Перечень учебников

Учебники онлайн

6.8. Российско-китайские отношения на пороге нового тысячелетия

Огромная часть российской границы от Казахстана до Японского моря разделяет и соединяет нас с самой могущественной в геополитическом и военном отношении страной Азиатско-тихоокеанского региона (АТР) — Китаем. Бурное развитие этого региона требует от России осознания своих геополитических интересов. К сожалению, после развала СССР политика Москвы не обрела в АТР стратегической целеустремленности, и тактической четкости и гибкости. По-прежнему в политике преобладают евроцентризм и ориентация на решение сиюминутных азиатских проблем, хотя после визита Президента России в конце 1997 г. в Китай наметился сдвиг; он заключается в более тесном экономическом, стратегическом сотрудничестве с гигантом АТР. Эти шаги правительства РФ позволяют надеяться на исторический поворот в геополитике России. С геополитической, поенной, экономической точек зрения самой уязвимой частью РФ является граница с Китаем. Огромная российская территория — это запустение, заброшенность гигантских регионов Сибири и Дальнего Востока, богатых практически всеми видами сырья и энергоресурсов, огромными массивами тайги, полей, лугов и т. д. На Сибирь и Дальний Восток приходится половина мировых запасов угля и почти одна треть мировых запасов нефти и газа30.

Всего же на территории от Урала до Дальнего Востока залегает почти 80% всех разведанных запасов угля, 7,1 млрд, т железных руд, 98,5 млн. т марганцевых руд, а запасы древесины (в том числе наиболее ценных хвойных пород) превышают млрд. куб. м. Численность же населения от Байкала до Владивостока — всего около двух десятков миллионов, тогда как в Китае — более 1,2 млрд. человек31. Заселенность региона — очаговая при рыхлой инфраструктуре. Кроме того, большинство территорий от Казахстана до Владивостока — зона рискованного земледелия, а в конце XX в. — это очаги экономического и экологического бедствия. В силу названных и других причин, предопределяющих развитие этого региона, следует особо подчеркнуть, что развитие этих громадных богатейших территорий нельзя доверять только рынку. Государство обязано санировать развитие его производительных сил. Без решения данной проблемы Россия не сможет конкурировать с другими мировыми державами. Для этого необходима хорошо продуманная научная стратегия развития региона, поддержанная выверенной внешней политикой. Такая строго научная программа позволит России вовремя включиться в процесс геополитической и геоэкономической революции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китай подает нам пример. Он реально претендует на роль супердержавы, мирового лидера первой половины XXI в.

Геополитика Китая носит на себе отпечаток моря и континента. Во внешней политике он никогда не был последовательным сторонником талассократии, а больше ориентировался на континентальные теллурократические принципы, потому и называется он с давних времен «Срединной империей». Но с начала XIX в., с тех пор как страна попала под влияние колониальных держав, до октября 1949 г. (Провозглашение КНР) геополитика Китая характеризовалась как проатлантистская. С 1949 по 1959 гг. — ориентация на просоветскую внешнюю политику. С 1960 по 1979 гг. его внешняя политика во многом носила конфронтационный для СССР характер. Вершиной этой конфронтации были бои за остров Даманский в конце зимы 1969 г. В середине 70-х годов XX в. Китай активно вел переговоры с представителями мондиалистской «трехсторонней комиссии», т. е. снова выступал как сторонник атлантистской геополитики. В конце XX в. контакты КНР с Западом стали значительно прочнее и обширнее, чем с Россией, по отношению к которой проводился «зондаж» настроений правительственных кругов РФ по «спорным территориям», т. е. по сути предъявлялись России территориальные претензии. Наш южный сосед — замкнутая расово-культурная общность, не имеющая в этом отношении общих черт с евразийскими народами. Это и иная философия, имеющая свою тысячелетнюю историю. Все это вместе взятое, плюс динамичное развитие с 1979 г. делают Китай потенциальным геополитическим противником России на юге и на востоке32.

Итак, с одной стороны границы — динамично развивающийся Китай, добивающийся с 1979 г. самых высоких результатов в мире в экономической сфере, располагающий самым значительным людским потенциалом — более 1 млрд. 200 млн. человек, с другой стороны — слаборазвитая и нестабилизированная экономика при отличной ресурсной базе, растянутости коммуникаций (железных и автодорог, неразвитости авиационной связи и т. д.), примитивная разрушающаяся инфраструктура, стихийное развитие рыночных отношений («дикий капитализм») — вот реальность этого огромного геополитического пространства. К. этому добавляется несовершенное военно-техническое обустройство границы, значительное ослабление мощи российской армии и военно-морского флота. Таким образом, Восточный регион — самое слабое звено в геополитической и геоэкономической структуре России, что прямо угрожает ее национальной безопасности. Значит, связывание этих пространств в единую геополитическую, геоэкономическую структуру должно определять стратегию правительства РФ до середины XXI в. В сравнении с этой проблемой бледнеют другие геополитические вопросы, решаемые Россией.

Трудности, которые необходимо преодолеть правительству России, состоят в том, что на 62% ее территории проживает всего 9% трудоспособного населения страны. Эти 9% производят до 50% продукции большинства стратегических отраслей33.

Сложность современной ситуации в Сибири и на Дальнем Востоке России во многом обусловлена отсутствием глубоко проработанной научной стратегии развития региона. Чтобы подготовить такую программу, надо предварительно выработать концепцию участия РФ как евразийской державы в жизни АТР, а вместе с тем выбираться из экономического кризиса, охватившего страну с 1992 г. Все это надо делать параллельно, выбираться из кризиса, преследуя дальние цели, готовясь к восхождению на стратегически важные экономические и геополитические вершины.

При подготовке подобной стратегической программы, рассчитанной на десятилетия, на первое место выдвигается цель стратегии развития. По нашему мнению, этой целью должно стать развитие экономического и военного потенциала России с учетом огромной ее роли в жизни АТР в начале XXI в. В отношении Китая должна продолжаться политика, направленная на развитие максимально дружественных и тесных отношений, на присутствие России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но если не удастся коренным образом переломить создавшуюся в РФ социально-экономическую ситуацию в 90-х годах, то страна войдет в АТР только в качестве второстепенной региональной державы или сырьевой колонии Японии, Китая и других стран АТР. Стать доминирующей страной этого региона (а Россия формально принята в АТР в 1997 г.) РФ сможет только в том случае, если сформирует процветающую экономику. Главное звено в стратегии развития России — социально-экономическое и экологически продуманное освоение Восточной Сибири и Дальнего Востока. Эти идеи в свое время были в общих чертах скорее на эмоциональном, чем рациональном уровне, сформулированы А. Солженицыным34.

Подъем производительных сил Сибири и Дальнего Востока — дело всего общества. Подобную цель ставил ЦК КПСС в 1967 г. Это была комплексная социально-экономическая программа подъема производительных сил на базе улучшения социальных, экономических характеристик, совершенствования образа жизни жителей этого региона, создания им льготных условий в процессе освоения огромных просторов Забайкалья, Дальнего Востока и Крайнего Севера. Сейчас нужна аналогичная государственная программа освоения дальневосточных регионов России. Но эта программа не должна наносить ущерб ни одному другому региону РФ. Пока же в России нет продуманной региональной политики. Есть кое-какие фрагменты возможной программы, где чаще всего вращается несколько броских категорий: «геополитический узел», «самоорганизующийся форпост России», «базовая территориально-производственная структура» и т.д., но нет ни одной конструктивной мысли, нет механизмов реализации даже этих идей-пусто цветов. Например, есть предложение выхода Дальнего Востока на мировой рынок через страны АТР, а не самостоятельно35. Опять ориентация на превращение Сибири и Дальнего Востока в сырьевую колонию?

Существуют и другие подходы к решению проблем Сибири и Дальнего Востока. Например, создана Ассоциация по сотрудничеству между республикой Корея, Дальним Востоком и Сибирью. Двенадцать российских регионов провозгласили решимость ориентировать свою экономику на интеграцию в АТР. Серьезные ученые видят два варианта развития. Однако грозящей перспективы не видит Центр. В недалеком прошлом регионы часто страдали от чрезмерной централизации и бюрократизации федеральных властей. Но сейчас государство в определении внешней экономической политики регионов на практике вообще не принимает участия, в то время как наши соседи имеют не только государственную, но и межгосударственную систему согласования своих интересов. Например, китайцы уже в 1996 г. определили, что к концу XX в. им потребуется импортировать 55 млн. т нефти, а к 2010 г. — 90 млн. т. Китай с 1996 г. стал зондировать возможности получения сырья с постсоветских территорий: Казахстана, России, координируя свои усилия с Японией, Монголией, Гонконгом (сейчас территория КНР).

Под контроль государства (планирование развития региона, его связей с другими регионами РФ, с северо-западным Китаем, Монголией и т. д.) должна перейти и деятельность огромной Западно-Сибирской зоны: от севера Тюменской области до республики Алтай. Здесь создан огромный индустриальный и агропромышленный комплекс с природными и людскими ресурсами, относительно развитыми транспортными связями, научно-промышленным потенциалом.

Для России координация внешнеэкономической деятельности этих двух мощных регионов Сибири и Дальнего Востока важна в силу ряда объективных условий: она способна существенно стимулировать экономический подъем в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, обеспечивая экономическую основу для обустройства обширных российских территорий (успех могут принести только совместные усилия федеральных властей и регионов); необходимо учитывать, что внешнеторговый оборот России и КНР начиная с 1993 г. ежегодно падал. Его подъем г. начался с 1998 г. после заключения в декабре 1997 г. крупной сделки по строительству Россией в Китае АЭС на легкой воде.

Долгосрочное сотрудничество в таком направлении несет для РФ большие экономические выгоды и дает большие стратегические геополитические преимущества, ставя партнеров в определенную технико-эксплуатационную зависимость. Создавая два мощных региональных экономических комплекса (Западная Сибирь и Восточно-Сибирско-Приморский), федеральные власти не должны допустить разрыва в экономическом развитии этого огромного геополитического пространства, что будет способствовать решению внешнеполитических проблем. Кроме того, государству надо в короткий срок позитивно решить проблему кредитной поддержки поставщиков на внешний рынок машин, оборудования, услуг по капитальному строительству и др. По нашему мнению, эффективность контактов со странами АТР возросла бы многократно, если бы государство не просто выделяло льготные кредиты поставщикам, но взяло бы на себя функции координатора их усилий, если не объявило монополию на внешнюю торговлю. Несогласованность действий экспортеров на западных и восточных рынках ведет к утрате торговой выгоды, так как поставщики часто конкурируют друг с другом, сбивая цены на товар и услуги, чем снижают эффективность внешней торговли, ее масштабы. Кустарщина во внешнеторговых операциях оборачивается убытками для России.

Правительству РФ надо в самые короткие сроки подготовить программу стратегического развития политических, экономических, культурных отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона и прежде всего с Китаем. Внутренняя и внешняя политика России должна быть выстроена в единую логическую непротиворечивую систему с четко сбалансированными взаимосвязями и обозначенными целями. Эта программа должна предусмотреть совместные действия двух великих государств-соседей в создании баланса противодействия геополитическим устремлениям супердержавы США, желающей построить новый порядок в монополюсном варианте.

Существует много вариантов проектов строительства отношений между Россией и Китаем. Один из них — налаживание активных связей с Монголией. Монголия объективно является стратегическим союзником России. Важно не допустить в ней усиления прокитайских позиций и поддерживать связи внешней Монголии с населением внутренней Монголии и, в частности, с Синьцзянем и Тибетом, с перспективой создания Монголо-Тибетской Федерации, В нее потенциально могли бы войти такие республики России, как Бурятия, Хакассия, Тува, Алтай. Желательно создание не подконтрольного Китаю самостоятельного государства в Маньчжурии. В этом регионе возможно объединение усилий России и Японии, которая в 30-х годах уходящего века воссоздавала Маньчжурское государство со столицей в Харбине. Таким образом, считает А. Дугин, Тибет — Синьцзян — Монголия — Маньчжурия составляют вместе пояс безопасности России36.

Заместитель министра иностранных дел РФ Г. Карасий видит российско-китайские отношения как равноправное доверительное партнерство, направленное на стратегическое взаимодействие в XXI в., они



... характеризуются как долговременные международные связи нового типа, не направленные против третьих стран и полностью отвечающие коренным интересам наших народов, способствующие миру и безопасности в Азиатско-тихоокеанском регионе и во всем мире37.





< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com