Перечень учебников

Учебники онлайн

Национальные интересы

Традиционное стремление развитых индустриальных государств контролировать мировые энергетические ресурсы после Второй мировой войны столкнулось с новой тенденцией: стремлением стран — обладательниц нефтяных ресурсов использовать часть своих природных богатств для укрепления своего международного положения, решения насущных экономических и социальных проблем.

Все это усиливало противоречивость в межгосударственных отношениях, повлияло на противостояние СССР и стран Запада в геополитическом, экономическом, военно-стратегическом аспектах.

Советский Союз и США с самого начала холодной войны стали бороться за влияние на Ближнем Востоке. Столкновение интересов началось с середины 50-х годов, когда Великобритания и Франция потеряли свои прежние позиции в этом регионе. До 1956 года СССР обеспечивал нефтью своих союзников в Восточной Европе и продавал по льготным ценам нефть и нефтепродукты в Индию, не оказывая никакого влияния на рыночную конъюктуру. На мировой рынок поступала относительно дешевая нефть из Ближнего Востока, Венесуэлы и некоторых других стран. Причем и добыча, и продажа ее контролировались в основном американскими и британскими нефтяными компаниями. Цены были установлены на уровне около 3 долл. за баррель, что делало невыгодным ее использование для получения электроэнергии, большая часть которой и в Западной Европе, и в Японии генерировалась за счет угля.

Западные советологи и экономисты до сих пор теряются в догадках — для каких целей Советский Союз начал с 1958 года продавать на мировом рынке в крупных масштабах по демпинговым ценам сырую нефть.

Такая акция сразу же породила «ценовую войну» на понижение. Западные компании первое время сопротивлялись снижению цен, но после того, как в 1959 году британская компания «Бритиш Петролеум» также вступила в игру на понижение, цены на нефть стали падать. Советский Союз продолжал практику снижения цен, и мировые цены на нефть систематически снижались до сентября 1973 г., упав почти наполовину, если внести поправки на инфляцию (1 долл. 1959 г. = 2 долл. 1973 г.). Очень дешевая нефть в течение 15 лет преобразила экономику многих западных стран, обеспечив их быстрое развитие. Немецкое и японское «экономические чуда», выраженные в стремительном росте производства на 9—11% в год, во многом связаны в том числе с дешевой энергией. В 1955 г. в Японии только 7% электроэнергии производилось за счет нефти. В 1969 г. нефтью обеспечивались уже 70% японских энергетических потребностей. Нефть стала дешевле угля, и отопление домов в Европе и в США переводили с угля на сырую нефть. Даже в таких традиционно угольных странах, как Германия и Великобритания, немало электростанций перешли с угля на нефть.

Существуют различные версии, для чего Н. Хрущев начал, а Л. Брежнев продолжил политику намеренного снижения цен на нефть на мировом рынке, причем явно в ущерб собственным интересам. Согласно одной из них, СССР не мог использовать ближневосточную нефть и не имел того влияния в этом регионе, которым обладал Запад. Поэтому создавалась хаотическая ситуация на Среднем Востоке для минимизации западного влияния1.



## Benjamin Shwadran. Middle East, Oil and The Great Power. B. Y., 1959.



Другое, более популярное объяснение сводилось к тому, что растущему импорту Советского Союза были необходимы финансы, которые должны были быть обеспечены экспортом дешевой нефти1. Производителю сырья всегда выгоднее продавать меньше и дороже, чем больше и дешевле, особенно если речь идет о невосполнимых ресурсах, таких, как нефть. Более вероятна теория, что эта «ценовая война» есть глобальный вариант известной «биржевой игры на понижение», суть которой в преднамеренном снижении цен на акции с целью создания ажиотажа и приобретения контрольного пакета для установления монополии.



##1 Robert Campbell. The economics of Soviet Oil and Gas. Baltimor, 1968.





Предполагают, что тогдашний президент Египта Гамаль Абдель Насер убеждал H. Хрущева и Л. Брежнева снижать мировые цены на нефть для того, чтобы разорять саудовских королей и других арабских эмиров и шейхов, а также иранского шаха, стимулируя в этих странах социальное напряжение. Насер хотел стать лидером всех арабов и даже всех мусульман. В какой-то мере эта политика имела успех и привела к свержению монархий в Ираке 1958 г. и Ливии 1969 г. и к установлению в этих странах арабского варианта социализма, сходного с египетским. Теперь можно лишь фантазировать на тему о том, какие изменения в мировой экономике и балансе сил могли произойти, если бы Советский Союз не выступил против иракской оккупации Кувейта, присоединившись к Соединенным Штатам. В таком случае под прямым или косвенным контролем СССР оказалась бы львиная доля мировых запасов нефти, что позволило бы ему диктовать высокие цены экономикам западных стран.

Активность в Ближневосточном регионе проявлялась не только советскими дипломатами и политиками. Первая обнародованная американской администрацией официальная позиция, касающаяся политики США на Ближнем Востоке (доктрина Трумэна 1947 г.), содержала тезис о необходимости поддержки политических режимов Греции, Турции и Ирана, над которыми нависла советская угроза. Позиция США того времени предусматривала в разрешении конфликтов с СССР применение военной силы, если будет на то необходимость1.





##1 Bruce R. Kuniholm. The Origins of the Gold War in the Near East: Great PoweTconflict and Diplomacy (N-J) Iran, Turkey and Greece. Princeton. N-J. Princeton University Press, 1980.



В 1957 году доктрину Трумэна сменила доктрина Эйзенхауэра, которая была сфокусирована на Арабо-Израильском секторе средневосточного региона.

Этот период связан с новым витком развития противостояния супердержав, сопровождавшегося ростом влияния СССР, потерей позиций Великобритании и Франции в районе Суэцкого канала, и поставило перед внешней политикой США новые проблемы, требовавшие внесения уточнений в стратегию и тактику ведения холодной войны, которые нашли в последующем свое отражение в доктрине Никсона.

«Двухопорная политика», сконцентрированная на поддержке Ирана и Саудовской Аравии, должна была противостоять интересам СССР и его союзников. При всем этом эта доктрина не распространялась на весь Ближний Восток, а предназначалась для политики в регионе Персидского залива и, по сути, была карт-бланшем для иранского шаха, который, приобретая у США оружие, гарантировать стабильность и безопасность в заливе. Эта доктрина действовала и в период администрации Форда, и даже некоторое время после прихода к власти Картера, который сместил акценты своей политики на разрешении арабо-израильского конфликта, что в немалой степени было вызвано тем, что СССР активизировал свою деятельность в этом направлении.

Администрация Картера вынуждена была считаться с потенциальной ролью Советского Союза в разрешении арабо-израильского конфликта. В этот период Картер видел в СССР силу, активно влияющую на развитие ситуации в регионе, с чем он не мог не считаться. 1 октября 1977 г. Советский Союз и США подписали совместное коммюнике, где говорилось о необходимости «скорейшего разрешения арабо-израильского конфликта в духе Женевской конференции 1973 г.» Однако серьезные изменения, произошедшие на Ближнем Востоке и во внешней политике СССР, — особенно Иранская революция и вторжение советских войск в Афганистан, — изменили политику США, вернули ее к ранним доктринам (Трумэна, Эйзенхауэра, Никсона), которые, как известно, рассматривали СССР как деструктивную силу, угрожающую стабильности в регионе и интересам США.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com