Перечень учебников

Учебники онлайн

Основные модели интеграционных процессов в мировом сообществе в конце XX - XXI века.

Уже в 60-х гг. среди исследователей наметился сдвиг от двухполюсной (океанически-континентальной) к полицентристской трактовке современного мирового сообщества. Новая расстановка сил на мировой арене привела к возникновению геополитических схем «полицентрического» мира. «Двухполюсный советско-американский мир, — писала в конце 1971 г. «Вашингтон пост», — в том виде, как он возник после второй мировой войны, в основном ушел в прошлое. Сейчас стало модным говорить о пятиполюсном мире: США, СССР, Китай, Западная Европа (теперь, когда Англия вступает в Общий рынок) и Япония». Определяющая роль в этом полицентрическом мире неизменно отводится США, которые для проведения своего внешнеполитического курса должны использовать все остальные центры. Один из активных геополитиков, бывший министр обороны США Д. Шлезингер утверждает, что земной шар превратился в единый стратегический театр, где США должны поддерживать «равновесие», так как они занимают ключевое стратегическое положение. Отсюда следует вывод о необходимости присутствия вооруженных сил США на всех ключевых позициях мира.

Среди авторов, осознавших геополитическую значимость вышеуказанных факторов, следует назвать в первую очередь Дж. Кроуна, X. де Блая, Б. Рассета, Л. Кантори, С. Шпигеля и др. Типичны для этой группы исследователей позиции Сола Б. Коэна.

В книге «География и политика в разделенном мире» (Нью-Йорк, 1964) С. Коэн предложил ввести в геополитический метод дополнительную классификацию, основанную на делении основных геополитических реальностей на «ядра» (nucleus) и «дисконтинуальные пояса». С его точки зрения, каждый конкретный регион планеты может быть разложен на четыре геополитические составляющие:

1) внешняя морская (водная) среда, зависящая от торгового флота и портов;

2)континентальное ядро (nucleus), тождественное «Hinterland» (геополитическому термину, означающему «удаленные от побережья внутренние регионы»);

3)дисконтинуальный пояс (береговые сектора, ориентированные либо внутрь континента, либо от него);

4)регионы, геополитически независимые от этого ансамбля».

В этой же книге Коэн выделяет два геостратегических региона:

1. «Зависящий от торговли морской мир».

2. «Евразийский континентальный мир».

В их составе он выделяет следующие геополитические регионы:

Англо-Америка и Карибский бассейн; Западная (морская) Европа и Магриб; Советский Союз и Восточная Европа.

Расстановка сил на международной арене сводится Коэном к противоборству двух «центров силы» — Запада и Востока, на равном удалении от которых расположены все государства, относящиеся к числу неприсоединившихся. Таким образом, речь идет не о социальных системах во всей их многосложности, но лишь о современных группировках социалистических и империалистических государств.

Одна из особенностей модели Коэна заключается в полицентричности геополитической карты мира. Он выделяет пять геополитических центров мира (державы первого порядка): США, Россия, Япония, Китай и Европа (ЕС). Эти центры определяют свои геополитические регионы. Другие геополитические регионы определяют государства второго порядка, которые доминируют в своих регионах, такие, как Индия, Бразилия и Нигерия. Коэн рассматривает почти 30 стран в качестве государств второго порядка, за ними следуют государства третьего, четвертого и пятого порядков.

Широкий набор геополитических сценариев предлагает американский географ Дж. Коул:

1) гибель человеческой цивилизации в результате всеобщей ракетно-ядерной войны;

2) число суверенных государств удваивается за счет возобладания центробежных тенденций в ряде стран мира. Одним из результатов становится образование на территории СССР 25 новых государств;

3) число суверенных государств остается примерно стабильным, а следовательно, и субъекты международных отношений — прежние; мир становится безопаснее за счет снижения интенсивности конфликтов между политическими идеологиями; развитые страны создают одну группировку, развивающиеся — другую;

4) на земном шаре образуется единое «мировое» тоталитарное государство в результате союза политических, экономических и военных элит главных империалистических государств. К империалистическим державам Коул относит ведущие в военном отношении государства. По его логике, в эту категорию попадает и СССР.

В 1966 г. в США вышла книга Роберта Ардри «Территориальный императив». Ее автор предлагает читателю идею о том, что «наша привязанность к собственности объясняется нашей биологической историей», поскольку, оказывается, «мы можем наблюдать соблюдение прав собственности от одного животного вида к другому». Территориальный инстинкт животных переносится на человеческое общество. Корни агрессивности он видит в «территориальном императиве».

В конце 60-х гг. XX в. во Франции возникло геополитическое течение «новые правые», которые возглавил философ и публицист Ален де Бенуа. Это течение подчеркивало связь своих идей с концепциями довоенных немецких геополитиков-континенталистов.

Ведущим принципом «новых правых» стал принцип континентальной геополитики. Будущее, считали они, принадлежит «большим пространствам», на территории которых должна быть создана «Федеральная империя». Это стратегически единое пространство, где каждый этнос сохраняет свою самобытную культуру.

Все этносы, населяющие Европу, по мнению Бенуа, — это выходцы из Индии, т.е. имеют «общее прошлое», но в силу экономических, сырьевых, стратегических, политических интересов они должны иметь и «общее будущее». Государствам Европы надо выйти из НАТО, соблюдать строгий нейтралитет, создать собственные европейские ядерные силы. Именно такую политику проводил до конца 60-х гг. президент Франции генерал де Голль.

В противостояние Западу «новые правые» искали понимания и поддержки на Востоке, проявляя интерес к внешней политике СССР, Китая. В идее союза Европы и СССР они видели возможность противостояния атлантизму и мондиализму.

Принципиально не отличались от доктрины «новых правых» идеи бельгийца Жана Тириара. С 60-х гг. он стал лидером движения Юная Европа», объявив себя учеником и продолжателем концепции Хаусхофера. Он считал себя европейским «национал-большевиком», создателем «Европейской империи». Его теория строилась на правиле «автаркии больших пространств»: государство может полноценно развиваться только тогда, когда оно обладает достаточным геополитическим пространством, большими территориями. Опираясь на этот тезис, Тириар делал вывод, что государства Европы потеряют свое значение, если они не создадут единую империю, противостоящую США.

Единая «Европейская империя» должна быть централистской, унифицированной, т.е. государством-нацией. В последнем понятии кроется суть различия между доктринами Тириара и Бенуа. Тириар пришел к выводу, что масштаба Европы уже не хватит, чтобы противостоять США, идеям атлантизма и мондиализма. Он видел контуры огромной континентальной конструкции «Евразийской империи конца» и ее столкновение с «Империей Атлантики».

В Европе 70-х гг. XX в. сложилось еще одно довольно мощное течение — прикладная геополитика. Внутри него существовало несколько школ со своими методологией и методами. Ведущее место в этом течении занимала школа Ива Лакоста — «внутренняя геополитика». Суть воззрений Лакоста сводится к тому, что геополитика — не континентальное видение развития исторических процессов, не наука, главный принцип которой фундаментальное планетарное мышление, основанное на цивилизационно-географическом дуализме. Деглобализация ее как дисциплины, сведение к решению локальных проблем, носящих не планетарный, а частный характер, — таков метод Лакоста, низводящий геополитику до узкой аналитической дисциплины, получившей название «внутренняя геополитика».

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com