Перечень учебников

Учебники онлайн

6.3. Новое геополитическое качество

Для того чтобы определить приоритеты во внутренней и внешней политике России, надо выяснить, что такое современная Россия, каковы ее интересы в советском и постсоветском пространстве. Развал СССР, суверенизация национальных республик и другие факторы создали пространство, где не существует строгих юридических норм, границ, где каждая республика и даже национальный округ имеет не только свою суверенную неустойчивую территорию, но и аморфную законодательную базу. Отсюда и вытекает отсутствие конкретных социальных, экономических перспектив для жителей республик, краев, областей, округов, в частности, и для России в целом. По этому поводу А. Дугин пишет:



Для того чтобы строить планы относительно «интересов государства», необходимо иметь ясное представление, о каком именно государстве идет речь... Полагаем, что речь надо вести о политическом субъекте, которого в случае русских нет3.



В статусе России много неясного: наследница СССР (а что тогда представляют собой другие субъекты СНГ?), межэтническая федерация, многонациональное государство, адепт Запада, в частности США (территория которого должна быть поделена на три самостоятельные республики)?4

Таким образом, получается, что Россия, в зависимости от обстоятельств может выступать в различных ипостасях: как объект для дележа между мировыми державами, как региональная держава и как держава, обладающая мощным ядерным потенциаом. Экономический потенциал РФ настолько мал, что это служит «основанием» для государств — соседей (и не только соседей) предлагать свое видение дележа территории России. Вот почему нет возможности говорить о стратегических интересах такого маргинального образования, как современная Россия. Справедливо считает А. Дугин, что «стратегические интересы РФ» могут проясниться только после того, как появится, сложится и определится политический, социальный, экономический и идеологический субъект этих интересов. И далее развивает тезис:



РФ не имеет государственной истории, ее границы случайны, ее культурные ориентиры смутны, ее политический режим шаток и расплывчат, ее этническая карта разнородна, а экономическая структура фрагментарна и отчасти разложена5.



Нынешняя Россия — фрагмент СССР. Подобные образования представляют и другие страны независимого содружества. Бельгийский геополитик Жан Тириар сравнил СССР с плиткой шоколада, где его дольки — это бывшие советские республики. После того как плитка разломана, ее невозможно сделать монолитной никаким иным путем, кроме переплавки всей плитки, и новой штамповки. Но дадим возможность истории оценить или реализовать этот тезис Ж. Тириара. Сейчас же посмотрим, что представляют собой другие «кусочки шоколада» — бывшие союзные республики, выскажем предположение, что может ожидать их в недалеком будущем.

В бывших союзных республиках, как правило, у власти находятся представители бывшей КПСС, постсоветской управленческой структуры, во многом сохранившие менталитет и навыки руководства, полученные в системе подготовки кадров во времена СССР. Кажется, они всей пуповиной должны быть привязаны к России. Но дело в том, что в политических, экономических и других отношениях, в геополитике механизмы и связи более сложные, чем в биологическом организме. Как правило, место ослабевшего суверена постепенно, но неуклонно занимает другой. На смену постсоветским лидерам независимых государств на территории бывшего СССР приходят новые люди, часто представляющие и отстаивающие интересы не только своего народа или народов, проживающих на территории республики, но и сопредельных или дальних государств. В бывших союзных республиках СССР идет постоянная ротация руководящих . В качестве примера можно взять любую из них, да и саму Россию. Принимаемые политические и экономические решения главами государств — бывших республик нередко полностью или частично игнорируют интересы народа, их национально-культурные и другие чувства. Фактически народы становятся зависимы от староновой номенклатуры, которая часто проводит в своей внешней и внутренней политике интересы более сильных в геополитическом отношении государств. Этими факторами во многом объясняется укрепление позиций в регионах бывшего СССР, Турции и Ирана, США и Германии, Китая и Японии, Франции и Англии и т.д.

Противостоять этой экспансии народы России и других суверенных республик смогут в том случае, если они объединятся. Возможно ли это объединение при имеющихся разногласиях, противоречиях, существующих почти во всех сферах общественной жизни? Да, возможно. Надо четко представлять, что многие противоречия в сфере экономики, политики, идеологии созданы искусственно и специально раздуваются в сознании масс. Например, шумиха вокруг пустяковых проблем, поднятая в СМИ после подписания союзного договора между Россией и Белоруссией. Как показала история, добровольное объединение, сотрудничество, добрососедские отношения всегда были характерны для славян, русских с тюркскими народами. Они, как писал Л.Н. Гумилев, обладают положительной комплементарностью, каждый народ занимает свою исторически обусловленную ландшафтную нишу. И сейчас во многом русские и тюркские народы сосуществуют в своих специализированных экономических, производственных нишах, детерминированных общественным разделением труда. Русский народ в этом сосуществовании — сотрудничестве всегда выполнял мессианскую роль, был носителем прогрессивных традиций, технологий, культуры и т.д. Это неоднократно отмечал известный специалист по национальным отношениям, профессор Рамазан Абдулатипов.

Можно полностью согласиться с тезисом А. Дугина, что в нынешнем переходном периоде именно русский народ должен быть взят в качестве главного политического субъекта, от которого и следует вести отсчет на шкале геополитических и стратегических, а также социально-экономических интересов России, что русский народ — геополитическая потенция, реальная и конкретная, но еще не определившая свою новую государственную структуру — ни ее идеологию, ни ее территориальные пределы, ни ее социально-политическое устройство6.

Возможна ли переплавка разломанной плитки шоколада, т. е. возрождение новой России в обозримом будущем, где ядром, притягивающим разорванные элементы, выступит русский народ? Да, возможна! Но для этого национальные интересы России должны стоять выше сиюминутных интересов многих политических деятелей РФ. Кроме того, необходимо обязательно избавиться от пагубного влияния внешних сил на внешнюю и внутреннюю политику страны. Развал СССР начался с культурно-политической экспансии, затем она была закреплена экономической экспансией, в 90-е годы последовала и военная, в частности, приближение войск блока НАТО к границам России. Подобную схему экспансии детально описал русский философ И.А. Ильин в 40-х годах XX в., говоря, что весь кризис, переживаемый ныне Россией и миром, есть кризис по существу своему духовный. Далее философ говорит о том, что идет измельчание духовного характера, утрата духовного измерения жизни, обмеление и прозаизация человеческого бытия, торжество пошлости в духовной культуре, отмирание рыцарственности и вырождение гражданственности. По его мнению,



вселенское властолюбие, разрешающее себе все средства — весь этот единый и ужасный недуг имеет не русское, а западноевропейское происхождение7.



Русская интеллигенция, считает И. Ильин, в течение XIX в. соблазнялась им как «последним словом передовой культуры», мечтательно, сентиментально и безвольно заражаясь им. Это «вселенское властолюбие» он называет духовной чумой, которую принесла в Россию полурусская полуинтеллигенция, зараженная им до мозга костей, тупая, волевая и жестокая. «Но почему же нам не удалось оборониться от этого засилья?» — задает философ вопрос. И сам же отвечает: «Потому, что русская национальная интеллигенция не понимала своего народа... не умела верно вести его...» И еще:



по невежеству, ребячливой доверчивости и имущественной жадности народной массы, а также по недостатку волевого элемента в русском Православии последних двух веков. И главное — по незрелости русского национального характера и русского национального правосознания 8



Эта полуинтеллигенция уверовала в «западного дьявола», как в Бога, и поработила многоплеменную российскую массу - сначала соблазном разнуздания, а потом страхом голода, унижения, муки и смерти9.

Именно так и была построена программа развала СССР, Соблазн разнуздания, вседозволенности, невиданных до конца 80-х годов XX в. для народов СССР и России пошлости, порнографии, насилия, садизма и другие «прелестей» западного образа жизни, что обрушился на русских, татар, башкир, украинцев, белорусов и другие народы Союза с экранов телевизоров и кинотеатров, с глянцевых обложек журналов и книг, передач радио и т.д., раскачивал национальное самосознание. Большинство СМИ «демократической» ориентации, как будто соревнуясь друг с другом, обливали грязью всю историю России, - но особенно много желчи было вылито на послеоктябрьский период российской государственности.

За культурно-политической экспансией последовала экономическая. Лозунг Остапа Бендера «Запад нам поможет» затмил здравый смысл у многих даже национально ориентированных россиян. (Да и нашлось, к сожалению, не очень много умов, которые смогли устоять в той идеологической вакханалии, оголтелом натиске на национальное, патриотическое самосознание русского народа). Патриотизм был назван «последним прибежищем негодяев». Запад действительно «помог» России. За время реформ с 1991 по 1999 гг. долг России возрос до 160 млрд. долл. Выплаты только по процентам долга будут ежегодно составлять до 40% всего экспорта РФ. Кроме того, Россия попала в унизительное положение «бедного родственника». Если император Александр III мог себе позволить ловить рыбу, когда у него просил аудиенции посол ведущей европейской державы (царь тогда произнес известную фразу: «Европа может подождать, пока русский император ловит рыбу», то сейчас ни одно первое лицо в России не может позволить себе подобной роскоши.

Немаловажный рычаг в руках западных «друзей» — продовольственная зависимость РФ. По оценкам специалистов, 30% ввозимых продуктов питания из-за рубежа — уже угроза национальной безопасности. Россия перешагнула через эту красную черту в 1994—1995-х гг. К 1999 г. она ввозила из-за рубежа около 50% сельскохозяйственной продукции. А в Москве и Санкт-Петербурге эта планка поднялась до 70—80%. Естественно, сбрасывая в РФ недоброкачественные продукты питания, решая проблему депопуляции населения нашей страны, западные «добродетели» используют продовольственные поставки как сильнейшую экономическую и политическую удавку. Успешно идет реализация рекомендаций Римского клуба, представленных им в ООН. В них четко сказано, что «численность населения России к 2010 г. не должна превышать 50 млн. человек»10.

Россия может сдержать продовольственную, экономическую экспансию, но для этого нужна политика, направленная на оживление,собственного экономического потенциала, в первую очередь сельского хозяйства. В этой сфере экономики надо менять паритет цен, налоговую и кредитную политику. Но есть и другие, не менее эффективные источники получения продуктов питания и валюты. По различным экспертным оценкам, из-за отсутствия надлежащего государственного контроля за промыслом и вывозом морепродуктов за рубеж Российская Федерация ежегодно несёт убытки в виде реального ущерба и неполученного дохода в размере от 2 до 5 млрд. долл. в год. За рубеж по бросовым ценам уходят сотни тысяч тонн морской рыбы: окуня, палтуса, камбалы, осетровых, нототении, минтая, трески, сельди п других морепродуктов.

Так, например, согласно российской статистике, в 1994 г. мы экспортировали в Японию крабов и других ракообразных около 7 тыс. т, в 1995 — тоже 7 тыс. т, в 1996 — 8 тыс. т. По официальной японской статистике за это же время в страну Восходящего Солнца из России вывезено: в 1994 — 38,7 тыс. т, в ±, 1995 гг.— 56 тыс. т, в 1996 — почти 60 тыс. т. Получено за эти операции валюты в американских долларах по российской статистике: в 1994 г. — 90,4 млн. долл., в 1995 г.— чуть болей 85 млн. долл., в 1996 г. — около 100 млн. долл., а по японской статистике: 1994г. — почти 511 млн. долл., 1995г. — более 622 млн. долл., в 1996г. — около 700 млн. долл. 11. Этот канал утечки валюты и морепродуктов можно легко перекрыть и направить деньги в госказну.

Еще более мощный источник поступления валюты — экспорт энергоносителей, в котором заинтересовано большинство промышленно развитых стран Востока и Запада. Европа не в состоянии обеспечивать свои потребности в природном газе за счет собственных источников. Дефицит газа в Германии, Франции, Италии составляет более 50%. Разведанные запасы российского газа — 48 трлн. куб. м. (общие потенциальные ресурсы — примерно 235 трлн. куб. м.). Газ из России имеет более низкую себестоимость, чем сырье из Алжира и Ближнего Востока. Доля «Газпрома» в западноевропейском импорте — 47%, Алжира — 29%, Норвегии — 22,3%12. Наши партнеры по экспорту энергоносителей, прежде всего нефти и газа, неоднократно предлагали российским поставщикам снизить квоты и повысить цены за единицу энергоносителей, но эти предложения, как правило, отвергались олигархами-поставщиками «с порога», а конкуренты смотрят на Россию с иронией и подозрением. Почти ту же картину мы видим и на Востоке. Торговля энергоносителями — это всегда геополитика. Страны — поставщики энергоносителей и их потребители, как мать и дитя пуповиной, связаны тысячекилометровыми магистралями-газопроводами. Поставка энергоносителей - это не только экономика, но и политика, важно уметь этим пользоваться.

Еще один источник больших финансовых поступлений валюты в Россию — поставки вооружений в различные регионы мира. Но и здесь в роли судьи в последней инстанции выступают США. Они указывают России, что продавать, кому и когда. Только в 1997 г. США сочли нецелесообразным продажу Россией системы ПВО С-ЗОО Кипру, партии самолетов-вертолетов МИ-17 Колумбии, партии вертолетов КА-32 — Канаде. Под предлогом, что в Китае нарушаются права человека, палата представителей Конгресса США приняла решение о прекращении оказания России финансовой помощи в размере 190 млн. долл., если Москва поставит Китаю противокорабельные ракеты «Москит». В итоге торговля оружием стала монополией Вашингтона. В 1998 г. американцы продали другим странам более чем на 21 млрд. долл., русские - едва на 2,5 млрд. долл.13

Американцам сегодня принадлежит 80% европейского рынка вооружений, а 85% всех контрактов на поставку боевой техники Вашингтон заключает с «недемократическими режимами». Делать же подобное России «друзья» из Белого дома категорически запрещают

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com