Перечень учебников

Учебники онлайн

2.3.1. Россия и Китай

Огромная часть российской территории от Казахстана до Японского моря примыкает к самой могущественной в геополитическом отношении стране Азиатско-тихоокеанского региона (АТР) - Китаем. К северу от границы располагаются обширные, но недостаточно освоенные пространства Сибири и Дальнего Востока, где сосредоточена половина мировых запасов угля и почти одна треть мировых запасов нефти и газа. Здесь в условиях прогрессирующего социально-экономического кризиса проживает около двух десятков миллионов человек. По южную сторону наблюдается растущая перенаселенность и острая нехватка природных ресурсов (энергоносителей, железной руды, леса, цветных металлов и др.) при бурно развивающейся промышленности и значительном притоке иностранных инвестиций. Важно отметить, что Великий Китай - это замкнутая расово-культурная общность ханьцев, чьи религии - даосизм и конфуцианство - сугубо националистичны, а сами они не имеют общих черт с евразийскими народами.



• С учетом перечисленных факторов восточные земли России оказываются объектом потенциальной экспансии южного соседа. Пока, в силу различных причин, она носит мягкий, ненасильственный характер. По мнению пекинских политиков товарное, финансовое и миграционное проникновение, которое в настоящее время практикуется в отношении российского Зауралья, менее рискованно, однако по своей эффективности и геополитическим результатам может быть сравнимо с аннексией .



Многовековая и драматическая история Китая, познавшего и имперское величие и колониальный период, а также опыт современных Японии, Германии и других мировых экономических лидеров, сформировали у его руководителей убеждение, что невоенная мощь, не подкрепленная силовыми аргументами, имеет пределы распространения вовне. При этом необходимо, чтобы национальная армия была основана на передовой технике. И сейчас Китай проводит ускоренную модернизацию как ракетных частей стратегического назначения, оснащенных ядерными боезарядами, так и войск общего назначения .



• Очевидно, что на восточных рубежах России существует колоссальное, динамично развивающееся государство, нацеленное на геополитическое расширение. В этой связи видный политолог К.Э.Сорокин даже не исключает перспективы утраты Россией Сибири и Дальнего Востока.



Данное предупреждение надо воспринимать со всей серьезностью еще и потому, что в российско-китайских отношениях наличествует целый клубок проблем. Среди них:

- омраченный тяжелыми конфликтами опыт недавнего исторического общения, когда идеологические разногласия по конкретным вопросам «социалистического строительства» и лидерства в международном рабочем движении достигали степени локальных вооруженных столкновений (бои за Даманский полуостров в 1969 г., когда в ходе отражения нападения СССР пришлось применить лазерное оружие);

- современная Россия представляется китайским коммунистам отступницей, предавшей социализм и перешедшей в лагерь либерально-демократического капитализма. К тому же, в восприятии Пекина Москва несет ответственность за развал Советского Союза и попустительство региональному сепаратизму, показывающему дурной пример для стремящихся к большей автономии китайских провинций;

- в настоящий момент идет скрытая борьба между Россией и Китаем за влияние на республики Центральной Азии и Казахстан, где при поддержке местной китайской диаспоры возникают многочисленные совместные предприятия;

- в недалеком будущем специалисты прогнозируют ряд экологических катастроф, предвестниками которых являются кислотные дожди, вызванные огромным потреблением промышленностью Китая угля с высоким содержанием серы. Эти дожди угрожают сибирским лесам и их пагубное действие станет особенно заметным после 2010 г.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что за истекшее десятилетие Россия и Китай достигли значительных успехов в экономическом сотрудничестве. КНР является одной из немногих стран, готовых закупать продукцию нашей обрабатывающей промышленности (сегодня ее доля в российском экспорте составляет 35%), а также большие объемы вооружений. Китайцы заинтересованы в налаживании широких контактов в аэрокосмической сфере, химии, машиностроении, они способны предложить солидные контракты на модернизацию построенных ранее советскими специалистами предприятий, на создание на своей территории гидро- тепло- и атомных электростанций.

Реальное положение вещей диктует России две модели геополитического поведения. Первая – глухая изоляция приграничных районов через укрепление застав и ужесточение пропускного режима, повышение боеготовности Тихоокеанского флота и сухопутных войск за Уралом путем создания частей «быстрого реагирования» и обновления размещенного здесь тактического ядерного оружия. В демографическом плане важно не допустить снижения численности населения восточных регионов, по возможности дотируя из центра развитие местной инфраструктуры. Главная идея такой самоизоляции заключается в «консервировании» территории и ресурсов до лучших времен, когда Россия сможет их освоить с пользой для себя. Тут много минусов, поскольку предполагается почти полное прекращение хозяйственного развития восточной части страны и организация жизни на принципах полувоенного существования.

Вторую модель можно условно назвать балансирующей. С одной стороны, она исходит из необходимости сохранения всего конструктивного, что было накоплено во взаимодействии двух крупнейших держав Евразии в 1990-е гг. С другой стороны, ставится задача «укрепить тылы», стимулируя рост высокотехнологичных отраслей за счет размещения государственных заказов на оборонных предприятиях Омска, Красноярска, Владивостока и т.д. Параллельно планируется ликвидация административных и экономических барьеров для отечественных предпринимателей, работающих в сфере производства и услуг (упрощение процедур регистрации и банкротства, предоставление налоговых освобождений на ряд лет и т.п.), поощрение казачества, а также лиц из русской диаспоры в СНГ и Балтии, готовых переехать на постоянное место жительства в Сибирь.

Эта модель предусматривает координацию «восточной политики» с республиками Центральной Азии и Казахстаном, озабоченность которого неурегулированностью пограничных проблем с Китаем объективно делает его надежным союзником России. Следует наладить активные связи с Монголией, имея в виду возможную перспективу создания буферной Монголо-Тибетской Федерации, включающей так называемую Внешнюю Монголию (МНР), Внутреннюю Монголию, Синьцзян и Тибет (ныне - китайские провинции). В Маньчжурии интересам России (как, впрочем, и Японии) отвечает создание самостоятельного государства со столицей в Харбине, тем более, что подобный прецедент имел место в 1930-х гг.

Существует еще и третья, достаточно оригинальная точка зрения на будущее российско-китайских отношений. Ее сформулировал председатель Комитета по геополитике Госдумы РФ А.В.Митрофанов в работе «Шаги новой геополитики» (1997 г.). Он полагает, что идейным фундаментом сближения двух стран может послужить антиамериканизм. По его мнению, Москва должна всемерно способствовать увеличению военной мощи Китая на основе широкомасштабных продаж российской военной техники, а также канализировать его территориальное расширение на Запад, вплоть до установления суверенитета КНР над Туркестаном и Южным Казахстаном. В результате этого Россия якобы получит надежную базу для развития собственных коммуникаций на Юг через территорию стабильного Великого Китая, целиком занятого освоением новых земель, а потому уже не опасного для своего северного соседа. Развивая этот тезис далее, А.В.Митрофанов считает, что продвижение границ Китая на Запад всецело в интересах России. В этом случае ракетно-ядерные силы КНР получат возможность накрывать цели и на территории Европы, включая Лондон и Осло.

Не исключено, что определенная часть китайского руководства с симпатией относится к подобным рассуждениям. Но в силу зависимости Пекина от внешних кредиторов и из-за потенциальной вероятности создания антикитайской коалиции в Азиатско-тихоокеанском регионе, его официальные внешнеполитические концепции пока не содержат даже намека на агрессивно-аннексионистские устремления.

По всей видимости, стратегический курс «Срединной империи» в начале XXI в. будет направлен в первую очередь на укрепление экономического и военного потенциала с тем, чтобы постепенно, с согласия мирового сообщества, присоединить, вслед за Гонконгом, Макао, Тайвань, ряд спорных островов в Южно-Китайском море и тем самым подготовить предпосылки для ее превращения в мировую сверхдержаву

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com