Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 4 Геополитическое измерение глобального информационного пространства

Доминирующим фактором современного развития цивилизации стал феномен, названный “информационная революция” – результат двух параллельно развивающихся на протяжении всей истории человечества процессов: процесса постоянного возрастания роли и увеличения объема информации, необходимой для обеспечения жизнедеятельности человеческого общества, и процесса развития и совершенствования технологии накопления и распространения информации. В истории развития цивилизации произошло несколько информационных революций, характеризующихся изменением объема и обработки информации и, как следствие, трансформацией общественных отношений.

Современную информационную революцию связывают с появлением новых инфракоммуникационных технологий, основанных на объединении телекоммуникационными сетями традиционных средств массовой информации (печатных, звуковых, телевизионных, включая различные виды вещания) и компьютерных систем. Процесс постоянного развития и распространения в глобальном масштабе информационных технологий, как краткосрочный, так и долговременный, несущий порой непредсказуемые последствия, можно назвать глобальной информатизацией. Это качественно новый этап в развитии производительных сил, основанный на обмене информацией, ее оперативной обработке и эффективном применении. [c. 59]

В Окинавской хартии глобального информационного общества, принятой странами “Большой восьмерки” 22 июля 2000 г., отмечено, что информационные технологии стали одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества XXI в.1

Как отмечают Ганс Петер Мартин и Харальд Шуман, редакторы журнала “Шпигель” и авторы книги “Западня глобализации: атака на процветание и демократию”, “впервые в истории человечество объединено общим образом реальности. Если бы почти 6 миллиардов жителей планеты могли на самом деле решить с помощью референдума, как они хотят жить, то подавляющее большинство проголосовало бы за тип существования среднего класса в пригороде Сан-Франциско. Знающее квалифицированное меньшинство дополнило бы свой выбор социальными стандартами ФРГ времен до падения Берлинской стены. Роскошное же сочетание карибской виллы со шведской системой социальной защиты удовлетворило бы всех”2. Вполне очевидно, что столь высокая степень информированности современного общества относительно стандартов потребления связана с возникновением совершенно новой реальности социальной жизни, до настоящего времени в полной мере не описанной в рамках классической геополитики.

Когда речь идет о глобальном информационном пространстве, то с точки зрения геополитики имеется в виду не столько естественное, созданное самой природой информационное пространство, сколько пространство, формирующееся как отражение природного и социального в сознании человеческого сообщества. Социальная информация служит исключительно его потребностям, связанным с освоением и преобразованием природы и общества в интересах опять-таки человека, составляя информационный ресурс человечества. В информационный ресурс входят: информация и информационные носители, технология получения, передачи, сбора, обработки, хранения и использования информации; инфраструктура, включающая центры [c. 60] информации, средства автоматизации информационных процессов, коммуникационных сетей и сетей передачи данных; программно-математические средства для управления информацией; административные органы управления информационными процессами, научные кадры, создатели баз данных и знаний, а также кадры по обслуживанию средств информатизации. Информационный ресурс человечества составляет неотъемлемую информационную среду социального бытия в рамках социального пространства.

Понятие информационного пространства характеризует передачу информации в пространстве и времени, но не указывает каналов и способов ее практического использования человеком и не связывает изменение способов получения, передачи и обновления информации с изменениями социальной структуры. Между тем это существенно: информационное пространство является подпространством социального пространства, предназначено для обеспечения жизнедеятельности человека и не может быть понято без учета характеристики социального. Исходя из этого изучение информационной среды предполагает рассмотрение социального пространства.

Информация выступает не только в качестве предпосылки, источника, но и необходимой составной части социального пространства, пронизывая собой все его составные части и элементы. Она наряду с временными параметрами фиксирует не столько количественную, сколько качественную сторону социальных процессов, позволяя понять способы, меру и порядок их наполнения, осмыслить перспективу их роста, объем и глубину. Таким образом, информационное пространство – это пространство, в котором создается, перемещается и потребляется информация. Направление и скорость изменения информационных потоков, способы создания и поглощения (использования) информации составляют структуру информационного пространства.

Если в структуру информационного пространства включить такой невещественный фактор, как деньги, и при этом учесть, что информационные денежные потоки должны не просто создаваться, перемещаться и использоваться, но и получать определенную оценку со стороны индивидуумов, групп и общества в целом, то мы получим пространственную конструкцию, представляющую собой определенный срез социального пространства. Этот срез можно назвать социоинформационным [c. 61] пространством3, причем добавление “социо” содержит также экономические и политические аспекты. В социоинформационном пространстве осуществляется взаимодействие информационной инфраструктуры, присущей информационному пространству, и экономической, социальной, политической, правовой и культурной инфраструктур.

Информация наряду с вещными элементами социального пространства отражает и раскрывает процесс его эволюции по двум взаимосвязанным направлениям: характеризует процесс увеличения числа и объема входящих в его состав элементов, их постепенного расширения и уплотнения и отражает углубление социального пространства, выражающееся в последовательной реализации наличных возможностей, а также в планомерном создании новых реальных возможностей и на этой основе интенсивном и ускоренном продвижении общества к новому качественному состоянию. Второе направление эволюции общественного пространства, “подталкиваемое” увеличением объема и скорости обмена информацией, служит основой его социальной организации и знаменует неуклонный поворот человечества к новому типу цивилизации, в котором значение и роль информации достигают небывалых величин. Быстрый рост и постоянная обновляемость информационных ресурсов требуют рассмотрения этих ресурсов не только в социальном пространстве, но и в социальном времени.

Глобальность информационного пространства -– качество преходящее. По мере количественного и качественного роста социума создаваемое человеком информационное пространство росло вглубь и вширь. Вширь – по мере увеличения популяции человеческого рода, возникновения потребностей в общении, появления средств коммуникации и формирования интернациональных символов – носителей информации. Вглубь – по мере того, как человек постигал тайны природы и самого себя, накапливал, фильтровал и сохранял полученные знания. Как отмечает российский исследователь в области информационных структур Р.Ф. Абдеев, “соответственно трем основным видам оперативной информации – элементарной, биологической и социальной – мы различаем три крупных класса информационных структур: [c. 62]

естественно возникающие информационные структуры неорганической природы;

естественно возникающие информационные структуры органической природы;

искусственные информационные структуры, созданные целенаправленной деятельностью человека (так называемая вторая природа, или ноосфера)”4. По мере развития цивилизации роль искусственной информационной структуры будет неуклонно возрастать, а ее место в рамках глобального информационного пространства постепенно оформляться.

Тем не менее на протяжении тысячелетий существования человечества информационное пространство носило фрагментарный характер, обрываясь за пределами “цивилизованного мира”. Мало того, даже в рамках одного и того же социума вследствие войн, эпидемий, природных катаклизмов процесс накопления и передачи информации носил прерывистый характер, вследствие чего многие сведения об исторических событиях либо вообще не дошли до современного человека, либо дошли в искаженном виде. Так, с трудами греческого философа Аристотеля потомки познакомились лишь после их перевода с арабского языка, а о событиях в Киевской Руси мы узнаем из византийских источников.

Тем не менее по мере социально-экономического и научно-технического развития и становления социально-политической и культурно-экономической целостности мирового сообщества шел процесс формирования глобального информационного пространства. Назовем ряд факторов, лежащих в основе этого процесса:

а) факторы экономические, связанные с потребностью развития экономики и, как следствие, потребностью в обмене информацией о товарах, услугах, рынках, конъюнктуре и т. п. Без этого не может развиваться ни одна национальная экономика, причем по мере развития экономики возрастает и потребность в увеличении объема, скорости передачи и “ассортимента” информации;

б) факторы политические, обусловленные потребностью во взаимодействии с окружающим миром, другими странами. Функционирование и развитие государства в рамках [c.63] существующей системы международных отношений, принцип “баланса сил” настоятельно требовали от политического руководства осведомленности в международных делах, положении в других странах, в способах, формах и методах воздействия на международную ситуацию с целью получения необходимого с точки зрения национально-государственных интересов результата. С древних времен правители не скупились на содержание быстроходных кораблей, скакунов, шпионов и дипломатов для получения требуемой информации. По мере развития системы международных отношений дипломатические службы все более способствовали формированию глобального информационного пространства;

в) факторы культурного характера, связанные с потребностью соразвития социумов путем обмена и взаимообогащения различных культур. По мере сокращения ойкумены рос объем информации, доступной для подобного обмена, что требовало расширения информационных потоков, их объединения в единое глобальное информационное пространство;

г) факторы научно-технического характера, которые не только настоятельно требовали обмена информацией по новейшим достижениям науки и техники между различными странами и народами, но и по мере их развития предоставляли необходимые средства для расширения возможностей передачи информации по всем видам знания;

д) факторы эмоционально-психологические, лежащие в самой природе человека и возбуждающие его естественное любопытство. Очевидно, что именно эти факторы привели к созданию такой мощной индустрии, которая ныне претендует на роль “четвертой власти”, властительницы дум человеческих, – это средства массовой информации.

Среди вышеперечисленных групп факторов трудно отдать каким-либо пальму первенства в их воздействии на процесс формирования глобального информационного пространства. Очевидно, что их роль и место на различных этапах человеческой истории менялись. Бесспорным, на наш, взгляд, является лишь то, что только их комбинированное воздействие на общество позволило сегодня обеспечить высокий уровень социальной организации пространства.

Вместе с тем глобализация информационного пространства как неотъемлемая часть глобализации социального пространства прошла достаточно длительный период эволюции – от [c. 64] фрагментарных поселений на заре истории человечества до глобальной целостной системы международных отношений, мирового экономического хозяйства, системы социокультурных связей между народами и глобального информационного пространства.

По всей вероятности, значительную роль в формировании глобального информационного пространства, наряду с ранее перечисленными факторами, сыграли и возрастающие технические возможности, определяющие процесс кодирования-декодирования, формализации, накопления, хранения, передачи информации, а также доступности и относительной дешевизны все более совершенных технических средств. Кроме того, все более широкое развитие системы доступного для масс дошкольного, школьного, профессионального и высшего образования позволило в значительной степени расширить круг информационного потребления.

В итоге современное общество использует четыре основных ресурса: труд; капитал; индивидуальную, групповую и региональную свободу (децентрализацию); информацию (постоянно обновляемые теоретические знания и различного рода сведения, включая практические навыки людей). Труд и капитал служат факторами производства, свобода и информация – необходимыми условиями эффективного использования первых двух. Когда степень эффективности превышает критическое знание, можно говорить о постиндустриальном, или информационном, обществе.

Суммируя все вышесказанное, можно назвать основные черты информационного общества. Общество можно назвать информационным, если:

любой индивид, группа лиц, предприятие или организация в любой точке страны и в любое время могут получить за соответствующую плату или бесплатно на основе автоматизированного доступа и систем связи любые информацию и знания, необходимые для их жизнедеятельности и решения личных и социально значимых задач;

в обществе производится, функционирует и доступна современная информационная технология;

имеются развитые инфраструктуры, обеспечивающие создание национальных информационных ресурсов в объеме, необходимом для поддержания постоянно ускоряющегося научно-технологического и социально-исторического процесса. Общество [c. 65] в состоянии производить всю необходимую для жизнедеятельности информацию, и прежде всего научно-техническую;

идет процесс ускоренной автоматизации и роботизации всех сфер и отраслей производства и управления;

радикально изменяются социальные структуры, следствием чего оказывается расширение сферы информационной деятельности и услуг. В информационной сфере трудится большинство работающего населения, число занятых в традиционных сферах производства неуклонно снижается при столь же неуклонном повышении производительности труда.

Понимание действительно революционной роли информационных технологий позволяет осознать, что новая технология вовсе не оптимизирует старое производство, а создает принципиально новую техническую базу цивилизации. В силу этого информационные технологии выступают как ведущее, интегрирующее начало по отношению ко всем остальным современным технологиям: лазерно-волоконной, биологической, генной, космической и др.

Принципиальное отличие информационного общества от предшествующих состоит и в том, что основным общественным богатством последнего и, следовательно, средством обмена является не вещественный продукт, как это имело место в сельскохозяйственной цивилизации, не капитал, характерный для индустриального общества, а информация в самом широком смысле этого слова – не только накопленное совокупное общественное знание, но и вся информационная инфраструктура, включая субъектов информационного пространства, способных оперировать, приумножать и использовать общественно полезную информацию.

Возникновение информационного общества свидетельствует о становлении качественно нового типа информационного пространства, важнейшей чертой которого является глобальность в социальном ее значении. Задача геополитики как раз и состоит в том, чтобы обеспечить государству обладание наиболее ценными элементами данного пространства и через это получить неограниченный доступ к важнейшему ресурсу современного общества – информации.

Таким образом, по своему историческому значению и воздействию на судьбы цивилизации информатизация сопоставима с индустриализацией и для промышленно развитых стран [c. 66]

играет ту же роль, которую на этапе индустриализации играла тяжелая промышленность. В то же время, как полагает американский ученый И. Масуда, “информационное общество будет новым типом общества, целиком отличающимся от своего индустриального предшественника”5.

Владение информацией, ее объем, содержание, национальные информационные ресурсы, информационные технологии, т. е. все то, что составляет сущность информатизации, сегодня во многом определяют место и роль той или иной страны в системе мировой цивилизации. Информация становится таким же, а зачастую и более значимым ресурсом, чем материалы и энергия. Само же информационное развитие общества может выступать критерием прогресса, непосредственно влияя не только на производительные силы, но и на производственные отношения, формируя новый тип отношений человека и техники, новый тип культуры – культуры информационной как средства интеллектуализации общества.

Формирование глобального информационного пространства, основанного на вкраплениях зон с постиндустриальным производством и информационным стилем жизни в наиболее развитых государствах, ставит перед мировым сообществом проблемы, связанные с невиданной ранее степенью интенсивности и качества обмена информацией по наиболее важным и животрепещущим проблемам современности. В связи с этим для раскрытия сущности причин, приведших к формированию глобального информационного пространства как социального феномена, и определяемых этим феноменом следствий потребуется весьма солидный совокупный инструментарий технических и общественных наук. По всей вероятности, подобные исследования6 с учетом высокого уровня их интенсивности позволят выйти на всестороннее обоснование и раскрытие сущностных черт данного феномена.

Важнейшим свойством, характеризующим глобальное информационное пространство как социальное явление, выступает [c. 67] континуальность (непрерывность) пространства, охватывающего все территориальные сферы и все сферы жизнедеятельности людей. Переход информационного пространства от дискретности к континуальности позволяет сделать практически любую информацию, независимо от сферы ее применения и происхождения, национально приемлемой, ценной и значимой, а следовательно, пригодной для использования в политическом процессе как внутри страны, так и на международной арене. Умелое манипулирование ею позволяет добиваться принятия отвечающих интересам правящей элиты политических решений, активно влиять на процесс формирования внешнеполитической стратегии и тактики. То есть можно утверждать, что в результате перехода от дискретного к континуальному информационному пространству глобальное информационное пространство становится неотъемлемым атрибутом мирового политического процесса, фактором, определяющим его развитие как на национальном, так и на глобальном уровне. Процесс взаимопроникновения информационного и политического пространства позволяет вести речь о геополитических измерениях глобального информационного пространства.

Ранее уже отмечалось, что информационные процессы на всех этапах человеческой истории были скоррелированы с политическими. Но только в условиях глобального информационного пространства их взаимопроникновение достигает такой величины, что изолированное существование каждого становится невозможным. При этом зачастую трудно определить первичный фактор или источник развития процесса взаимной корреляции. С одной стороны, глобальное информационное пространство предоставляет необходимые условия для успешного протекания политического процесса, а с другой – политика в значительной степени определяет направленность информационных потоков, распределение информации в глобальном информационном пространстве. Вместе с тем зарождающаяся в недрах глобального информационного пространства информация неполитического характера (цены, курсы валют, эпидемии и т. д.) способна существенно влиять на характер политического процесса как в отдельной стране, так и во всем мировом сообществе (достаточно наглядный пример – “обвал” рынка в новых индустриальных странах Азиатско-Тихоокеанского региона во второй половине XX в.). [c. 68]

Следующее важнейшее свойство глобального информационного пространства – высокая технологичность, характеризующаяся, с одной стороны, применением при создании аналитических и транслирующих центров глобального информационного пространства высоких технологий, а с другой – доступностью информации для потребителей и пользователей. Наличие персонального компьютера (ПК), оснащенного модемом, обеспечивает пользователю доступ практически к любому массиву информации, включенному в глобальное информационное пространство. При этом современное программное обеспечение делает процесс доступа простым и понятным любому человеку, имеющему самые элементарные навыки работы с ПК.

Высокая технологичность глобального информационного пространства лежит в основе его следующего свойства – демократичности. Для глобального информационного пространства приемлема, доступна и в определенной степени ценна информация любого характера и происхождения независимо от субъекта, ее предложившего и передавшего. Вместе с тем демократичность глобального информационного пространства, впрочем, как и любой иной сферы человеческой деятельности, определяется характером взаимодействия основных акторов глобального информационного пространства, ибо на фоне их информационной деятельности способна “потеряться” любая, даже самая ценная информация. Однако при очевидном стремлении ряда национальных и наднациональных субъектов глобального информационного пространства получить монопольное право на формирование информационных потоков по целому ряду причин подобная тенденция вряд ли приобретет в условиях перехода к информационному обществу доминирующее значение.

Во-первых, в современном обществе чисто технически невозможно контролировать все потоки информации. Даже в СССР с монопольным правом КПСС на любую информацию общественно-политического характера полностью перекрыть поток антисоветской информации оказалось невозможным. В условиях глобального информационного пространства подобная возможность исключена даже гипотетически.

Во-вторых, неоднородность потребителей-пользователей глобального информационного пространства даже в условиях технологического превосходства развитых стран предполагает [c. 69] дифференциацию в подаче информации различным потребителям во избежание утраты их интереса. Это способствует демонополизации информационного пространства.

В-третьих, наличие глобального информационного пространства предполагает и наличие информационного рынка, на котором информация не только продается и покупается, но и конкурирует, что уже само по себе исключает формирование информационной монополии.

В-четвертых, емкость глобального информационного пространства, его неисчерпаемость вглубь и вширь позволяют субъектам и объектам передавать и получать информацию в мало-скоррелированных или вовсе не пересекающихся нишах.

Таким образом, по мере подтягивания стран мирового сообщества до уровня наиболее развитых демократичность глобального информационного пространства отнюдь не утрачивается, она становится его ведущим свойством.

И наконец, к числу важнейших свойств глобального информационного пространства следует отнести его интернациональный характер. Глобальное информационное пространство с одинаковым успехом может быть использовано национальными и наднациональными органами и организациями. Каждая страна вправе использовать его в своих национально-государственных интересах, что не исключает, однако, его использования и в противоположных целях. В связи с этим можно предвидеть, что глобальное информационное пространство, подобно географическому пространству в предшествующие столетия, станет ареной столкновения не только национально-государственных интересов, но и интересов наднациональных и международных союзов и группировок, различных конфессий, цивилизаций и т. д. И если человечеству в XXI в. предстоит быть свидетелем “разломов цивилизаций” (С. Хантингтон), или “линий фронтов”, то в первую очередь они будут пролегать в глобальном информационном пространстве.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com