Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 10. Особенности современной системы международной безопасности и геополитические угрозы и вызовы

После краха биполярного мира и окончания холодной войны (в ноябре 1990 г. обе сверхдержавы подписали Парижскую хартию, после чего последовал крах «народных демократий»), складывается геополитическая структура мира, которая является отражением иной системы международной безопасности. Характерная особенность современной системы международной безопасности - это противостояние двух тенденций: (1) фрагментация и регионализация международной безопасности, результатом чего является напряженность и соперничество и (2) стремление к глобальной стратегической взаимосвязанности. На наличие первой тенденции указывают следующие факты:

1. После краха биполярной системы мира произошла децентрализация системы международной безопасности, последствием которой стала фрагментация мира на относительно самостоятельные комплексы региональной безопасности.

2. Соединенные Штаты остались единственной в мире военной сверхдержавой, геополитическим амбициям которой трудно противостоять. Военные кампании США в Афганистане и Иране не дают минимально необходимых гарантий безопасности и стабильности.

3. После окончания холодной войны великие державы (кроме США), решая проблемы безопасности, прежде всего, руководствуются региональными интересами.

4. Возросло соперничество между крупными державами в регионах и мире. Как отмечает Ч.Капхен: «Возобновление соперничества и конфликтов между крупнейшими мировыми державами, без сомнения, предопределено. И более всего Америка этому поспособствует, если примется насаждать свои взгляды на терроризм, полагаясь на то, что всеобъемлющий мир продолжается. Вместо этого, Америке следует осознать, что превосходство и стабильность, вскормившие ее, уже начинают ускользать. Европа находится в середине революционного процесса политической и экономической интеграции, которая постепенно упраздняет важность внешних границ и ведет к концентрации власти в Брюсселе. Общее благосостояние Европейского Союза скоро составит конкуренцию царящему в Соединенных Штатах изобилию. Россия в конечном счете воспрянет и, возможно, займет свое место в интегрированной Европе. Азия отстала не намного. Китай уже представляет целый регион, и его экономика быстро растет. И Япония со второй по величине экономикой в мире преодолевает экономический спад и постепенно расширяет свое политическое и военной влияние» .

5. После распада биполярной системы мира увеличилось количество конфликтов и локальных войн (вспышка национальных конфликтов и рост напряженности в Европе и на Балканах, на Ближнем Востоке, на границе между Индией и Пакистаном, в Южной Азии, в Африке), так как исчезли механизмы, сдерживающие их в период холодной войны. В эпоху биполярного мира большинство локальных конфликтов не разрешались, накапливался их отрицательный потенциал, а когда исчез «надзор» в образе противостоящих друг другу США и СССР, конфликты обнажились угрожающе.

Процессам фрагментации и регионализации противостоят мощные центростремительные силы, усиливающие стремление к глобальной стратегической взаимосвязанности, о чем свидетельствуют следующие факты:

1. Угроза национальной безопасности принимает все более разнообразный характер, перестает быть исключительно военной. Такие проблемы планетарного масштаба, как рост запасов оружия массового уничтожения, международный терроризм, организованное насилие и вооруженные конфликты, массовая бедность в развивающихся странах, деградация окружающей среды, потоки беженцев, наркотики, преступность, несут с собой глобальные угрозы, которым можно противостоять только коллективными усилиями. Эти проблемы не могут быть решены с помощью только военной силы или средствами отдельного национального государства. Необходим глобальный механизм координации и сотрудничества между странами.

2. Второй факт, подтверждающий, тенденцию стремления к глобальной взаимосвязанности, заключается в том, что во многих регионах происходит постепенный сдвиг в направлении к совместной обороне или многосторонним мерам безопасности. В настоящее время военная глобализация, угрозы и вызовы, имеющие глобальный характер, заставляют серьезно переосмыслить идею национальной безопасности и практическую ее реализацию. Доктрина национальной безопасности остается одним из самых важных принципов современной государственности. Государство с момента своего возникновения заботилось о сохранении суверенитета, т.е. о своей национальной безопасности, понимаемой как недопущение внешней агрессии. Национальная безопасность традиционно понималась, главным образом, в военных терминах: как мобилизация, развертывание и использование военной силы с целью достижения национальных целей. В век глобализации с ее вызовами и угрозами достижение национальной безопасности становится сложной и долговременной проблемой для всех государств. В эпоху глобализации национальная безопасность в значительной степени может быть обеспечена только с помощью формирования системы коллективной или глобальной безопасности. В современном мире происходит институциализация системы совместной обороны, укрепляются коллективные меры оборонного характера и международное военное сотрудничество. Для большинства развитых европейских стран, например, стратегия «национальной безопасности» почти перестала отличаться от стратегии международной безопасности, поскольку все они образуют единую систему «коллективной безопасности», в пределах которой военная сила не играет никакой активной роли в отношениях между государствами, являющимися элементами этой системы.

В современном мире безопасность обеспечивают Организация Объединенных Наций, которую можно назвать межправительственной организацией глобального уровня, и межправительственные организации регионального уровня, которых большинство и которые достаточно успешно сотрудничают друг с другом. Принадлежность государства к ООН (членами ООН являются 192 государства) теоретически предполагает участие в глобальном режиме коллективной безопасности. Совет Безопасности как основная структура ООН (в Совет Безопасности входят пять постоянных членов – Великобритания, Китай Россия, США, Франция, обладающих правом вето, и десять непостоянных, избираемых Генеральной Ассамблеей ООН на два года) рассматривает и принимает решения по самым сложным проблемам в сфере региональной и глобальной безопасности. ООН была создана в 1945 году. Цели ООН изложены в ее Уставе:

• Поддерживать международный мир и безопасность.

• Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов.

• Осуществлять сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении уважения к правам человека и основным свободам.

• Быть центром для согласования действий наций в достижении общих целей.

Принципы, в соответствии с которыми действует ООН:

• суверенное равенство всех членов ООН;

• добросовестное выполнение всеми членами ООН своих обязательства согласно Уставу;

• разрешение своих международных споров мирными средствами, не подвергая угрозе международный мир, безопасность и справедливость;

• члены ООН должны воздерживаться от угрозы силой или ее применения против любого государства;

• члены ООН должны оказывать ООН всемерную помощь во всех действиях, предпринимаемых ею в соответствии с Уставом, и воздерживаться от оказания помощи любому государству, против которого ООН предпринимает действия превентивного или принудительного характера;

• Устав ни в коей мере не дает ООН права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию какого бы то ни было государства.

Биполярная система мира не позволяла ООН в полной мере выполнять свои функции по поддержанию коллективной безопасности. За весь период холодной войны ООН осуществила всего 15 миссий: миротворческие силы ООН на Ближнем Востоке, на Кипре, операция ООН в Конго, наблюдательные миссии ООН в Индии и Пакистане, Йемене и т.д. В настоящее время ООН активизировала действия по поддержанию мира. С 1989 г. по настоящее время ООН осуществила уже более 30 миссий: миссия в Анголе, в Руанде, миссия наблюдателей на границе между Кувейтом и Ираком, в Сальвадоре, в Камбодже, миротворческие силы в Югославии, в Сомали, в Судане, в Ливане, на Гаити и др. В перспективе не исключено появление новых организаций глобального уровня, каждая из которых будет специализироваться на предотвращении какой-либо одной из многочисленных и постепенно набирающих силу глобальных угроз современного мира.

В основных регионах мира наряду с уже существующими межправительственными организациями появляются новые. На евроатлантическом пространстве основной действующей международной военной и инфраструктурой остается НАТО (Организация Североатлантического договора). Организация Североатлантического договора все еще сохраняет статус главного форума, на котором вырабатываются и согласовываются оборонные стратегии западноевропейских государств. НАТО создавался в 1949 году по инициативе США представителями 12 стран как система американских гарантий безопасности, в том числе ядерной, союзной Европе. В настоящее время НАТО – самый крупный военно-политический блок. Вооруженные силы НАТО составляют 4,5 млн человек. На 2007 г. в составе НАТО 26 членов. В НАТО стремятся Хорватия, Македония, Сербия, Грузия, Украина, Албания. НАТО подписало соглашение о сотрудничестве с рядом европейских государств, стремящихся в НАТО, либо поддерживающих его политику. Программа взаимодействия с этими государствам и называется «Партнерство во имя мира». Среди участников программы: Албания, Азербайджан, Армения, Австрия, Грузия, Ирландия, Казахстан, Киргизия, Македония, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина, Финляндия, Хорватия, Швеция, Швейцария. На ежегодные саммиты глав государств НАТО съезжаются почти 50 лидеров различных групп стран, включая 26 официальных союзников.

Несмотря на значительные разногласия, НАТО и Россия сохраняют партнерские отношения. Наиболее приоритетный проект взаимодействия России с НАТО – это создание в соответствии с решениями Римской встречи России и НАТО в мае 2002 года Совета «Россия-НАТО». Деятельность этого Совета позволила более полно отработать систему связи и консультаций между Россией и НАТО в кризисных ситуациях и порядок формирования совместных воинских контингентов в зонах конфликтов. Россия не только участвует, но и проводит совместные с НАТО миротворческие операции. В Москве находится Информационное бюро НАТО, одна из главных задач которого – вместе с российскими партнерами добиваться того, чтобы изменить к лучшему отношение граждан России к Североатлантическому блоку.

После окончания холодной войны Североатлантическим блоком была принята новая стратегическая концепция, свидетельствующая о том, что НАТО де-факто уже не союз коллективной обороны, а скорее организация коллективной безопасности, базирующаяся на четырех положениях:

• Обеспечение необходимых оснований для стабильного и безопасного развития Европы, когда ни одна страна не могла бы запугивать или принуждать силой ни одну из европейских наций.

• НАТО - форум обсуждения проблем общеевропейской безопасности.

• Обязательство «сдерживать и защищать от любой угрозы агрессии против территории каждого государства-члена».

• Задача НАТО - «сохранение стратегического баланса» в Европе.

После окончания «холодной войны» НАТО постепенно расширяется на Восток. Президент США Клинтон в мае1997 году в своей речи на выпускной церемонии в Военной академии США в Вест-Пойнте изложил основные причины расширения НАТО:

• укрепление альянса с целью «воздействия на конфликты, угрожающие всеобщему миру» в грядущем столетии;

• содействие сохранению исторических завоеваний демократии в Европе, расширению «зоны демократии»;

• поддержка потенциальных членов альянса в их стремлении решать свои разногласия мирным путем.

• в рамках программы «Партнерство ради мира» и на базе специальных соглашений с Россией и Украиной «уничтожение искусственного водораздела в Европе, созданного Сталиным, и объединение Европы в целях обеспечения безопасности на основе отказа от разделенности и нестабильности».

Вероятно, можно назвать еще одну геополитическую причину расширения НАТО. Так, Польша, Венгрия, Чехия были достаточно быстро приняты в НАТО, чтобы раз и навсегда заполнить тот стратегический вакуум в Центральной Европе, который в XX веке провоцировал как германский, так и российский экспансионизм.

России, безусловно, не нравится столь динамичное расширение НАТО на Восток. В России такое расширение изначально рассматривалось как откровенный антирусский шаг, геополитический вызов, возрождающий конфронтацию и борьбу за сферы влияния. Но нельзя игнорировать тот факт, что большая часть населения центрально- и восточноевропейских стран (граждане Польши, Чехии, Румынии, Венгрии Болгарии, Словении и др.) поддерживала намерения своих лидеров вступить в НАТО, чтобы исключить возможность будущего возвращения в сферу экономического и военного доминирования России - велика была неприязнь по отношению к тоталитарному режиму в СССР. На преодоление негативных исторических последствий советского периода необходимо весьма продолжительное время и геополитика, направленная на становление стабильного, безопасного мира.

Долгое время Россия не столь активно противостояла продвижению НАТО на восток, так как считала, что после окончания холодной войны, потери противника и миссии НАТО закрепит за собой новые насущные задачи, многие из которых практически уже выполняет. Примеры тому – Косово, преодоление последствий урагана «Катрина» в США, землетрясения в Афганистане, поддержка миротворческой операции Африканского союза в Дарфуре, обучение военнослужащих Ирака, наконец, участие в нормализации ситуацию в Афганистане. Россия и сегодня не возражает против расширения НАТО, но ей небезразлично, какой будет эволюция, трансформация НАТО, и какая в результате этого ситуация будет на ее приграничных территориях. Так, факт активного стимулирования Соединенными Штатами вступления Грузии в НАТО негативно отразился на возможности разрешения грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, поощрив тем самым «партию войны», что привело к резкой дестабилизации обстановки в регионе.. Деятельность НАТО дестабилизировала в некоторой степени и внутреннюю ситуацию в Украине. Кроме того, Россию вполне закономерно настораживают целенаправленные работы НАТО по созданию военной инфраструктуры в непосредственной близости от России (планы по размещению ПРО в Польше и Чехии, баз в Румынии и Болгарии, строительство радара в Прибалтике, а также военные базы на Кавказе и в Центральной Азии), что не только нарушает существующий военно-стратегический паритет, но и ставит под угрозу механизм взаимодействия между Россией и соответствующими структурами ЕС и НАТО в области безопасности, сложившийся в новых геополитических условиях. Россию не успокаивают заверения лидеров НАТО, что все это делается не против России, а против возможных атак террористов и стран-изгоев. Но если не против России, то почему не вместе с ней создавать такую инфраструктуру? Возможно, пророческими станут следующие слова Зб, Бжезинского: «С расширением НАТО, особенно если к ней в той или иной форме будет приобщена Россия, могут сложиться условия для создания трансъевразийской структуры коллективной безопасности, охватывающей также Китай и Японию» . Будущее НАТО будет в немалой степени зависеть не от того, сколь много новых государств пригласят в альянс, а от того, насколько реально партнерскими станут отношения НАТО и России. Нахождение новой миссии для НАТО возможно только в условиях самого тесного партнерства с Россией.

Кроме НАТО, влиятельной структурой в сфере европейской безопасности является ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), созданная в 1975 году, в том числе по инициативе бывшего СССР. Кроме Европейских государств, членами ОБСЕ являются США и Канада. Она была призвана смягчать противостояние двух основных держав в Европе. ОБСЕ сыграла полезную роль в наблюдении за осуществлением ряда миротворческих инициатив, предпринятых в связи с этническими конфликтами, которые разразились в Европе после окончания «холодной войны». В системе ОБСЕ – «три корзины». Первая корзина – вопросы собственно политической безопасности и контроля над вооружениями; вторая – развитие сотрудничества в области экономики, науки и техники, окружающей среды; третья – сотрудничество в гуманитарной и других областях (общественные контакты, информация, культура, образование), а также права человека. Изначально ОБСЕ было нацелено не на отражение угрозы извне, а на предупреждение угрозы внутри самой системы. В настоящее время у ОБСЕ фактически нет стройной концепции безопасности, в которую бы входили задачи отражения таких новых угроз, как международный терроризм и распространение оружия массового уничтожения. Данная организация, в основном, акцентирует свое внимание на решение гуманитарных проблем и, прежде всего, проблемы прав человека.

Международной региональной структурой безопасности на постсоветском пространстве является Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В мае 1992 года Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан подписали договор о коллективной безопасности (ДКБ), который впоследствии трансформировался в более статусную организацию – ОДКБ. В августе 2001 года в рамках ОДКБ были сформулированы Коллективные силы быстрого развертывания Центральноазиатского региона, куда входят десять батальонов: по три – от РФ и Таджикистана, по два – от Казахстана и Киргизии. Численность личного состава – около 4 тысяч человек. В апреле 2003 года сессия Совета коллективной безопасности приняла решение о введении в состав коллективных сил быстрого развертывания российской авиабазы в киргизском городе Кант. Кроме военной составляющей, в рамках ОДКБ согласовываются позиции по внешней политике, борьбе с наркотиками и незаконной миграцией, принимаются меры по устранению техногенных катастроф, обеспечивается информационная безопасность, что свидетельствует о трансформации ОДКБ из военно-политического блока в международную универсальную организацию. Организация открыта для всех желающих. У нее есть нормативная база, регулирующая порядок вступления в альянс. В рамках конкретных программ ОДКБ привлекает к работе другие государства. Так, в программах противодействия наркотрафику, кроме стран «Семерки», участвуют еще двенадцать государств.

Проблемами безопасности, а именно и координацией усилий по борьбе с терроризмом, в Центральноазиатском регионе занимается и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), членами которой являются Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Таджикистан. Государства – члены ШОС крайне заинтересованы в недопущении развития изнутри и инспирации извне угроз политической нестабильности, связанной с терроризмом, и с проблемами межнациональных, межконфессиональных и прочих конфликтов. Региональная антитеррористическая структура ШОС в 2007 году завершит создание общего банка данных о террористических организациях. Одновременно создается защищенная система связи между странами-членами ШОС для обеспечения оперативной и секретной деятельности спецслужб, вырабатываются общие стандарты с учетом специфики антитеррористической деятельности, проводятся антитеррористические военные учения в разных странах ШОС. Таким образом, у «шанхайской шестерки» появляются общие возможности для оказания помощи небольшим государствам – Киргизии, Узбекистану, Таджикистану и другим – в случаях возникновения там террористических и внутриполитических эксцессов.

Тенденция в направлении к глобализации и регионализации режимов безопасности просматривается и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Действующий в рамках АСЕАН Региональный форум (ARF) представляет собой развивающееся консультативное соглашение между Азиатско-Тихоокеанскими государствами и ключевыми глобальными силами, такими как США и ЕС, по проблемам региональной безопасности, противодействию новым вызовам и угрозам. Ассоциация государств Южно-восточной Азии начала регулярно проводить форумы в 1994 и с тех пор «превратился в мощный мотор», двигающий этот регион планеты в направлении совместной с другими странами, в том числе с Россией, борьбы с терроризмом и другими геополитическими угрозами.

Геополитические угрозы – это те явления, которые дестабилизируют геополитическую ситуацию в мире, и если им не противостоять, ими не управлять, могут привести к мировому хаосу. К геополитическим угрозам можно отнести региональные и локальные войны, нарушение режима ядерного нераспространения, современное производство и торговлю оружием, международный терроризм, современные конфликты, деградацию окружающей среды, проблему демографии и глобальной миграции.

Война как угроза современной международной безопасности. Полномасштабная, несущая массовые разрушения война в современном мире почти невероятна. Огромная военная мощь ядерных держав делает войну устаревшей в качестве инструмента национальной политики. Как отмечает К.Гаджиев: «Аргументы в пользу того, что в условиях ядерно-космического века большая война может превратиться в нечто вроде Армагеддона во всепланетарном масштабе, имеют под собой веские основания. Она недопустима с точки зрения рациональных доводов, практического разума, обыкновенного политического расчета. Война, в которой заведомо не может быть, во всяком случае явных, победителей и побежденных, бессмысленна со всех точек зрения. Более того, не только ядерная война, но и война с применением обычных вооружений в современных условиях в глазах любого здравомыслящего человека не может не выглядеть как преступление против человечества и поэтому не может считаться средством разрешения международных политических вопросов» . Но в наше время вполне реальны локальные войны – войны между двумя или несколькими государствами, ведущиеся на относительно ограниченной территории с использованием сравнительно малочисленных вооруженных сил слабо насыщенных военной техникой. Такие войны могут быть различной продолжительности, могут затихать и начинаться вновь (например, война между Израилем и Палестиной). Их масштаб, напряженность и интенсивность, как правило, зависят от прямого или косвенного участия в них крупных держав. Примерами локальных войн XX века являются война в Корее 1950-1953 гг., война во Вьетнаме 1959-1975 гг., война в Афганистане 1979-1087 гг., война в зоне Персидского залива 1991 г., война в Ираке, которая началась в 2003 г. и продолжается до сих пор. Потери гражданского населения в Ираке в результате войны уже достигли 100 тыс. человек.

Нарушение режима ядерного нераспространения – серьезная геополитическая угроза. Ядерное оружие является оружием массового уничтожения. Официальными членами «ядерного клуба», или государствами, обладающими вполне легально ядерным оружием, являются пять членов Совета безопасности ООН: Великобритания, Китай, Россия, США, Франция. Кроме этих стран, ядерным оружием обладают Индия и Пакистан. Следует отметить, что в годы холодной войны поведение США и России в сфере распространения ОМУ было не столь уж безупречным. США содействовали усилиям Великобритании в создании ядерного потенциала, помогали в том же Франции, Израилю, Пакистану. СССР оказывал помощь Китаю и Индии.

Импульсом для прекращения распространения ядерного оружия в мире стала угроза явного ядерного конфликта во время Карибского кризиса 1962 г. Вскоре после него, в 1963 г. в Москве представителями СССР, США и Великобритании был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. Впоследствии к нему присоединились более 100 государств. В 1968 г. был подписан Договор о нераспространении ядерного оружия, к которому присоединились 187 стран. Неядерные страны обязались не приобретать ядерное оружие и полностью следовать нормативным положениям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), занимающееся мониторингом развития и распространением ядерных технологий. Таким образом, установился режим ядерного нераспространения - совокупность международных договоренностей и организаций с участием как ядерных, так и неядерных государств, а также внутренних законодательств стран-участниц, целью которых является предотвращение приобретения ядерного статуса теми из них, которые не имели его к 1967 году.

Не все страны согласились «оставить ядерную эпоху в прошлом». Северная Корея и Иран заявили о своем стремлении создать ядерное оружие. С помощью ядерного оружия эти страны намерены нарушить силовое равновесие в своем регионе, использовать его как средство запугивания соседей и предотвращения нападения извне. С 1993 года, когда Северная Корея покинула МАГАТЭ, она периодически то возобновляет свою ядерную программу и оповещает об этом весь мир, то проводит переговоры и замораживает программу в обмен на оказание экономической и финансовой помощи. Под особым вниманием ООН находится ядерная программа Ирана, так как распространение ОМУ в неспокойном ближневосточном регионе опасно не только для региона, но и для геополитики всего мира.

Если в XX веке обладание ядерным оружием было привилегией развитых в военно-технологическом отношении государств, то в XXI веке намечается обратная тенденция. Это оружие привлекает относительно слабые государства в качестве геополитического ресурса. Особенно характерна фетишизация ядерного оружия в мусульманском мире. С его помощью мусульмане хотят компенсировать свою военно-стратегическую отсталость, снизить порог уязвимости от Запада, обеспечить относительный паритет с остальным миром, обрести большую уверенность в локальных конфликтах. В мусульманском мире сложилось мнение, что перспектива появления ядерного оружия у арабских государств – Саудовской Аравии, Ливии, Сирии, а также Ирана – якобы может оказать давление на Израиль. Таким образом, распространение оружия массового уничтожения получает дополнительный серьезный и опасный стимул, в результате чего конфликт между развитыми демократиями и международным терроризмом может, в конечном счете, обрести ядерную компоненту. В современном мире нет ничего более страшного, чем ядерный терроризм.

Современное производство и торговля оружие вызывает серьезные опасения. После 1945 г. военные расходы во всем мире росли довольно быстро до начала 50-х годов, к 60-м гг. они стабилизировались и затем снова пошли вверх. Пик военных расходов, составивших около 1 тысячи млрд. долларов США, пришелся на 1987 год, после чего, с окончанием холодной войны, они начали неуклонно сокращаться. За три десятилетия, с 1960 по 1990 г., военные расходы во всем мире составили сумму примерно в 21 триллион долларов США (по курсу 1987 г.). Большая часть этих расходов приходилась на долю государств, входящих в НАТО и стран-участниц Варшавского договора, т.е. по сути на долю двух сверхдержав – США и СССР. После окончания холодной войны доля США и России в мировых военных расходах снизилась. Тем не менее военные расходы западных стран по-прежнему составляют большую часть расходов всего мира. Начиная с 60-х годов постоянно увеличиваются военные расходы развивающихся стран.

Структура современного глобального военного производства выглядит следующим образом:

• Производители оружия первого уровня – США.

• Производители оружия второго уровня – Россия (В 2005 году Россия впервые со времени распада СССР обогнала США по экспорту вооружений; по данным исследовательской службы конгресса США, наша страна экспортировала оружия и военной техники на 7,1 млрд. долларов), Британия, Франция, Германия, Япония, Китай, Италия, Канада, Швеция, Швейцария и др. – всего 15 стран.

• Производители оружия третьего уровня – Индия, Израиль, Бразилия, Южная Корея, Аргентина Турция, Пакистан, Южная Африка, Египет, Иран и др. – всего 16 стран.

• Производители оружия четвертого уровня – остальные страны .

Основные производители оружия являются и основными поставщиками оружия. В 1990 году более 40 стран поставляли оружие на мировой рынок. В начале 90-х годов XX века на долю 25 стран приходилось 90% импорта оружия. С 70-х годов XX века общая численность покупателей оружия (более 100 стран) остается примерно одной и той же.

Международный терроризм – одна из самых страшных угроз современного мира. Отличительная особенность современного терроризма – его выраженная этноконфессиональная природа. Наиболее известные террористические организации, такие как «Аль-Каида», палестинская ХАМАС, ливанская «Хезболла», «Фронт исламского спасения» Алжира, Ирландская республиканская армия (ИРА), движение басков в Испании (ЕТА), «Тамильские тигры» в Шри Ланке, так наз. ваххабиты на Северном Кавказе и др., были созданы для решения политических задач, но именно на этнической и религиозной основе. Современный терроризм проявляет высокую способность адаптации к новым условиям глобальной экономики и международной среды. Одним из проявлений этой адаптации в конце 90-х годов XX века стал переход от жестко организованных локальных террористических групп к свободно структурированным международным сетям террористических сообществ.

В настоящее время самой опасной формой международного терроризма является исламский радикализм, цель которого создать масштабное теократическое государство - мусульманский халифат, объединив весь исламский мир. Географически исламский мир можно приблизительно обозначить линией, которая ведет вдоль побережья Индийского океана от Индонезии к Персидскому заливу, затем поворачивает вниз к Танзании, следует через Африку по центральной части Судана до Нигерии и вдоль Атлантического побережья к берегам Средиземного моря, затем пересекает это море до пролива Босфор и продолжается до северной границы Казахстана, поворачивая здесь в южном направлении, чтобы охватить Западный Китай и части Индии, прежде чем вернуться к исходной точке, обогнув Борнео. В территорию халифата должен войти и российский Северный Кавказ. Очерченная территория напоминает полумесяц, а это, как известно, - символ мусульман. В начале 1998 года Усама бен Ладен подписал соглашение о сотрудничестве с лидерами египетской организации «Джихад». Они объявили об основании «Мирового фронта джихада» – Всемирного исламского фронта борьбы с иудеями и крестоносцами, т.е. христианами.

Пространственная сфера активности исламского радикализма, включая террор, существенно расширилась. Это и территория США, где 11 сентября 2001 года исламскими экстремистами была совершена атака на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и Пентагон в Вашингтоне, и территория ведущих стран Европы ( теракты в Англии, Франции, Испании), и территория мусульманских регионов – Ближний Восток, Восточная Азия, Северная Африка. Исламские экстремисты, используя различные методы, в том числе террор, предпринимали и периодически предпринимают попытки свалить авторитарные режимы в ряде мусульманских стран (Египет, Алжир, Саудовская Аравия, Палестина, Пакистан и др.) и создать исламскую (шариатскую) политическую систему.

Можно назвать ряд причин активизации исламского радикализма и его популярности в современном арабском мире:

• Реакция на глобализацию современного мира, в результате которой значительная часть мусульманского мира оттесняется на второй план.

• Отчаяние, вызванное, во-первых, провалом догоняющих национальных моделей развития западного и советского образца, медленной, «вялотекущей модернизации экономики и, во-вторых, возрастающим авторитетом западно-европейской цивилизации.

• Социально-экономический застой, безработица, массовая нищета, социальное неравенство, коррупция во многих мусульманских странах.

• Реакция на навязывание западной светской демократии, что для многих мусульман, политическое сознание которых находится под сильным религиозным воздействием, означает отказ от признания высшего авторитета религии. Исламистам чрезвычайно трудно провести черту между гражданской свободой и религиозным содержанием в исламском государстве.

• Реакция на постоянную мощную поддержку Израиля Соединенными Штатами Америки. Негодование по этому поводу постепенно охватило и мусульман неарабского происхождения в Иране и Пакистане. Это способствует формированию у мусульман транснационального политического самосознания, отличающегося как откровенным, так и подсознательным антиамериканизмом.

• Кризис в Ираке способствовал росту уважения к радикальным исламистам со стороны мусульманских общин.

Опасность исламского фундаментализма состоит в том, что он распространяется в мусульманском мире, численность которого 1,2 млрд. человек, и усугубляется тем, что из 41 страны (в 32 государствах – членах ООН мусульмане составляют не менее 86% населения, еще в 9 – от 66 до 85%), где доминируют мусульмане, только 8 стран квалифицируются как «отчасти свободные», в остальных – авторитарный режим. Причем среди «отчасти свободных» стран нет ни одного арабского государства. Построение безопасного, стабильного мира просто недостижимо без участия в нем 1 миллиарда 200 миллионов проживающих на планете мусульман.

Борьба с исламским радикализмом может быть эффективной только в том случае, если в результате ее мусульманское население сможет рассматривать себя как такую же часть формирующегося глобального общества, что и ныне процветающие демократические страны планеты с другими религиозными традициями. Примеры таких государств, как Турция, Индонезия, Бахрейн, Тунис, Марокко, где произошли политические перемены, свидетельствуют о том, что мусульманский народ вполне может постепенно проникаться более умеренной политической культурой.

Конфликты в современном мире. Конфликты – это те явления, которое всегда были, есть и будут, ибо они, по мнению большинства ученых, - источник развития. Но конфликты нуждаются в рациональном разрешении и управлении, иначе они приводят к дестабилизации геополитической ситуации. После завершения холодной войны количество локальных и региональных конфликтов увеличилось. Если в эпоху биполярной системы каждая из сверхдержав контролировала действия своих союзников и тем самым снижала накал конфликтных ситуаций, то после распада биполярной системы локальные и региональные конфликты «зажили своей жизнью». Только на постсоветстком пространстве в 1990-е годы насчитывалось около 170 конфликтных зон, из которых в 30 случаях конфликты протекали в активной форме, а в 10 дело дошло до применения силы. В 1989 г. было зарегистрировано 36 конфликтов в 32 зонах, в 1995 году насчитывалось 30 крупных вооруженных конфликтов в 25 странах мира, в 1999 – 27 и тоже в 25 точках земного шара. Согласно данным ежегодного отчета, подготовленного в 2002 году в Лейдене (Нидерланды) в рамках Междисциплинарной программы исследования причин нарушения прав человека и посвященного конфликтам, в 2001 году в мире имело место 23 «конфликта высокой интенсивности», унесших примерно 125000 человеческих жизней, 79 «конфликтов малой интенсивности» (в каждом из которых погибло от 100 до 1000 человек) и 38 «политических конфликтов с элементами насилия» (число жертв которых составило от 25 до 100 в каждом случае). Относительное отсутствие насильственной политической борьбы констатировалось всего в 35 странах.

Конфликты приобрели качественно иной характер. Прежде всего значительно сократилось число классических межгосударственных конфликтов. Из 94 конфликтов, которые насчитывались в период с 1989 по 1994 гг., только 4 можно считать межгосударственными. В 1999 г. только 2 из 27 были межгосударственными: между Израилем и Палестиной; между Индией и Пакистаном. Эти конфликты не разрешены до сих пор: они периодически то затухают, то обостряются. Сегодня к ним можно добавить и конфликты между США и Ираком, между США и Ираном, между Израилем и Ливаном.

На смену межгосударственным конфликтам пришли внутренние конфликты, протекающие в рамках одного государства и причиной которых является идентификация, которая в конце XX - начале XXI в. строится преимущественно не на государственной, а на этнической и религиозной основе. Как правило, выделяют три группы внутренних конфликтов:

1. Конфликты между центральными властями и этнической или религиозной группами: во Франции и в Голландии – конфликт между государством и арабскими эмигрантами; в Великобритании – конфликт между государством и движением в поддержку независимости Шотландии, Уэльса; в Испании – конфликт между государством и движениями басков и каталонцев; в Сербии – конфликт между государством и албанским населением Косово; в Турции, Иране, Сирии - конфликт между государством и курдским населением (курдов в мире 25 млн. человек), стремящимся создать свое независимое государство.

2. Между различными этническими или религиозными группами: ненависть евреев и мусульман к друг другу на Ближнем Востоке; вражда между шиитами и суннитами в Ираке; вражда между мусульманами и христианами в Индонезии, в Судане, в Нигерии; вражда между мусульманами и индуистами в индийском Гуджарате.

3. Между государством или государствами и неправительственной (террористической) структурой.

Международные организации, ведущие государства мира, прежде всего США и страны-члены ЕС, принимают активное участие в разрешении межгосударственных и внутренних конфликтов, используя экономические и политические методы, а также гуманитарную интервенцию, основная цель которой - защита прав человека. В 90-е годы США по гуманитарным соображениям предприняли четыре военные операции в Сомали, на Гаити, в Боснии и Косово; другие страны возглавили такие операции еще в двух местах: Австралия – в Восточном Тиморе, Великобритания - в Сьерра-Леоне. Имея в виду тот факт, что в процессе гуманитарной интервенции сталкиваются два принципа, содержащихся в Уставе ООН - принцип защиты прав человека бросает вызов юридическому представлению о государственном суверенитете - Дж. Най в своей содержательной статье в журнале «Foreign Affairs» подчеркивал, что оправдать гуманитарную интервенцию может только наличие четырех важных принципов: если в глазах окружающих ваше дело – правое; если затраченные средства адекватны результату; если вероятность успеха достаточна высока; и если, по возможности, гуманитарная задача сочетается с другими важными национальными интересами .

Деградация окружающей среды непосредственно влияет на жизнедеятельность населения планеты, а потому представляет серьезную угрозу. Основные типы деградации окружающей среды – глобальное потепление, истощение озонового слоя, загрязнение морей, истребление лесов, опустынивание, истощение почвы, перенаселенность и проблемы массовой нехватки продовольствия, кислотные осадки, угроза ядерной катастрофы, глобальное снижение биоразнообразия, опасные отходы. «Прожорливость» современной экономики, международная торговля, технология и хрупкость экосистем ускоряют процесс деградации окружающей среды, увеличивают скорость распространения опасностей и угроз.

Проблемой охраны окружающей среды стали серьезно заниматься только в 60- 70-е годы XX века. С этого времени государства начинают создавать специальные департаменты и министерства по охране окружающей среды. В 1972 году была основана Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), назначение которой состояло в том, чтобы обеспечивать руководство и поощрять партнерство в бережном отношении к окружающей среде путем создания возможностей для улучшения качества жизни стран и народов без ущерба для будущих поколений. Одной из основных публикаций ЮНЕП является издаваемый раз в два года обзор «Перспективы охраны окружающей среды в мире», в котором представлен анализ региональных экологических проблем и стратегия их решения, а также перспективы использования математического моделирования в природоохранной зоне. Программы ЮНЕП финансируются Экологическим фондом, образованным добровольными взносами правительств с привлечением целевых фондов и небольших ассигнований из регулярного бюджета ООН.

Символическим моментом, свидетельствующим о том, что фактически начался переход к глобальному управлению проблемой охраны окружающей среды, была Конференция по вопросам международной окружающей среды в Стокгольме в 1972 году, спонсируемая Программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Это был первый случай, когда многосторонние агентства и национальные правительства собрались, чтобы рассмотреть все аспекты общемировых проблем окружающей среды и меры, необходимые для их решения. Хотя на самом деле практические результаты этой конференции оказались гораздо скромнее, чем надеялись организаторы, она стала прецедентом в деле охраны окружающей среды и представила программу действий на ближайшие десятилетия.

В 70-80-х годах регулирование международных водопотоков и контроль над загрязнением морей стали усиленно институциализироваться, что нашло свое отражение в разработке и подписании Лондонской конвенции о дэмпинге (1972), Конвенции о загрязнении судами (1978), Закона ООН о морской среде (1982), Программы ООН о региональных морях и многих других. Наиболее ответственные договоры были подписаны о трансграничной перевозке опасных отходов (Базельская конвенция 1989), о контроле над веществами, разрушающими озоновый слой (Венский и Монреальский протоколы 1985 и 1987 гг.) и другие.

Вторым наиболее значимым событием в сфере глобального управления проблемой охраны окружающей среды после Стокгольмской конференции 1972 года стала конференция в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Проведенная под патронажем ЮНЕП и при участии почти всех стран, входящих в ООН, эта конференция попыталась создать наиболее всеобъемлющую и всестороннюю сеть глобальных договоров по окружающей среде из всех когда-либо появлявшихся на свет, а также глубоко продуманную программу национальных и международных действий по достижению экологических целей. В числе принятых на конференции документов были конвенции по проблемам изменения климата, распространению парникового эффекта, судьбе влажных тропических лесов, также были заключены международные соглашения по передаче технологий и капиталов с Севера на Юг в целях защиты окружающей среды. Результаты, достигнутые в процессе осуществления этих планов, были, конечно, менее впечатляющими. Тем не менее Рио-92 удалось добиться, чтобы проблемы, связанные с окружающей средой, заняли свое законное место в повестках дня таких глобальных институтов, как совещание «большой восьмерки», МФО, Мировой банк и ВТО, которые стали проявлять к ним все возрастающий политический интерес.

Конференция в Киото (1997) завершилась подписанием Киотского протокола, который одобрили 159 государств. Согласно данному документу, 38 индустриальных стран уменьшают свои выбросы в атмосферу относительно 1990 года по шести типам газов, которые вызывают парниковый эффект, в период с 2008 по 2012 г., В том числе члены ЕС – на 8%, США –7%, Япония – на 6%. К февралю 2006 г. Киотский протокол ратифицировали 161 государство, включая Россию. Соединенные Штаты Америки до сих пор не ратифицировали данный протокол.

Хотя в современном мире постепенно возрастает понимание глобальной экологической взаимозависимости, происходит процесс экологической институциализации - рост международного экологического права, договоров и режимов, учреждение международных экологических организаций, рост международных альянсов между неправительственными организациями в защиту окружающей среды - деградация окружающей среды все еще остается серьезной угрозой, так как подобного рода изменения далеко не прочно укоренились в общественной жизни и в политике многих государств.

Демографический взрыв и глобальная миграция как геополитическая угроза. Быстрый рост населения на нашей планете порождает социально-экономические проблемы, которые оказывают влияние на геополитическую картину мира. Между 1950 и 2000 гг. население Земли увеличилось с 2,5 до 6 млрд. человек. По прогнозам ООН это население составит в 2030 г. 8,5 млрд, а в 2100 – до 14,4 млрд. Но при этом усиливается демографический дисбаланс между богатыми Европой и Америкой и более бедными Азией, Африкой и Латинской Америкой. В 1950 г. в развитых индустриальных странах проживала треть человечества, в 2000 г. – меньше четверти, а в 2020 г. – будет менее одной пятой. Растет население в Азии и Африке. К 2020 г. в Азии будет проживать более половины человечества (увеличится на 910 млн.). Тот факт, что к 2020 году население беднейших регионов будет состоять в основном из молодежи – контингента наиболее беспокойного в политическом и социальном плане, - еще больше может усилить социальную напряженность. Ожидается, что к 2020 году население в возрасте до 30 лет составит, соответственно: в Азии – 47%, на Ближнем Востоке и в Северной Африке – 57%, в зоне к югу от Сахары – 70%. В то же время в Северной Америке этот контингент будет составлять 42% и в Европе - 31%.

В то время, когда численность граждан планеты постоянно растет, население богатых стран не только сокращается, но и стареет. По данным ООН, в 2000 году средний возраст жителя Америки составлял 35,5 года, Европы, (включая страны не входящие в ЕС, и Россию) – 37,7, Японии -41,2. Но к 2050 году средний возраст жителя Америки уже составит 39,1 года, Европы - 49,5 лет, Японии –53,1 года. В связи с этим иммиграция является экономической необходимостью для процветающих стран со стареющим населением. В иммиграции нуждается и Россия с ее огромной территорией, богатыми природными ресурсами и при этом малой плотностью населения. В богатых странах периодически возникают очаги политической и социальной напряженности, которые спровоцированы иммигрантскими группами или набирающими силу антииммигрантскими движениями.

Появление новых геополитических вызовов возможно и в связи с тем, что богатые страны будут вынуждены расширить поток молодых иммигрантов, в основном более образованных, а это, в свою очередь, обострит и без того огромные социальные проблемы бедных и менее развитых стран ввиду их значительных потерь: образованные и инициативные молодые люди будут уезжать. По имеющимся данным, в настоящее время в США, странах ЕС, Австралии и Японии работает около 1,5млн. квалифицированных мигрантов из слаборазвитых стран. За последнее десятилетие только Африка потеряла 200 тысяч необходимых ей квалифицированных профессионалов и около 30 тысяч докторов наук.

Угрожающий для геополитики характер имеет тот факт, что высокоразвитые страны в одностороннем порядке больше не в состоянии охранять свои границы и следить за населением так, как этого требуют современные задачи, а международное сотрудничество тоже пока не имеет значительных успехов в разрешении этой проблемы. Коллективные попытки регулировать поток беженцев и мигрантов до сих пор были ограничены. Некоторого прогресса в этом достиг только Европейский Союз, заключив Дублинские и Шенгенские соглашения. В настоящее время поднимается вопрос о необходимости управлении иммиграцией, о создании всемирной миграционной организации, которая бы регулировала глобальные миграционные процессы, по подобию ВТО, созданной в свое время для придания экономической глобализации разумной упорядоченности

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com