Перечень учебников

Учебники онлайн

Спикмен Н. Политическая карта Евразии

Любая попытка рассматривать геополитические отношения государств Восточного Полушария должна сначала подчеркнуть тот факт, что вся поверхность земли, сегодня, стала единственным полем игры политических сил. Целый мир теперь описан географией и изменение устоявшихся сил в одном регионе, должно затронуть выравнивание сил в других регионах. Развитие морской силы установило политическое господство государств Западной Европы над побережьями самых дальних континентов. Состояние мощи на одном континенте неизбежно отражены в распределении мощи на другом, и на внешнюю политику любого государства могут воздействовать событиями, имеющими место во всем мире.

Фундаментальный факт, который является ответственным за состояния этой эпохи мировой политики – это развитие океанской навигации и открытия морских маршрутов к Индии и Америке. Морская подвижность есть основание нового типа геополитической структуры – океанической империи. Прежде история давала нам примеры мощи больших пространств, базирующихся на контроле относительно однородных масс земли, типа Римской, Китайской и Российских империй. Теперь море стало большой коммуникационной артерией, и мы получили новую структуру великой мощи и громадной протяженности. Британская, Французская и Японские империи и морская мощь Соединенных Штатов внесли вклад в развитие современного мира, который является единственным полем для взаимодействия политических сил. Это – морская мощь, которая сделала возможным замыслить Евразийский континента как единое целое, и эта морская мощь, которая управляет отношениями между Старым и Новыми Мирами.

Это важное изменение в организации мощи было всесторонне рассмотрено и проанализировано в 1890 Альфредом Тейером Мэхеном в его книге «Влияние морской силы на историю, 1660-1783». Однако подробно отношения между силой земли и морской силой в глобальном масштабе было подробно рассмотрено британским географом Хэлфодом Маккиндером в 1904 г. используя карту центральной Сибири (см. карту 1) в качестве основного инструмента анализа, он трактовал Европу не как центра мира, а как один из многих полуостровов Евразийского земного массива. Западный Мир был сопоставлен с новым представлением о лице земли, которое затенило все поглощающую идею Европы как центра мира. В его широко известной работе «Демократические идеалы и реальность», изданной в 1919, Маккиндер снова обратился к глобальному видению мировой политики и более широко развивал анализ Евразийского континента.

Смотреть на мир как на единое целое сегодня даже более необходимо, так как теперь он унифицирован не только морскими путями, но и воздушными коммуникациями. Наше представление о положении Западного Полушария уже вынудило нас исказить фактическое состояние вещей в Старом Мире, так как мы сосредоточили наше внимание на Соединенных Штатах и разделили Евразийский континент на два региона, Европу и Дальний Восток, чтобы рассмотреть их возможности относительно нашей собственной страны. Для того, чтобы ясно видеть общую картину отношения двух этих регионов друг к другу, было бы лучше вернуться к карте Маккиндера с центром в Сибири и подробно рассмотреть всю совокупность развитых им концепций геополитические отношения на континенте.





Карта 1. Мир, согласно Маккиндеру.

Мир Маккиндера

Маккиндер начинает свой анализ с идеи хартленда. Обширное пространство Сибири рассматривалось как единица в терминах внутреннего пространства и доступа к морю. Эта огромная область может рассматриваться как единица, потому что все ее реки впадают в Северо-Ледовитый океан или внутренние воды Каспийского и Аральского морей, и никакая часть этого региона не соприкасается открытого океана в какой-либо точке. Кочевые племена, которые населяли этот регион, периодически пытались достигнуть моря и, следовательно, осуществить значительное военное давление на государства, которые имеют в различные времена занимали прибрежные регионы. Эту территорию Маккиндер называет внутренним полумесяцем и включает в его пределы все те континентальные государства, которые имели прямой доступ к морю и таким образом могли использовать и морскую силу, и силу земли. В отдалении располагаются острова и оффшорные континенты внешнего полумесяца, в то время как края океанов заняты заграничными континентами Западного полушария.

С этой точки зрения, непрерывность земных масс Западного полушария разбита, потому что карта с Сибирью в центре показывает Атлантическое побережье Северных и Южноамериканских Континентов, стоят перед Европой, в то время как Тихоокеанское побережье стоит перед Дальним Востоком. Когда Маккиндер первоначально издал свою карту, в 1904, это было скорее пророчество, чем истина до тех пор, пока Панамский канал не был закончен, раскрыв весь силовой потенциал Соединенных Штатов в западной части Тихого океана. Сегодня, однако, карта с Евразийским континентом в центре имеет определенную ценность, потому что Западное полушарие имеет жизненный интерес в связь и с Европейской, и Дальневосточной частями Старого Мира.

Созвездие мощи в Восточном полушарии было определено Маккиндером в терминах отношения между силой хартленда и морской силой Великобритании. Безопасность Британской Империи зависела от сохранения равновесия силы между морскими и континентальными государствами мирового острова. Если бы любой из этих двух частей мира достиг господства, то доминировал бы над целым континентом, и осевой регион контролировался бы посредством простой силы. Основываясь на обширной земной массе, морская сила могла бы развиться и с легкостью нанести поражение Великобритании. Поэтому, это была основной задачей британской внешней политики: предотвратить любую интеграцию мощи на Европейском континенте и, в особенности, наблюдать, чтобы ничто не вело к эффективному военному союзу между Германией и Россией.

Этот анализ имеет значительную весомость в условиях топографии евразийской земной массы. Как мы уже указали, имеется определенная центральная низменная равнина, окруженная кольцом гор, протянувшихся почти непрерывно от Скандинавии до Чукотского полуострова в Сибири и эффективно закрывшая подходы людей из внутренней области к океану. Вне этого горного барьера лежат низменные прибрежные регионы Европы, Ближнего Востока, Индии, и Китая. Маккиндер использует неудачную карту, она не дает представление о топографических особенностях, которые фактически формируют структуру его концепции. Если не возможно обратиться непосредственно к его тексту, трудно ясно рассмотреть значения его терминологии.

Немецкий геополитик, Хаусхофер интерпретировал британского географа и адаптировал его концепцию к своим специфическим потребностям. Взглянув на карту, которую он нарисовал, чтобы объяснить свою теорию, показывает, что он внес некоторые усовершенствования (см. карту 2.). Он указал на направления течения рек, деталь, на основе которой умеющий интерпретировать карты может дать оценку местоположения горных цепей. Он также сделал набросок некоторых областей «политического давления», иллюстрирующий местоположение центров мощи, рассматриваемых Маккиндером, но не сумел расположить его на карте. Однако, это предположение также оказалось не в состоянии дать адекватную основу для дискуссии, потому что не дала действительно важных фактов, касающиеся топографии, которые обязательно должны учитываться в геополитическом анализе.



Карта 2. Мир, согласно Хаусхоферу.

Поэтому мы должны еще раз посмотреть топографическую карту и снова подчеркивать основные очертания земли Евразийского континента: центральная равнинная низменности, ограниченная закрытыми холодными водами на севере и большим полукругом гор на востоке, юге и западе. Вне пояса горы лежат прибрежные регионы, состоящие из равнин, разделенных горными шпорами, простирающимися до моря. В нашем дальнейшем рассмотрении картины земли, мы должны будем снова и снова обращаться к этим регионам, и поэтому необходимо их обозначить (см. карту 3). Центральную континентальную равнину можно продолжать называться хартлендом, и мы можем заметить, что он, в действительности, с политической степенью приравнивается к Союзу Советских Социалистических Республик. Вне барьера гор, прибрежные регионы, которые Маккиндер называет внутренним полумесяцем, можно более эффективно обозначить как римленд, название, которое точно определяет его характер. Вереница окраинных и средиземных морей, которые отделяют континент от океанов, составляет окружное морское шоссе, которое связывает вместе всю область в терминах морской силы. Вне римленда лежат отдаленные острова и континенты – Великобритания, Япония, Африка и Австралия, которые составляют внешний полумесяц. Термин «окраинный» («off-shore») так хорошо описывает отношения этих территорий к центральной земной массе, что мы будем использовать этот термин гораздо чаще, чем Маккиндер. Океанский пояс и трансокеанский Новый Мир завершают картину мира, описанную в терминах географических факторов. <…>



Карта 3. Геополитическая карта Евразии.

Хартленд.

Важность региона хартленда была сначала предложена Маккиндером в его концепции ценности центрального положения со внутренними линиями связи, которые усиливаются и объединяются развитием сухопутного транспорта до уровня, на котором они могли начинать конкурировать с морскими коммуникациями. Он также предусмотрел преобразование степных территорий из областей с низким экономическим потенциалом в пространства с высоким экономическим потенциалом.

Реальность российской экономики и географии нисколько не проясняет, является ли, или будет ли в недалеком будущем, хартленд мировым центром коммуникации, мобильности и силы. Прежде всего, климатические условия в мире дают уверенность, что, в случае отсутствия революционных изменений в сельскохозяйственной технике, центр аграрного производства останется в западной России, а не в центральной Сибири. Карта с распределением участков обрабатываемой земли в мире подтверждает этот факт (см. карта 4). Хотя Российское государство занимает территорию гораздо большую, чем Канада, Соединенные Штаты, или Бразилия, фактическая степень пахотной земли – это малая часть всей ее территории. Было бы ошибкой идентифицировать всю Россию, или хартленд, как регион с большими потенциальными возможностями в сфере аграрного производства.



Карта 4. Обрабатываемая земля в мире.

Посмотрев теперь на географическое распределение залежей каменного угля и железной руды в мире, а также на месторождения нефти и водные ресурсы, мы обращаем внимание, что эти необходимые элементы тяжелой промышленности расположены в большей степени к западу от Уральских гор. Действительно, имеются запасы угля и железа в Сибири, точный объем которых неизвестен, но которые несомненно представлены в значительном количестве. Некоторые сообщения говорят, также, что имеются запасы нефти, которая могут иметь большое значение в случае своего развития. Конечно, Советское правительство уже сделало и продолжит предпринимать постоянные и напряженные усилия, чтобы переместить центр промышленного производства на восток. Пока оно, несомненно, преуспело в развитии фабрик и шахт в той мере, в какой это возможно для России, чтобы обеспечить себя большими размерами ее обширных потребностей военного времени. Цифры по промышленному производству большой области между Уралом и Новосибирском остаются неопределенными и неточными, и трудно составить полную оценку фактической и потенциальной важности этого региона. Тем не менее, можно уверенно утверждать, что этот регион уже увеличивает размер более плодородных областей на западе и юго-западе, хотя, необходимо помнить, что это не способствует поддержки большого количества сельскохозяйственного населения.

Железные дороги, автострады и авиаперевозки, конечно, увеличили подвижность в центре евразийской континентальной массы. Однако, нельзя игнорировать, что с севера, востока, юга и юго-запада эта область окружена одними из самых больших в мире препятствий использованию транспорта. Лед и низкие температуры, характерные для большой части года, и высокие горы, имеющие только несколько трудно преодолимых переходов, образуют его границы. Большая часть территорий римленда, которые касаются хартленда, имеет даже более убогие транспортные средства. Афганистан, Тибет, Синьцзян и Монголия – это регионы, не имеющие железных дорог, практически никаких автострад, и обладающие только несколькими извилистыми караванными маршрутами самого примитивного типа. Закон обратного отношения мощи к расстоянию сохраняет свою действенность как в рамках одной политической единицы, так и в отношениях между политическими единицами. В ближайшем будущем Центральная Азия, несомненно, останется регионом с довольно низким потенциалом политической мощи.

Значение этого региона Маккиндер определил также в терминах положения. То, что ядро хартленда лежит в центре евразийской континентальной массы, дает ему преимущество внутренней связи со странами внутреннего полумесяца. Очевидно, что армии, действующие по диаметру круга данной территории, будут иметь меньше проблем, чем те вооруженные силы, которые вынуждены действовать по окружности этого региона. По сравнению с внешними линиями британской военно-морской силы, протянувшимися от Великобритании по окраинному шоссе, вокруг евразийского римленда, российские внутренние линии связи более предпочтительны. Транспортные линии между Русским Туркестаном и северо-западом Индии можно рассматривать, конечно, как внутренние по сравнению с морскими маршрутами от Саутгемптона до Карачи.

Однако, следует заметить, что внутренние линии связей следует строить между двумя точками, а не одной. Отношения между центром и окружностью могут быть легко изменены, если точка на окружности становится в свою очередь центром другого круга связей. Таким образом, стратегические значения положение хартленда относительно Британской империи имеют значение только, если военная сила, которую можно применить в Индии происходит из Великобритании. В момент, когда защита индийских, или персидских, или китайских рубежей будет опираться на местный военный потенциал, весь концепт внутренних и внешних линий изменится. Та истина, что Индия и Китай должны быть защищены британской морской мощью, более не является правдой, если военная силы этих государств станет производной от их собственного индустриального развития. В этом случае, если основы (raw material) мощи центральных азиатских регионах России окажется не достаточно большими, чтобы уравновесить таковые регионов римленда, то Советская сила сохранится только к западу от Урала, и это не будет проявлением всепоглощающих устремлений против стран восточного, южного, и юго-западного побережья.

Римленд

В концепции Маккиндера внутренний полумесяц морских (amphibian) государств, окружающих хартленд, состоит из трех частей: побережье Европы, пустыни арабского Ближнего Востока, и муссонная территория Азии. Первые два региона ясно определены как географические области, но третий является чем-то самостоятельным только, если его рассматривать со специфически исторической точки зрения, представленной Великобританией. Моряку муссонная территория Азии представляется как отдельная область. Однообразие климата и легкость достижения области морем дополняют это впечатление. Эта территория также хорошо защищена от хартленда вереницей барьеров от Гималаев и Тибета до обширных пустынных и гористых областей Синьцзяна и Монголии. Эти горы, однако, на делают муссонные территории чем-то обнообразным. Пределы Бирмы и Индокитая доходят до моря и представляют собой большое препятствие для установления контактов между двумя великими государствами. Тот факт, что буддизм пришел в Китай из Индии через Синьцзян и Таиланд, указывает на трудность поддержания прямых отношений. на протяжении всей их истории, эти два центра восточной культуры остались довольно изолированными друг от друга, и их контакты имели исключительно культурную и интеллектуальную природу.

В этом случае Индия и побережье Индийского Океана, попадают в отличную от Китая геополитическую категорию, и едва ли верно классифицировать обе эти страны как муссонная территория Азии. В будущем, вероятно, придется рассматривать мощь каждого из этих регионов как две отдельные части, связанные по земле или воздухом лишь через узкую часть полуострова Индокитай и морем вокруг Сингапура. Если это так, то Азиатское Средиземноморье сохранит большое значение в политической стратегии независимого Азиатского мира также как оно имело жизненное значение в эпоху морского могущества западных государств.

Римленд Евразийской континентальной массы должен рассматриваться как промежуточный регион, расположенный между хартлендом и окраинными морями. Он функционирует как обширная буферная зона конфликта между морской мощью и мощью земли. Наблюдая в обе стороны, он должен функционировать и как морская, и как сухопутная сила (amphibiously) и защищаться и на земле, и на море. В прошлом, нужно было бороться против мощи земли хартленда и против морской мощи отдаленных островов – Великобритании и Японии. Одновременно земная и морская природа данного региона является основой его безопасности.

Вопросы для самопроверки:

1. В чем особенности геополитического анализа мировой политики, по мнению Спикмена?

2. Что такое хартленд в интерпретации Спикмена?

3. Что такое римленд в интерпретации Спикмена?



< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com