Перечень учебников

Учебники онлайн

Внешнеполитический процесс

Структурные препятствия, которые ограничивают способность Америки формулировать и выполнять долговременные обязательства глобального лидера, частично коренятся в уникальных обстоятельствах возникновения Америки как государства. Но они также являются результатом перерождения, происходившего под влиянием, которое оказывают на американскую политическую жизнь современные коммуникационные возможности и деньги.

Американская конституционная система с ее разделением властей была гениальным достижением. Она создала непревзойденную конструкцию, защищающую индивидуальную свободу и в то же время обеспечивающую перекрестный контроль за процессом принятия общенациональных решений. Этот сложный механизм был защищен географической изоляцией Америки, и вследствие этого не было непосредственной угрозы для безопасности страны. Более чем 250 лет спустя Америка-сверхдержава прочно переплетена со всем миром и занимает в этом переплетении центральное место. И все же ее лидеры, чувствительные к изменениям внутри страны, но часто замедленно воспринимающие изменение глобальных реальностей, склонны формировать политику глобального значения в основном в соответствии с внутренними стимулами. Это способствует широкому распространению во внешнем мире (небезосновательно) мнения, что местнически настроенная Америка выходит на мировую арену со своими собственными предпочтениями, злободневными лозунгами и своими особыми интересами. И распространившийся скептицизм по поводу объявления Соединенными Штатами «войны с террором» является лишь отражением этой тенденции в последнее время.

Отсутствие организационного механизма глобального планирования как в исполнительной, так и в законодательной ветвях власти осложняет эту проблему. Ни исполнительная, ни законодательная власть не выработали какого-либо официального процесса формирования перспективного взгляда на глобальное будущее и консультаций относительно необходимых политических мероприятий. Исполнительная власть, известная своей слабостью в сфере координации планирования, старается проводить эти вопросы через Совет национальной безопасности, в результате чего долговременные интересы заменяются краткосрочными. А законодательная власть концентрирует внимание почти исключительно на возникающих внутренних проблемах.

Более того, и исполнительная, и законодательная власть, ревностно относясь к своим традиционным прерогативам, не сотрудничают в выработке большой национальной стратегии. Ежегодное послание президента Конгрессу могло бы готовиться при серьезных консультациях с Конгрессом. Вместо этого оно стало в основном ежегодным представлением патриотических лозунгов, партийной гимнастикой, украшенной определенным количеством оваций и участием в церемонии различных «героев», сидящих рядом с первой леди. Слушания в Конгрессе вряд ли выглядят лучше. Их главная цель - выявить последние недостатки исполнительной власти, реальные или нереальные.

Полезным нововведением могло бы стать учреждение постоянного консультативного органа из представителей законодательной и исполнительной ветвей власти для планирования внешней политики, имеющего общий аппарат. Поскольку его главная задача состояла бы в подготовке планирования, а его главная роль - в том, чтобы обеспечивать содержательные консультации между президентом и руководством Конгресса, то деятельность этого органа не создавала бы угрозы разделению властей. Такой орган не подменял бы исполнительских полномочий президента, поскольку он не принимает решений. Но периодические глубокие совместные рассмотрения вопросов глобальной политики с участием руководителей Конгресса помогали бы кристаллизации более широких и согласованных направлений.

Большая согласованность государственной политики также требует создать распространившееся впечатление, возникшее не только в стране, но и за границей, что некоторые аспекты внешней политики США существуют как предмет торга. Возрастающая роль лоббистов внешней политики в Вашингтоне является как причиной такого восприятия, так и его отражением. Хотя лоббисты, представляющие значительную часть избирателей с сильными иностранными связями, уже давно являются частью законодательного процесса, природа их влияния, направление их усилий и их состав сильно изменились, создавая структурные помехи для внешней политики США.

В прошлом этнические лобби, связанные с иностранными интересами, черпали свое влияние от лояльных им и многочисленных, как они утверждали, избирателей в округах. Будь это ирландское пли польское лобби, американские политики, особенно кандидаты в президенты, весьма серьезно относились к их настроениям. ФДР (Рузвельт) в период Второй мировой войны во время деликатных переговоров со Сталиным о месте Польши в послевоенной Европе откровенно объяснил свое нежелание официально подтвердить уступки, которые он устно обещал советскому диктатору, тем, что, делая это, он может вызвать раздражение американских избирателей польского происхождения накануне президентских выборов 1944 года.

В более близкие времена возможность мобилизации финансовых средств для проведения выборов в заранее определенных размерах стала более важной причиной влияния лоббистов в сфере внешней политики, чем их заявления о поддержке избирателен в ходе голосования. Причина этого коренится в возросшей зависимости конгрессменов от значительных расходов при почти непрерывно проводимых выборах. Высокая стоимость телекомпаний превратила сбор финансовых средств в намеченном объеме для поддержки кандидата (или, наоборот, для его критики) в важнейший способ усиления влияния лоббистов. Этим и объясняется возрастающая роль влиятельных в Америке израильского, кубинского, греческого, армянского и некоторых других лобби, весьма эффективных в мобилизации финансовой поддержки ради своих особых целей.

Учитывая столь очевидный успех лоббистской деятельности, появление в Америке индийского, китайского или российского лобби, которые также располагают значительными ресурсами для оказания влияния на законодательную деятельность Конгресса, это лишь вопрос времени. (Возникает и мексиканское лобби, но, по-видимому, оно будет оказывать влияние традиционным способом числом голосов на выборах.) Российская пресса, например, откровенно рассуждает о потенциальных возможностях в сфере внешней политики российского нефтяного лобби, способного нанять лоббистские компании, спонсировать исследовательские институты и участвовать в организации других форм деятельности в целях продвижения российских интересов.

Эффективность такого лоббизма проявляется в расширении законодательной деятельности Конгресса, сознательно направленной на ограничение исполнительной ветви власти в вопросах внешней политики. Первые примеры появились еще в 1974 году с введением эмбарго на поставки оружия в Турцию, организованного греческим лобби, и поправки Джексона Вэника, устанавливавшей ограничения на торговлю с Советским Союзом до тех пор, пока не будут приняты меры к беспрепятственной эмиграции евреев из СССР. В последнее время законодательные акты такого рода становятся более частыми. Примерами за минувшие 15 лет, в частности, могут служить акты, проведенные через Конгресс соответственно кубинскими, израильскими, тайваньскими и армянскими лоббистами: Акт о кубинской демократии (1992) и Акт Хелмса-Бертона (1996); Ирано-иракский акт о нераспространении оружия (1992); Акт об ирано-ливийских санкциях (1996); Акт об ответственности Сирии (2003) и Палестинский акт против терроризма (2006); Тайваньский акт об усилении безопасности (2000) и поправка 907 к Акту о поддержке свободы, касающаяся главным образом Азербайджана. Христианское лобби проявило активность в продвижении Международного акта о религиозной свободе (1998).

Такое дробление внешней политики оказывает негативное влияние на американские национальные интересы. В своей недавно вышедшей книге «Нужна ли Америке внешняя политика?» Генри Киссинджер писал, что из-за деятельности внутренних групп давления в Америке «Конгресс не только принимает законы, определяющие вопросы внешнеполитической тактики, но и пытается с помощью набора санкций навязать кодекс поведения другим странам. Десятки стран почувствуют теперь на себе эти санкции». В дополнение к более систематическому процессу планирования и консультаций между исполнительной и законодательной ветвями власти в отношении лоббирования должны быть приняты более строгие законы, устанавливающие пределы для иностранцев спонсировать и финансировать действующих в Америке иностранных лоббистов. Более того, сами лоббисты должны подвергаться более тщательной проверке, а финансовое влияние - более детальной финансовой отчетности.

социальная модель

Материальное потакание слабостям, постоянные социальные затруднения и незнание внешнего мира оказывают совокупное влияние, увеличивая трудности, с которыми сталкивается американская демократия в создании глобально привлекательной платформы, обеспечивающей ее эффективное мировое лидерство. Американцы должны осознать, что их стандарты потребления скоро придут в открытое столкновение со все более нетерпеливыми эгалитарными устремлениями. Так или иначе, но эксплуатация естественных ресурсов, чрезмерное потребление энергии, безразличие к глобальной экологии, как и непомерные размеры жилищ для состоятельных людей, пристрастие к самоудовлетворению и удовольствиям свидетельствуют о безразличии к лишениям, которые испытывает большинство людей мира. (Попробуйте представить себе мир, в котором 2,5 миллиарда китайцев и индийцев потребляют на душу населения столько же энергии, сколько потребляют американцы.) Эту реальность американской общественности еще предстоит усвоить.

Для того чтобы руководить, Америка должна не только быть чувствительной к глобальным реальностям. Она еще должна быть и социально привлекательной. Это требует широкого национального согласия в отношении главных недостатков американской социальной модели. Написав «Вне контроля» около десяти лет назад, я перечислил двадцать главных недостатков, которые мешают Америке стать примером, привлекательным для всего мира. С тех пор девять из четырнадцати характеристик, которые могут быть количественно измерены, показали регрессивную тенденцию . В течение этого времени неравенство в доходах, например, значительно возросло: величина самых высоких доходов достигла почти неприличного уровня, в то время как средняя зарплата едва возросла.

Необходимая социальная переоценка не может быть осуществлена быстро, потому что привычки и ожидания глубоко укоренились. Но она может поощряться продуманным гражданским воспитанием, которое придает значение работе во имя более высокой цели, чем работа только на самих себя. Как иногда говорят, главным шагом в этом направлении было бы введение для каждого взрослого обязательной национальной службы в течение какого-то периода, для чего, возможно, потребуются соответствующие законодательные решения относительно характера таких обязанностей внутри страны или за границей. В настоящее время единственной гражданской обязанностью всех американцев является уплата налогов (с лазейками для крупных корпораций и богатых). Даже участие в национальной обороне, за исключением лишь крайних случаев чрезвычайного положения, является добровольным актом, к тому же в финансовом отношении привлекательным для менее привилегированных.

Период национальной службы в интересах глобального общего блага помог бы привить гражданское сознание, что весьма существенно, если Америка должна осуществлять разумное и проникнутое сочувствием глобальное лидерство. Это отвечало бы идеалистическим наклонностям молодежи и давало бы ей возможность получить опыт работы во имя более широкой и самоотверженной цели и могло бы способствовать развитию в обществе понимания долгосрочных внутренних или глобальных выборов, которые нужно будет делать Америке.

Учитывая, что Америка является подлинно демократической страной, ее способность проводить конструктивную глобальную политику должна в конечном счете опираться на хорошо информированное общественное мнение. Однако граждане единственной в мире глобальной страны, принимающей свои решения на основе народной воли, чудовищно не осведомлены о положении в мире. Широкое большинство американского народа мало что знает о мировой истории и географии. Ни печать, ни телевидение не исправляют положения, а система образования особенно слаба именно в этих двух дисциплинах.

Только один процент американских студентов учится за границей, и большинство не имеет даже смутного представления о том, где находятся другие страны. Исследование Национального географического общества, проведенное в 2002 году, показало, что 85 процентов молодых американцев не могли найти на карте Ирак или Афганистан, 60 процентов не могли найти Великобританию, а 29 процентов - показать Тихий океан. Более того, в настоящее время мало американцев изучают языки, которые, по-видимому, будут в будущем важными в международном плане, такие, как китайский или арабский. Общественное невежество, легко усиливаемое страхом, создает неблагоприятную обстановку для любой серьезной дискуссии о том, что нужно Америке для того, чтобы играть конструктивную роль в мире.

В ближайшие годы президент должен будет оказать сильное личное влияние в деле просвещения общественности. Нужно, чтобы он чаще говорил о глобальной ответственности Америки и при этом в такой форме, чтобы не усиливать опасений, а направлять внимание на решение проблемы. Полезную роль, возможно, могли бы играть ежегодные выступления президента о положении дел в мире, публичные комментарии, которые привлекали бы к себе внимание, редакционные статьи и (хотелось бы надеяться) более глубокое понимание, что не только Америка влияет на мир, но и мир оказывает влияние на Америку таким образом, который до недавнего времени невозможно было себе представить

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com