Перечень учебников

Учебники онлайн

1.8 Где брат твой - Каин?

Рене Генон дает интересную интерпретацию сюжета о детях Адама. Он говорит об изначальном дуализме оседлости и кочевничества. Оседлость и кочевничество соответствуют двум изначальным состояниям человеческого общества. Поэтому их архетипы мы находим на заре священной истории. Авель и Каин.

Каин — оседлость, его занятие — хлебопашество, его жертва — бескровна. Его царства — растительное и минеральное.

Авель — кочевничество, его занятие — скотоводство, его жертва

— кровава. Его царство — животный мир.

Оба — дети первочеловека, Адама. Но до изгнания из рая Адам "возделывал сад", т.е. тоже был смотрителем растительного царства. Сам символизм рая (он в начале) — растительный, а символизм небесного Иерусалима (он в конце) — минеральный.

Каин наследует Адаму в большей степени, нежели Авель. Поэтому он назван первенцем. В ведении Каина и начало, и конец. Каин считается создателем первого города. Возможно, к этому восходят иудаистические концепции о "демонизме городов", воплотившиеся в эсхатологических легендах о Вавилоне...

Каин — фиксация, Авель — подвижность. Каин — древнейшее и грядущее, Авель — промежуточное, настоящее. Бескровная жертва Каина связана с доавраамическими культами, с Мельхиседеком. Авель

— префигурация Аарона и его священства. Кровавая жертва.

У Генона в "Царстве количества" тема получает сложное развитие: "оседлые" (каиниты) работают со временем, "кочевые" пожирают пространство. Убийство Каином Авеля, по Генону, есть прогрессирующая оседлость цивилизации, фиксации, доходящей в своем пике до насильственного "усаживания" на одно и то же место последних кочевых народов в XX веке — евреев и цыган. Далее следует месть Авеля: "извращенное кочевничество" размывает городскую цивилизацию, растворяя фиксацию через субверсивные распыляющие концепции "блуждающих космополитов".

Здесь возникает некоторая неясность: "оседлые", логически связанные с пространством, оказываются теперь ответственными за "дела времени", а "кочевые" — наоборот. Это требует дополнительных размышлений. В другой работе.

Безусловно, одно: Каин — пространство в обоих его ипостасях: и в адамическом сельскохозяйственном и в эсхатологическом городском. Непонятая фигура в рамках иудаистической этики, возвышающей все кочевое и кровавое, принижающей все бескровное и оседлое. Евразиец Алексеев, верно, заметил по этому поводу, что вся эпоха царств, связанная со строительством Храма, виделась ортодоксальному иудаизму в довольно двусмысленном, если не сказать отрицательном свете. Иудеи тяготели к теократии, к ароновскому служению, к радикальному аврамизму. Цари, оседлость, города, все это было чуждым, внешним, подозрительным. '

Вагнер о Монсальвате: "Здесь время переходит в пространство". Генон отождествляет Монсальват с осевой горой древних традиций, на вершине которой находится "земной рай". "Переход времени в пространство" — это для Генона вместе с тем ход экстремальной фазы эсхатологического процесса. Каин добивает Авеля только сегодня. Но вместе с тем это разгадка квадратуры круга — "каменный цветок", "окаменевшее райское растение". Где-то, на тайном плане бытия, это действительно так, но не как данность, а как задание, не как факт, а как цель грандиозной революции...

Авель — время, сам дух историцистской парадигмы. Эта парадигма родилась в аврамизме, в иудаизме, и оттуда вползла в современность, сделала современность. Новое Время — время иудейское. Время Авеля. Отдаляясь от Генона, выдвинем свою версию "мести Авеля" — эта месть не в будущем, но в прошлом, в настоящем. Эта месть — сама историцистская парадигма.

Либералы не проповедники оседлости. Они носители "нового кочевничества". Неслучайно "царство денег" отождествляется Жаком Аттали с "царством новых кочевников".

В Каине же скрыт Монсальват, смычка города и деревни, трудового крестьянства и пролетариата. Пролетариат — металлург, Тубалкаин, металлический мир городов, "кузнецы и алхимики". Крестьянство — сельскохозяйственный труд самого Каина, повторяющего древнее, догрехопаденческое занятие своего отца. (Хотя каббала учит, что у Каина и Авеля были иные отцы, а первенцем Адама и Евы вне адюльтеров был Сиф.)

Каин — Восток, демонизированный жрецами по чину Ааронову. Как и Сеир, Исав, другая белокурая бестия, и снова первенец, только у Исаака. Постоянная дискриминация первенцев у евреев — вплоть до Ефрема и Манассии. Это время хочет представить себя первичней пространства, Кронос силится выдать себя за первого и единственного... А он среди титанов младший (и оскопил своего отца — Небо, видимо, застав его однажды пьяным и нагим, как Хам). Римский Сатурн — эквивалент Кроноса — дал название празднику "сатурналий", когда высшие и низшие в иерархии меняются местами, "последние становятся первыми".

Время, которое переходит в пространство, это не то время, которое пожирает пространство.

"О Каин! Ты просто непонят, как и брат Кроноса, Иапет.

Титан Иапет...

Деликатный Иафет, голубоглазый златокудрый сын Ноя, верный радуге, строитель великих Империи, вождь четырех вселенских царств.

Ты — Каин!

Рыцарь Грааля, ты — Каин! Если успешно дошел до цели, и на святой горе — "холме спасения" — обрел пылающую чашу.

Добродушный рыжий Исав, большой охотник, ты — Каин! Как радовался тебе проникнутой духом высшего насилия благородный Исаак, чье Божество поминалось под именем "Муж Сильный", "Иш": как любил он твой живой природный лесной запах, твое мужество, твою простоту... Но..."

Авель родил Оккама, Окнам родил Декарта, Декарт родил Канта, Кант родил Конта, Конт родил Поппера, Поппер родил Фукуяму... Да иссякнет на Фукуяме лунный род, считающий себя "избранным".

Генон не прав, Каин еще не убил Авеля, точнее, убил, но не до конца. "Они входили в печи сотнями, а выходили тысячами..." Не очень приятное Монсальвату чудо с тремя отроками и небесной росой повторилось совсем недавно с обратным смыслом. Пока длится месть Авеля, кудрявого свежевателя покорных тушек невинных овец, "малых сих". Каин невиновен, он исполнял долг — кровь за кровь, кто раз пустил ее у невинной твари, тот ответит сполна. Гуманней приносить в жертву людей, чем зверей. По меньшей мере, человек обязательно в чем-то виновен, а зверь? А Зверь?

Каин — "ка", свет, воздевающий руки, весенняя руна пространства. Каин — Восток, Авель — Запад

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com