Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 4. Современные концепции национальной безопасности и динамика их изменений

Зарождение и формирование концепции национальной безопасности за рубежом.

Современные особенности зарубежных концепций национальной безопасности

Современные концепции национальной безопасности отдельных зарубежных государств стали создаваться и функционировать после второй мировой войны. Наиболее широкий размах этот процесс принял в Соединенных Штатах Америки, что было результатом опыта ведения внешней политики, накопленного руководством страны в ходе войны, а также особенностей, определяющих американские подходы к обеспечению безопасности страны в конкретных исторических условиях. Другие зарубежные государства не пошли на такую коренную перестройку внешнеполитического механизма, а встали на путь постепенной, эволюционной переделки. Это произошло либо в силу консервативности мышления, либо ввиду отсутствия возможностей. Но практически все страны Запада за основу взяли американские взгляды на проблему безопасности.

В период «холодной войны» жесткая конфронтация в военной и идеологической областях определила приоритет внешнеполитического и военно-политического подхода к проблемам национальной безопасности в США. Поэтому стратегия национальной безопасности США в те годы касалась только внешней безопасности, практически не затрагивая внутренних сфер.

В годы президентства Б.Клинтона в стратегии национальной безопасности США появился специальный раздел по экономическим вопросам, в котором, в частности, утверждалось: «С одной стороны, мы должны оживить экономику, если мы хотим поддерживать высокий уровень боеготовности вооруженных сил, реализуя наши внешнеполитические инициативы и расширяя влияние США в мире, а с другой - нам необходимо активно действовать за рубежом, если мы хотим открыть для себя иностранные рынки и создать новые рабочие места для американцев».

Администрация Дж.Буша определилась со своей стратегией в области национальной безопасности, но в 2002 г. первые ее шаги в этой области и практические действия после террористических актов в сентябре 2001 г. свидетельствуют, что общий курс в сфере национальной безопасности, выработанный в предыдущие годы, не изменился, а только приобрел более имперские и по-американски бесцеремонные черты.

В законе США «О национальной безопасности» 1947 г. не содержится определение понятия «национальная безопасность». Американские политологи придумали массу разнообразных определений этого понятия. Словарь военных терминов министерства обороны США определяет национальную безопасность США как сферу приложения совместных усилий военной и внешней политики и как желаемое условие (состояние), обеспечиваемое в первую очередь американским военным и оборонным превосходством над любой иностранной державой или групп держав, благоприятной позицией в международных отношениях, а также обороноспособностью и неуязвимостью, позволяющим успешно противостоять враждебным или разрушительным, явным или скрытым действиям других стран, включая применение ими военной силы .

Фактически в этом определении выражена идея идеальной ситуации абсолютного военного превосходства США над вооруженными силами всего мира, что лишний раз свидетельствует о теснейшей связи в США деятельности в области национальной безопасности с внешней и военной политикой при опоре на военную силу.

Концепция национальной безопасности США составляет теоретическую основу американской военной и внешней политики. Сейчас, когда в России подход к проблемам национальной безопасности полностью деидеологизирован, США усиливают идеологическую сторону своей концепции национальной безопасности на принципах теории «нового мирового порядка».

США прямо указывают на то, что внешняя политика не может не быть идеологизирована, поскольку идеология - форма проявления национальных интересов. Это проявляется и в «Стратегии национальной безопасности США», представленной президентом США Дж. Бушем в сентябре 2002 г. в Конгресс в качестве документа, определяющего цели, задачи и направления деятельности американской администрации в сфере внешней и военной политики на ближайший год. В ней наряду с отчетливыми геополитическими основами «национальной безопасности», налицо и ярко выраженная идеологическая сторона:

«Война с терроризмом - это не столкновение цивилизаций... Это борьба идей, и именно в этом сражении Америка должна одержать победу». Данная стратегия основана на идее о том, что обеспечение национальной безопасности США непосредственно связано с утверждением и функционированием свободы и демократии в других странах путем установления нового мирового порядка при лидирующей роли США. По выражению американского политолога Нолана, речь идет ни много, ни мало о совершенствовании всего мира.

В стратегии национальной безопасности США, прежде всего, формулируются национальные цели, на достижение которых направлена национальная стратегия администрации США. При администрации Б.Клинтона национальная стратегия в данном документе распространялась на три сферы: политическую, военную и экономическую, а в качестве приоритетных целей выдвигались: укрепление безопасности, обеспечение процветания нации, развитие демократии.

Фактическое содержание национальных целей осталось неизменным, но в Стратегии национальной безопасности администрации Дж.Буша эта триада целей сформулирована несколько иначе: политическая и экономическая свобода, мирные взаимопонимания с другими государствами и уважение человеческого достоинства.

Считается, что для достижения этих целей Соединенные Штаты должны:

- поддерживать стремление государств обеспечивать уважение человеческого достоинства;

- укреплять союзы государств по борьбе с международным терроризмом и предотвратить возможное нападение на США и их союзников;

- сотрудничать с другими странами в урегулировании региональных конфликтов;

- предотвращать угрозы применения оружия массового уничтожения против США и их союзников;

- добиваться создания свободных рынков и содействия свободной торговле;

- стимулировать развитие в новых государствах открытого общества и демократических институтов;

- определить основные направления совместных действий с другими мировыми державами;

- реформировать структуры, обеспечивающие национальную безопасность США, и придать им способность адекватно реагировать на угрозы XXI в.

В данной Стратегии отмечается: «Защита страны от врагов является первой и основной обязанностью федерального правительства». Но при этом подчеркивается, что эта задача в настоящее время кардинально изменилась. Географическая изолированность Соединенных Штатов больше не обеспечивает безопасность страны. Настоящие и будущие противники будут стремиться нанести удары по стране и ее вооруженным силам новыми и неожиданными способами. США сталкиваются с новой настоятельной потребностью: они должны добиться победы в современной войне с терроризмом и одновременно готовиться к будущим войнам, которые существенно отличаются от войн прошлого столетия и конфликтов нынешнего времени. Если в прошлом, чтобы угрожать Америке, нужны были сильная армия и огромный промышленный потенциал, то сегодня угрозу могут представлять немногочисленные группы террористов. Терроризм как тщательно обдуманное, политически мотивированное насилие над невинными людьми объявлен основным врагом США на долгую перспективу. При этом прямо и откровенно говорится, что война против международного терроризма означает борьбу за американские ценности и образ жизни. Утверждается также, что для защиты США и американских интересов как внутри страны, так и за рубежом, угрозы будут определяться и ликвидироваться до того, как их воздействие достигнет американских границ. При этом, прилагая усилия, чтобы заручиться поддержкой международного сообщества, США прямо заявляют, что без такой поддержки без колебаний используют право на самооборону и будут наносить упреждающие удары по террористам, где бы они ни находились.

Считается, что в отношении террористов неприменима традиционная концепция сдерживания и ответного реагирования. Вместо нее выдвигается концепция неизбежной угрозы с учетом возможностей и целей нынешних противников США, в соответствии с которой США должны быть готовы к упреждающим действиям, даже если нет полной информации о враждебных акциях против США.

Особо подчеркивается, что настало время еще раз подтвердить важнейшую роль, которую играет военная мощь в обеспечении безопасности США. Высшим приоритетом вооруженных сил является защита Соединенных Штатов. В целях эффективного решения этой задачи вооруженные силы США должны:

- гарантировать безопасность наших союзников и дружественных стран;

- убедить потенциальных противников в бесперспективности развертывания военного соперничества с США;

- сдерживать угрозы национальным интересам США, их союзников и друзей;

- нанести решительное поражение любому противнику, в случае если меры по сдерживанию окажутся малоэффективными.

Целью американских вооруженных сил объявлена защита и продвижение национальных интересов США и, если фактор устрашения окажется недостаточно эффективным, нанесение поражения угрозам этих интересов. США имеют глобальные интересы, ответственность и обязательства. В то же время Соединенные Штаты подвержены воздействию тенденций, событий и влиянию, которые имеют истоки за пределами границ государства. Когда интересы США защищены, Соединенные Штаты и их друзья процветают. Когда интересам США бросается вызов, они должны обладать мощью, необходимой для их защиты. При этом определены четыре области рисков, требующих устранения.

Риски, связанные с содержанием вооруженных сил, обусловлены проблемами набора, сохранения на военной службе, подготовки и оснащения достаточного количества высокоподготовленного личного состава и содержания в боевой готовности вооруженных сил.

Оперативные риски обусловлены факторами, определяющими способность достигать военных целей в конфликтах будущего.

Риски, связанные с будущими вызовами, обусловлены проблемами, влияющими на способность действовать, управлять и контролировать, что позволяет эффективно использовать ресурсы и способствует успешной деятельности Министерства обороны.

Беспрецедентная мощь вооруженных сил США и их присутствие в передовых зонах обеспечили сохранение мира в некоторых наиболее важных в стратегическом отношении регионах планеты. Однако учитывая, что характер угроз нашим интересам и потенциальные противники, которым мы должны противостоять, изменились, в вооруженных силах также должны быть осуществлены изменения. Структура ВС США, ориентированная на сдерживание огромных армий периода «холодной войны», должна быть реформирована на основе модели, в которой на первое место выдвигается вопрос, каким образом противник мог бы вести боевые действия, а не где и когда может начаться война.

Разведка и то, как используются ее результаты, является первой линией обороны от террористов и угроз, исходящих от враждебных государств. Разведывательное сообщество, которое было создано для добывания огромных объемов информации о достаточно крупном статичном объекте - блоке, возглавляемом Советским Союзом, - сейчас должно справиться с задачей по отслеживанию множества целей, являющихся гораздо более сложными и менее заметными.

Необходимо, утверждается в Стратегии, реформировать имеющиеся разведывательные структуры и обеспечить их новыми возможностями с целью приведения разведывательного сообщества в соответствие с характером существующих и потенциальных угроз. Разведка должна работать в тесном взаимодействии с Министерством обороны и правоохранительными органами и координировать усилия с аналогичными структурами американских союзников и друзей.

Инициативы в области разведки предусматривают:

- расширение полномочий руководителя центральной разведки по управлению развитием и деятельностью национальных сил и средств внешней разведки;

- ввод в действие новой схемы разведывательного предупреждения, которая должна обеспечить беспрепятственное и комплексное предупреждение по всему спектру угроз, с которыми сталкиваются США и их союзники;

- продолжение разработок новых методов добывания и сбора информации для сохранения преимуществ в области разведки;

- инвестирование в развитие перспективных средств разведки с одновременным ужесточением мер по защите имеющей к этому отношение информации;

- организации сбора разведывательной информации об угрозах терроризма с привлечением всех необходимых правительственных учреждений и проведением анализа информации из всех возможных источников.

Одновременно в Стратегии под уважением человеческого достоинства понимается продвижение в другие страны американских идеалов и принципов свободы и демократии и поощрение тех государств, которые идут этим путем. В этой области поставлена задача сконцентрировать внимание на консолидации новых демократических режимов, увеличении сферы их обязательств в интересах демократии, расширении рынков и сохранении позиций США в регионах, вызывающих наибольшую озабоченность с точки зрения безопасности, и в тех, где можно достичь лучших результатов. Утверждается также, что это не крестовый поход для установления демократии, а прагматическая политика для поддержания свободы там, где она будет в наибольшей степени соответствовать американским интересам.

В экономической сфере акцентируется внимание на необходимости усиления мер по борьбе с промышленным шпионажем, подрывающем основы свободной конкуренции. В то же время утверждается, что принятые в США меры защиты гарантируют, что преимущества от свободной торговли не будут достигаться за счет благополучия американских рабочих.

В стратегии национальной безопасности США в XXI в. национальная и международная безопасность впервые так откровенно и недвусмысленно отождествляются. Это можно объяснить не только глобальным характером американских интересов и присутствия, но и глобальным подходом к их защите от угроз.

Лидирующее положение США в мире предусматривает неизбежность и необратимость быстрейшей интеграции всего мирового сообщества. Основным условием построения и сохранения «глобальной цивилизации» считается обеспечение стабильности любой ценой, во всех без исключения регионах мира, с использованием всех имеющихся у США и их западных союзников средств.

Стабильность понимается в США в узком и широком смысле. В широком смысле - это определенное состояние международных отношений, а в узком - это концепция, определяющая подходы к оценке соотношения сил противостоящих государств (их коалиций). В рамках рассматриваемого вопроса интерес представляет стабильность в широком значении, так как именно она является одним из базовых элементов идеологии «нового мирового порядка».

В соответствии с этой идеологией под международной стабильностью стало пониматься такое состояние мира, в котором «все ведущие державы принадлежали бы к демократическому сообществу с постепенным присоединением к нему других рыночных и демократических государств». Другими словами, речь идет о глобальном движении в установлении демократии американского образца во всем мире и поддержании состояния стабильности при лидирующей роли США. И это становится не только идеологией, но и практикой внешнеполитического курса Соединенных Штатов.

Для стимулирования развития в других государствах принципов открытого общества и демократических институтов, естественно по американскому образцу, в стратегии выдвигается перед США и другими развитыми странами конкретная задача помочь беднейшим странам мира удвоить за десять лет свои объемы валового внутреннего продукта.

В стратегии национальной безопасности США при определении комплексных региональных подходов американская администрация отдает приоритет обеспечению своих национальных интересов в Европе и Евразии. Сохранение стабильности в этом обширном суперрегионе США также намерены обеспечивать любой ценой. Очевидно, что идеологические посылки, содержащиеся в документах НАТО, во многом копируют идеологию стратегии национальной безопасности США.

В частности, анализ документов НАТО с оценкой идеологической стороны программы «Партнерство во имя мира», позволяют говорить о том, что обеспечение стабильности в Европе непосредственно связано с установлением и функционированием свободы и демократии по американскому стандарту, а новым партнерам НАТО в Восточной Европе и Балтии отводится роль своеобразного буфера между Западной Европой и Россией.

Говоря о главной цели современной американской стратегии национальной безопасности, необходимо отметить, что она находится в сфере идеологии и направлена на то, чтобы способствовать распространению в мире рыночной экономики и демократии. Эта цель обретала в прошлом формы известных концепций мессианства, борьбы за права человека, борьбы против тоталитарных режимов и др. На нынешнем этапе, принимая во внимание изменения последних лет, концепция «нового мирового порядка» имеет целью поддержание западных ценностей и системы в целом на современном этапе эволюции человечества.

Американская стратегия национальной безопасности, как отмечалось выше, продолжает ориентироваться на силу и, прежде всего на военную. Многие американские ученые сами отмечают, что распространение в мире демократии путем применения военной силы может стать источником дестабилизации международной обстановки.

Видимо, опыт Вьетнама, Югославии и Ирака не научил, что в современных условиях невозможно разрешать никакие противоречия и споры методами вооруженной борьбы.

В течение всего периода после Второй мировой войны обеспечение международной безопасности основывалось на соблюдении всеми государствами общепризнанных принципов и норм международного права, исключающих решение спорных вопросов и разногласий между ними с помощью силы или угрозы силой. Но с марта 1999 г. в результате агрессивного нападения США и НАТО на Югославию этот миропорядок перестал существовать. Эта агрессия наглядно продемонстрировала готовность США и НАТО отныне по собственному усмотрению, не обращая внимания на ООН и международное право, силой оружия навязывать суверенным государствам свой вариант разрешения любой кризисной ситуации, в том числе искусственно создаваемой. При этом особо оговаривается, что любые усилия США в области обеспечения международной безопасности и защиты американских интересов не должны быть ослаблены действиями Международного уголовного суда, юрисдикция которого не распространяется на американских граждан и решения которого США не признает. Вместо этого США будут в полном объеме применять свой закон «О защите американских служащих», положения которого направлены на обеспечение и усиление защиты американского персонала и официальных лиц. Агрессия в Косово, военные операции США и Великобритании в Афганистане наглядно показали всем государствам, не желающим в чем-то действовать по указке США, что отныне отстаивать свои интересы они смогут, опираясь только на собственные силы и обладая соответствующим потенциалом сдерживания.

Это осознание издержек многополярного мира уже вызвало новую волну роста вооружений во многих странах и, несомненно, увеличит число государств, стремящихся создать собственное ядерное оружие или другие виды оружия массового поражения.

Пока человечество не откажется от использования вооруженной борьбы как метода разрешения противоречий невозможно обеспечить подлинную национальную безопасность, опираясь, конечно, на всю совокупную мощь государства. Безусловно, это не так просто, поскольку только для определения понятия «агрессия» ООН потребовалось более двух десятилетий. Но, очевидно, что обеспечить национальную безопасность можно будет не путем единообразия форм демократии и экономики по американскому или иному образцу, а только добившись единства в подходах к проблемам обеспечения национальной безопасности.

При этом следует иметь в виду, что по мере формирования и совершенствования концепций человеческого развития, глобализма и устойчивого развития западные идеологи соответствующим образом модифицируют взгляды на проблему безопасности и настойчиво продвигают их через международные организации в другие страны мира. На Западе откровенно провозглашается, что «настало время сделать переход от узкого понятия национальной безопасности к всеобъемлющей концепции безопасности человека» . Этот переход предполагается осуществить по двум направлениям: заменить безопасность стран и территорий безопасностью людей, а также заменить обеспечение безопасности с помощью вооружения поступательным человеческим развитием.

Эти принципы новой концепции безопасности выглядят весьма привлекательными, но предельно утопическими. Кроме того, в них четко прослеживается явное стремление приучить мировую общественность и лидеров развивающихся стран к мысли, что в их же интересах не следует уделять внимание вопросам обеспечения своей национальной безопасности, защите своей территории, своей самобытности. Вместо этого им следует думать о безопасности человека как отсутствии угроз в виде голода, болезней, репрессий и нарушений повседневной жизни в семье, на рабочем месте или в обществе.

Характерно, что при этом все западные страны не спешат отказываться от собственной национальной безопасности.

В США по аналогии с теорией устойчивого развития формируется теория устойчивой национальной безопасности: «Каждое поколение должно создавать следующему поколению возможность для обеспечения безопасности. В настоящее время в наших руках безопасность следующих поколений...». Это положение представляется вполне обоснованным, поскольку в полном соответствии с объективным состоянием мирового сообщества в настоящее время значимость обеспечения национальной безопасности любой страны мира ничуть не уменьшится и на ближайшую, и на долгосрочную перспективу.

В эпоху глобализма состояние национальной безопасности любой страны определяется уровнем ее конкурентоспособности в различных сферах жизнедеятельности в рамках мирового пространства. Развивающиеся страны в стабильных условиях продвигаемой ныне модели глобализма совершенно неконкурентоспособны по сравнению с развитыми странами. Следовательно, столь же низок и уровень их безопасности, а защищать национальные интересы этих стран Запад, естественно, не собирается. Повысить уровень национальной безопасности, т. е. уровень защищенности своих национальных интересов как от внутренних, так и внешних угроз эти страны в сложившейся обстановке смогут только путем деструктивных воздействий на созданную Западом систему глобализма. Не допустить такого развития событий, обеспечить стабильность сложившегося миропорядка любыми средствами и есть стратегическая задача мировой политики стран «золотого миллиарда». В этой политике немаловажное место занимает отмеченный курс Запада на подмену проблем обеспечения национальной безопасности развивающихся стран задачами их внутреннего развития в социально-экономической сфере. Смешение понятий «развитие» и «безопасность» в данном случае далеко не случайно и имеет целенаправленный характер, утверждая, что «человеческое развитие представляет собой более широкое понятие». Тем самым «безопасность» включается в понятие «развитие» как его составная часть. Однако эти понятия принципиально различны, но вполне равноправны в своей значимости в жизнедеятельности людей.

Важной особенностью зарубежных подходов к проблемам национальной безопасности в последние годы является резкий поворот к внутренним проблемам, тогда как ранее большей частью они были только обозначены как императивы. Крайне мало уделялось внимания экологическим проблемам и совсем были исключены из стратегии национальной безопасности вопросы предотвращения и ликвидации последствий техногенных и природных катастроф, хотя их влияние имеет глобальный характер.

После трагических событий в сентябре 2001 г. в США, начались кардинальные изменения и в политике обеспечения внутренней безопасности. Уже 8 октября 2001 г. президент США, помимо должности помощника президента по национальной безопасности, учредил новую должность помощника президента по внутренней безопасности со значительным аппаратом в виде Управления внутренней безопасности. Задачами этого управления являются разработка и реализация стратегии внутренней безопасности и координация деятельности спецслужб, ее обеспечивающих.

В ноябре 2002 г. было создано Министерство внутренней безопасности как важнейший орган исполнительной власти США для решения следующих основных задач:

- предотвращение террористических акций в США;

- снижение уязвимости Соединенных Штатов перед угрозой терроризма;

- сведение к минимуму ущерба от террористических акций на территории США и ликвидация их последствий.

Численность министерства определена в 170 тыс. человек, а его структура, полномочия и функциональные обязанности должностных лиц разработаны с учетом оценки реальных и потенциальных угроз внутренней безопасности США.

В настоящее время деятельность министерства осуществляется по следующим основным направлениям:

- сбор, обобщение и анализ разведывательной информации в целях выявления возможных угроз для внутренней безопасности США;

- защита важнейших объектов экономики и инфраструктуры;

- обеспечение охраны государственной границы и безопасности транспортных перевозок;

- защита населения и национальной территории от возможного применения химического, биологического, радиологического и ядерного оружия, включающая проведение НИОКР в интересах противодействия этой угрозе;

- подготовка населения к действиям в чрезвычайных ситуациях, в том числе в условиях стихийных бедствий и техногенных катастроф;

- обеспечение безопасности представителей высшего руководства страны.

Кардинальной перестройке подверглась система готовности к чрезвычайным ситуациям и ликвидации их последствий. В состав министерства включены около 80 государственных организаций, ранее функционировавших самостоятельно или в составе различных федеральных ведомств. Среди них Федеральное агентство по действиям в чрезвычайных условиях (ФЕМА) - аналог нашего МЧС, Управление внутренней готовности из ФБР, Управление готовности к чрезвычайным ситуациям из Министерства здравоохранения и социального обеспечения, Медицина катастроф, береговая охрана, иммиграционная служба и др. Это беспрецедентный случай столь жесткой централизации исполнительной власти в США, объединившей в борьбе с терроризмом усилия федеральных органов, органов штатов, муниципалитетов, частного сектора и всего общества. Данный опыт заслуживает серьезного внимания и с нашей стороны

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com