Перечень учебников

Учебники онлайн

Роль стратегий в современной геополитике

Современная геополитика, учитывающая колоссальные изменения в мире, начинает складываться после Второй мировой войны. Но, несмотря на эти изменения, как классическая, так и современная геополитическая парадигма обязательно включала и включает военную стратегию. Под военной стратегией обычно понимаются способ и цель подготовки и использования вооруженных сил в войне. Если за способы, методы подготовки и результаты боевого использования войск и сил флота несут ответственность военные стратеги — генералы и адмиралы, то подготовку к войне нации, промышленности (в том числе военной), сельского хозяйства, инфраструктуры (путей сообщения, средств связи и др.), цели войны определяет высшее политическое руководство. Таким образом, военная стратегия является составной частью политики точно так же, как геостратегия — элементом геополитики.

Геостратегия современных развитых стран структурирована по трем уровням. Высший уровень геостратегии называется национальной стратегией и включает в себя все более низкие уровни стратегии в отдельных сферах и направлениях развития нации. Она определяет цели развития нации, обеспечивает эффективное использование духовных и материальных ресурсов, направляет нацию на достижение национальных целей.

Второй уровень геостратегии получил название стратегии национальной безопасности, которую иногда заменяют терминами «большая стратегия», «оборонная стратегия», «стратегическая доктрина». Стратегия национальной безопасности включает в себя стратегии тех сфер и направлений, которые исключительно важны для национальной безопасности, т. е. для обеспечения приемлемых условий сущест вования и развития нации. Стратегия национальной безопасности формируется обычно в официальном документе, в России это «Концепция национальной безопасности».

Третий уровень геостратегии — военная стратегия, которая координирует только военные проблемы национальной безопасности: развитие военной промышленности и обеспечение Вооруженных сил боевой техникой, оружием, средствами связи, амуницией и т. д., боевую подготовку самих военнослужащих, боеготовность и боеспособность войск и сил флота. Военная стратегия, как правило, сформулирована в военной доктрине.

Военные стратегии существуют давно. По крайней мере, уже в полисах Древней Греции имелись избираемые государственные должности архонта и стратега, первая из которых трактовалась как должность верховного правителя, а вторая — как должность высшего военачальника. Таким образом, можно констатировать, что разделение политической деятельности на геостратегическую и военно-стратегическую произошло не позднее V в. до н. э.

Однако возможным было и объединение этих видов политики в деятельности одного лица. Так, например, Никколо Макиавелли занимал должности второго секретаря (внутренние дела) и секретаря Комиссии десяти (военные дела) Флорентийской республики. Поэтому ему приходилось осуществлять, говоря современным языком, как стратегию национальной безопасности, так и военную стратегию (и не только планировать, но и руководить войском). В других итальянских республиках и синьориях эпохи Возрождения геостратегические задачи решали высшие политики; для осуществления чисто военных целей приглашались профессиональные военные — гонфалоньеры.

Вплоть до XX в. прерогатива формулировать высшие национальные и военные цели принадлежала либо наследственным правителям (королям, императорам, халифам и т. д.), либо уполномоченным на это высшим политическим деятелям: президентам, канцлерам, премьер-министрам, визирям и др. С начала XX в. функции составления стратегических и военных доктрин, а следовательно, и формулирования высших целей нации постепенно переходят к аппарату, обслуживавшему высших должностных лиц, т. е. к политологам. Высшие политики государства по-прежнему могли формулировать стратегические цели нации, но, получая доклады, справки и доктрины в готовом виде, предпочитали лишь вносить в них необходимые изменения. Военно-морские стратегии США как стратегии главного вида вооруженных сил имеют важное значение для обеспечения национальной безопасности.

Стратегия морской мощи. Ее истоки восходят к теории американского адмирала А. Мэхэна. Морская мощь, военно-морское превосходство, по представлениям современных теоретиков, необходимо, для обеспечения влияния в районах жизненно важных интересов, доступа к богатствам океанов, обеспечения судоходства и свободы торговли. В настоящее время США располагают 11 авианосно-ударными соединениями (АУС), 41 атомной подводной лодкой (АПЛ) с межконтинентальными баллистическими ракетами, 200 военно-морскими базами (в США и вне их территории) и' огромным вспомогательным и торговым флотом, способном быстро увеличить возможности военно-морского флота.

Стратегия контроля над морем предусматривает установление неограниченного контроля американских ВМС совместно с другими видами и родами вооруженных сил (например, космическими силами) над важнейшими, стратегическими акваториями Мирового океана путем боевого патрулирования АПЛ и АУС, боевого дежурства стратегической авиации, контроля космических сил с применением современных систем связи и маневрами в необходимых случаях корпуса морской пехоты. Эта концепция берет свое начало в трудах английского адмирала Ф. Коломба, других теоретиков Британской империи. В настоящее время для Америки она означает подавляющее превосходства флота США над флотами всех остальных вероятных противников вместе взятых и возможность даже в случае войны контролировать морские коммуникации и не позволять флотам противника активных действий

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com