Перечень учебников

Учебники онлайн

Семёнов-Тян-Шанский В.П. Район и страна

Если мы возьмем жизненные элементы Земли, то их окажется 6, а именно: 1) суша, 2) вода и 3) воздух, как основные оболочки Земли – с одной стороны, и 4) растения, 5) животные и 6) человек как производные солнечного света и теплоты – с другой. Расположив их геометрически правильно, получим шестиугольник, как показывает прилагаемый чертеж (см. рис.).



Рис. Круг географии

Соединяем вершины шестиугольника линиями – пространственными связями. Их оказывается 15. Значит, 15 пространственных взаимоотношений необходимы для полного географического представления о Земле и о любой се части. Вписываем шестиугольник в круг и получаем вполне замкнутую и строгую фигуру географической науки. Связи, обозначенные цифрами в графической схеме, располагаются в следующую классификацию отделов географии:

I. Неорганическая география 1. Суша и вода.

2. Суша и воздух

3. Вода и воздух География основных оболочек Земли (энеирография, или орография, гидрография, слагающаяся из океанографии, потамографии и лимнографии, и аэрография, или климатология). II. Органическая география 4. Суша и растения

5. Вода и растения

6. Воздух и растения Фитогеография Биогеография География производных солнечного света и теплоты 7. Суши и животные

8. Води и животные

9. Воздух и животные

10. Растения и животные Зоогеография 11. Суши и человек

12. Вода и человек

13. Воздух и человек

14. Растение и человек

15. Животные и человек Антропогеография III. Географический синтез 16. Экономическая география, или география производительных сил, естественных и искусственных сил, используемых и неиспользуемых человеком, и география вообще его хозяйственной деятельности.

17. Политическая география, или география территориальных и духовных господств человеческих сообществ. В результате территориальных движений человечество выработало территориальные типы могущественных владений, которых я насчитываю три:

1. кольцеобразная система;

2. клочкообразная система;

3. система «от моря до моря», или чрезматериковая.

1. Кольцеобразная система возникает на побережьях средиземных морей, постепенно захватываемых и объединяемых какой-либо одной, наиболее деятельной нацией, живущей при данном море, после чего эти объединенные владения постепенно расширяются в глубь окружающих материков (Древние Греция и Рим). Эта система очень выгодна тем, что внутренние жизненные части государства удобно сообщаются между собой по Средиземному морю, тогда как окраины всюду сравнительно недалеко отстоят от побережий, и потому их защита от внешних нападений весьма облегчена. При кольцеобразной системе население страны располагается, по выражению философа Платона, так, как «лягушки сидят по берегам вокруг пруда». Распадение кольцеобразной системы обычно обусловливается ростом населения на соседних материковых массах и его, так сказать, боковым давлением на средиземные побережья, к которым оно ищет выхода.

2. Клочкообразная система наблюдается у островных или полуостровных государств, обладающих могучим флотом. При этой системе на различных материках захватываются с берегов определенные территории, поддерживающие при посредстве флота регулярные морские сообщения как с метрополией, так и между собой. На морских путях между метрополией и ее колониями, кроме того, устраиваются целые серии промежуточных малых «наблюдательных», «угольных» станций и пр., поддерживающих в порядке судоходство. Примеры: Испания, Голландия, Англия.

3. Система «от моря до моря», или чрезматериковая. Это полная противоположность клочкообразной системы. Тут захватывается внутри материка обширная территория, одним конном упирающаяся в одно из омывающих его морей, а другим – в другое. Примеры: Древняя Персия, Соединенные Штаты Северной Америки, СССР. Все внимание государства обращено при этом на устроение внутренних водных и сухопутных сообщений и на внутреннюю колонизацию.

Эта система отличается своей массивностью и имеет все природные задатки прочности. Однако ее главный недостаток заключается в том, что, при громадной протяженности, обычно с того конца, откуда начались колонизация и политическое «собирание» государства, находится гораздо более густонаселенная и экономически более развитая территория, чем на противоположном конце. При столкновениях с соседними чрезматериковое государство легче всего подвергается блокаде со стороны соприкасающихся с ним морей и хотя бы временным захватам со стороны их побережий; последнее же обстоятельство уничтожает всю суть системы «от моря до моря» и обессиливает страну. Для успешности роста чрезматерикового государства и его борьбы с соседями необходимо бывает заботиться о скорейшем доведении географического центра государственной территории по возможности до одинаковой или близкой густоты населения и степени экономического развития с наиболее населенным и экономически развитым коренным краем страны и до возможного их выравнения, что является задачей очень трудно и, во всяком случае, медленно достижимой. Поэтому чрезматериковое государство особенно нуждается в длительных периодах внешнего покоя, чтобы иметь время к преодолению своих внутренних территориальных затруднении.

Ахиллесовой пятой клочкообразной приморской системы является ее непосредственная граница с континентальными и чрезматериковыми государствами, всегда способными к мощному «боковому» давлению. Поэтому, из политических соображений, нередко применяется между клочкообразным и чрезматериковым государством система слабых второстепенных, промежуточных «государств-буферов», лишенных особой самостоятельности и выполняющих лишь предписания основателей. Буферная система применялась в XIX в. Англией на границе между Туркестаном и Индией – в виде Афганистана, а в XX в. применяется западными союзниками для изолирования СССР от Германии – в виде Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Чехии, Венгрии и Румынии.

В результате расширения или сужения государством своей территории являются движения географического центра или центра поверхности этой территории, а в результате как этого расширения или сужения, так и внутренней колонизации – движения центра его населенности. Их направления совпадают с направлениями движений территории и движений колонизации, но географические их положения обычно далеко не совпадают, расходясь тем сильнее, чем более опережает рост территории рост колонизации или отстает от него в том или в ином направлении. Центром поверхности территории называется та точка ее поверхности, где с этой поверхностью соприкасается радиус, проведенный от центра тяжести той части земного сфероида, которую занимает данная территория. Этот центр находится внутри Земли. Центр населенности получается следующим образом: если мы представим себе население данной территории в виде массы неравномерно покрывающих ее точек, соответствующих каждая одному жителю, то очевидно, что среди них есть одна центральная: если бы территория была населена равномерно, то ее положение совпало бы с географическим центром территории, но так как территория заселена неравномерно, то она сдвинута вбок, однако ее положение всегда можно найти.

Центрография, т. е. определение среднего места явлений, адептами которой у нас являются Д.И. Менделеев, Б.П. Вейнберг, Е.Е. Святловский и А.Л. Бобрик, а в Америке – Г. Геннет и др., представляет отвлечение совершенно того же типа, как и определение средних величин в статистике, и совершенно так же необходима для постройки правильных теософских умозаключений.

В результате всех движений человечество распределяется по земной поверхности различными типами территориалыюго расселения, в основу которых следует класть преимущественное сосредоточение человеческих поселений среди тех или других форм земной поверхности. Я предложил в свое время такую схему территориальных типов расселения человека.

1. Группа зональных типов, т. е. связанных непосредственно с орографией, почвами и растительностью. Сюда относятся типы:

a. Долинный. Человеческое население сосредоточено исключительно в долинах, а водоразделы безлюдны. Этот тип встреч; тогда, когда водоразделы покрыты неудобо-обитаемыми тундрами болотами, лесами, горами, сухими степями или пустынями.

b. Вариантом его будет (b) долинно-овражный тип, при котором человеческие поселения сосредоточены не только по речным долинам, но от них поднимаются также к водоразделам по некоторым более удобообитаемым оврагам, не лишенным текучей или грунтовой воды или легко запруживаемым для удержания вешних снеговых вод.

c. Водораздельный. Человеческие поселения сосредоточены на водоразделах, а в долинах их нет. Этот тип встречается в тех случаях, когда единственными сухими и удобными для земледелия местностями являются водоразделы, при близости к дневной поверхности горизонтов почвенной воды, тогда как долины слишком заболочены и потому неудобообитаемы, а сверх того подвержены частым заморозкам весной и осенью в то время, как водоразделы лучше обогреваются Солнцем.

d. Приморский и приозерный береговой. Человеческие поселения сосредоточены по морским и озерным берегам, и их экономическая жизнь тесно связана с морями и озерами.

e. Сюда и к долинному типу примыкает (е) рыболовный тип поселений, всецело руководимый рыбными богатствами рек, озер и морей. Этот тип не носит зонального характера какие имеющий отношения к почвам и растительности, тогда как приморский и приозерный более или менее связаны с ними.

2. Группа азональных типов, т.е. не связанных с орографией, почками и растительностью. Сюда относятся типы:

f. Горнозаводский. Человеческие поселения руководятся при этом расположением месторождений полезных минеральных веществ, большая часть которых находится под поверхностью Земли.

g. Фабрично-заводский. Человеческие поселения располагаются возле фабрик и заводов обрабатывающей промышленности, не связанных почвенными и фитогеографическими условиями.

h. Дорожный, распадающийся на подтипы железнодорожный и трактовый. Человеческие поселения или сгруппированы близ железнодорожных и почтовых станций, или вытянуты вдоль трактов. Так как железные пути имеют остановочные пункты только в определенных местах, то вдоль железнодорожных линий нет сплошных поселений, тогда как вдоль трактов, где можно останавливаться в любом месте, они вытянуты нередко почти сплошными линиями.

Железнодорожный тип отчасти сливается с i) дачным.

Между дорожным, горнозаводским и приморским береговым типами заселения стоит к) курортный, или сгруппированный близ минеральных источников, или вытянутый по морским побережьям в виде морских купаний.

По характеру жизни и деятельности населения человеческие поселения делятся на городские и сельские. Сельскими занятиями считаются те, добывающие по преимуществу, промыслы населения, которые непосредственно связаны с поверхностными растительными и животными богатствами и для своего существования требуют прежде всего простора полей, степей, лугов, лесов, вод и гор, будучи немыслимы на участках Земли, более или менее сплошь занятых человеческим жильем. Сюда относятся: земледелие во всех его видах, садоводство, огородничество, скотоводство, пчеловодство, шелководство, рыболовство, охота и лесные промыслы. Несельскими занятиями будут все остальные занятия населения как непосредственно не связанные с ее растительным покровом и животным населением с их природном состоянии. К этой категории следует отнести и горное дело, так как оно вовсе не связано с растительным и животным миром, и хотя в своем добывающем виде част происходит в обстановке нетронутой природы, но последняя для него далеко не обязательна, обработка же полезных минеральных веществ, стоящая обыкновенно настолько бок о бок с добычей их, что нередко немыслимо сколько-нибудь определенно отделить их друг от друга, уже требует для своего осуществления скучения населения, не связанного сельскими занятиями.

Таковы в общих чертах способы заполнения государством принадлежащих ему территорий.

В результате жизнедеятельности человеческих сообществ создаются географические типы человеческих культур. Эти типы весьма разнообразны, что зависит, с одной стороны, от большого разнообразия географических условий различных частей нашей планеты, а с другой – от большой разницы в ступенях развития различных ветвей человечества... <...>

Первоначальный ареал обитания челонека на Земле, вероятно, имел приблизительно ту же форму, что и современный ареал обитания обезьян, будучи только несколько более сдвинут к северу. Это положение обусловило непосредственное соседство человека с южными частями громадных площадей великого оледенения и было едва ли не главной причиной того, что человек так далеко ушел в своем развитии от животных и постепенно стал истинным господином Земли. <...>

Географическое распределение человечества на материке Евразии с самого начала, по-видимому, таково. Индостан представляет срединный теплый полуостров, обращенный к югу и прикрытый с севера, как кровлей, высокими нагорьями Гималаев и Тибета. От Индостана к северо-востоку вытянуто желтое (азиатское) ядро человечества, к северо-западу – белое (средиземное) его ядро. <…>

Распространяясь по своим первоначальным территориям, оба ядра человечества Евразии одинаково заселяли своими оседлыми, земледельческими, менее выносливыми к невзгодам природы и требовательными к удобствам жизни элементами тt их части, которые находились в лучших природных условиях. В места же с менее благоприятными условиями выбрасывались более выносливые к невзгодам природы, более грубые и невзыскательные кочевые и бродячие элементы в лице скотоводов и звероловов. Вот почему желтое ядро выбросило именно к северо-западу от себя, на вышеуказанные юные территории всю свою массу кочевников и звероловов, занявших огромные пространства и дошедших до края ледника па Русской равнине, и в то же время не дало этих элементов по направлению к юго-востоку, ибо там было море. На долю непритязательных центов белого ядра человечества по направлению к краю Скандинаво-Русского ледника оставалась сравнительно очень узкая, быстро выклинившаяся на Западно-Европейском полуострове территория, на которую это ядро человечества и дало многочисленные ответвления скотоводов в виде арийцев и иранцев. Но зато белое ядро человечества дало огромную массу непритязательных кочевников по направлению к юго-западу – в пустыни Аравии и Сахары. Активная их роль в истории окончилась ранее, чем у кочевников желтого ядра человечества, по следующим географическим причинам. Кочевники, в зависимости от положения степных пространств, располагались у белого ядра человечества двумя сравнительно узкими, разрозненными оседлой массой полосами – по северному фронту в виде скифов и сарматов и по южному фронту в виде кочевых племен Аравии и Северной Африки, тогда как у желтого ядра человечества, опять-таки в зависимости от положения степей, кочевники перекатывались все время огромной, сплошной лавиной на западном и юго-западном фронтах: кроме тога, белое оседлое человечество отличалось всегда более быстрым территориальным распространением, чем желтое, что также повлияло на более раннее обуздание кочевых передвижений своей расы. Распространившись до краевых морей Тихого и Атлантического океанов, оседлые части обеих ветвей человечества поневоле загнулись внутрь материка, навстречу друг другу: желтая – к северо-западу, а белая – к северо-востоку. Вот почему вековые прочные внедрения оседлого человека в пределах Евразийского материка имели только два направления, и каждому из ядер было строго присвоено только одно из них. <…>

Таким образом возникли дне величайшие на Земле встречные волны миграционных движений человечества, волны, так сказать, вторичные, отраженные берегами Атлантического и Тихого океанов. Мы находимся в их конечном периоде. <…>

Следствием атлантического движения была окончательная ликвидация навеки возможности кочевых волн из Азии. Но в то же время центр образованности переместился в Европе к западу со времени последней наиболее сильной кочевой волны из Азии: до татарского нашествия на Русь, случившегося в XIII в., и турецкого на Византию в XIV-XV вв. восточная, греко-славянская Европа была образованнее западной, германо-романской, а с этого времени стало наоборот.

Образованная, интенсивно-земледельческая и промышленная Западная Европа обратила почти всю энергию, первоначально предназначавшуюся, судя по крестовым походам и поискам морского пути в Индию, для Азии, через океан на западные американские материки, где и выполнила блестяще свою колонизационную задачу, предоставив восточным славянам одним вести почти Азию. Правда, они добросовестно выполнили задачу достижения тихоокеанских берегов, но такая затрата сил одним племенем не прошла даром для атлантического движения. Между тем, хотя азиатский кочевой авангард и был разбит навсегда, тем не менее тихоокеанские интенсивные земледельцы за китайской стеной сохранили в целости всю свою нетронутую потенциальную энергию.

На прочих материках Земли, заселенных испокон веков каждый одной расой – красной в обеих Америках и черной в Африке и Австралии, соотношения всегда были значительно проще. Здесь первобытные человеческие племена, незаметно, в течение многих веков расселившиеся по всем доступным для жилья территориям этих материков вдоль длинных осей последних, испытали вначале очень мало вторжений, и притом неглубоких, со стороны представителей других рас. <...>

Колонизационная практика в Средиземьи древних народов – финикиян, греков и римлян – послужила хорошей школой для возникшей впоследствии западно-европейской всесветной заморской колонизации. Первые ее шаги начались с IX в. варягами, которые были, таким образом, ее предтечами. Эта северная варяжская колонизация открыла для себя Фарерские острова, Исландию, Гренландию и даже часть Северной Америки и впоследствии нашла себе подражателей на юге в липе испанцев и португальцев после принятия Испанией в дар от одного из норвежских авантюристов занятых им Канарских островов. Варяжские колонии, однако, были мало известны и прочностью и долговечностью не отличались, как, впрочем, и большая часть воинственных предприятий германских племен в те времена вообще.

Мы уже указали на мусульманскую стену, которую пришлось преодолевать колонизационной волне белого человечества при ее стремлении на восток Старого Света. Эта стена препятствовала долгое время непосредственным экономическим сношениям христианского мира Европы с восточными – индийским и китайским – и являлась, когда то было выгодно, непрошенным посредником между ними в лице арабов, обогащавшихся за счет этих сношений и соперничавших с китайцами в береговом торговом мореплавании в Индийском океане, причем конечным пунктом для арабов были берега южного Китая, а для китайцев – берега Египта, вследствие чего попеременно процветали то Багдад с Басрой, то Александрия с Каиром. Стремление уничтожить мусульманскую стену сначала вызвало в ХШ в. попытку Франции, в союзе с папским престолом, обратить дипломатическим путем происшедшее перед тем великое нашествие на Восточную Европу язычников – монголов и татар, равнодушных к чужим религиям, против мусульман, завладевших всеми торговыми путями из Европы в Индию и Китай. Когда она не удалась, то попытка разбить мусульманскую стену была произведена тремя способами:

1. стремлением обратить в христианство азиатских кочевников при помощи миссионерства к ним;

2. посредством крестовых походов против мусульман и

3. посредством обхода морским путем мусульманской стены, дабы этим способом пойти и непосредственные торговые сношения с Индией и Китаем.

Таким образом, Западная Европа была незаметно втянута в колонизационную волну по направлению к востоку. Последовал ряд путешествий по суше и плаваний по морю в этом направлении, но успех их все же был недостаточен. Тогда в XV в. у Колумба родилась идея достигнуть заветной Индии западным морским путем через Атлантический океан, приведшая ко вторичному в сущности, открытию материка Америки, но в более южных широтах.

С этого момента колонизационное движение, выходившее из Европы, раздвоилось: движение на восток сухим путем продолжалось энергично лишь в северной Евразии и шло только из Восточной Европы. Движение же из Западной Европы со всей энергией направилось на вновь открытые американские материки Нового Света. <...>

Таким способом на Романском Средиземном море выработалась кольцеобразная система могущественного территориального владения. Одним из первых начали копать кольцо греки со своими колониями. Карфагеняне попытались сковать свое территориальное кольцо могущества из финикийских колоний по берегам Средиземного моря. Но борьба с римлянами разрушила его. <...>

В средние века к испытанной системе кольцеобразного могущественного территориального владения прибегали венецианцы и генуэзцы, придерживаясь скорее греческой системы, преследуя только торговые цели и тоже технически достаточно не «организуя территорий», вследствие чего они и не удержались надолго.

В начале XIX в. кольцеобразную систему на Средиземном море начали применять французы, технически «организуя» захваченную ими территорию постройкой сети шоссе по образцу римских дорог, но военные неудачи Франции в борьбе со всей Европой остановили эту работу. Та же кольцеобразная система территориального владения была применена и XVII в. Швецией на северном средиземном европейском море – Балтийском, полупокрытом в зимнее время льдами, просуществовав до ее столкновения с Россией. Попытка же Швеции в том же XVII в. основать единственную свою колонию в Северной Америке успехом не увенчалась.

Испанцы и португальцы, возвысившиеся в Средние века на крайнем западном полуострове Средиземного моря, пограничном с Атлантическим океаном, стали испытывать, вначале полусознательно, ощупью, для создания своего территориального могущества новую систему: они не окружили Средиземное море кольцом своих владений, а устремились к Индии, представлявшейся им краем света, напрямик через таинственный Атлантический океан и вокруг берегов Африки старым, незаконченным путем карфагенских исследователей. В результате первого пути было открытие ими новой чисти света – Америки, неожиданное столкновение там с неведомым инко-ацтекским государством и его цивилизацией, которые и были бессмысленно уничтожены вследствие превосходства испанского вооружения. Кругоафриканским путем Индостан был благополучно достигнут.

Из этих двух движений получилась новая система клочкообразного могущественного территориального владения – разбросанными по морям и океанам отдельными островами и кусками материков, связанными периодическими рейсами кораблей военных и коммерческих. Эта система, наиболее пригодная при рабовладельческой эксплуатации наивных малочисленных дикарей хорошо вооруженными «заморскими чертями», дала исполинский толчок усовершенствованию техники мореплавания, но была роковой для Пиренейского полуострова. Этой модной в свое время системе последовали возвысившиеся в Европе, вслед за Испанией, Голландия и Франция, впоследствии обе на три четверти сломавшие свое оружие. Одна Англия, возвысившаяся в течение XVIII в. за счет Голландии и Франции и ставшая к началу XIX в. во главе всей мореходной техники, выдержала без ущерба для себя в течение более ста лет эту клочкообразную систему, несмотря на отложение своей самой крупной колонии – Соединенных Штатов. Сооружаемые за последнее время в разных частях света чрезматериковые железные пути наносят значительный вред клочкообразной системе могущественного территориального владения, так как по ним сообщения значительно быстрее, чем морские кругом материков.

Клочкообразная система ранее того породила, для успешной защиты от сильного материкового соседа, добавочную вспомогательную систему создания защитных государств-буферов. Две же огромные страны северного полушария – бывшая Россия и Соединенные Штаты Северной Америки, а также Англия в Канаде, оставшись в стороне от кольцеобразных систем, применили систему, известную еще и древности (Персия, Македония), – «от моря до моря».

Для этой системы обычно характерна ее громадная сплошная протяженность, составляющая ее крупный недостаток. Самым большим территориальным протяжением в истории человечества отличалась, вообще говоря, прежняя Россия, достигая в середине XIX в. свыше 11 тыс. км длины, а затем, с добровольной уступкой Аляски Соединенным Штатам, сократилась до 9 1/2 тыс. км. Следующие после русского арабское и монгольское сплошные растяжения государственной территории достигали 7 и 8 с небольшим тыс. км. Обычно же большие растяжения (китайское, древнеперсидское, македонское, римское и др.) колебалось между 5 и 6 тыс. км. Таких же величин достигают и ныне северо-американские сплошные растяжения (Канада и Соединенные Штаты). При этом древние и средневековые территориальные системы «от моря до миря» находились в значительно более южных широтах и теплом климате, чем современные СССР и Канада.

Характерной географической особенностью всяких территориальных распространений человечества но лицу Земли является необходимость борьбы с пространствами, степень легкости которой, а следовательно и быстроты, зависит от степени сопротивляемости, т.е. трения той среды, на которой происходит это движение, и ровного или неровного рельефа поверхности. В то же время борьба с преодолением пространств легче там, где наиболее обеспечено скольжение по поверхности, как, напр., в водной среде. В государствах морских поэтому борьба сравнительно легче, ибо для победы над пространствами здесь нужно только сооружение флота, свободно бороздящего океаны в любых направлениях. В материковом же государстве для этого требуется длительное сооружение неподвижной сети чрезматериковых железных путей поперек целых рядов препятствий, воздвигаемых твердой земной оболочкой, не говоря уже о внутренних водных сообщениях с их условиями скольжения в жидкой среде. Но этого еще мало. Чрезматериковые железные пути, очень дорого стоящие, приобретают настоящее свое значение только в сочетаниях с океанскими рейсами флотов. Таким образом, мы подходим к великим мировым путям. Последняя европейская война, приобретшая мировой характер, поставила, несомненно, на очередь вопрос о сети мировых путей в ближайшем будущем. Это один из животрепещущих вопросов политической географии.

В отношении чрезматериковых железных путей дело в Новом Свете значительно опередило таковое в Старом. Причины этому следующие. В Северной Америке нет серьезных угроз со стороны политических соседей материка. Воспользовавшись этим, можно было спокойно перелить порядочную колонизационную волну с востока на запад – от Атлантического океана к Тихому – и в тиши заполнять слабее всего населенный географический центр своей государственной территории. В Старом же Свете, в пределах Евразии, восточнославянская колонизация имеет вид постепенно суживающегося, зазубренного меча, тончающего на своем восточном тихоокеанском конце, вклинившегося между суровыми в климатическом отношении территориями севера Азии и исконными землями самого обширного государства желтой расы – Китая. При всяком столкновении с внешними противниками очень легко обрубить конец такого меча. Правда, сопротивление, по мере дальнейшего обрубания, должен расти в геометрической прогрессии, но ведь и обрубки только одного конца вполне достаточно для того, чтобы уничтожить всю системы «от моря до моря».

В Африке и Южной Америке доселе не было государств, построенных по типу «от моря до моря». Здесь европейская колонизация, начавшись кольцом по морским побережьям, лишь очень медленно внедрялась внутрь материков, остающихся и поныне мало исследованными и крайне первобытными в своих экваториальных сердцевинах. Поэтому Африка до последнего времени еще не имела ни одного сплошного, чрезматерикового железного пути, а Южная Америка имела всего один короткий в своей южной, быстро суживающейся части – между Аргентиной и Чили, тогда как Северная Америка имеет до 5 длинных чрезматериковых железных путей, правда, уступающих и длине Сибирскому, если не считать значительно более коротких чрезматериковых путей в быстро суживающейся к югу Средней Америке. Австралия представляет единственный в мире материк, заполненный сплошь одной страной. Здесь никаких политических соперничеств не было, а потому в тиши в XX в. был закончен в южной части материка, между Сиднеем и Пертом, первый чрезматериконый сплошной железный путь.

В ближайшем будущем надо ждать сооружения сети новых чрезматериковых железных путей в Евразии, Африке и Южной Америке. <…>

Вопросы для самопроверки:

1. Каковы основные территориальные типы владения?

2. Каковы основные территориальные типы расселения?

3. Какой тип владения характерен для России?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com