Перечень учебников

Учебники онлайн

2.2 В терминах геополитики

Мы предлагаем здесь одну из версий объяснения происшедшей катастрофы, не претендуя на то, что она является единственно верной или совершенной. Это, скорее, приглашение к осмыслению, к дискуссии. Не более того.

СССР был явлением крайне сложным, которое можно разбирать, оценивать и описывать на разных уровнях. Мы ограничимся исключительно уровнем геополитическим, в котором в снятом виде присутствуют все остальные аспекты анализа. Без такого пояснения, дальнейшее будет не очевидно.

Как геополитическая конструкция СССР строго соответствовал континентальной массе, Heartland'у, Евразии, "геополитической оси истории". Экспансия СССР в южном и западном направлении соответствовала вектору территориальной интеграции, заложенному потенциально и объективно в самой географической специфике материка. СССР в полной мере наследовал миссию сухопутного полюса геополитического дуализма, был законченным выражением "порядка Земли", противостоящего "порядку Моря".

И напротив, Запад, как геополитическая антитеза СССР, являлся воплощением "морского строя", "Мирового Острова.", противостоящим во всех своих ипостасях Евразии.

На этом объективном дуализме основана главная демаркационная, силовая линия новейшей истории, взятой в геополитическом срезе.

Итак, ключом к геополитическому объяснению современного этапа мировой истории (XX век) является утверждение неснимаемого, радикального, многоуровневого, комплексного противостояния между "силами Суши" (Россия, позже СССР) а "силами Моря" (Англия+Франция, позже США).

Этот геополитический дуализм, эта "великая война континентов" объясняет все остальное, наглядно и внушительно. Такой подход сразу придает смысл всем событиям, которые, в противном случае, превращаются в сложный хаотический вортекс атомарных фактов.

Но такая геополитическая картина мира никогда не была достаточно ясно сформулирована и популярно изложена широкой публике. Это не случайно, так как геополитическая компетентность широких слоев общества сильно ограничила бы свободу действия некоторых секторов политических элит, чьи планы и методы в определенных случаях вступали в явное противоречие с интересами отдельных народов и государств, с тем, что объективно можно определить "как геополитические интересы державы". Геополитика никогда не была собственно "секретной наукой", "тайным знанием". Но вместе с тем поражает та диспропорция, которая наличествует между наглядностью и простотой геополитической методологии, ее убедительностью и тем ужасающим невежеством в этой области, которой отличаются не только широкие слои населения, но и многочисленные представители аналитических и политических экспертов. Внешняя "демонизация" геополитики, ее настойчивое зачисление в разряд "лженаук", но вместе с тем ее активное использование наиболее компетентными, почти "тайными" кругами мировой финансовой и интеллектуальной элиты в закрытых организациях, занятых мировым планированием — таких, как американский "Совет по международным отношениям", Трехсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб, Римский клуб и т.д. — все это не может не наводить на мысль, что это не спонтанное отношение зацикленного на академизме научного сообщества, но специальная, прекрасно разработанная стратегия, призванная искусственно скрыть (дискредитировать) ряд методологических моделей, знание которых может привести к неприятным последствиям для правящего класса или какого-то наиболее закрытого его сектора.

Падение СССР в геополитической перспективе означает падение "сил Суши", их тотальный проигрыш перед лицом "сил Моря". Только так, и никак иначе, следует интерпретировать геополитически это ужасное событие. Если бы вопрос изначально — с первых этапов перестройки — был бы поставлен именно таким образом, то едва ли подобное действие могло быть осуществлено так просто и бесшумно, так легко и безнаказанно, как это случилось.

Если бы советское общество отнеслось к СССР и странам Варшавского договора как к чисто геополитической, континентальной реальности, органически сложившейся по воле объективных пространственных законов, то любые идеологические перемены или политико-экономические реформы заведомо проходили бы в строгих рамках сохранения (а желательно увеличения, наращивания) всего геополитического потенциала Евразии, всей полноты пространственного контроля над регионами Суши. Не исключено, что идеологические и экономические реформы в таком случае были бы не менее радикальными, но при этом стратегическая мощь Москвы не ослабла бы ни на гран. Следовательно, сохранение геополитики в тайне, ее маргинализация, ее искусственное замалчивание было важнейшим тактическим ходом тех сил, которые заведомо были ориентированы на разрушение цитадели "сухопутной цивилизации". Доказательством правоты такого тезиса является и тот факт, что американские политические элиты, напротив, методично сверяют свои планы и проекты с геополитикой, выверяют по этой науке основные моменты своей стратегии, всецело признавая ее приоритет и ее адекватность относительно иных методов анализа

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com