Перечень учебников

Учебники онлайн

От редакции

История и судьба геополитики как науки парадоксальна. С одной стороны, само понятие, кажется, стало привычным, активно используется в современной политике. Множатся геополитические журналы и институ ты. Издаются и переиздаются тексты основателей этой дисциплины, устраиваются конференции, симпозиумы, создаются геополитические комитеты и комиссии.



Но, тем не менее, до сих пор геополитика так и не смогла попасть в разряд конвенциональных общеприз нанных наук. Первые геополитические работы немца Ратцеля, шведа Челлена и особенно англичанина Макиндера встречались научной общественностью в штыки. Классическая наука, наследующая в полной мере гиперкритицистский дух раннего позитивизма, считала, что геополитика претендует на чрезмерные обобщения, а следовательно, есть лишь разновидность "шарлатанства".



В каком-то смысле печальная судьба геополитики как науки была связана и с политической стороной проблемы. Утвердилось мнение, что военные преступления Третьего Райха экспансия, войны, депортации и т.д. были в значительной мере теоретически подготовлены немецкими геополитиками, которые якобы снабдили режим Гитлера псевдонаучной базой. (Имелся в виду, в первую очередь, Карл Хаусхофер, немецкий геополитик, одно время бывший довольно близким к фюреру.)



Однако, германская геополитика на теоретическом уровне по сути ничем не отличалась от геополитики англосаксонской (Макиндер, Мэхэн, Спикмен), французс кой (Видаль де ла Блаш), русской "военной географии"(Милютин, Снесарев) и т.д. Разница заключалась не в специфических воззрениях Хаусхофера, которые были совершенно логичны и адекватны самой дисциплине, а в методах, которыми осуществлялся ряд его геополитических положений. Более того, специфика международной политики Германии 30-х - 40-х годов в ее наиболее отталкивающих проявлениях резко противоречила идеям самого Хаусхофера. Вместо "континен тального блока" по оси Берлин-Москва-Токио нападение на СССР, вместо органицистского (в духе шмиттовской теории "прав народов") понимания доктрины Lebensraum, "жизненного пространства" вульгарные национализм и империализм и т.д. Следует отметить и то обстоятельство, что школа Хаусхофера и его журнал "Zeitschrift fur Geopolitik" никогда не были элементами официальной нацистской системы. Как и многие интеллектуальные группы т.н. "консервативных революцио неров" в Третьем Райхе они вели двусмысленное существование их просто терпели, причем эта терпимость варьировалась в зависимости от сиюминутной политической конъюнктуры.



Однако главной причиной исторического притеснения геополитики является то обстоятельство, что она слишком откровенно показывает основополагающие механиз мы международной политики, которые различные режимы чаще всего предпочитают скрывать за туманной риторикой или абстрактными идеологическими схемами. В этом смысле, можно привести параллель с марксиз мом (по меньшей мере, в его чисто научной, аналитичес кой части). Как Маркс более чем убедительно вскрывает механику производственных отношений и их связи с историческими формациями, так и геополитика разоблачает историческую демагогию внешнеполитического дискурса, показывая реальные глубинные рычаги, влияющие на международные, межгосударственные и межэтнические отношения. Но если марксизм есть глобальный пересмотр классической экономической истории, то геополитика пересмотр истории международных отношений. Это последнее соображение объясняет двойственное отношение общества к ученым-геополитикам. Научное сообщество упорно не допускает их в свою среду, жестко критикуя, а чаще всего не замечая, при этом властные инстанции, напротив, активно используют геополитические выкладки для выработки международной стратегии. Так, например, обстояло дело с одним из первых геополитиков, подлинным отцом-основателем этой дисциплины сэром Хэлфордом Макиндером. Его идеи не принимались в академических кругах, но сам он прямым образом участвовал в формировании английской политики первой половины XX века, заложив теоретическую основу международной стратегии Англии, перехваченной к середине столетия США и развитой американскими (шире, атлантистскими) последователями Макиндера.



Параллель с марксизмом, на наш взгляд, удачна. Метод может быть заимствован и освоен разными полюсами. Марксистский анализ одинаково важен и для представителей Капитала и для борцов за освобождение Труда. Так же и геополитика: представителей больших государств (империй) она инструктирует в том, как лучше сохранить территориальное господство и осуществить экспансию, а их противники в ней же находят концептуальные принципы революционной теории "националь ного освобождения". Например, Версальский договор был делом рук геополитической школы Макиндера, выражавшей интересы Запада и направленный на ослабление государств Средней Европы и подавление Германии. Немецкий ученик Макиндера Карл Хаусхофер, исходя из тех же предпосылок, развил прямо противоположную теорию "европейского освобождения", которая была полным отрицанием логики Версаля и легла в основание идеологии нарождающегося национал-социализма.



Последние соображения показывают, что даже не будучи принятой в содружестве классических наук, геополитика чрезвычайно эффективна на практике, а ее значение в некоторых аспектах превосходит многие конвенциональные дисциплины.



Как бы то ни было, геополитика сегодня существует и мало помалу завоевывает себе официальное признание и соответствующий статус. Однако и в этом процессе не все гладко. Сплошь и рядом мы сталкиваемся с подменой самого понятия "геополитика" , все более распространенной по мере того, как использование этого термина становится обычным явлением в среде непрофессио налов. Акцент переносится с полноценной и глобальной картины, развитой отцами-основателями, на частные региональные моменты или геоэкономические схемы. При этом изначальные постулаты геополитический дуализм, конкуренция стратегий, цивилизационная дифференциация и т.д. либо игнорируются, либо замалчи ваются, либо вообще отрицаются. Сложно представить себе нечто аналогичное в какой-то иной науке. Что стало бы с классической физикой, если, оперируя с понятиями "массы", "энергии", "ускорения" и т.д., ученые начали бы неявно, постепенно отрицать закон всемирного тяготения, забывать о нем, а потом и просто признали бы Ньютона "не существовавшей в реальности мифологической фигурой" или "темным религиозным фанатиком". Но именно это, mutatis mutandis, и происходит с геополитикой в наши дни.



Цель этой книги изложить основные геополитики объективно и беспристрастно, по ту сторону предвзятых мнений, идеологических симпатий и антипатий. Как бы мы ни относились к этой науке, выносить на ее счет определенное мнение мы можем, только познакомившись с ее принципами, историей и методологией.
Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com