Перечень учебников

Учебники онлайн

3.3 Российская армия как последний субъект мировой истории

Вряд ли мы все способны понять глубинный смысл истории. Ведь и над Kaf оном смеялись. А его высказывание вошло в историю как образец "навязчивой идеи". Разные сектора общества в разной степени воспринимают ток бытия во времени. Так получилось, что те, кто отвечал за судьбу Рима на последнем советском этапе, оказались, мягко говоря, не на уровне, возложенной на них миссии. Кое-кто был слишком наивен, кого-то коррумпировала атлантистская машина. Налицо факт — политическая элита советского государства предала не только великую страну и уникальный народ, но отдала без боя уникальный цивилизационный проект, открыла завоевателям врата в третий вечный город. Это преступление, не имеющее аналогов. Это коллаборационизм с Молохом, золотым тельцом. Трудно вообразить, какой кары достойной такое деяние. Но Суд — дело иных времен. Сейчас надо осознать, что еще можно спасти, как нужно действовать, какую стратегикРиспользовать?

Пожалуй, единственная сила, которая может осознать все масштабы случившейся катастрофы — это российская армия. Резонно задать вопрос — почему именно она? Ведь согласно общепринятым клише ее представители отнюдь не отличаются высоким интеллектуальным уровнем. Но есть одно обстоятельство, которое делает именно военных привилегированной кастой в данный период мировой истории. Оно заключается в следующем.

Американская военная доктрина и в эпоху холодной войны и в настоящее время целиком и полностью строится на одном принципе. — Русские (советские) являются не просто идеологическим, но историческим противником США и остальных стран Запада. Следовательно, дело не в идеологии или экономической модели, дело в геополитике, в географии, в истории. Эта мысль предельно ясно изложена у адмирала Мэхэна и Николаса Спайкмена. Это основоположники глобальной стратегии Штатов. Их прямым наследниками являются современные теоретики - Киссинджер, Бжезинский, Дэвид Рокфеллер. Американская военная стратегия основывается на комплексном анализе исторических авторов и вытекает из ясного понимания универсального, планетарного значения американской модели. Если в других секторах западного общества существует некоторый разброс мнений и часто на первый план выходят иные сюжеты и темы, военная стратегия не меняется от светских мод. В этом залог американской мощи: независимо от политических программ все ведущие политические партии и мощные экономические корпорации придерживаются единой геополитической стратегии, осознавая — как общий знаменатель — единство цивилизационного проекта. Суть США в их геополитической стратегии. Здесь обнаруживается с невероятной ясностью то, что завуалировано в иных областях. Эта стратегия основана на борьбе против Суши, против Евразии, против континентальных моделей, отвергающих "торговый строй". Одним словом, на борьбе против Рима. Все остальное второстепенно. "Третий Рим должен быть разрушен" -не устают повторять американские стратеги. И они по-своему правы.

В силу специфики своей профессии первыми в России американская военная стратегия осознается военными. Они первыми читают доклад американского под-секретаря Обороны, ответственного за политические вопросы, Пола Волфовитца от 1992 года, опубликованного в New York Times 8 марта 1992 года и в International Herald Tribune 9 марта 1992, где содержится перечисление основных приоритетов американской внешней политики, продиктованной стратегическими соображениями. Там утверждается, что все страны должны "отказаться от противодействия американскому лидерству или от постановки под сомнение превосходства нашего экономического и политического устройства". ,В качестве основной опасности доклад Вольфовица указывает на "опасность для европейской стабильности, проистекающий из-за подъема в России национализма или попытки России снова присоединить к ней страны, получившие независимость: Украину, Белоруссию и другие".

Следовательно, именно российские военные являются тем социальным субъектом, который напрямую сталкивается с ясным недвусмысленным выражением глобальной воли атлантистского Карфагена. Советская стратегия строилась на антитезе стратегии американской. Сегодня политическое руководство России - не будем сейчас обсуждать по каким причинам - отказывается даже признавать реальное положение дел, не говоря уже об адекватном ответе. Чиновники еще могут в оправдание сослаться на "неведение". Но российские военные не могут. Они воочию наблюдают, что Запад нисколько не смягчает своего давления на Россию, несмотря на все идеологические уступки Москвы. Карфаген успокоится только тогда, когда от нас ничего не останется. Это ясно (или должно быть ясно) любому российскому офицеру с полной наглядностью и очевидностью. Отсюда драма армии. Она осталась последним социальным субъектом, кто способен, более того, обязан, отвечать на вызов истории. Все остальные устранились, забаррикадировались неведением, демагогией, бессмысленной экономической статистикой. На городской стене остался лишь преданный изнутри и раздавленный извне отряд. Не способный покинуть пост. Последние воины Рима. Российская армия.

На них, русских военных — не готовых, не компетентных решать глобальные политические вопросы — обрушилась история. Они оказались последними потомками, вошедшими в наследство Като-на, в вечное наследие "Пунических войн".

История дана им в карте расположения вражеских натовских частей, как черный рок, приближающихся к нашим границам. Она исчисляется количеством приобретенных ими, и уничтоженных нами боеголовок, подводных* лодок, военных спутников-шпионов. Жуткая статистика планетарного поражения. Не просто советской системы, не только России и русского народа. Поражение миссии вечного Рима, поражение Суши.

Гибель богов.

Геббельс под советскими бомбами, обрушивавшимися на Берлин в последние дни Рейха, говорил: "Вы думаете, это гибнет Германия? Нет, это гибнет дух..." С еще большим основание мы можем применить эту фразу к нам самим сегодня.

"Вы думаете это гибнет СССР? Нет, это гибнет Рим... Это гибнет дух..."

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com