Перечень учебников

Учебники онлайн

1.3.3. Геополитические идеи в постсоветской России

На формирование, содержание и характер геополитических идей в России в 1990-е гг. определяющее влияние оказал тот факт, что распад СССР и образование новых независимых государств, в том числе и Российской Федерации, стимулировали кардинальную перестройку современного мироустройства.

Единая территория многовековой империи оказалась разорванной на множество фрагментов, причем не только по линиям государственных границ, но и на этнонациональные, региональные, конфессиональные и иные составляющие. Вслед за распадом СССР и сама Россия столкнулась с реальной угрозой балканизации (термин, означающий непрерывную череду этнических войн). Сохранение ее территориальной целостности превратилось в одну из ключевых задач. В этих условиях возрожденная геополитика стала объектом острых идейно-политических споров в российском обществе. Дискуссии концентрируются вокруг таких проблем, как современная расстановка сил на международной арене; место, роль и статус России; сверхдержавность, великодержавность; центр и периферия в мире т.п.

СССР 70 лет обеспечивал экономическое, социокультурное и политическое единство входящих в него народов, «социалистическую» законность и порядок в государстве. Рынки советских республик десятилетиями были приспособлены друг к другу. Теперь же, в обстановке дезинтеграции, национальные хозяйства стран СНГ терпят взаимный ущерб. Попытки предложения своих товаров на Западе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе натыкаются на частокол дискриминационных мер, достаточно вспомнить ограничения на ввоз российского металла в США в 1999 - 2000 гг. по причине «демпинговых» цен на него. За рубеж продаются, в основном, энергоносители, сырье, минеральные удобрения. Продукция машиностроения в массе своей неконкурентоспособна. Новые собственники хищнически эксплуатируют предприятия, во много раз сократив реинвестиции в основные фонды. Кроме того, на «постсоветском пространстве» действуют хорошо организованные криминальные структуры, которые контролируют, по различным данным, от 40 до 80% всех предприятий. «Теневые» операции и нелегальный вывоз капитала еще больше сокращают поступления в бюджет. В результате стремительно падает жизненный уровень большинства населения. Экономические итоги десятилетия реформ более чем скромны.

Известно, что в переломные моменты истории всегда обострялся территориальный вопрос. И здесь реальность такова: Россия утратила контроль над 5 млн км.? земли, лишилась удобных гаваней на Балтике, в Черном и Каспийском морях, потеряла монополию на разработку их прибрежных шельфов. При фактически одинаковой протяженности границ России и бывшего СССР – более 60 тыс. км. – численный состав пограничных войск сократился на 30 тыс. человек и продолжает уменьшаться. Из 10 обустроенных пограничных округов у России осталось только 5. Территориальные претензии к РФ выдвигают Эстония (на Печорский район Псковской области и Кингисеппский - Ленинградской области – 2,3 тыс км?), Латвия (Пыталовский и Палкинский районы – 1,6 тыс. км?), Китай (острова Большой, Уссурийский и Тарабаров – 336,7 км?), Япония (острова Хабомаи, Итуруп и Кунашир – 8,35 тыс. км?). Есть разногласия по вопросам прохождения границы с Литвой, Монголией, Норвегией. Не исключено, что Финляндия вновь захочет получить часть Карелии и Мурманской области, отошедшие к СССР по договорам 1940, 1944 и 1947 гг.

Объяснение этим деструктивным процессам некоторые российские авторы видят в практическом осуществлении западными лидерами рекомендаций классиков геополитики Г.Макиндера, А. Мэхена, К. Хаусхофера и др. Все они, как известно, делали акцент на географическом детерминизме и решающем значении территориально-пространственного фактора в противоборстве держав.



• Сегодня наиболее острым предметом обсуждения является положение России в сердце евроазиатского континента. В этом направлении продуктивно работают ученые А.С.Панарин (См.: Россия в Евразии // Вопросы философии. 1994. -№ 12.) и Э.А.Поздняков (См.: Геополитика. М., 1995.). Для них характерна ориентация на дальнейшее развитие идей Н.Я.Данилевского и евразийцев с учетом событий, происшедших в последнее десятилетие.



Традиционные геополитические подходы применительно к статусу и роли России в современном мире используются представителями патриотического направления.



• Г.А.Зюганов (См.: Очерки российской геополитики // Постижение России. М., 2000.), анализируя потери, которые понесла Россия в 1990-е гг., говорит о брошенных ей развитыми странами «вызовах» – военном, сырьевом, экологическом, демографическом, технологическом, духовном и формулирует свои варианты ответа на них. Это реформа армии, достижение хозяйственной самодостаточности, поиск процедуры подлинно демократического волеизъявления людей, стимулирование рождаемости, заселение безлюдных районов Сибири, воспитание у народа трудолюбия, любви к Родине и высокой духовности. Заметим, что подобные проповеди постепенно заполняют идеологический вакуум, возникший в обществе в последнее десятилетие.



С тем, что геополитика обязательно должна быть одновременно мировоззрением власти и наукой управления государством согласны и те исследователи, которые придерживаются праворадикальных взглядов.



• А. Дугин (См.: Основы геополитики. М., 1997.) обосновывает насущную необходимость выработки особой евразийской стратегии и предлагает один из ее вариантов, согласно которому на всем материке должна возникнуть федерация дружественных империй: европейская с центром в Германии, азиатская во главе с Ираном и восточно-славянская под эгидой России. Предполагается, что это будут транснациональные образования, объединенные общностью геополитических и геоэкономических интересов и осознанием единства своей цивилизационной судьбы. Они явят миру образец интеграции нового типа, базирующейся на глобальной взаимозависимости народов и, следовательно, их равноправии и уважении друг к другу.



Постепенно к ним примкнут и «береговые зоны», например, Япония, Франция, Индокитай. Таким образом, единоличному планетарному господству США, олицетворяющих собой атлантизм, придет конец. А. Дугин определяет организационные принципы Новой Евразийской Федерации. Вот некоторые из них:



• этнорелигиозная структура внутреннего политико-административного устройства с максимальной степенью культурной, языковой, экономической и юридической автономии; наднациональное управление промышленными монополиями; передача функции распределения материальных благ общественным фондам; приоритет «прав народа» перед «правами человека»; наличие либо морских границ, либо союзных блоков на прилегающих территориях.



При обращении к первоисточникам следует иметь в виду, что содержащиеся в некоторых из них установки на стратегическое партнерство России с Востоком за счет сворачивания контактов с Западом весьма субъективны. В этом контексте представляются уязвимыми и выводы крайних западников, выступающих за скорейшую геополитическую интеграцию и даже идентификацию России с Европой и США.

В последнее время заявили о себе сторонники так называемой умеренно изоляционистской концепции, которую можно характеризовать как альтернативу имперским моделям развития России.



• В.Л. Цымбурский (См. Остров Россия (Перспективы российской геополитики) // Полис. 1993. -№5) попытался обосновать взгляд на нашу страну как на своеобразный континентальный остров между романо-германским и китайским морями-мирами. При этом декларируется территориально-политическая самодостаточность Российской Федерации, поскольку отделение Прибалтики, Центральной Азии, Закавказья, Украины, Белоруссии и Молдавии не изменило ее сущностных характеристик. Данная позиция исходит из признания нынешних государственных границ оптимальными и соответствующими тем естественным географическим пределам, в которых Россия находилась в допетровский период (XVII в.). Все беды и неурядицы в государстве связываются со стремлением либо слиться с Европой, либо подчинить ее своему влиянию, а также с экспансией на территориях, называемых автором «проливами» (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Румыния, Болгария, страны Балтии и СНГ). Из числа последних исключаются Урал и Сибирь - «ничейное пространство», органично дополнившее геополитическое тело страны. Схема Цымбурского обосновывает необходимость дистанцирования как от Запада, так и от Востока, отказа от активной внешней политики по отношению к ним и сосредоточения внимания на развитии составных частей «острова Россия» - Сибири, Дальнего Востока и Севера.



Дело в том, что либеральный курс «открытых дверей» поставил окраины перед дилеммой: оставаться в составе РФ и продолжать терпеть лишения из-за невозможности оплачивать дорогие транспортные тарифы и электроэнергию, эффективно бороться с контрабандой природных ресурсов, обогащающей кучку дельцов и опустошающей местные бюджеты, или же идти на сближение с Китаем, Японией, Америкой и получать от них сравнительно дешевые продовольствие, топливо, автомобили и т.д.

И все же, несмотря на сокращение своих размеров, Россия остается огромным геополитическим образованием, сохраняющим тесные контакты со многими народами и культурами. Сегодня перед ней стоят проблемы, связанные с кардинальной переоценкой внешнеполитической стратегии. Это отнюдь не предполагает наличия неких «безусловных приоритетов» в лице США, Европы или Юго-Восточной Азии. Очевидно, что для ускорения социально-экономического развития надо наращивать многосторонние связи на разных уровнях со всеми без исключения странами и регионами, но для этого надо выработать дифференцированный подход к сотрудничеству со сложившимися «мир-экономиками» и определить место и статус России в современной иерархии государств.

Такую задачу выдвинул Н.С.Розов в статье «Пути самоопределения России в контексте геополитики» (См.: Россия и современный мир. - М., 1997.). Он утверждает, что пятивековая логика великорусской державности исчерпала себя, поскольку перестали действовать факторы экстенсивного развития: окраинное положение, овладение безлюдными северо-восточными пространствами, использование внеэкономического принуждения для мобилизации ресурсов. Надежда попасть в «контуры роста» через вхождение в рынок не оправдалась, поскольку все его высокодоходные сферы давно поделены и ревниво охраняются от конкурентов. Нас оттеснили на обочину, в сырьедобывающую зону «кризиса и стагнации».



• Единственное разумное решение в этой ситуации Н.С.Розов видит в том, чтобы выбрать экономически сильного «патрона», который бы согласился ради прибыли не просто торговать, но осуществлять прямые инвестиции. На эту роль идеально подходит Западная Европа, которой для победы в соревновании с Америкой и Японией необходимо иметь собственную обширную «полупериферию». У России в свою очередь должны появиться выгодные «клиенты» - бывшие республики СССР, Монголия, Китай.



• Первый этап реализации данной схемы предусматривает повышение пропускной способности и безопасности российских транспортных магистралей на пути китайского ширпотреба в Европу ( Сейчас товары поставляются морем, в обход Индии и Африки). На втором этапе по линии Москва-Владивосток предполагается создать дочерние предприятия немецких, французских и итальянских компаний с целью продажи Китаю технологий и полуфабрикатов. Это минимизирует экспорт сырья, которое будет перерабатываться на месте. И, наконец, третий этап должен привести к равноправному партнерству с Западной Европой в коммуникационном, информационном и образовательном обслуживании всего гигантского пространства Евразии.



Несомненно, что российская геоэкономическая мысль в настоящее время переживает стадию становления и научно обоснованные гипотезы только начинают оформляться. Общетеоретической базой для них служат публикации специалистов-международников: историков и политологов. Ниже помещен краткий обзор наиболее интересных из них.



• В работах К.В.Плешакова (См.: Геоидеологическая парадигма // Международная жизнь. 1995. -№ 4-5.), К.Э.Сорокина (См.: Геополитика современного мира и геостратегия России. - М., 1996.) и др. отчетливо видны попытки преодолеть привычный географический детерминизм. По мнению первого ученого поведение субъектов международных отношений зависит, главным образом, не от их месторасположения, а от совокупности материальных факторов, позволяющих подчинять себе окружающий мир. Кроме того, Плешаков обратил внимание на существование конфронтационных и интеграционных идеологем в геополитике (пример одних - «холодная война», других - конвергенция систем). Второй исследователь пришел к заключению, что упомянутая наука подразделяется на фундаментальную, изучающую метаморфозы геополитического пространства на планете, и прикладную, разрабатывающую геостратегию для конкретных государств. Такая постановка вопроса позволяет уйти от упрощенного восприятия геополитики как способа оправдания экспансии и достижения гегемонии с помощью военных или финансовых рычагов давления. В интерпретации К.Э.Сорокина геополитика – это прежде всего методология принятия внешнеполитических решений, где географическое положение страны рассматривается в качестве константы, задающей определенный алгоритм действиям правительства.



В доядерную эпоху то или иное государство могло увеличить богатство и мощь путем завоеваний и аннексий. В современном мире сверхскоростной авиации, ракетной техники и колоссальных информационных потоков огромное значение приобретают иные, не-территориальные формы пространства. Речь идет об экономическом, культурно-цивилизационном, информационном и прочих континуумах, овладение которыми дает ключ к процветанию и благосостоянию.



• Осознание этого настолько важно, что К.С.Гаджиев (См.: Введение в геополитику. М., 2000.) предлагает радикально пересмотреть фундаментальные подходы к изучению мирового сообщества XXI века, в частности, по-новому интерпретировать префикс «гео» в термине «геополитика». Он советует понимать под ним не картографическое измерение международно-политических реальностей, а все мировое сообщество в виде единой и «завершенной» системы в планетарном масштабе.



Конкретные нации и социальные структуры суть элементы или части этой новой целостности, сложившейся на рубеже второго и третьего тысячелетий. Ей по-прежнему свойственны отдельные рудименты прошлых эпох в виде суверенитетов, идеологий и военных столкновений, но в условиях глобализации они проявляют себя по-другому. Обновился состав акторов на мировой арене и в борьбе за преобладание, которую они ведут между собой, в ход идут не известные ранее способы. Все эти моменты должны быть в центре внимания геополитической науки

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com