Перечень учебников

Учебники онлайн

Современные буржуазные теории международных отношений: критический анализ

в) Кибернетический подход Карла Дойча.

В 50–60-х годах среди буржуазных ученых были довольно широко распространены попытки описания государственной политики, включай и внешнюю, с помощью понятий кибернетики. Государство, страна, нация описываются как кибернетическая система, имеющая «вход» и «выход» и управляющаяся с помощью механизма обратной связи. Стратегия определяется как «приспособление», как попытка управления окружающей средой. Взаимодействие между государствами описывается в терминах движения и обмена информации. <…>

Видный американский политолог К. Дойч попытался соединить теорию коммуникаций с исследованиями в рамках политической пауки, чтобы создать «кибернетическую» модель внешней политики. Дойч считает, что структурно-функциональный подход, развитый Т. Парсонсом и Р. Мертоном, в некоторых отношениях «предоставляет большую свободу» исследователю политики и создателю моделей, чем «идеальные типы» Вебера. Но и структурно-функциональный метод, по мнению Дойча, не обещает много в поисках «количественных данных, границ и измерений». Перспектива расширения спектра возможностей этого метода представляется Дойчу связанной с введением понятий коммуникации и контроля, с использованием «кибернетического подхода». В этом он увидел свою задачу и попытался ее решить в рамках предложенной им модели.

Дойч изображает страну в качестве многостороннего «рынка» товаров и ресурсов, основанного на рынке факторов производства. Это определение включает, в частности, согласованность в рынке труда, рынке земли (посредством механизма миграции), рынке материалов и услуг (включая управление и технологию), в многостороннем рынке кредита, многостороннем рынке государственных служб, который иногда называют «социальной инфраструктурой». Граница между рассматриваемой системой, в данном случае страной, и внешней средой определяется Дойчем как нарушение непрерывности в потоке деловых контактов и согласованности действий.

Исходя из такого определения страны и границы, Дойч дает весьма спорные определения автономии и суверенитета. Автономия определяется им как отсутствие возможности предсказания извне реакции системы даже при самом полном знании окружающей обстановки. С «внутренней точки зрения» автономность системы характеризуется наличием у нее комбинации приема и запоминания информации. Суверенитет, по Дойчу, всего лишь ярко выраженный тип автономности. Страна может быть признана суверенной, уверяет Дойч, если, «рассматривая ее извне, можно увидеть, что ее решения не могут диктоваться или изменяться в (однозначном) соответствии с окружающей средой». Это, по мнению Дойча, не свидетельствует о том, что у решений нет реальных пределов и что их не приходится принимать с учетом ограничений окружающей обстановки. Рассматривая систему изнутри, можно, говорит Дойч, называть страну суверенной, если она обладает в пределах своих границ устойчивым и согласованным механизмом по принятию решений. Исходя из данных им определений, Дойч отмечает, что влияние зарубежных событий должно падать по мере ослабления связи между внешней средой и внутренней системой принятия решений.

Недостатки определений, предлагаемых в схеме «кибернетического подхода» (именно с кибернетической точки зрения, не говоря уже о социально-политической стороне дела), заключаются в том, что предсказание поведения системы всегда основывается на некоторых признаках и не связано необходимой причинной связью с понятием автономности. Если система неавтономна, то тот, кто на нее влияет, конечно, имеет основания для предсказания поведения системы в том смысле, что он его же и определяет, однако обратное утверждение неверно. Поэтому определения автономности и предсказуемости логически не эквивалентны. Дойч предложил упрощенную модель воздействия внешних факторов на политическую систему. В этой модели он описывает влияние внешней среды, передающееся посредством связующего звена или, иначе, «подсистемы», находящейся внутри большей системы (государства), и эта «подсистема» включает в себя те слои населения, которые непосредственно соприкасаются с внешним миром.

В своих относительно абстрактных кибернетических построениях Дойч претендует на вполне практические рекомендации по управлению буржуазным государством. Эти методы он называет «стратегиями обратной связи». Первую стратегию, воздействующую только на связующую группу, он назвал стратегией «приспособления», вторую – «изоляции», третью – «попытками управлять окружающей средой».

Для сильного буржуазного государства, по Дойчу, имеет имеет смысл не разрушать связи, а укреплять их, расширяя таким способом свое влияние во внешнем мире, чтобы не прибегать к грубым методам насилия. Одна из наиболее важных стратегий, и частности, состоит в том, чтобы крепче прикрепить связующую группу (этот критический, как отмечает Дойч, элемент в схеме внешнего влияния) к внутреннему миру, системы. Такая группа становится, по его мнению, тем более восприимчивой к зарубежному влиянию, чем более ослаблены ее связи с внутренней системой, например «если это сегрегированное или подвергнутое дискриминации меньшинство или если это экономический или социальный класс, который находится вне привилегий или отчужден». Под первой группой имеется в виду негритянское население, под второй – рабочий класс. <…>

По мнению Дойча, его схема даже в самом грубом варианте может служить двум целям: установлению уязвимых мест системы и выявлению полуколичественных оценок балансов политических сил, потоков коммуникации.

Если увеличивается роль как внешней среды, так и каналов поступления зарубежной информации и в то же время укрепляются внутренние взаимосвязи в системе, то можно, уверяет Дойч, предсказывать увеличение давления па связующие звенья вследствие возрастающей перегрузки коммуникаций и требований. Возрастающие частичные неудачи связующих звеньев приспособиться к увеличенной нагрузке могут привести к увеличению напряженности и враждебности. В соответствии со своей механистической моделью Дойч предсказывает давление на связующие группы, а в некоторых случаях – частичное разрушение, отчуждение, изгнание или же в противном случае ассимиляцию, абсорбцию многих членов этих групп. В частности, имеются в виду национальные меньшинства.

Если национальная система близка к распаду, то страна будет чрезвычайно чувствительной к внешнему воздействию. По мнению автора, так бывает, например, в гражданских войнах. С другой стороны, национальное общество с высокой степенью взаимосвязи, высокой приспособляемостью и «обучаемостью» может оказаться способным «поглотить» воздействие внешних обстоятельств, удержать свои связующие группы в условиях частичной автономии, но все же в пределах национального общества, и отреагировать на нее происходящее действиями с целью приспособления. Дойч, используя термин У. Росс Эшби, называет такую систему «ультрастабильной». Наконец, если связующие группы и системы крепки, то могут быть разорваны каналы поступления зарубежной информации.

Другую сторону подхода Дойча составляет проблема управления внешней политикой иных стран через каналы внешнего воздействия. В частности, он задается таким вопросом: «Предположим, что мы заинтересованы в манипуляции другой страной или в изменении реакции другой страны на нашу политику, что тогда нам следовало бы предпринять с точки зрения этой модели?».

В качестве примера Дойч разбирает мероприятия, вытекающие из его модели, которые были бы необходимы для США с тем, чтобы заставить Францию «отказаться» от независимой политики в области ядерного вооружения. Суть их заключается в умелом пропагандистском давлении, чтобы, изменяя представления политически активных слоев населения Франции в сторону признания ненужности собственного ядерного оружия и соответствующим образом изменяя поток деловых сделок, можно было бы укрепить позиции «атлантистов» во Франции.

Дойч выдвигает утверждение о полной достоверности данных, подученных от опросов общественного мнения. «Мы используем, – говорит он, – результаты опросов общественного мнения, как индикаторы изменения представлений населения».

Согласно Дойчу, на отношение населения влияют по крайней мере три группы явлений: отдельные знаменательные события; более мелкие, но постепенно накапливающиеся события; действия правительств вместе со средствами массовой коммуникации, которые эти правительства либо контролируют, либо оказывают на них воздействие. «Каждый из этих видов влияния..., – отмечает Дойч, – может быть положительным, т.е. в пользу образа или предложенного действия, в котором мы заинтересованы, или же они могут быть отрицательными..., поскольку ухудшат отношение или вызовут оппозицию к намеченному действию».

По мнению Дойча, в проведения практической политики обходимо учитывать принципы изменения общественного мнения. Основное сопротивление изменению общественного мнения и воздействию зарубежных событий сосредоточено на внешней структуре общества. Сила этого противодействия определяется объемом и значением внутренних деловых контактов и внутренних коммуникаций. <…>

Вопросы для самопроверки:

1. В чем суть «кибернетического подхода» Дойча?

2. Как Дойч определяет государство?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com