Перечень учебников

Учебники онлайн

5.3. Неоевразийство и будущий мир

Огромный континент Евразию Л.Н. Гумилев, как и его предшевенники, не противопоставлял всему остальному миру. Общеметодологическим принципом евразийства является полицентризм. Евразия выступает как один из геополитических центров, не доминирует в мире. Мы отмечали, что виднейший теоретик геополитики англичанин X. Макиндер обосновывал именно эту идею. И русские евразийцы и неоевразийцы считали ее плодотворной и развивали этот тезис в своих работах.



Европейский полицентризм предполагал, что таких центров много. Европа — центр мира, но и Палестина — центр мира, Иберия и Китай — то же самое15.



По-иному смотрят на эту проблему многие видные ученые (геополитики, политологи, экономисты и т.д.), политики и военные, руководители монополий (особенно ориентированных на добычу и переработку сырья, компаний, производящих средства связи, аэрокосмическую технику).

Повышенный интерес американо-европейских ведущих политиков и обслуживающих их ученых носит далеко не праздный или теоретический характер. Они преследуют свои геополитические цели, связанные в первую очередь с захватом новых невосполнимых источников сырья (прежде всего энергоносителей). Вот что, например, пишет по этому поводу 3. Бжезинский:



Евразия — это суперконтинент земного шара, играющий роль своего рода оси. Та держава, которая на нем доминирует, будет оказывать решающее влияние в двух из трех наиболее развитых в экономическом плане регионов планеты — Западной Европе и Восточной Азии16.



Кто будет господствовать в Евразии, для Бжезинского совершенно ясно. Он пишет об этом с циничной откровенностью:



.. вряд ли какое государство может сравниться с Соединенными Штатами в четырех ключевых областях — военной, экономической, технической и культурной, придающих стране глобальный политический вес17.



Эти и другие откровения г. Бжезинского и прочих «радетелей» вхождения России в «семью цивилизованных народов мира» — один их проигрываемых сегодня вариантов присоединения России к новой суперэтнической системе. Но, как совершенно справедливо пишет Л.Н. Гумилев было бы величайшим заблуждении думать, что итогом строительства «общеевропейского дома» станет торжество общечеловеческих ценностей18.

И по меньшей мере наивно звучат слова российских политиков, ученых-западников, напоминающие мысли известного мошенника, чтущего уголовный кодекс, «запад нам поможет». По этому поводу можно процитировать Н.С. Трубецкого:



Те романо-германские державы, которые окажут России помощь... сделают это, конечно, не по филантропическим побуждениям и постараются поставить дело так, чтобы в обмен на эту помощь получить Россию в качестве своей колонии19.



Так что же ждет Россию, мир в целом? Роль колонии в монополярном мире, проект которого уже начертали 3. Бжезинский и другие ученые-западники (атлантисты, мондиалисты и т.п.), или возможны другие варианты? Сторонники евразийства первого течения по этому поводу утверждают, что «победа Запада в холодной войне» концептуально означает окончание биполярного и начало однополярного мира. При этом если чистые атлантисты (Хантингтон, например) предполагают, что эта однополярность будет относительной — выигравший Запад (The West) будет вынужден постоянно улаживать нарастающие межцивилиэационные конфликты со «всем остальным миром» (The East) — то мондиалисты (Фукуяма, Аттали) видят беспроблемную доминанту Запада над всей планетой как нечто уже случившееся. Даже самый конфликтный вариант профессора Санторо предполагает в конце концов установление Мирового Правительства.

Немногим отличается от взглядов Фукуямы, Аттали и Санторо точка зрения политолога К.С. Гаждиева. Он пишет:



мы, по-видимому, переживаем начальный этап формирования нового типа мирового сообщества всепланетарного масштаба, которое будет отличаться от общества, в котором наше поколение родилось и выросло.



И чуть ниже утверждает, что



структурообразующими силами большей части современного мирового сообщества являются рыночная экономика и — в меньшей степени — политические институты, ориентированные на демократию 20.



Но известно, что страны, добившиеся за послевоенные годы cамых динамичных показателей в экономике (СССР с 1945 по 1960 гг., Япония с 1945 до середины 90-х гг., Германия (ФРГ и ГДР) с 1945 по настоящее время, Китай с 1949 по настоящее dремя) широко принимали политические решения о регулировании и планировании своего экономического развития. Под углом зрения победы западной цивилизации написал гурологическую книгу А. Зиновьев «Глобальный человейник». В книге-фантасмагории философ, социолог, логик, писатель А. Зиновьев утверждает, что на Земле свершился повальный репорт западнизма, его традиции и ценностные ориентации стали глобальными: планета превратилась в «однопартийный» социум, все страны пришли к запдцнизму и человечество превратилось в человейник, человек слился с компьютером, перебыть самим собой, стал чем-то средним между компьютером «Ла» — зеркальным отражением человека-хозяина и муравья. А. Зиновьев в фантастической форме представил реализованный проект западников-победителей, где восторжествовала атлантическая, талассократическая система ценностей. Евразийству с его поисками смысла жизни, духовности в такой системе места нет.

Неоевразийцы России, как, естественно, и многие ученые и политики других стран Европы и Азии, не могут согласиться с этими гегемонистскими притязаниями атлантистов и мондиалистов. Противостоять монополярности, по их мнению, может биполярность:



новый континентальный альянс должен либо включить в себя всю Европу до Атлантики и несколько важнейших секторов южного побережья Евразии — Индию, Иран, Индокитай и т.д., либо обеспечить дружественный нейтралитет этих же пространств, т. е. вывести их из-под контроля атлантизма21.



Особо подчеркивается, что новый евразийский биполяризм должен исходить из совершенно иных идеологических предпосылок и основываться на совершенно иных методиках.

Механизм формирования биполярного мира дается в названной выше книге «Россия — Родина моя», где, в частности, утверждается, что



обновленная Россия, укрепившая свою государственность и возродившая свою экономику на базе современных технотронных технологий, займет в мире свойственное ей место, вновь обретя свою традиционно миротворческую, стабилизирующую, сдерживающую хаос силу22.



Есть и другая точка зрения на новое мироустройство. В XXI в. в качестве геополитического противовеса может выступить Китай. Для такого подхода есть много «за». Это стремительный экономический рост КНР, огромная территория, не уступающая территории США, большой демографический потенциал, превосходящий более чем в четыре раза потенциал США, активная динамичная внешняя политика, мощные быстро модернизирующиеся вооруженные силы и т.п. Но Китай на практике балансирует между атлантизмом и евразийством. И эта политика, по-видимому, будет продолжаться и в первое десятилетие XXI в.

В научной литературе можно встретить еще одну точку зрения относительно судеб мира. Есть немало политиков, ученых, которые считают наиболее вероятной соперницей США Японию. В частности, американский политолог К. Престовиц отмечал, что американскому веку пришел конец. Самым крупным событием конца столетия является восхождение Японии в качестве великой супердержавы. Это отражение того, что в сознании американцев все больше утверждается мысль о потере США позиции державы «номер один». По данным опросов общественного мнения, проведенных Си-Би-Эс в 1989 г., на вопрос о том, какая страна в XXI в. займет место державы «номер один», 47% назвали США, а 38% — Японию. По данным опроса, проведенного Си-би-Эс и газетой «Нью-Йорк Таймс» осенью 1997г., только 25% предпочли США, а 58% — Японию.

Еще одна точка зрения: исламские страны и Индия смогут стать реальным противовесом атлантизму и центром притяжения противников мондиализма. Это может случиться, если в их экономическом, военном развитии им поможет Россия, т. е. речь опять идет о евразийстве. В своем последнем интервью Л.Н. Гумилев особо подчеркнул: «знаю одно и скажу Вам по секрету, что если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство»23.

Заканчивая анализ теории евразийства Л.Н. Гумилева, можно сделать следующие выводы:

1. Евразия является альтернативным Западу источником важнейших цивилизационных процессов. Западная цивилизация, стремящаяся навязать свои ценности Востоку, может привести к планетарным конфликтам.

2. Геополитический синтез Леса и Степи сформировал самобытные культуру, менталитет, государственность.

3. Лес является не «симбиозом», а скорее «химерой» этносов, так как находится на нисходящей ветви этногенеза

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com