Перечень учебников

Учебники онлайн

4. ОСОБЕННОСТИ И ХАРАКТЕР ВОЗДЕЙСТВИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА НА РАЗВИТИЕ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВВ.

Особенности инвестиционного процесса и как его можно использовать в развитии российской экономики
В средне- и долгосрочной перспективе вероятно преобладание в развитых странах интенсивного типа воспроизводства основного капитала. Вместе с тем инновационно-инвестиционный процесс будет иметь «волновой» характер, т.е. отдельные отрасли могут находиться в различных фазах инвестиционной волны экономического цикла. Более высокие темпы инвестиционного процесса во всех развитых странах наблюдаются в промышленной сфере, что в целом укрепляет стабильность системы воспроизводства основного капитала в процессе диверсификации инвестиционных потоков.
Целенаправленная инвестиционная политика по-прежнему будет условием ускорения НТП. Возрастет значение прогрессивных природоохранных технологий как объективного фактора расширения объемов материального производства, что потребует Перераспределения инвестиций в сферу вторичного оборудования. Во всех развитых странах важнейшей чертой инвестиционного процесса остается его модернизационная направленность. Доля расходов на модернизацию уже сегодня достигла в обрабатывающей промышленности 70-80% всех инвестиций. Однако здесь наблюдается такая тенденция – приоритетной целью инвестирования становится не столько прирост объемов производства, сколько снижение издержек, рост качества продукции и полная смена технологий на принципиально новой основе. Сохраняются высокие темпы инвестиций в наукоемкие отрасли – носители технического прогресса.
Можно предполагать, что приоритеты инвестирования начинают носить не отраслевой характер, а больше нацелены на удовлетворение ряда общественных потребностей – развитие жилищно-гражданского строительства, инфраструктуры и сферы услуг. Принятие инвестиционных решений все больше переносится с общегосударственного на корпоративный уровень, причем прослеживается зависимость нормы прибыли от типа инвестиционных решений. Возрастает роль предпроектных технико-экономических обоснований в принятии окончательных решений о целесообразности инвестирования. Увеличению ресурсов и возможностей инвестирования по-прежнему способствует расширение сферы деятельности кредитно-финансовых учреждений, в частности создание фондов «третичного» рынка ценных бумаг.
Изменяется форма управления инвестиционно-строительной деятельностью: доля методов «управления проектом» в осуществлении инвестиционных программ возрастает с 35-40% до 50-55% в рассматриваемой перспективе. Соответственно растет удельный вес проектно-строительных фирм, гибких проектов, прогрессивных систем доведения до потребителя строительных материалов и конструкций, строительной техники.
Переход российской экономики на рыночные методы управления, существенное снижение государственных централизованных капитальных вложений, уменьшение воспроизводственных возможностей предприятий обусловили резкое снижение общего объема инвестиций. Дальнейшее сокращение объема инвестиций по общегосударственным программам и медленный переход к косвенным методам государственного регулирования создают реальную угрозу воспроизводству в России основных фондов. Поэтому требуется не только обеспечение дополнительных льгот по налогообложению прибыли предприятий, если она направлена на инвестирование, но и необходимо скорейшее изменение методов организации и управления инвестиционными процессами: переход от традиционного генподрядного способа к управлению проектом, ускоренное развитие рынка ценных бумаг, расширение сети негосударственных инвестиционных фондов, создание необходимых правовых условий для привлечения иностранных инвестиций, обеспечение нормативно-правовой базы для взаимоотношений участников инвестиционного процесса, унификация норм и стандартов России в соответствии с требованиями мировой практики.
Так, доля государственной собственности в основном капитале во всех развитых странах уменьшается, хотя и составляет значительную величину 30-40% (но в промышленности – лишь несколько процентов). В 90-е годы надвигается новая волна приватизации госсобственности, точнее, ее разгосударствление в так называемых регулируемых отраслях хозяйства (добывающие отрасли, в первую очередь угольная; электроэнергетика, газо-, водо-, теплоснабжение; радиотелевизионный сектор экономики; ряд производств ВПК и др.). Среди системы регулирующих мер на первый план выдвигаются косвенные методы, среди которых особенно эффективны следующие виды политики: налоговая, кредитно-финансовая (включая амортизационную), научно-техническая, политика поддержки малого бизнеса и др.
В глобальной структуре хозяйства происходят дальнейшие, но уже умеренные изменения между материальным производством (в западной, узкой его классификации) и сферой услуг (широкой ее классификации). Типичным становятся соотношения – 50 : 50% доли этих секторов хозяйства в ВВП и 2/3 : 1/3 в численности занятых. Новым явлением следует считать практику постановки такого вопроса (характерную для 50-60-х годов): что выгоднее развивать – материальное производство или сферу услуг?
Сегодня, пожалуй, становится ясным, что гипертрофированное развитие одной из сфер может лишь тормозить общий экономический рост и что совокупный продукт является неразделимым продуктом труда обеих сфер. В целом на предстоящие 10-15 лет предполагаются умеренные, но достаточно высокие темпы экономического роста в материальном и промышленном производстве: примерно 2,5-3% – в США; 3,0-3,5% – в Западной Европе и 3,5-4,0% – в Японии. Вокруг этих показателей ожидается формирование инвестиционной активности по воспроизводству основного капитала в части, касающейся его чистого накопления.
Главной же отличительной чертой последнего десятилетия XX в. и первого десятилетия XXI в., очевидно, явится переход к новой модели воспроизводства: от «тяжелого» экономического роста (hard growth) к более облегченному, «изящному» (smart growth). Ее экономический смысл заключается в опережающем росте конечного общественного продукта по сравнению с объемами вовлекаемых в оборот производственных ресурсов, в том числе на базе относительно быстрого развития группы наукоемких отраслей (до 50% в рамках обрабатывающей промышленности) с эффективностью использования ресурсов значительно более высокой, чем в традиционных отраслях.
При этом проявились признаки смещения приоритетов НТП: от изначально приоритетной глобальной автоматизации производства к глобальному ресурсосбережению. Все, что было связано с быстрой реализацией электронной автоматизации производства в 80-е годы, затормозилось, так как колоссальных инвестиций в требуемых объемах в рамках отдельных компаний не хватало.
В 70-80-е годы были вложены колоссальные средства в решение задач экономии энергии, создания новых материалов, ресурсосбережение. Происходит поворот от повышения энергоемкости как обязательного условия роста производительности труда, эффективности производства и ВВП в целом к энергоэкономии как самостоятельной составляющей эффективности хозяйства. Если в 50-60-е годы темпы энергопотребления опережали темпы роста ВВП (1,3% : 1,0%), в годы сырьевого и энергетического кризисов примерно сравнялись (1,0% : 1,0%), то с конца 70-х годов они отставали от темпов ВВП (0,7%-0,8% : 1,0%), снимая ресурсную нагрузку по всему хозяйству в целом. Таким образом, переход на Западе экономического роста к более «изящному» имеет ряд подтверждений, его суть в глобальном ресурсосбережении и соответствующем изменении структуры хозяйства.
Иная картина в России. Здесь кризис развивается практически во всех отраслях хозяйства, причем чисто рыночные механизмы (в первую очередь либерализация цен) не способствовали переливу труда и капитала в более эффективные сферы хозяйства меньшей ресурсоемкости. За 1991-1995 гг. экономический рост в России стал еще «тяжелее», поскольку отрасли группы «Б» столкнулись с нехваткой сырья (хлопка из Узбекистана, шерсти из Казахстана, льна из Белоруссии, химических волокон из стран Восточной Европы); отрасли ВПК лишились госзаказа на производство наукоемкой и сложной продукции, товаров длительного пользования; машиностроительный гражданский комплекс потерял основных потребителей в результате резкого падения капиталовложений; бюджетные сферы услуг вообще утратили ориентиры своего экономического роста. В конечном счете отсутствие конкуренции и установление высоких монопольных цен пока не способствовало переходу от тяжелого экономического (роста к более «легкой» модели воспроизводства в РФ.

Социально-экономические процессы в условиях НТП
Быстрое распространение и комплексное использование компьютерной и информационной технологии становятся движущей силой крупных перемен во всех основных сферах жизнедеятельности общества. Их глубокий и системный характер говорит о наступлении качественно нового этапа мирового развития. К числу основных черт этого этапа можно отнести следующие:
¦ экономика переживает непрерывный инновационный процесс, в ходе которого сливаются воедино преобразования в технологической, организационной и социальной сферах. При этом формируется новая модель развития и использования человеческих ресурсов, ориентированная на высококвалифицированную рабочую силу, интегрированную в систему производства;
¦ приоритетное значение приобретает нематериальное накопление, в том числе капиталовложения в человека, по сравнению с материальным накоплением;
¦ в важнейшую производительную силу превращается информация. Ее производство, переработка, распространение, создание информационной инфраструктуры и информационных сетей становится необходимым условием конкурентоспособности и экономического роста. Интенсификация информационного обмена оказывает большое влияние на поведение и сознание людей;
¦ отраслевой комплекс услуг, выполняющий важные производственные функции в современном процессе воспроизводства, становится главной сферой занятости населения. На его базе формируется новый сектор информационной и интеллектуальной деятельности;
¦ в обстановке набирающего силу нового этапа развития, обострения конкуренции и неустойчивости экономической ситуации намечается переход к обществу высокой гибкости. Возрастает подвижность общественных институтов, профессионально-квалификационных и социально-классовых структур;
¦ система частнокапиталистического предпринимательства постепенно трансформируется под влиянием усиления ее социальной ориентации. В связи с этим получают развитие различные формы общественного контроля над капиталом, увеличиваются социальные расходы корпораций, повышается роль социальных ориентиров в развитии всего общества;
¦ более сложной и «мозаичной» становится социально-классовая структура. Усиливается взаимопроникновение и сближение различных классовых и социальных слоев. Границы между ними делаются более размытыми, более проницаемыми. Возрастает численность категорий занятых, обладающих смешанными признаками различных социальных типов (наемные рабочие-собственники, высококвалифицированные специалисты, занимающиеся предпринимательской деятельностью, и т.п.);
¦ распространение мощных информационных систем, интернационализация производства, окончание «холодной войны» и почти повсеместное распространение рыночной экономики усиливают взаимосвязанность государств мира, его целостность в многообразии. Вместе с тем глобальный характер приобретают и многие критические проблемы, встающие перед обществом (разрушение окружающей природной среды, ограниченность ресурсов, богатство и бедность, терроризм и т.п.).
Осуществление принципов экономического либерализма в развитых странах в последние десятилетия дало впечатляющие результаты. Освобождение конкуренции от чрезмерных ограничений, рост подвижности и адаптированности рыночных институтов не в малой степени способствовали увеличению динамизма научно-технического развития, структурной перестройке экономики и общему росту ее эффективности.
Не менее очевидно и другое: рыночные механизмы сами по себе далеко не всегда и не везде обеспечивают оптимальные результаты. Опыт развитых стран подтверждает, что решение многих жизненных проблем не может быть предоставлено только рынку и требует государственного вмешательства. К числу таких проблем относятся следующие:
а) развитие современного производства сопряжено не только с усилением конкуренции, но и с налаживанием отношений кооперирования и сотрудничества между производителями, между ними и потребителями, между предпринимателями и рабочими. Посреднические функции при этом нередко выполняют государственные институты;
б) стимулируемый рыночными силами НТП приносит не только позитивные результаты, но и серьезные социальные издержки: усиление социального неравенству маргинализацию части населения, безработицу. На плечи государства ложится задача уравновешивания экономической эффективности и социальной справедливости, частичного перераспределения доводов;
в) на нынешней «постиндустриальной» стадии повышается значение неотчуждаемых общественных продуктов и общечеловеческих ценностей, таких как наука, образование, здоровье, сохранение окружающей природной среды. Решающая кроль в поддержании и развитии этих сфер принадлежит государству;
г) освоение новых беспрецедентных по своему могуществу производительных сил и их использование в интересах общества требуют предвидения, увязки краткосрочных целей с долгосрочными – задачи, непосильные для рынка.
В итоге в экономике современных государств – в разной пропорции в зависимости от обстоятельств, времени и места – сочетаются и взаимодействуют рыночные и государственные механизмы. Главную роль среди последних играют социальные услуги, предоставляемые в рамках политики «государства благоденствия». Ее расцвет пришелся на 60-е годы и первую половину 70-х годов. В этот период рекордными темпами росли социальные расходы ведущих индустриальных государств. Наибольший удельный вес среди них принадлежит пенсиям, за ними идут расходы на образование и здравоохранение. На последнем месте – пособия по безработице. Все вместе они образуют мощный комплекс услуг, направленных на поддержание и развитие человеческих ресурсов.
В условиях глубокого экономического кризиса середины 70-х годов и роста экономической неустойчивости выявились негативные стороны увеличившегося государственного вмешательства и разрастания государственных институтов: ограничение гибкости и свободы маневра рыночной экономики, снижение ее конкурентоспособности, бюрократизация государственного аппарата. В конце 70-х годов и в 80-е годы с приходом к власти в ряде развитых государств консервативных правительств были приняты меры по усилению действия рыночных механизмов, отложены многие социальные программы. В то же время усилилась тенденция к приватизации социальных услуг. Тем не менее «государство благоденствия» не было демонтировано, рост социальных расходов продолжался, хотя и более медленными темпами. Государственные структуры и сегодня сохраняют влиятельные позиции в рыночной экономике развитых стран. Социальные расходы государств составляют в них свыше 20% ВВП. По всей вероятности, на этом уровне они будут сохраняться и в ближайшем будущем.
Перспективы занятости и безработицы определяются целым комплексом противоречивых факторов. Ожидаемые в ближайшие десятилетия XXI в. сравнительно низкие темпы роста ВВП, увеличение миграционных потоков из Восточной Европы и развивающихся стран, дальнейший рост активности женского населения, повышение экологических расходов будут способствовать обострению проблемы занятости в развитых государствах. С другой стороны, изменение демографической ситуации, продолжение тенденции к сокращению рабочего времени будут действовать в противоположном направлении. Многое будет зависеть и от осуществляемой государствами политики в области образования, занятости и профессиональной подготовки. В конечном счете есть все основания полагать, что проблема безработицы и в дальнейшем будет острой для развитых стран. Дальнейшее распространение компьютерной и информационной технологий обострит несоответствие между характером новых рабочих мест и реальной квалификацией значительной части работников. В отдельных отраслях и регионах сохранятся очаги длительной застойной безработицы. Особенно сильно ею будет затронута молодежь, иностранные рабочие (в том числе «второго поколения»). Длительная безработица по-прежнему будет служить питательной средой маргинализации части населения и одним из факторов социальной напряженности.
Социально-экономические последствия инновационного развития экономики в предстоящие 15-20 лет будут сложными и противоречивыми. Произойдем существенное изменение отраслевой и профессиональной структуры рынка труда. Сократится спрос на работников в сфере материального производства и резко возрастет потребность в них в сферах информационных и профессиональных услуг. Сократится спрос на неквалифицированную и полуквалифицированную рабочую силу и возрастет потребность в специалистах высокого класса и в квалифицированных рабочих нового «многопрофильного» типа.
Структурная перестройка экономики и ликвидация «индустрии дымовых труб» приведет к обострению дисбаланса на рынке труда. Поскольку потерявшие свои рабочие места в депрессивных отраслях материального производства не могут быть легко адаптированы к новому характеру спроса на рынке труда без серьезной профессиональной переподготовки (а некоторые, в силу возрастных и образовательных особенностей, – вообще не могут быть адаптированы), то проблема необеспеченности этой категории лиц будет весьма острой. Безработица затронет и работников новых, развивающихся отраслей экономики, так как будет осложнена дальнейшим массовым применением робототехники и информатики, причем в связи с использованием все более совершенных компьютерных экспертных систем возникает реальная угроза массового вытеснения специалистов из данной сферы.
Научно-техническое и социально-экономическое развитие в ближайшие десятилетия будет проходить в условиях мощных ограничителей, которые во многом предопределят его характер и направление. Это, прежде всего, ограниченность и частичное истощение природных ресурсов, дальнейшее увеличение численности народонаселения, угрожающий рост антропогенной нагрузки на биологические системы планеты и связанный с этим рост заболеваний, в том числе генетических.

Новая стратегия научно-технического и социально-экономического развития
На первый план объективно выдвигается новая модель развития, главным приоритетом которой становится повышение качества жизни, включая общее оздоровление условий существования и работы индивида, повышение качества окружающей среды, обеспечение необходимого уровня медицинских услуг, потребление в нужных количествах экологически чистых продуктов питания, социальная и личная безопасность, обеспечение условий для развития и самореализации личности.
Наиболее сложным вопросом для новой модели является нахождение путей сопряжения экономического роста с повышением качества жизни. Это делает жизненно необходимой новую стратегию научно-технического и социально-экономического развития, которая включает ряд аспектов:
¦ технологический: развитие безотходных и энерго- и ресурсосберегающих технологий, создание и широкое применение новых технологий в области утилизации отходов (включая ядерные), рекультивации земли и очистки водных бассейнов, создание и использование альтернативных источников энергии;
¦ социально-экономический: создание условий для качественного роста, производительного и полного использования человеческих ресурсов, гуманизации труда и повышение качества трудовой жизни, сокращение рабочего времени;
¦ социально-психологический: изменение иерархии личных и общественных потребностей, отказ от материального сверхпотребления в сторону повышения и удовлетворения культурных и интеллектуальных потребностей;
¦ общественно-политический: изменение приоритетов экономической и научно-технической политики в сторону улучшения качества жизни.
В последние десятилетия XX в. производство в развитых странах находится под влиянием ряда новых долговременных факторов, в том числе: обострение конкуренции и ее глобализация, возросшая неопределенность в динамике хозяйства страны, растущая диверсификация производимой продукции, повышение роли ее качества, изменение характера используемой рабочей силы и повышение ее потребностей. Интересы выживания в этих условиях требуют от предпринимателей кардинальных изменений не только в технологии, но и в организации производства и в управлении трудом.
Организационно-управленческая модернизация трансформируется, переходя от «пирамидальной» к «сетевой» организации фирм путем отказа от вертикального и последовательного управления в пользу горизонтальных связей, развития внутрипроизводственной интеграции и внешней системы интеграционных связей. Наблюдается увеличение числа и видов информационно-технических связей, позволяющих почти мгновенно объединять различные производственные операции и функции, что резко повышает возможности организации и контроля, делает реальной широкую децентрализацию основной массы операционных и управленческих решений в рамках единой концепции.
Современная логика производства ориентирована на производимый продукт как конечную и самодостаточную цель, которой подчинена организация всех стадий, звеньев и отдельных функций по его созданию и сбыту. Производство в этом случае рассматривается как единое целое, а не как соединение разрозненных технологических и трудовых операций.
В разнообразных формах происходит движение в направлении создания новой, альтернативной тейлоризму модели развития и использования человеческих ресурсов, которую можно определить как антропоцентрическую систему производства. В этом движении сливаются в едином инновационном процессе преобразования в технологии организации производства с перестройкой системы подготовки и переподготовки рабочей силы.
Новая модель использования человеческих ресурсов опирается на новый механизм трудовой мотивации, считывающий сдвиги в ценностной ориентации рабочих и служащих, сочетающей материальные и моральные стимулы, индивидуальные и коллективные формы оплаты. Распространяются формы оплаты, увязанные не столько с текущей выработкой, сколько с общей компетенцией работника, его потенциальными возможностями. Повышается роль разовых выплат, увязанных с результатами деятельности предприятия или компании. Большой эффект достигается при соединении участия в результатах с бригадной формой организации труда.
В 70-е и 80-е годы в развитых странах Запада проводились разнообразные реформы, направленные на расширение прав трудящихся на рабочем месте. Эти реформы привели к уменьшению существенного разрыва между уровнями политической и экономической демократии, увеличили вовлеченность рабочих в дела их предприятий. Расширение прав трудящихся охватывает участие как в результатах деятельности предприятий или компаний, так и в собственности и управлении.
Устойчивую заинтересованность в деятельности компаний, особенно в обновлении производства, укреплении его финансовой базы, дает участие в собственности. Большей частью оно реализуется путем предоставления рабочим и служащим акций тех компаний, в которых они работают. В последние десятилетия этот процесс в ряде стран (США, Великобритания, Германия, Франция) получил мощную государственную поддержку в виде налоговых скидок, льготных кредитов и т.п. Распространению рабочих акций способствовала реприватизация некоторых отраслей экономики, осуществлявшаяся консервативными правительствами. Предоставляя акции рабочим, компании стремятся не только сблизить их с интересами предприятий, но и мобилизовать их личные сбережения для инвестирования в производство.
Получает все большее распространение отвечающее объективным потребностям инновационной экономики привлечение трудящихся к управлению. Оно осуществляется на разных уровнях, начиная от рабочего места и кончая (в некоторых странах) отраслевыми или общенациональными.
При наличии общих черт постиндустриального развития и глобализации мировой экономики сохраняют свое значение национальные и региональные различия в социально-экономических процессах, в том числе и в группе развитых стран. С большой долей условности здесь можно выделить три основных типа развития: американский, японский и западноевропейский.

Американский тип развития
В большей мере он ориентирован на рыночные силы, конкуренцию, индивидуальный успех, достижение краткосрочных результатов. Относительно устойчивый экономический рост в США был сопряжен с самыми высокими темпами роста занятости, более низким уровнем безработицы, чем в Западной Европе.
Получившие широкое распространение передовые компьютерные и информационные технологии нередко накладываются на традиционную иерархическую структуру управления и тейлористско-фордистскую систему производства. Американский бизнес утратил свое былое лидерство в освоении новейших форм организации труда. В этом одна из причин низких темпов роста производительности труда и ослабления конкурентных позиций США на мировом рынке.
Уменьшение влияния профсоюзов в последние годы сочетается с тенденцией к замедлению темпов роста заработной платы. При самой высокой доле военных расходов здесь сравнительно невелика доля расходов государства в ВВП (менее 20%). Между тем в стране ощущается тревога по поводу накопления нерешенных социальных проблем: улучшения системы образования и подготовки кадров, реформы здравоохранения, защиты окружающей среды, ликвидации нищеты в городах.

Японский тип развития
Обеспечивший превращение страны в экономическую сверхдержаву, он обнаруживает высокую способность взаимодействия и концентрации усилий для достижения общенациональных целей государственных и рыночных структур всех участников производственного процесса, большую приспособляемость к изменениям в мировой экономике. В течение длительного времени Япония демонстрирует рекордные темпы экономического роста, относительно высокие темпы увеличения занятости, низкий уровень безработицы. Лидерство во многих областях НТП обеспечивает высокую конкурентоспособность японской продукции, быстрые темпы роста производительности труда. Значительно возрос и уровень реальной заработной платы.
Важными факторами экономических успехов Японии являются высокий уровень общеобразовательной и квалификационной подготовки рабочей силы, специфическая система трудовых отношений, основанная на «трех китах»: пожизненный найм, оплата «по старшинству», фирменные профсоюзы. Японскому типу развития присущ коллективизм, интеграция рабочих в систему производства, высокая внутрифирменная мобильность рабочей силы.
Традиционная японская система трудовых отношений, привлекающая к себе интерес и в развитых странах Запада, полностью себя оправдывала в условиях быстрого экономического роста. Однако его замедление в последние годы и старение населения делают обременительными издержки, связанные с пожизненным наймом и оплатой «по старшинству». К тому же в условиях возросшего динамизма научно-технического развития обнаруживается недостаточная гибкость традиционной системы. Все это ведет к ее модификации или свертыванию, переходу к системе найма по западным образцам и плате по результатам (или их сочетанию с традиционными системами). Проявилась также новая тенденция к образованию отраслевых и подотраслевых профсоюзов.
Слабое развитие социальных услуг государства (по доле социальных расходов в ВВП Япония находится на одном из последних мест среди развитых стран) отчасти компенсируется системой социальных услуг, предоставляемых корпорациями.

Западноевропейский тип развития
Он обнаруживает значительное разнообразие страновых ситуаций. Тем не менее и здесь имеются общие черты, которые становятся более рельефными по мере углубления интеграционных процессов, особенно после вступления в действие Маастрихтских соглашений (хотя так называемая социальная гармонизация встречает большие препятствия на своем пути и, по-видимому, растянется на длительный период времени).
Этот регион отличается низкими темпами экономического роста, неустойчивостью занятости, высокой безработицей. Одна из причин этого – недостаточная гибкость инструментов рынка труда. В большинстве стран региона сохраняется значительное влияние профсоюзов и политических партий. Некоторые западноевропейские государства достигли высоких темпов роста заработной платы. Внушительные масштабы приобрели здесь и функции «государства благосостояния». Такие страны, как ФРГ, Франция, Италия, находятся в лидирующей группе по доле социальных расходов государства в ВВП.
Отставая от США и Японии в области НТП, ряд западноевропейских государств достиг значительного прогресса в расширении прав трудящихся на рабочих местах, в применении различных систем участия и бригадных методов труда.

Развивающиеся страны
Обострение конкурентной борьбы на мировом рынке приведет к усилению общей экономической и социальной нестабильности. В условиях интернационализации мировых экономических связей и капитала эта нестабильность особенно сильно будет сказываться в развивающихся странах. Экономический разрыв между развитыми в научно-техническом отношении странами и третьим миром будет углубляться. Исключение составят лишь «новые индустриальные страны».
Осложнение проблемы «Север-Юг» будет сопровождаться далеко идущими социально-политическими последствиями. А в противовес тенденции к интернационализации экономических и политических связей, включая рынок труда, усилится контртенденция ксенофобии и национализма. Основной тенденцией социальных процессов здесь будет социальная поляризация в результате вовлечения развивающихся стран в систему современного высокотехнологичного рынка и размывания для них экономических структур. Этот процесс будет сопровождаться формированием слоя крупных предпринимателей, опирающихся как на национальный, так и на транснациональный капиталы, а также – нового среднего класса в лице специалистов и высококвалифицированных рабочих и фермеров. Одновременно продолжится процесс разорения мелких производителей в городе и деревне, не обладающих современной технической базой.
В условиях высоких темпов роста численности населения, характерных для данной группы стран, это приведет к обострению проблемы массовой безработицы. Нехватка средств для эффективных мер по защите окружающей среды, хищническое использование природных ресурсов и перемещение в эти страны грязных производств из развитых стран обусловят дальнейшее ухудшение экологической обстановки. Обострится продовольственная проблема. Все это может послужить почвой для усиления социальной напряженности, развития национализма, экстремизма и религиозного фанатизма.
При всем этом общее ухудшение социально-экономической обстановки в развивающихся странах не является фатально неизбежным. Перед странами этой группы открываются два пути развития: на который встали «новые индустриальные страны» и тупиковый путь, закрепляющий их в положении сырьевых придатков развитых государств.
Решающим фактором, определяющим выбор между этими путями, является способность конкретной страны эффективно развивать и использовать творческий потенциал своего населения через подготовку национальных кадров, получение доступа к высоким технологиям и ноу-хау, творческое их освоение и включение в международные инновационные «сети», развитие собственной базы научных исследований и разработок, что позволит занять свою нишу в современном мировом рынке.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com