Перечень учебников

Учебники онлайн

1.3. Мировые геополитические эпохи

Историю человечества с точки зрения геополитики можно рассматривать как последовательную смену геополитических эпох или силовых полей. Каждая геополитическая эпоха имеет свои баланс сил, зоны влияния, границы.

История существования древнейших цивилизаций, противостояние «континентального» Рима и «морского» Карфагена предвосхитили многие геополитические реальности XX в. Но основные принципы современной мировой политики были заложены Вестфальской системой международных отношений (1648) после окончания Тридцатилетней войны. К этому времени в Европе в основном сформировались национальные государства. Мир вступил на путь промышленного развития с формированием нации – государства с жесткой централизованной династической властью. С этого времени европейская история начинает превращаться в мировую.

Главными центрами силы в Европе становятся Испания, Португалия, Голландия. Затем в борьбу за раздел мира вступают Англия, Франция, Швеция. Возникавшие национальные государства устанавливали свои границы с учетом языкового признака и по естественно-географическим рубежам. Такой миропорядок и сложившееся геополитическое поле существовали почти 150 лет – до Французской революции, низложившей монархию, которую последовательно сменяли Директория, Консульство и Империя Наполеона.

В конце XVII – начале ХУШ в. исчезло былое величие Испании, Португалии, Голландии, Швеции, а к концу XVIII в. – Польши. Укрепились позиции Франции и Англии, набирала силы Пруссия. К началу XIX в. Россия стала важнейшей мировой державой.

В XVII–XVIII вв. в Европе появилась новая социальная сила – буржуазия. Располагая огромными деньгами, она неудержимо рвалась к власти. Деньги буржуазии, низкие цены на товары, производимые на фабриках и заводах, пробили стены королевских дворцов, замков феодалов, смели Бастилию, а заодно более 10 тыс. католических монастырей и храмов и возвели сотни эшафотов с гильотинами по всей Франции. Деньги буржуазии привели к власти Наполеона, который попытался установить мировую гегемонию.

Превратить Францию в ядро океанского геополитического блока Наполеону не удалось. Попытка императора задушить Англию блокадой путем военных, экономических, политических и других мер была также неудачной – на мировую арену выступила Россия. Определенную помощь ей оказали Пруссия и Австрия, и Наполеон потерпел сокрушительное поражение.

Новую расстановку геополитических сил, закрепленную Венским конгрессом (1814–1815), дала Венская эпоха. Основу этого составил имперский принцип контроля географического пространства. Мировыми центрами силы стали Российская и Австро-Венгерская империи, Британская колониальная империя (хотя таковой она была провозглашена в 1876 г.), Германская империя (с 1871 г.) и фактически колониальная империя с середины XIX в. – Франция (формально остававшаяся республикой). С 1877 г. турецкий султан принял титул «императора османов». Турция играла видную роль на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Европе. Россия до середины XIX в. доминировала в Европе, активно противостояла Англии, Австрии, Франции и, конечно, Турции. В 1853–1856 гг. во время Крымской (Восточной) войны против России выступила фактически вся Европа. Это вполне объяснимо с геополитической точки зрения. Черное и Балтийское моря превращались во внутренние моря, в «русские озера», что давало России выход в два ключевых геополитических региона – Атлантику и Средиземноморье. Контроль над ними позволял Англии уравновешивать мощь России.

После поражения России в Крымской войне Венская система претерпела некоторые изменения. Распался Священный союз монархов, который для России был скорее обузой, чем реальной помощью. С его развалом закончилась эпоха доминирования России в Европе – впрочем, не принесшая стране какой-либо пользы. Вся вторая половина XIX в. была характерна для России тем, что она балансировала в геополитическом европейском поле, поддерживая то Пруссию против Франции, то Францию в ее противостоянии с Германией. И такая политика оправдала себя, позволив достичь максимальных результатов при минимуме затрат сил. В конце 1870-х гг. была довольно скоротечная война с Турцией, когда русские войска не только освободили Болгарию, но и под руководством генерала Скобелева дошли до Стамбула. Однако западные державы вновь не позволили России завладеть «ключом от Царьграда».

К концу XIX в. благодаря удачному применению достижений промышленной революции особенно усилились США и Германия. Американцы со своих континентальных просторов стали активно осваивать заморские рынки, изгнав испанцев с Кубы и Филиппин. Германия под руководством «железного канцлера» Отто фон Бисмарка превратилась

в огромную континентальную державу и стала играть ведущие роли в мировой политике. Под руководством Германии был создан Тройственный союз: Германия, Австро-Венгрия и Италия. Другой мощный военный блок – Антанта – был создан Францией, Англией и Россией. Цель блоков – передел сфер влияния и недопущение этого передела в пользу молодых и агрессивных европейских государств.

Версальская эпоха, начавшаяся после поражения Тройственного союза в Первой мировой войне (1914–1918), кардинальным образом изменила геополитический расклад сил. Рухнули Германская, Австро-Венгерская, Российская и Турецкая империи, ранее бывшие мощными политическими центрами. На развалинах этих могучих государств появилось несколько небольших, которые авторы Версальской системы полагали включить в сферу своего влияния.

Версальский мирный договор 1919 г. отдал пальму первенства континентальной державы Франции, а морской – Англии. Для России у политиков стран-победительниц даже не оказалось места в Европе. По их мнению, она вообще не должна была существовать как могучая держава.

От имени Лиги Наций – неотъемлемой части Версальского договора – были поделены колонии Германии и Турции. Согласно плану президента США В. Вильсона Россию, в которой в 1917 г. произошла Октябрьская революция, предполагалось разделить на сферы влияния. Например, Кавказ следовало рассматривать как часть Турецкой империи, Среднюю Азию отдать под протекторат какой-нибудь европейской державе, а на европейской части России и в Сибири создать достаточно представительные правительства. Для достижения этой цели 15 государств мира высадили войска в различных точках России, принеся ей огромные страдания, человеческие, материальные и духовные потери.

В Первой мировой войне больше всех приобрела буржуазия США. Чувствуя свою силу, Соединенные Штаты на Вашингтонской конференции в 1922 г.

добились права иметь равный с Англией военно-морской флот, который давал возможность контролировать не только важнейшие морские коммуникации, но и морское пространство.

При помощи «карманной» Лиги Наций страны-победительницы создали между Германией и Советской Россией «санитарный кордон» из государств, ориентированных на Францию и Англию. Таким образом, две великие континентальные державы были лишены прямых тесных контактов, изолированы друг от друга. Установленный мировой порядок был направлен против Советской России, Германии и Китая. Но без учета геополитических интересов этих мощных стран любая мировая политическая система просто не могла существовать.

Творцы Версальского договора не учли несколько обстоятельств: во – первых, Россия вышла из кровопролитной Гражданской войны политически единой; во-вторых, Европа в 1920-х гг. была охвачена пролетарскими революциями,

границы, расстановку новых геополитических сил. По сути, в Потсдаме было констатировано, что мир из многополюсного стал биполярным: СССР и его союзники, представляющие континентальную силу; США и их союзники, представляющие в большинстве морскую силу.

Противоборство этих полюсов и определило содержание Потсдамской геополитической эпохи. Ее характерной чертой было то, что противостояние двух мощных блоков шло на грани балансирования между «холодной» и ядерной войнами. Совершенствование авиации, появление ракетной техники, космического, лазерного и других видов оружия коренным образом изменили роль воздушного и космического пространства. На планете не осталось недосягаемых точек, тем более для ракетного оружия, электронных СМИ, компьютерных систем и т. д.

К сожалению, экономика СССР оказалась маловосприимчивой к новейшим достижениям научно-технической революции, а политические лидеры Союза не

осознали необходимости технологической модернизации страны.

Потсдамский мировой порядок был разрушен с развалом СССР в 1992 г., т. е. прекратила существование биполярная структура мира.

Беловежская эпоха характеризуется появлением новых буржуазных государств. Новые властители мира стали формировать новый мировой порядок, опираясь в основном на идеи Версальской системы, в котором не находится достойного места для России. По-прежнему усилия этой системы будут направляться на сдерживание Китая, исламского мира, Индии.

Однако Россия, преодолевая тяжелые политические, экономические, социальные и иные последствия распада СССР, в последние годы все увереннее заявляет о себе как о важном субъекте современного геополитического пространства, проводящем гибкую и разумную внешнюю политику с учетом своих национальных интересов.

Древний Рим), второе – торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).

По мысли родоначальников геополитики, особенно А. Мэхэна и X. Маккиндера, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, падая на хорошую политическую и военную почву, дают плоды непримиримой вражды двух стихий, двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии).

Сухопутное могущество, или теллурократия, характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественных ориентаций: оседлость; ограниченность в выборе приложения труда; консерватизм; строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды, группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. Суша – то, что всегда прочно, устойчиво, твердо. Такая твердость формирует твердость морали и закона,

представляет высшую ценность. Следовательно, в такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы, законы становятся относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку – стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе.

Столетиями континентальные цивилизации (суша) – Спарта, Афины, Рим – довлели над морскими, но ходом развития техники (повышение уровня кораблестроения, совершенствование вооружений, разделение общественного труда и, следовательно, развитие товарообмена и торговли) объективно усиливались позиции моря, морских цивилизаций.

Отсюда вытекает другой закон геополитики: усиление фактора пространства в человеческой истории. Это особо подчеркивает Мэхен в работе

«Влияние морской силы на историю». В частности, он замечает, что английская нация обязана своим величием морю более, чем всякая другая. Рост влияния талассократии начинается вместе с эпохой Великих географических открытий, а достигает вершины своего могущества в конце XX в., когда англосаксонский капитализм и индустриализм сформировались как единый комплекс. Гласным оплотом талассократии с середины XX в. стали США. В середине XX в. геополитический дуализм достиг своего апогея, причем теллурократия отождествлялась с СССР, а талассократия – с США и подконтрольными им сферами влияния.

В качестве производного основного закона геополитики – дуализма талассократии и теллурократии – можно с определенной долей условности назвать закон синтеза суши и моря, т. е. наличие «береговой зоны». Это тоже ключевое понятие в геополитике. «Береговая зона», или Rimland, – фрагмент талассократии или теллурократии. Влияние моря предопределяет в «береговой зоне» более активное

развитие, чем на суше, поэтому она более сложное и культурное образование. Rimland напоминает одновременно, как считает А. Дугин, «остров и корабль», а с другой стороны – «Империю и Дом». По его мнению, Rimland – «сложная реальность, имеющая самостоятельную логику и в огромной мере влияющая как на талассократию, так и на теллурократию». «Береговая зона» выступает как субъект истории со своей волей и судьбой, но реализуются они в рамках геополитического дуализма. Таким образом, Rimland выступает поясом, пограничной зоной, границей. В геополитике этот термин несет иную смысловую нагрузку, чем понятие границы между государствами. Морские пришельцы видят берег не как линию для самого материка, а как территорию, которую можно оторвать от континентальной массы, превратить в базу, торговый, военный анклав для дальнейшего наступления на сушу

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com