Перечень учебников

Учебники онлайн

28.3. Развивающиеся страны в международном движении капитала

Мировая периферия видит в притоке капитала важное дополнительное средство накопления, расширения производственного аппарата, совершенствования структуры экономики и удовлетворения неотложных нужд.

Общие данные притока капитала. С 1970 по 1998 г. чистый приток капитала (разность приобретенных и проданных нерезидентами активов) в номинальном выражении возрос более чем в 20 раз, в том числе за 80—90-е годы — в 2,5 раза. Однако в реальном выражении этот прирост выглядит менее крупным: за три десятилетия — в 5 раз. В 90-е годы среднегодовые темпы прироста реального притока капитала ненамного опережали показатели 70-х годов.

Относительные показатели чистого притока капитала в развивающиеся страны показывают рост по сравнению со стагнацией 80-х годов. В 90-е годы прирост притока капитала составлял в среднем 5% ВВП, что примерно соответствовало уровню, достигнутому до начала 80-х годов, когда разразился кризис международной задолженности.



При этом следует иметь в виду, что показатели движения капитала содержали в себе не только реальное перемещение фондов, но и чисто статистические явления, связанные с урегулированием внешней задолженности — переписыванием долгов, переходом государственной собственности под контроль иностранных компаний в руки зарубежных компаний.

Экономическая помощь. Свыше 20% притока капитала и почти 80% — в бедные страны обеспечивает экономическая помощь, включая дары и займы. В реальном исчислении она увеличивалась в 80-е годы и сокращалась в 90-е. Географически помощь концентрируется на странах Тропической Африки и Южной Азии, хотя их доля несколько уменьшилась, а доля латиноамериканских стран возросла с середины 80-х годов.

Положение развивающихся стран как объектов приложения экономической помощи изменилось. В начале 80-х годов за счет программ помощи обеспечивалось 5% импорта товаров, в начале 90-х — 6—7%, а в 1997 г. — 3% импорта. Темпы роста экономической помощи по мере экономического развития снижались по сравнению с капиталом, предоставлявшимся на коммерческой основе. Если в 1960 г. на нее приходилось 52,5% всех средств, вывезенных в освободившиеся страны, то в 1970 г. — 42, в 1980 г. - 38, в 1990 г. - 15,3, в 1998 г. - 20%. Это привело к снижению влияния экономической помощи на процесс воспроизводства.

Важное значение имеет целевое использование помощи. Оценивается, что 75% ее шло на финансирование текущих правительственных расходов, а не долгосрочных вложений. Но в ряде стран экономическая помощь создала социально-экономические и технико- экономические условия для прибыльного функционирования частного капитала. Поэтому она все больше там заметалась коммерческими кредитами и частными инвестициями.

В обстановке гигантской задолженности развивающихся стран, особенно обострения экономических проблем в менее развитых странах, помощь сохраняет значение одного из инструментов влияния развитых капиталистических стран. Она выступает одной из важнейших форм разрешения противоречия, возникающего при экспорте частных прямых капиталовложений, содействуя созданию условий для их эффективного приложения.

Наиболее важные изменения в сфере экономической помощи связаны с тем, что в середине 70-х годов развивающиеся страны стали субъектами помощи. В число стран- доноров из освободившихся стран вошли арабские страны ОПЕК. На них приходилось 16— 19% помощи, предоставленной развивающимся странам. В результате снижения цен на нефть и ухудшения финансового положения помощь арабских нефтедобывающих стран сократилась до 0,9% в конце 90-х годов. Предоставление помощи со стороны нефтедобывающих стран несколько ослабляет зависимость мировой периферии от ведущих западных стран в этом источнике внешнего финансирования.

Ссудный капитал. После значительного снижения масштабов заимствования в 80-е годы в результате кризиса международной задолженности в 90-е годы объем привлеченных на международных рынках фондов номинально превысил уровень начала 80-х годов, что составляло свыше 35% предоставленных финансовых средств.

Влияние притока ссудного капитала на инвестиции и экономический рост в развивающихся странах дает смешанную картину. Положительная связь между уровнем долга и инвестициями отмечалась в 70-е годы, она показывала, что внешние займы вели к повышению нормы накопления. В 80—90-е годы страны, которые в наибольшей степени опирались на иностранный ссудный капитал, имели более высокие бюджетные дефициты, инфляцию и более низкие темпы роста в сравнении со странами, которые в меньшей степени привлекали иностранный капитал. Это не означает, что привлечение ссудного капитала в крупных размерах ведет к ухудшению экономического положения. Отмеченные тенденции показывают, что иностранные займы использовались в экономическом отношении неэффективно.

В данном секторе движения капитала также произошли важные институциональные изменения. Неравномерность экономического развития периферии мирового хозяйства способствовала появлению среди развивавшихся стран крупных кредиторов. Таковыми стали нефтедобывающие страны Персидского залива.

Прямые капиталовложения. Важное место в движении внешних средств в развивающиеся страны принадлежит притоку прямых инвестиций западных стран. Роль прямых капиталовложений менялась. Их приток усилился со второй половины 80-х годов. В 90-е годы ИПК составляли свыше 1/3 чистого притока капитала (1977—1981 гг. — 8,5%). Они стали крупнейшей частью притока частного капитала, превосходя банковские кредиты. Среднегодовые темпы роста их потоков в развивающиеся страны увеличилась с 15% в 80-е годы до 28% в 90-е.

В основном иностранные прямые капиталовложения направляются в несколько развивающихся стран среднего уровня развития. Десять стран, на которые приходится примерно половина ВВП развивающегося мира, аккумулировали 3/4 всего притока прямых инвестиций. На КНР, Бразилию и Мексику приходилась почти половина притока капитала в

развивающиеся страны.

За 80—90-е годы в географии распределения потоков ИПК произошли важные изменения. В 70-е годы росла привлекательность стран Латинской Америки, и они были основными получателями ИПК. Эта тенденция сильно изменилась в 80—90-е годы. С начала 80-х годов резко возросла доля стран Восточной и Юго-Восточной Азии, где крупнейшим объектом приложения прямых инвестиций стал Китай. В 90-е годы на КНР приходилось 2/3 совокупного притока прямых капиталовложений в Восточную Азию и почти 1/3 — во все развивающиеся страны. Страны с низким качеством рабочей силы, окружающей среды и инфраструктуры оставались вне сферы движения ИПК, поскольку их простые ценовые преимущества перекрывались низкой производительностью и высокими рисками. Доля наименее развитых стран в притоке ИПК сократилась.

В 90-е годы иностранные компании и филиалы производили около 7% ВВП развивающихся стран, и на их предприятиях было занято свыше 12 млн человек (1967 г. — 1,6 млн). В отдельных странах позиции иностранных компаний более значительны. Роль ИПК в развивающихся странах неоднозначна, несмотря на то, что в 70—80 годы произошли существенные изменения в организационных формах вовлечения ТНК в воспроизводственный процесс. Если в 50—60-е годы основной формой организации было учреждение филиалов, то в 70-е широкое распространение получили смешанные компании. Все больше ТНК участвуют в неакционерных формах предпринимательства на основе соглашений о предоставлении управленческих, технологических, инжиниринговых услуг, о строительстве объектов, добыче сырья на основе подряда. Но до сих пор в производстве со сложной технологией преобладают предприятия, полностью контролируемые ТНК.

Отмечая общую тенденцию вовлечения ТНК в национальный процесс производства, следует иметь в виду конкретные форы интегрированности различных подразделений ТНК в местную экономику. До сих пор во многих развивающихся странах иностранный капитал сохраняет анклавный, филиальный характер. Анклавы в экономике принимающих стран связаны только с материнской компанией или ее другими подразделениями и мало — с внутренним рынком.

Анклавный тип организации предприятий ТНК преобладает в странах Центральной Америки, Карибского бассейна, Мексики. Расположенные здесь предприятия ТНК относительно слабо связаны с внутренним рынком. Мало используют местные полуфабрикаты, подавляющая часть их продукции вывозится за рубеж. В случае, если предприятия ТНК довольно тесно интегрированы в местную экономику, принимающие страны извлекают больше выгоды от деятельности иностранного капитала как в плане развития факторов производства, так и преобразования социально-экономических структур.

Организация экспортных зон, так же, как и сотрудничество национального капитала в рамках смешанных компаний приводит к положительным социально-экономическим результатам, если принимающая страна опирается прежде всего на собственные усилия и применяет выборочный подход к ИПК, находит эффективные формы использования полученных ТНК прибылей в национальных интересах. В противном случае и смешанная компания превращается в орудие экспансии и давления.

Во многих случаях создание дочерних компаний и филиалов ТНК преследует цель поддержания конкурентоспособности этих корпораций в стране базирования. До 40% импорта и 30% промышленного экспорта развивающихся стран реализуется через каналы ТНК. Особенно высока эта доля в свободных экономических зонах, где преобладают трудоинтенсивные производства (сборка электронных компонентов, пошив одежды, изготовление игрушек). В них занята почти 1/5 часть рабочей силы ТНК в развивающихся странах.

Роль иностранных прямых капиталовложений определяется источниками их финансирования. Реинвестирование прибыли и привлеченный капитал страны приложения обеспечивают большую часть притока ИПК в развивающиеся страны.

Значение и влияние инвестиций на хозяйство развивающихся стран также зависит от того, поступают ли ИПК для так называемого стартового капитала или для финансирования слияний и поглощений. В 90-е годы половина притока прямых капиталовложений была связана с трансграничными слияниями и поглощениями. Если исключить КНР, то в 1992— 1997 гг. 72% всей суммы ИПК пришлось на финансирование слияний и поглощений по сравнению с 22% в 1988—1991 гг. Таким образом, бурный приток ИПК в развивающиеся страны был главным образом связан с финансированием слияний и поглощений и не способствовал созданию новых мощностей. Этот процесс был также связан с приватизацией государственных компаний в рамках программ разрешения проблем международной задолженности. За 1991—1997 гг. 12% совокупного притока ИПК в развивающиеся страны, исключая КНР, приходилось на приобретение приватизируемых предприятий.

Влияние иностранных прямых капиталовложений на платежный баланс и развитие экономики принимающих стран оценивается на основе чистых трансфертов, влияния ИПК на экспорт и импорт. Исследования по ряду стран (Таиланд, Мексика, Малайзия, Аргентина, Бразилия) показали, что суммарное влияние торгового сальдо иностранных фирм и потоков их прибылей в 80—90-е годы оценивалось большей частью отрицательно.

Отток капитала. В последние десятилетия все большее значение приобретал чистый отток капитала (чистый отток равен чистой стоимости активов, приобретенных резидентами за рубежом).

В течение длительного времени развивающиеся страны выступали только в роли объектов экспансии ТНК развитых капиталистических стран. Ситуация изменилась в 70—80- е годы. Группа стран развивающегося мира включилась в экспорт предпринимательского капитала, нередко опережая становление в них современных форм предпринимательства. Во второй половине 90-х годов на развивающиеся страны приходилось 13% мирового объема вывоза прямых капиталовложений.

Вывоз капитала в форме прямых инвестиций в значительной степени снижает величину чистого притока капитала. В 90-е годы доля оттока капитала к притоку более чем удвоилась, составив 30,5%. Это означало, что на каждый доллар чистого притока приходилось 30,5 центов чистого оттока. Если к зарегистрированному чистому оттоку капитала добавить незарегистрированный отток, то эта доля будет выше — около 40%.

Почему происходит вывоз предпринимательского капитала? Как отмечалось, переход к индустриальной системе производительных сил осуществляется в развивающихся странах на качественно новой технической основе, привнесенной из центров мирового хозяйства, до создания развитого внутреннего рынка. Последний предъявляет ограниченный спрос на средства производства и предметы потребления. В результате предпосылки для перенакопления капитала на основе крупнейших индивидуальных капиталов создавались на ранних этапах становления рынка в процессе индустриализации. Это связано с тем, что во многих развивающихся странах созданию рентабельного производства препятствует абсолютная величина внутреннего рынка.

Ограничены возможности межотраслевого перелива капитала внутри стран. Ему препятствуют структурные особенности периферийной экономики, что объясняется не только дезинтегрированностью ее структуры, параллельным развитием различных стадиальных и технологических типов хозяйства, но и разорванностью современного сектора хозяйства. Нередко крупные частные и государственные компании не интегрированы с мелкими и средними предпринимателями, доминирование в новых и новейших отраслях иностранного капитала нередко также препятствует расширению сферы деятельности национального капитала. В итоге перенакопление индивидуальных капиталов происходит при одновременной хронической нехватке капитала на макроуровне. Поэтому экспорт капитала становится способом решения проблемы перенакопления крупных индивидуальных капиталов.

В экспорте предпринимательского капитала участвуют компании стран в основном со средним уровнем развития. На путь экспорта капитала компании толкает усиление внешнеэкономических связей, так как продвижение товаров и услуг на внешних рынках в значительной мере зависит от прямых капиталовложений. Для компаний ряда стран, например Индии, важной причиной вывоза капитала выступали острые структурные противоречия в экономике.

Последствия экспорта капитала для национальных экономик неоднозначны и зависят от ряда факторов: уровня экономического развития, структурных особенностей внутреннего рынка, положения в мирохозяйственных связях. Для наиболее продвинувшихся в экономическом отношении стран вывоз капитала позволяет осуществлять перевод производств, теряющих относительные преимущества, в менее развитые страны. Он способствует адаптации стран-экспортеров к мирохозяйственным процессам, но отвлекает ресурсы от внутреннего накопления. Если в 1985—1989 гг. вывоз капитала в форме прямых инвестиций составлял в среднем 1%, то в 1990—1994 гг. — 2,2%, в 1995—1999 гг. — 3,75 валовых капиталовложений стран в основной капитал развивающихся стран.

Чистый поток капитала. Общую картину движения капитала представляют данные чистых потоков капитала (совокупный чистый приток за вычетом совокупного чистого оттока капитала). Они возросли в первой половине и несколько снизились во второй половине 90-х годов, составив свыше 150 млрд долл. в год. С 1982 по 1990 г. в развивающихся странах был отргщателъный чистый поток капитала, который составлял порядка 12 млрд долл. в год. Отношение чистого потока капитала по отношению к совокупному ВВПразвиваюгцихся стран снизилось — с 4,5% в 1991 г. до 1,7% в 1998 г.

Значительная часть (1/3) чистого потока капитала в развивающиеся страны шла на пополнение валютных резервов. Накапливание последних объяснялось необходимостью защиты от прекращения или изменения направления движения капитала и спекулятивных атак на валюту. Уменьшилась доля чистого притока капитала, которая использовалась для финансирования факторов производства.

Асимметричность внешнеэкономических связей. Анализ положения развивающихся стран на мировых рынках товаров и капиталов в 80—90-е годы показывает неоднозначные тенденции. Но преобладающей была тенденция увеличения их доли в международных обменах. Приобретенные в процессе развития сравнительные преимущества, определяющие участие в международном разделении труда, постоянно меняются под влиянием научно-технического прогресса. Это приводит к изменению соотношения сил и форм взаимодействия развивающихся стран на мировой арене.

Важную особенность внешнеэкономических связей развивающихся стран составляет их ориентация на промышленно развитые страны при низком уровне взаимной интеграции. В них доля взаимной торговли не превышает 35%, а в промышленно развитых капиталистических странах она достигает 70%. Так, африканские страны 95% своей экспортной торговли осуществляют с неафриканскими странами. В Восточной Азии свыше 65% торговли происходит со странами вне региона. Среди более чем 12 торговых группировок развивающихся стран ни в одной из них внутрирегиональный торговый обмен не превышает 25% общего объема.

Для ряда стран основным рынком сбыта товаров являются США, на долю которых приходится 22% экспорта развивающихся стран (1984 г. — 36,3%). Другие промышленно развитые страны значительно уступают американскому рынку. Доля Японии в экспорте из периферийных стран в 1997 г. составила 11%. США являются главным рынком сбыта продукции общего машиностроения и потребительских товаров — 1/3 экспорта. На США приходится свыше половины закупок обработанных изделий западными странами, что ставит в зависимость сбыт готовых изделий из развивающихся государств от политики США.

Асимметричная зависимость развивающихся стран от Запада выступает следствием структуры их производительных сил, что создает противоречивые тенденции в мировом производстве. Периферия не может оптимально участвовать в международном разделении труда, в силу чего сохраняются расхождения в развитии подсистем мирового хозяйства

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com