Перечень учебников

Учебники онлайн

Валлерстайн И. Геополитические миро-системные изменения: 1945 – 2025 годы

Процесс миро-системных изменений в геополитике после Второй мировой войны можно условно разделить на три этапа. На первом этапе, с 1945 до начала 1970-х годов, в миро-системе установилась бесспорная гегемония США. На втором этапе, в 1970 - 2000 гг., Америка стала сдавать свои позиции лидера, однако происходило это постепенно – из-за попыток США замедлить данный процесс и минимизировать ущерб от экономического спада. На третьем этапе, в 2001 - 2025 гг., США попытаются восстановить свое былое величие посредством ведения более независимой и агрессивной политики, которая тем не менее обернется против них самих, ускоряя и усугубляя падение их мирового авторитета.

1945 - начало 1970-х годов

С окончанием Второй мировой войны завершилось 80-летнее соперничество между США и Германией за право стать преемником Великобритании, которая с 1873 г. последовательно утрачивала свое лидирующее положение в мире. Решающим в этой борьбе оказался 30-летний период военных действий (и восстановления экономики) в 1914 - 1945 гг., в которые были вовлечены крупнейшие индустриальные державы мира; последний этап противостояния (Вторая мировая война) привел к значительному сокращению численности населения Европы и Азии и массовому разрушению почти всей промышленной инфраструктуры.

В этом соперничестве победили США вместе со своими основными союзниками – СССР и Великобританией. После 1945 г. США стали единственной крупной индустриальной державой, промышленность которой не только не была разрушена войной, но, наоборот, получила в военные годы новый импульс для развития. В последующие 15 -20 лет она работала значительно эффективнее, чем в других индустриально развитых странах: производители из США не имели себе равных по объему и качеству продукции ни на внутренних, ни на внешних рынках.

Военные разрушения были столь масштабны, что большая часть стран Европы и Азии столкнулась с проблемами недостатка продовольствия, неустойчивости валюты и резкого ухудшения платежного баланса. Этим странам требовалась срочная экономическая поддержка, и все ждали, что ее предоставят США.

Америка с легкостью воспользовалась своим выгодным экономическим положением на мировой арене для достижения не только экономического, но и политического первенства. Впервые за всю историю своего существования США стали центром всемирной геокультуры. Столица мирового искусства переместилась из Парижа в Нью-Йорк, а американская система университетского образования внезапно превратилась в образец для подражания во всем мире.

Однако США не могли похвастаться военной мощью. Из соображений внутренней политики необходимо было немедленно сократить численность американской армии до уровня, обозначенного в законе о всеобщей воинской повинности. В военном отношении у США было только два «козыря»: наличие атомного оружия и отменной авиации, способной доставить атомные бомбы в любую точку земного шара. Единственной страной в мире, которая в то время могла соперничать с США в этой сфере, был Советский Союз. Во время Второй мировой войны он понес огромные потери, но советская армия все еще оставалась весьма многочисленной и к тому же полностью укомплектованной. Более того, в течение четырех лет СССР сумел создать собственную атомную бомбу и таким образом подорвать глобальную ядерную гегемонию США.

Единственным способом разрешения военного противостояния между двумя государствами, позднее названными сверхдержавами, могло стать заключение взаимовыгодного политического соглашения. Так и произошло; сейчас эти соглашения называют Ялтинскими, хотя политическое равновесие в мире удерживалось не только благодаря формальным договоренностям, достигнутым в Ялте, – не меньшую роль сыграли и неформальные переговоры. Договоренности были достигнуты по трем направлениям – в области политики, экономики и идеологии.

Во-первых, было принято решение о разделе мира на сферы влияния. После окончания Второй мировой войны Европа разделилась на два лагеря, условная граница между которыми пролегала приблизительно по Эльбе в Германии и ниже к югу, к Средиземному морю. В Юго-Восточной Азии сложилась похожая ситуация: река Ялу разделила Корею на две противоборствующие части. Была достигнута договоренность и о том, что обе стороны будут контролировать свою часть Европы, обязавшись не применять военную силу с целью изменить установленный порядок. В результате СССР получил контроль над территориями, оккупированными Советской Армией (которые составляли примерно треть всего мира), а Соединенные Штаты управляли оставшимися территориями.

Поскольку эта договоренность была довольно условной, в последующие годы она не раз нарушалась. Так было в северном Иране, во время гражданской войны в Греции, блокады Берлина, войны между Северной и Южной Кореей, многочисленных волнений и выступлений в Восточной Европе (1953, 1956, 1968 и 1980 - 1981 гг.), кризисной ситуации в районе островов Кемой и Матсу и во время Кубинского ракетного кризиса. В разрешении всех локальных столкновений и США, и СССР неизменно отказывались от применения ядерного оружия, то есть наблюдалось так называемое «равновесие сил устрашения» (balance of terror), и после окончания этих столкновений (войн) вновь восстанавливался status quo. Несмотря на то что в обеих странах были противники указанных негласных договоренностей, на протяжении всей так называемой «холодной войны» обе стороны признавали установленное разделение геополитических сфер влияния.

Во-вторых, в Ялте были приняты важные экономические решения. США должны были заняться восстановлением хозяйственной инфраструктуры в странах-союзниках. Америке это было выгодно и по политическим соображениям (чтобы обеспечить их преданность в качестве политических сателлитов), и с экономической точки зрения (США, самый крупный мировой производитель, нуждался в рынках сбыта своих товаров). Однако США не намеревались тратить деньги на инвестиции в восстановление хозяйственной инфраструктуры СССР и стран социалистического лагеря. Блокада Западного Берлина дала возможность обеим сторонам возвести барьер между двумя экономическими зонами. В США берлинский кризис мастерски использовался политиками для принятия в Конгрессе плана Маршалла. Похожая ситуация повторилась во время корейской войны, когда этот вооруженный конфликт был использован в качестве повода для оказания экономической поддержки Японии, Тайваню и Южной Корее. В свою очередь, СССР создал Совет Экономической Взаимопомощи со своими сателлитами среди стран Центральной и Восточной Европы, одновременно налаживая экономические отношения с Китаем и Северной Кореей.

В результате страны социалистического лагеря стали проводить политику коллективного протекционизма и практически прекратили все экономические отношения с остальной частью капиталистической миро-экономики. Они начали осуществлять активную индустриализацию и добились очень высоких темпов роста. В это время США создавали международные экономические институты (в которые не входили страны социалистического лагеря), что позволило установить такой международный порядок, при котором доллар стал мировой валютой, а также добиться процветания американских промышленных и финансовых компаний.

В-третьих, отношения между США и СССР усложнялись из-за сильных идеологических разногласий. Обе стороны попустительствовали и даже способствовали взаимному разоблачению друг друга. В американской прессе весь мир делился на свободные и тоталитарные государства, в советской – на буржуазный и социалистический лагеря. Различались только названия, а упоминавшиеся в разоблачениях страны оставались теми же. В этом противостоянии двух идеологий понятие «нейтральности» не признавалось. Однако в принятии политических и экономических решений идеологические различия не играли решающей роли. Подлинными целями таких схваток и риторики были подавление диссидентских движений в собственном лагере и контроль над группами, недовольными установившимся геополитическим порядком. В результате позиции мировой общественности разделились, и у каждого идеологического лагеря было достаточное количество сторонников.

После Ялтинской конференции ничто не могло помешать США делать то, что подобает делать сверхдержаве: навязывать свою волю исходя из долгосрочных интересов американского глобального проекта. В то время ситуация на геополитической арене была такова, что правительство США могло быть уверено: его решения будут реализованы в 95 случаях из 100. Мировая экономика переживала эпоху невероятной экспансии, уровень жизни стремительно повышался, улучшалось качество здравоохранения и образования, процветали искусство и наука. Несмотря на наблюдавшиеся время от времени истерии, уверенность в завтрашнем дне была непоколебимой. Позднее во Франции это время назовут trente glorieuses - славное тридцатилетие. Гармония, царившая в тот период в мире, была слишком хороша, чтобы длиться долго. Так и произошло. В «бочке с медом» оказалось две ложки дегтя.

Первой стало постепенное восстановление экономики в Западной Европе, Японии и в странах, названных «четырьмя азиатскими драконами» (в Южной Корее, Тайване, Гонконге и Сингапуре). В результате поддержки США к середине 1960-х годов они почти догнали Америку по уровню экономического развития. В Германии, Франции и Японии американские производители уже не могли конкурировать с местными, и теперь сами американцы принялись импортировать промышленные товары из этих стран. Когда экономическое отставание союзников США от своего гегемона начало стремительно сокращаться, они перестали ориентироваться на Америку в принятии политических и финансовых решений.

Второй удар по экономическому процветанию США нанесли действия стран третьего мира, чьи интересы и цели были вне сферы деятельности двух сверхдержав. Эти страны не отличались покорностью и сохраняли автономию в области политики. Вопреки настойчивому совету Сталина договориться с партией Гоминьдан китайские коммунисты вошли в Шанхай и провозгласили его частью КНР. Единый национально-освободительный фронт Вьет-Минь проигнорировал принятый в Женеве договор между США, Францией и СССР и продолжил борьбу за освобождение Вьетнама от французов. В Алжире началась национально-освободительная война против Французской коммунистической партии. Кубинцы, забыв о присутствии представителей коммунистической партии в правительстве Батисты, развязали под предводительством Кастро партизанскую войну в Сьерра-Маэстра: они спустились с гор, захватили Гавану, а потом и всю Кубу.

Таким образом, СССР не удалось удержать народные движения в странах третьего мира от попыток изменить геополитический порядок, установившийся после Ялтинской конференции, и лидерам сверхдержав оставалось лишь поспешно, но неохотно заручиться поддержкой этих движений. В результате повстанческие движения оказались враждебно настроены по отношению к обеим сверхдержавам. Таким образом, и СССР, и США пришлось отказаться от своей «антинейтральной» политики и начать выискивать в этих странах тех лидеров национальных движений, которых можно было склонить на свою сторону. В случае с США это привело к тому, что бывшие колониальные страны осудили их новую политику, как неразумную и слишком назойливую. Такое резкое, хотя и негласное изменение в политике двух сверхдержав сопровождалось тем, что после конференции в Бандунге в 1955 г. - исторической встречи лидеров 29 стран Азии и Африки – незападные страны стали принимать активное участие в процессе принятия решений в миро-системе. После Бандунга и США, и СССР пришлось считаться с мнением азиатских стран и добиваться их расположения.

Многое предвещало скорые изменения в мировой геополитической структуре, установившейся после 1945 г.: экономический подъем Западной Европы и Японии, ослабление экономики США из-за войны во Вьетнаме (и в конечном счете - поражения в этой войне), распространение идеологии «освобождения», возникшей в государствах третьего мира, в страны Западной Европы и США. Символическим концом прежнего мирового порядка можно считать революционные выступления в 1968 г.

Начало 1970-х - 2000 год

Новая эпоха охарактеризовалась двумя важными явлениями: политико-культурной трансформацией, произошедшей под влиянием революционных событий 1968 г., и экономическими изменениями, обусловленными завершением этапа экономического роста мирового хозяйства (так называемой А-фазы в теории циклов Кондратьева), а также началом 30-летнего экономического застоя (В-фазы по Кондратьеву). Чтобы понять процессы фундаментальных изменений геополитической расстановки сил в мире, остановимся подробнее на каждом из явлений.

Миро-системная революция 1968 г. (которая фактически продолжалась с 1966 по 1970 г.) представляла собой массовые выступления студентов (а в некоторых странах – и рабочих) против любой формы власти. Студенческие волнения во всем мире вспыхнули внезапно, продолжались недолго и в конечном счете сошли на нет. Однако для случайных свидетелей, застигнутых врасплох и находившихся в самой гуще событий, эти выступления были подобны ураганному шторму.

По отношению к этой революции мы употребляем термин «мировая», поскольку она происходила практически во всех странах мира. Основные действия разворачивались на территории трех регионов миро-системы той эпохи – на Западе, в коммунистическом лагере и в странах третьего мира. Подробная и точная хронология событий тех лет еще не написана, и большинству наблюдателей известны лишь наиболее яркие эпизоды революции из прессы; мало кто обладает сведениями о многочисленных локальных выступлениях, происходивших в странах с авторитарным режимом.

Причины недовольства властью везде были разными, однако при всей локальности эти выступления имели глобальное значение. Естественно, в каждом отдельном случае возникали особые проблемы и своя специфическая местная риторика, но два аспекта были общими для всех выступлений и носили глобальный характер. Во-первых, это был протест против соглашений, принятых на Ялтинской конференции, что проявлялось в осуждении империалистической политики США (в то время велась война во Вьетнаме), и «сговора» СССР и США с целью проведения такой политики. Китайские маоисты дали очень точную характеристику геополитической ситуации того времени: мир в 1968 г. делился на территории, находившиеся под контролем двух сверхдержав, и на все остальные.

Во-вторых, общим для всех локальных выступлений было непринятие курса «старых левых» партий, то есть трех основных антисистемных движений – коммунистической партии (стоявшей у власти в странах социалистического лагеря), социал-демократической партии (стоявшей у власти в большинстве западных стран) и партий национального освобождения и популистских движений (пришедших к власти в большинстве стран третьего мира). Основными пунктами обвинения «старых левых» были их приверженность двухступенчатой программе развития (на первом этапе был запланирован приход к власти, на втором – «изменение мира») и их неспособность выполнить свои обещания на втором этапе. Обвинения были обоснованны: в период 1945 - 1968 гг. во многих странах к власти пришли левые партии, но обещанного изменения мира не произошло. В мире продолжали господствовать иерархия, неравенство и авторитаризм. В глазах революционеров 1968 г. левые партии, стоявшие у власти, сами стали помехой осуществлению тех изменений, которые они некогда обещали.

Два факта - поддержка Советским Союзом политики американского империализма и политический крах «старых левых» партий – окончательно подорвали авторитет этих движений. Более того, спала волна оптимизма, на протяжении многих лет определявшая народные настроения. Под влиянием событий 1968 г. политические движения были вынуждены изменить свои стратегии. Разочарование в том, что основной целью политических движений должен стать приход к власти, породило множество «новых левых» партий, пытавшихся действовать в изменившейся ситуации.

Переосмысление политических целей дополнялось разочарованием в экономической политике государств. В период 1945 - 1970 гг. основной экономической доктриной была концепция «девелопментализма» («теории развития»). Согласно этой концепции, любая страна, осуществляя правильную внутреннюю политику, могла достичь уровня жизни наиболее развитых стран. Конечно, у США, СССР и стран третьего мира имелись свои представления о деталях развития, но главные идеи были сходными. Основу всех программ развития составляли урбанизация и индустриализация экономики, повышение эффективности сельского хозяйства, улучшение качества образования и проведение политики краткосрочного протекционизма (импортозамещения). <…>

Геополитическая структура мира изменилась радикальным образом. Больше всех от стагнации пострадали страны третьего мира, которые утратили уверенность в себе; кроме того, снизился достигнутый там за годы экономического роста уровень жизни населения. Гражданские войны и прочие беспорядки усугубили и без того плачевное состояние экономики этих стран, что привело к падению прежних политических режимов. Одна за другой страны третьего мира начали уступать требованиям Вашингтонского соглашения. Подобной участи не избежали и страны коммунистического блока. Некогда впечатляющие темпы экономического роста значительно замедлились, внутренняя авторитарная сплоченность ослабела, СССР начал терять контроль над своими когда-то покорными сателлитами. В конце концов с приходом к власти Горбачева и Советский Союз встал на путь политических и экономических реформ (начало «перестройки» и «гласности»). Как говорится, «по многим показателям лекарство было действенным, но, к сожалению, пациент умер».

Тогда казалось, что для США наступило золотое время. Это впечатление оказалось ложным: ситуация складывалась совершенно противоположным образом. Во-первых, США пришлось признать, что они проиграли масштабную войну против маленькой страны. Никсон с позором вывел войска из Вьетнама, и американцев поразил так называемый «вьетнамский синдром» - протест против отправки солдат на разрушительную войну на краю земли. Поражение во Вьетнаме дополнил Уотергейтский скандал, и Никсону пришлось подать в отставку.

На фоне военного поражения и внутреннего политического кризиса США столкнулись с более серьезной геополитической проблемой - потерей экономического преимущества перед своими основными союзниками, странами Западной Европы и Японией. Когда союзники сравнялись с США по уровню экономического развития, последние более не могли рассчитывать на то, что страны Западной Европы и Япония останутся в положении политических сателлитов Америки. Требовались срочные изменения во внешней политике. Последующие тридцать лет все американские президенты (от Никсона до Клинтона, включая Рейгана) ставили своей целью смягчение последствий утраты Соединенными Штатами гегемонии.

В новой стратегии внешней политики США было обозначено три основных приоритета. Первый приоритет - поддержание политической власти США на мировой арене. Отношения с Западной Европой и Японией должны были перейти в статус «партнерских». В качестве «платы» за отказ Западной Европы и Японии следовать самостоятельным политическим курсом США обещали предоставить своим союзникам возможность принимать участие в решении геополитических вопросов. Партнерские отношения реализовались в создании нескольких международных институтов: Трехсторонней комиссии, «большой семерки», Всемирного экономического форума в Давосе и др. Основным аргументом США для «сплочения рядов» была необходимость создания единой силы, противостоящей СССР (который сам уже начал пренебрегать исполнением Ялтинских соглашений, что проявлялось, например, в его поддержке коммунистического режима в Афганистане). <…>

Вторым приоритетом внешней политики США стало сохранение военного преимущества. После того как война во Вьетнаме продемонстрировала ограниченность военной мощи США, Америке было особенно важно сохранить свое ведущее положение среди ядерных держав. Монополия США на производство ядерного оружия была утрачена: к 1964 г. оно уже имелось у Великобритании, СССР, Франции и Китая. США считали, что необходимо ограничить развитие соответствующих разработок в других странах. Таким образом, главным для США стало предотвращение распространения ядерного оружия. <…>

Третье ведущее направление нового курса внешней политики США затрагивало экономическую сферу. Переход от доктрины развития к принятию условий Вашингтонского соглашения был очень выгоден для американцев и позволил им усилить экономическое и в особенности финансовое вмешательство в политику стран третьего мира. Таким образом, США смогли компенсировать потери от снижения прибыльности своих главных отраслей. До конца 1990-х годов эта часть новой программы внешней политики была наиболее успешной из всех трех.

Подобно политике США 1945 - 1970 гг. новая, отчасти удачная внешняя политика, направленная на смягчение последствий утраты влияния на мировой арене, создала для Америки новые, более серьезные проблемы в 1990-е годы, в тот самый момент, когда она праздновала обретение своей «новой» роли «единственной сверхдержавы». Во-первых, развал Советского Союза отрицательно сказался на геополитическом положении США. Во-вторых, к середине 1990-х частные выгоды и преимущества Америки в миро-экономике в силу принятия Вашингтонского соглашения были столь очевидны, что это вызвало протест мировой общественности. <…>

2001 - 2025 годы

В 2001 г. новым президентом США стал Джордж Буш. Правительство Буша было сформировано из тех, кого мы называем «неоконсерваторами». В 1990-е годы эта группа заявила о себе в рамках организации «Проекта Нового Века Америки». Участники проекта не скрывали своих политических взглядов: в 1997 - 2000 гг. было выпущено несколько манифестов…

Неоконсерваторы активно критиковали внешнеполитический курс Клинтона, и не только Клинтона. Критиковалась вся американская внешняя политика за период с 1970 по 2000 г. (я называю ее «внешней политикой от Никсона к Клинтону»), основной задачей которой было смягчение последствий от потери США лидерства на мировой арене. Неоконсерваторы утверждали, что «сосуд» власти США не наполовину полон, а наполовину пуст. Они осознавали, что их страна действительно теряет власть, однако причина этого виделась им не в структурных изменениях миро-системы (например, в силу потери США превосходства над странами Западной Европы и Японией), а в неэффективности политики США и отсутствии жесткости и решительности у президентов. Таким обвинениям подвергся и Рональд Рейган, хотя не столь открыто.

Неоконсерваторы требовали радикально изменить курс внешней политики США. Они предлагали отступить от мягкого «принципа многосторонних отношений», на котором базировалось «партнерство» США со своими основными союзниками в период 1970 - 2000 гг., и перейти к принципу «односторонних решений», применив к союзникам жесткий и бескомпромиссный подход – «либо вы принимаете наши условия, либо исключаетесь из игры». Они настаивали на принудительном ядерном разоружении стран, еще не выполнивших условия Договора о нераспространении ядерного оружия, но при этом предлагали освободить США от ограничений на расширение и усовершенствование собственного ядерного арсенала. Они отвергали идею вступления США в новые международные соглашения, которые могли бы ограничить их действия (Киотский протокол, Международный договор о морском праве и др.). Но прежде всего они выступали за насильственное свержение режима Саддама Хусейна. По их мнению, тот факт, что Хусейн остался у власти, был оскорбителен для США. Они негласно осуждали Джорджа Буша-старшего за то, что он не ввел войска в Ирак в 1991 г. <…>

Первые восемь месяцев правления Буша-младшего никто не поддерживал идеи неоконсерваторов. Но 11 сентября 2001 г. произошла террористическая атака сторонников Бен Ладена на Нью-Йорк и Пентагон. И почти сразу после этого Джордж Буш полностью встал на сторону неоконсерваторов. Видимо, он и его политические советники поняли, что слава «военного президента» давала большие шансы быть избранным на следующий срок и позволяла без помех проводить ту внутреннюю политику, идею которой Буш уже давно вынашивал.

Неоконсерваторы рассуждали очень просто. Свержение режима Саддама Хусейна военными силами США не только вернуло бы Америке прежнюю славу, но и послужило бы устрашением для трех основных групп государств, мешающих восстановлению американской гегемонии: стран Западной Европы, претендующих на геополитическую автономию; стран, представляющих потенциальную ядерную угрозу США (в особенности для Северной Кореи и Ирана); арабских государств, которые умышленно затягивали разрешение палестино-израильского конфликта и не спешили с разрешением «долговременного поселения» израильтян на палестинской территории. Неоконсерваторы считали, что быстрое и окончательное решение поставленной задачи позволит им обезвредить всех противников установления гегемонии США и начнется «новый век Америки».

Однако в своих рассуждениях неоконсерваторы допустили несколько серьезных ошибок. Во-первых, они предполагали, что осуществить военный захват Ирака будет несложно и что финансовые и человеческие потери этой операции будут минимальными…

Кроме того, политика устрашения привела к неожиданным последствиям. Вместо того чтобы уступить давлению США, страны Западной Европы (в особенности Франция и Германия) продемонстрировали политическую независимость, которую они не проявляли начиная с 1945 г…

Американская политика устрашения не подействовала и при попытке устранить угрозу распространения ядерного оружия. После нападения США на Ирак Северная Корея и Иран пришли к заключению, что правительство Соединенных Штатов решилось на военные действия не потому, что в Ираке действительно находились запасы ядерного оружия, а потому, что их там не было. Власти Северной Кореи и Ирана посчитали, что для сохранения своих политических режимов наиболее правильным будет ускорение и интенсификация разработок в области ядерного вооружения. И если Иран в этом не признался из тактических соображений, то власти Северной Кореи объявили о своих намерениях официально…

В отношении неолиберализма действия стран Юга уже не были стеснены условиями Вашингтонского соглашения именно потому, что в результате войны в Ираке геополитическая позиция США была ослаблена. Переговоры в ВТО, которые правительство Буша надеялось возобновить, и попытка Америки организовать Американскую Зону Свободной Торговли (FTAA) закончились безрезультатно во многом благодаря сопротивлению стран Юга во главе с Бразилией. <…>

Итак, новая внешняя политика, проводимая Бушем-младшим, ускорила падение мирового авторитета США, а не замедлила его, как предполагалось первоначально. В миро-системе произошло неструктурированное многостороннее разделение геополитических сил. Основными центрами власти стали США, Великобритания, страны Западной Европы, Россия, Китай, Япония, Индия, Иран и в меньшей степени Бразилия. Ни один из этих центров не имеет явного экономического, политического, военного или культурно-идеологического превосходства над остальными. На сегодняшний день нет сильной международной коалиции, которая могла бы обрести лидерство в решении геополитических вопросов, хотя в скором времени такая коалиция может сформироваться.

Какие общие направления и тенденции развития миро-системы можно выделить, если попробовать заглянуть в 2025 год? Во-первых, потерпит полный крах программа ядерного разоружения: в дополнение к уже существующим в мире появится десятка два новых небольших ядерных держав. Резкий спад влияния США на мировой арене и столкновение интересов многочисленных центров геополитической власти приведут к тому, что страны, свернувшие ядерные разработки в 1970 - 2000 гг., вновь запустят свои ядерные программы, и это удержит многие страны мира от военных вторжений и сделает значительно более опасными последствия подобных агрессий.

В сфере мировых финансов будет постепенно уменьшаться влияние американского доллара, место которого займет многовалютная система. Очевидно, что евро и иена станут чаще использоваться для операций на финансовых и товарных рынках. Сложно сказать, какие именно валюты войдут в список наиболее распространенных средств для осуществления подобных операций и оценить степень нестабильности (или, по крайней мере, повышения волатильности) экономической системы в результате увеличения числа валют, используемых в реальной экономической жизни. В любом случае снижение влияния доллара в мировой экономике усугубит проблемы США с выплатой накопившегося государственного долга и, возможно, приведет к снижению уровня жизни населения в Соединенных Штатах.

Особое внимание следует уделить рассмотрению трех регионов мира, характеризующихся сейчас довольно нестабильной политической ситуацией. Это Европа, Юго-Восточная Азия и Южная Америка. Последствия происходящих там сегодня событий существенно преобразят мировую геополитическую структуру. <…>

Вопросы для самопроверки:

1. Что такое миро-системная геополитика?

2. В чем особенности геополитических изменений в период 1945 – начала 1970-х гг.?

3. В чем особенности геополитических изменений в период начала 1970-х – 2000 гг.?

4. Каковы перспективы развития миро-системы?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com