Перечень учебников

Учебники онлайн

Отдел II. Историческое движение и роль государств

Глава 4. Историческое движение

Для политической географии каждый народ, таким образом, является живым телом на неподвижной, по существу, территории, из которой он извлекает средства для жизни и к которой он, кроме того, привязан духовными отношениями. Это тело заняло известную часть земной поверхности и от других подобных же тел отделено идеальными границами, а иногда также и пустыми пространствами. Народы находятся в постоянном внутреннем движении, переходящем во внешнее движение в случае занятия новой части земной поверхности или потери занятой ими ранее. Получается такое впечатление, как будто народ, подобно медленно текущей массе, переливается вперед и назад. Редко в известный нам истории бывали случаи, чтобы подобное движение распространялось на неограниченное пространство. Обыкновенно при этом происходят лишь небольшие проникания вперед или оттеснения назад, соединение небольших областей с их народами в одну большую или новое распадение этих государств. В политико-географическом смысле эти распадения и соединения будут представляться сменой меньших и больших площадей. Духовные и экономические движения выходят, однако, за пределы этих площадей и в конце концов ведут к тому, что и государства стремятся к распространенно на большие пространства. <...>

Прежде всего должны подлежать оценке ценности трех великих политико-географических свойств: местоположения, пространства и границ, причем местоположению принадлежит первая, а границам – последняя роль. <...>

Пространственный рост проявляется, в смысле периферическая явления, в передвижении границ. Расширяющееся государство выдвигает как бы форпосты, выказывающие большую жизнь, чем остальная периферия. <...>

Глава 6. Завоевание и колонизация

Народ растет, умножаясь в числе, страна – увеличивая свою территорию. Для увеличившегося населения необходимы новые пространства: оно перерастает страну. Сначала оно начинает утилизировать внутри государства те участки земли, которые оставались незанятыми; это – внутренняя колонизация. Если этого оказывается недостаточно, народ обращается к внешней колонизации, очень часто связанной с военным движением вперед, с завоеванием.

Рост государств бывает то преимущественно внутренним, собирающим и накапливающим силы, то внешним, выводящим его за пределы территориальных границ. Это два различных вида исторического развития, проявляющихся то в замкнутости, то в расширяющемся взаимодействии. Ни одно из них не проявляется, впрочем, исключительно. Едва закончился процесс сближения и слияния, как тотчас же замечается более сильное стремление выйти за пределы уже достигнутого. <...>

Расширение государства совершается или путем завоевания, или путем колонизации; последняя может сопровождаться также завоеванием в виде так называемой «завоевательной колонизации». В то время как завоевание совершается сразу, быстрым захватом, колонизация слагается из целого ряда колонизационных движений, представляющих ряд переходов между открытием и завоеванием. Основание колонии является всегда не начальным, а заключительным процессом.

Всякая колонизация предполагает три условия: страну для насаждения колоний; народ, соединяющийся со страною в колонию; движения, связующие новую страну со старою и поддерживающие это соединение. Первое из этих условий ограничено природой земной поверхности, два последних – неограниченны. Было время, когда на земле было много полей, т. е. незаселенной земли. Теперь уже давно колонизация стала, вытеснением. <..>

Между различными колониями могут быть различаемы:

- с преобладающим хозяйственным характером: колонии земледельческие;

- с преобладающим политическим характером: плантации и торговые колонии;

- с чисто политическим характером: завоевательные колонии.

В деле развития колонизации Европа является тем ядром, от которого исходило и теперь исходит мощное развитие колониальных и филиальных государств. <...>

Таблица 1. Колонии и колониальные владения настоящего времени Глава 7. Государственная и естественная области. Внутреннее расчленение и связь

Говоря о государственной области, мы разумеем не что иное, как самое государство в его пространственном ограничении. В состав государственной области входит и собственность отдельных лиц, и собственность государства, как обитаемые, так и необитаемые земли. Собственно география обращает свое внимание исключительно на те свойства области, которые вытекают из жизни государственного организма. Как живой организм государство никогда не может быть совершенно привязано к мертвым границам раз и навсегда определившегося участка, а отсюда жизненными свойствами государства являются передвижения вперед или назад этих границ, несовпадение таможенных границ с политическими, право для одного государства свободного плавания по рекам другого, совместное проведение туннелей и т.д.

Свойствам органического тела, каким является государство, вполне соответствует то, что оно разрушает неорганические рамки политических пограничных линий там, где этого требует его жизнедеятельность. При этом области, служащие для сообщений, могут быть открыты не только для одних соседних, но и для многих и даже для всех государств: в таких условиях находятся устья и нижние течения судоходных рек, иногда даже целые речные бассейны, открытые на основании договоров для общего плавания. В состав государственной области включается также и прибрежная полоса моря, причем, во избежание произвола, территориальным морем (renitorialwatersmer territoriale) считается прибрежная морская полоса шириною в 3 географические мили.

Кроме собственно государственной области отличают еще сферу интересов, причем область, включенная в сферу интересов данного государства, рассматривается последним как не подлежащая посягательству со стороны другого. <...>

Совершенно особый смысл приобрел термин «сфера интересов» в последнее десятилетие в языке африканской политики. Там этим термином обозначаются пространства, в которых соответствующие государства, опираясь на береговую полосу, часто совершенно незначительную, рассчитывают создать для себя известные интересы. Это, собственно, сфера не интересов, а притязаний.

Государства, создавшие почву для одинакового исторического движения, приобретают благодаря этому сходные черты характера, и таким образом возникают более обширные сообщества, на первый взгляд не имеющие ничего общего с политическими областями государств, но таящие в себе нечто общее, чем и объясняется политическое влияние этих обобщающих элементов. Европа имеет три такие области: одна – охватывающая Средиземное морс, область начатков нашей культуры, другая – западная и средняя Европа от Пиренеев до Норд Капа, область распространения этой культуры, и третья – восточная Европа, получившая первоначально свою культуру не с запада, а с юга, область, в которой Византия играла подобную же роль, какую на западе Рим. Все вместе образует европейское государственное сообщество, европейский концерн, совет Европы, в котором имеют голос лишь крупные первоклассные государства. Еще большее целое представляет совокупный комплекс христианских государств Старого Света вместе с их филиальными государствами в остальных частях Света. Комплекс этот больше того, что обещает его название «Христианский мир». Это часть земли, имеющая наивысшую культуру и распространяющая ее с непреодолимою силой. В экономическом отношении это область наиболее оживленных сношений и обмена, наиболее тесного взаимодействия. В политическом отношении это область признания народных прав и сходного, определяемого той или другой высотой культуры отношения ко многим вопросам государственной жизни. <...>

Политическая самостоятельность опирается на самостоятельность географическую. Поэтому вопрос о географической самостоятельности для политической географии (как и для истории) является важнейшим. Географическая самостоятельность страны заключается в утверждении ее своеобразности по сравнению с окружающим. Совершенно самостоятельны: каждый остров, каждая резко обособленная гора, а менее всего самостоятельны случайно выделенные части большого географического целого: часть Сахары, отрезок долины, половина горы. Как государства такие части имеют неестественные границы. Если политике и приходится иметь некоторое время дело с подобными образованиями, то произвольные границы должны очень скоро пасть перед развивающимися сношениями, стремящимися присоединить эти части к тому целому, к которому они должны принадлежать по природе. <...>

А так как каждое государство находится в связи со многими другими, то из этой связи, вначале духовной и хозяйственной, возникают с течением времени новые соединения и слияния. Мы находимся теперь в начале разрешения величайшей задачи этого процесса роста: образования одного человечества из множества народов. Географическим выражением этого росту является продолжающееся увеличение как хозяйственных, так и политических пространств, доходящее теперь, благодаря мировым сношениям, до охватывания всей земли. <…>

В таком сложном целом, как государство, естественно замечается внутреннее расчленение, на котором прежде всего сказываются природные влияния, то более тесно сплачивающие целое, то затрудняющие слияние его частей. Во многих случаях связь, даже на географический взгляд, представляется настолько слабой, что при описаниях отдельные части выделяются сами собою. Сложение из подобных отдельных частей, разбросанных по всему Свету, является одним из отличительных признаков Британской монархии. В меньшем масштабе состав Дании из полуостровного и островного отделов так характерен, что должен быть поставлен на первый план при описании этого королевства. Не менее характерно для Италии сложение из альпийской, аппенинской, ломбардской и островных составляющих ее частей.

Другого рода расчленение, например, Австрии и Венгрии, Швеции и Норвегии, Финляндии и России и т.д., часто не имеет таких естественных оснований, но исторические основы для расчленения так глубоки, что на это обстоятельство приходится обращать внимание в каждом политико-географическом описании.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com