Перечень учебников

Учебники онлайн

5.3 Мыслить континентами Йордис фон Лохаузен

Очень близок к Тириару австрийский генерал Йордис фон Лохаузен. В отличие от Тириара или де Бенуа он не участвует в прямой политической деятельности и не строит конкретных социальных проектов. Он придерживает ся строго научного подхода и ограничивается чисто геополитическим анализом. Его изначальная позиция та же, что и у национал-большевиков и "новых правых", он континенталист и последователь Хаусхофе ра.

Лохаузен считает, что политическая власть только тогда имеет шансы стать долговечной и устойчивой, когда властители мыслят не сиюминутными и локальны ми категориями, но "тысячелетиями и континентами". Его главная книга так и называется "Мужество властвовать. Мыслить континентами" (18).

Лохаузен считает, что глобальные территориальные, цивилизационные, культурные и социальные процессы становятся понятными только в том случае, если они видятся в "дальнозоркой" перспективе, которую он противопоставляет исторической "близорукости". Власть в человеческом обществе, от которой зависит выбор исторического пути и важнейшие решения, должна руководствоваться очень общими схемами, позволяющим найти место тому или иному государству или народу в огромной исторической перспективе. Поэтому основной дисциплиной, необходимой для определения стратегии власти, является геополитика в ее традиционном смысле оперирование глобальными категориями, отвлекаясь от аналитических частностей (а не "внутренняя" прикладная геополитика школы Лакоста). Современные идеологии, новейшие технологические и цивилизационные сдвиги, безусловно, меняют рельеф мира, но не могут отменить некоторых базовых закономерностей, связанных с природными и культурными циклами, исчисляемыми тысячелетиями.

Такими глобальными категориями являются пространство, язык, этнос, ресурсы и т.д.

Лохаузен предлагает такую формулу власти:

"Могущество = Сила х Местоположение"

Он уточняет:

"Так как Могущество есть Сила, помноженная на местопо ложение, только благоприятное географическое положение дает возможность для полного развития внутренних сил." (19)

Таким образом, власть (политическая, интеллекту альная и т.д.) напрямую связывается с пространством.

Лохаузен отделяет судьбу Европы от судьбы Запада, считая Европу континентальным образованием, временно подпавшим под контроль талассократии. Но для политического освобождения Европе необходим простран ственный (позиционный) минимум. Такой минимум обретается только через объединение Германии, интегра ционные процессы в Средней Европе, воссоздание территориального единства Пруссии (разорванной между Польшей, СССР и ГДР) и дальнейшего складывания европейских держав в новый самостоятельный блок, независимый от атлантизма. Важно отметить роль Пруссии. Лохаузен (вслед за Никишем и Шпенглером) считает, что Пруссия является наиболее континентальной, "евразийской" частью Германии, и что, если бы столицей Германии был не Берлин, а Кенигсберг, европейская история пошла бы в ином, более правильном русле, ориентируясь на союз с Россией против англосаксонских талассократий.

Лохаузен считает, что будущее Европы в стратегиче ской перспективе немыслимо без России, и наоборот, России (СССР) Европа необходима, так как без нее геополитически она незакончена и уязвима для Америки, чье местоположение намного лучше, а следовательно, чья мощь рано или поздно намного опередит СССР. Лохаузен подчеркивал, что СССР мог иметь на Западе четыре Европы: "Европу враждебную, Европу подчинен ную, Европу опустошенную и Европу союзную". Первые три варианта неизбежны при сохранении того курса европейской политики, которую СССР вел на протяжении "холодной войны". Только стремление любой ценой сделать Европу "союзной и дружественной" может исправить фатальную геополитическую ситуацию СССР и стать началом нового этапа геополитической истории - этапа евразийского.

Позиция Лохаузена сознательно ограничивается чисто геополитическими констатациями. Идеологические вопросы он опускает. Например, геополитика Руси боярской, России царской или Советского Союза представля ет для него единый непрерывный процесс, не зависящий от смены правящего строя или идеологии. Россия геополитически это heartland, а следовательно, какой бы в ней ни был режим, ее судьба предопределена ее землями.

Лохаузен, как и Тириар, заранее предсказал геополитический крах СССР, который неизбежен в том случае, если он следовал бы своему обычному курсу. Если у атлантистских геополитиков такой исход рассматривался как победа, Лохаузен видел в этом, скорее, поражение континентальных сил. Но с тем нюансом, что новые возможности, которые откроются после падения советской системы, могут создать благоприятные предпосыл ки для создания в будущем нового евразийского блока, Континентальной Империи, так как определенные ограничения, диктуемые марксистской идеологией, были бы в этом случае сняты.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com