Перечень учебников

Учебники онлайн

3.14 Нефтедоллары и мондиализм

Саудовская Аравия, оплот сугубо арабского ислама и исламской теократии, на идеологическом уровне представляет собой особую "ваххабитскую" модель авторитарного, моралистического и "пуристского" мусульман ства, типологически очень близкого протестантским формам христианства. Восточная азиатская созерцатель ность, аскетизм и религиозная пассионарность заменены здесь ритуализмом и доминацией почти секулярной этики. По замечанию исламского фундаменталиста Гейдара Джемаля, "Саудовская Аравия в ее актуальном состоянии представляет собой прямую противоположность миру "континентального ислама". Геополитически интересы ваххабитской Саудовской Аравии вполне совпадают с определенной версией мондиалистского проекта, так как экономическое и военное благополучие этой страны основано на поддержке США, которые защищают династические интересы саудовских королей в военной и экономической сферах. Пример военной поддержки война против Ирака. Экономическая "поддержка" состоит в следующем. Вся экономика Саудовской Аравии заключается в нефти. Вся арабская нефть традиционно поступает на мировой рынок через англо-американские руки. Разработка евразийских месторождений и их освоение теоретически могли бы составить конкуренцию саудовцам, обогатить евразийские государства и сделать Европу и Японию независимыми от США. Таким образом, США, управляющие экономикой Европы через контроль над арабской нефтью, и Саудовские короли, основывающие свою экономику на американских нефтедол ларах, имеют одни и те же интересы.



Саудовская ваххабитская теократия много раз выступала как препятствие для создания собственно арабского Большого Пространства, так как это противоречи ло и интересам династии, и интересам атлантистов. Еще больше оснований у саудовцев опасаться евразийского континентального исламского Большого Пространства. Революционный Иран вообще считается идеологическим врагом номер 1 саудитов. Таким образом, геополитиче ские интересы Саудовской Аравии в восточных странах "ближнего зарубежья" прямо противоположны возникновению азиатского исламского Большого Пространст ва. А значит, путь к арабско-исламской интеграции под "ваххабитским" знаменем для азиатских республик на деле окажется также включением в мондиалистский проект, но только не в светско-националистическом варианте "пантюркизма", а в морально-теократической версии. В некотором смысле, этот путь также есть не что иное, как включение в "санитарный кордон". Только в данном случае "соблазном" является не национализм, но религиозный фактор (и деньги).



Подытоживая все эти соображения, можно сказать, что восточные страны "ближнего зарубежья" имеют только один позитивный путь создания нового Большого Пространства это путь "Исламской Революции" с ориентацией на Тегеран. При этом могут быть решены национальные конфликты и осуществлена реставрация религиозной традиции и религиозного строя. На геополити ческом же уровне это будет означать создание мощного континентального блока, вполне способного противосто ять мондиалистским проектам в этих регионах. Более того, даже первые шаги, сделанные в этом направлении, вызовут цепную реакцию в арабском мире, что грозит мондиалистам утратой контроля во всей исламской умме. Кроме того, такой геополитический союз с неизбеж ностью пробудит антимондиалистские силы Средней Европы (естественного и главного союзника Ирана на Западе) и России-Евразии.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com