или иных обстоятельств (отсутствие соответствующих структур и специалистов) не берутся или не могут разъяснить гражданам цели и методы конкретной политики, аргументировать (оправдать) характер и содержание своей деятельности в условиях, в которых они вынуждены работать и принимать решения.

Вторая группа причин — культурно-исторического характера, в частности, пролонгация негативного отношения граждан к политико-бюрократической номенклатуре, присвоившей себе все и вся и сохранившей за собой все институты государства РФ. В обществе почти на генетическом уровне проявляется острокритическое отношение к традициям властвования, суть которых в том, что социальные и политические цели государства дробятся и воплощаются в задачи государственных учреждений, а они сами, их функциональные полномочия отданы в собственность государственным чиновникам, распределение и перераспределение народнохозяйственных ресурсов остается их монопольной функцией. Те и ведут себя соответственно: не как «держатели» власти, а как собственники ее, генерируя конфликты.

При этом патерналистские традиции российского общества усугубляют его завышенные ожидания и требования к государственной власти, а за все промахи люди склонны винить, в первую очередь, государственную номенклатуру. Как говорится, кто много взял, с того больше спросится.

Третья группа причин — организационного характера, связанная с неумением госаппарата, в силу его низкой компетентности, непрофессионализма и других, более глубоких причин, организовать практическое выполнение принимаемых государственных решений. В этой группе причин особую значимость приобретают стиль и методы работы органов госслужбы. В частности, многочисленные конфликты возникают из-за стремления государственной административной системы к закрытости, подавлению гласности, проявлению личной мстительности, кумовства и т. п.

Четвертая группа причин — политико-идеологического характера. Многие эксперты полагают, что у большинства россиян отчуждение от политической власти вызывают внешнеполитические акции в рамках растущей зависимости России от западных стран, зависимости финансовой, экономической, следовательно — и политической. Сегодняшняя Россия напоминает поверженные во второй мировой войне Германию и Японию, которым победители диктовали свои условия. Такое болезненное восприятие статусно-ролевого положения страны создает причины для развития чувства протеста граждан против внешнеполитического курса, усугубляет недоверие к государственной власти. Россияне были и остаются государственниками. Для них государство — это необходимый способ, форма и институт человеческого общежития, через который народ представляет себя в мировом сообществе.

Преодолеть отчуждение общества и власти помогает создание программ реального подъема экономики, общественной жизнедеятельности в других сферах, объединяющих разрозненные социальные силы на достижение общезначимых и перспективных целей. Степень результативности и прогнозируемости действий по управлению социально-политическими конфликтами в существенной мере зависит от правильно сконструированной макротехнологии. Другими словами, конфликты оптимизируются тем более успешно, чем в большей степени приоритет отдается не частным поступкам отдельных индивидов и единичным процедурам, а созданию условий, при которых достижение желаемой цели становится предопределенным совокупностью многих факторов.

Общие принципы, методики и конкретные приемы по управлению конфликтами синтезируются в гибкие социально-политические технологии, которые способны произвести позитивный эффект в процессе работы над большинством известных конфликтов. Итак, политические конфликты при успешном управлении ситуацией могут стать началом нового этапа стабилизации и позитивного развития общества и его политической системы. В случае если субъекты власти проявляют слабое понимание причин происходящего, политические конфликты могут обостряться в сторону кризисной ситуации и привести к следующему этапу кризиса государственной власти, который характеризуется неспособностью правительства решить стоящие перед обществом проблемы политическими методами, характерными для нормального функционирования политической системы. Структурно-функциональный кризис власти сопровождается порой бурными социальными потрясениями, но может протекать и достаточно мирно, если правительство имеет определенный «кредит» доверия, народ сочувствует политике реформ, связывает с ними ожидание перемен к лучшему. Таким образом, выход из кризиса зависит от хода и результатов реформ.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com