Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 3. Геостратегия России в условиях глобализации

Россия в системе международных отношений в условиях глобализации. Задачи российской геостратегии на современной этапе

Анализ современного геополитического положения Российской Федерации свидетельствует о том, что несмотря на все потрясения и потери, сопровождавшие нашу страну в XX в., она продолжает занимать достаточно прочное положение на геополитической карте мира и имеет все необходимые и реальные предпосылки для возрождения в наступившем веке в роли развитого демократического государства, активно влияющего на характер и направленность глобальных политических, экономических, социальных и культурных процессов.

В пользу данного вывода свидетельствует не только желание видеть Отечество великим и процветающим, но и те колоссальные ресурсы, явные и потенциальные, которыми располагает занимаемое Россией пространство, а также не поддающиеся учету трудовые, культурные и конфессиональные традиции населяющих его людей, способных, как многократно подтверждала историческая практика, не только благоустроить пространство, но и сделать его процветающим.

Россия богата природными ресурсами, их стоимость более чем в три с половиной раза выше, нежели в США, и следовательно, проблема состоит в том, чтобы организовать хозяйственную деятельность таким образом, чтобы эти ресурсы были максимально эффективно использованы для нужд собственного народа.

Кроме этого, Россия - единственная страна от Атлантики до Тихого океана, через которую могут пройти коммуникации между тремя мировыми полюсами экономического и технологического развития в Западной Европе, 'Восточной Азии и Северной Америке. Очевидно, что на пересечении этих транспортных коридоров в XXI в. на Дальнем Востоке и Китае сформируется крупнейший мировой коммуникационный узел, поэтому будущее России в значительной степени будет определяться ее способностью «обустроить» евразийское пространство .

Но для того чтобы имеющиеся ресурсы не остались нереализованной возможностью, чтобы они не стали источником для благоденствия других народов в ущерб российскому, необходимо сохранение самого Российского государства в качестве полноправного и самостоятельного субъекта мирохозяйственных и международных связей, концентрирование политических, экономических и иных возможностей государства на реализации собственных национальных интересов.

И здесь важно четко определиться в отношении тех концепций глобализации, которые в последние годы активно внедряются в сознание народов мира. Очевидно, что глобализация - процесс объективный, следовательно, противодействие ему вряд ли пойдет на пользу России. Вместе с тем отказ от национальных интересов, суверенитета, собственной культуры, к чему активно призывают основные теоретики глобализации и сторонники общечеловеческих интересов, неизбежно отбросит большую часть населения страны в нищету, лишив раз и навсегда российский народ любых надежд на достойное будущее, ибо в рамках глобализации и общечеловеческих интересов он такого будущего лишен.

В связи с этим система национальных интересов Российской Федерации должна строиться на основе анализа геополитического положения современной России исходя, в первую очередь, из потребностей собственного социально-экономического развития на основе концепции «просвещенного эгоизма», суть которой состоит не в «закукливании» в рамках национальных интересов, а в восприятии внешнего мира и воздействии на систему международных отношений исходя из собственных интересов. Бесспорно, общечеловеческие интересы, интересы других стран должны находить отражение во внешнеполитической стратегии Российской Федерации, но отнюдь не они должны определять основное содержание внешней политики России.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что общечеловеческих ценностей не существует. По мнению Э.А.Позднякова, то, что подразумевается под ними, есть на самом деле ценности и интересы западной цивилизации, выдаваемые за общечеловеческие . Эту же мысль подтверждает и известный английский ученый К.Коукер. Он, в частности, пишет: «Вера в то, что общественные ценности не должны меняться - очевидный симптом неспособности общества ответить на требования современной эпохи» .

Дело в том, что многие так называемые общечеловеческие проблемы со всей остротой стоят только перед развитыми странами, уже вступившими в эпоху постиндустриального общества. Для значительной части государств они еще не представляют какой-либо актуальной реальности. Так, например, сохранение тропических лесов, бесспорно, должно волновать не только мировое сообщество, но и население тропических стран, однако только в той степени, в которой их сохранение не препятствует выживанию. В противном случае забота о сохранении природы рассматривается в развивающихся странах не иначе как издевательство.

И что бы ни говорили об общечеловеческих интересах и глобализации ученые и политики, для подавляющего большинства государств современного мира на первом месте стоят собственные национальные интересы, связанные с обеспечением безопасности и самосохранением нации, народа, а «общечеловеческие» их интересуют постольку, поскольку следуют в русле собственных интересов и способствуют сближению с другими странами. С этим вынужден согласиться даже один из основных теоретиков и пропагандистов глобализации М.Кастельс, который отмечает: «...пока сущее жуют национальные государства и национальные правительства, которые активно пользуются экономической конкуренцией как инструментом политической стратегии, будут существовать границы между важнейшими экономическими регионами, создающие систему региональной дифференциации внутри глобальной экономики» .

В этом плане необходимо отметить, что и в Концепции национальной безопасности Российской Федерации важнейшей задачей внутренней и внешней политики, ядром всей системы национальных интересов рассматривается обеспечение безопасности и процветания многонационального российского народа, все же остальные стратегические и тактические цели и задачи носят подчиненный характер.

Геостратегия Российской Федерации обязательно должна опираться на возможности собственного пространства и геополитического положения, поскольку его изменение, либо задействование геополитических ресурсов бывшего СССР для современной России маловероятно.

Поскольку мы уже достаточно четко определили, что в условиях объективных процессов глобализации будущее России в немалой степени зависит от эффективности использования рубежного коммуникационного пространства, выступающего в роли важнейшего стратегического ресурса Российской Федерации , то очевидно, что геостратегия должна быть нацелена на оптимизацию возможностей эффективного использования геополитических свойств российского пространства. И в этом плане перед геостратегией России просматриваются следующие важнейшие задачи:

- формирование политического, социально-экономического, культурного, информационного и другого целостного функционального пространства в пределах государственных границ Российской Федерации;

- создание необходимых геополитических, экономических и иных условий для эффективного использования ресурсных, демографических, коммуникационных и иных свойств пространства Российской Федерации;

- формирование дружественных геополитических оболочек в пространстве «ближнего» и «дальнего» зарубежья, общих с прилегающими странами экономических, информационных, культурных и иных пространств;

- координация усилий всех заинтересованных государств в деле создания миропорядка, отвечающего интересам развития всех народов планеты и исключающего гегемонию стран «золотого миллиарда».

Очевидно, что в рамках решения этих задач геостратегия Российской Федерации будет определять ряд мер, направленных на укрепление политической и экономической мощи России, усиление ее международного влияния, на создание политических, экономических и иных союзов с другими странами. Тем не менее главное, что должна обеспечить геостратегия России, - это наиболее эффективное использование свойств пространства страны в интересах реализации национальных интересов.

Необходимо отметить, что, несмотря на отсутствие геостратегии Российской Федерации как единого и целостного документа, отдельные мероприятия, лежащие в ее русле, а также проекты геостратегического порядка уже имеются.

В этом плане представляется весьма интересным и перспективным проект «Русский полярный путь» (Северный обруч), в свое время активно разрабатываемый академиком Н.Моисеевым, обеспечивающий свободный доступ российским государственным и частным компаниям в открытый океан, опираясь на имеющуюся инфраструктуру Северного морского пути (СМП). Экономическое обоснование этого проекта показывает, что его разработка позволит решить комплекс проблем, связанных с социально-экономическим развитием страны . К их числу необходимо отнести следующие.

Во-первых, СМП позволит замкнуть в единую транспортную систему все речные и морские коммуникации России. Об этом писал еще в начале прошлого века отечественный ученый И.Мечников. Протяженность российских рек с севера на юг создает естественную транспортную инфраструктуру, соединяющую, с учетом уже имеющихся каналов, таких как Волго-Донской канал, Беломорканал, канал им. Москвы и другие, в единый комплекс северные и южные моря и большинство территории России.

Во-вторых, использование СМП будет способствовать полнокровному развитию северных территорий России, богатых углеводородным топливом и стратегическим сырьем. Кстати сказать, проблема Русского Севера вследствие его малонаселенности и неосвоенности может стать в наступившем столетии серьезной политической проблемой. Во всяком случае, претензии к России со стороны развитых государств относительно неспособности обустроить территорию уже слышны, причем направлены они в сторону обвинения Российской Федерации в геноциде территории.

В-третьих, использование СМП свяжет воедино три важнейших финансово-экономических региона мира: Атлантический, Тихоокеанский и регион Индийского океана. В случае успешного решения вопросов обеспечения круглогодичной навигации, складирования грузов и ледокольной наценки СМП станет не только самым коротким и удобным, но и самым выгодным путем, соединяющим эти три экономических региона, что позволит России получать дополнительные средства за счет перевозки грузов и проводки судов.

В-четвертых, СМП обеспечит доставку углеводородного топлива в Европу и другие страны, минуя различного рода транзитные территории из числа постсовеских и постсоциалистических государств, что неизбежно скажется и на конкурентоспособности российского сырья.

Мы только обозначили проблему, связанную с освоением проекта «Русский полярный путь», и очевидно, что его реализация потребует серьезных экономических вложений и политической воли. Мало того, освоение данного проекта относится к разряду стратегических решений, поскольку требует выработки государственной концепции экономического развития России на десятилетия. Но уже сейчас его явным преимуществом является то, что он опирается на естественные геополитические свойства России и не требует силового решения современных международных проблем. Более трехсот лет Россия боролась за выход к открытому морю, совершая все новые и новые завоевания на западе. Однако свободного выхода как не было, так нет и поныне. Поэтому более перспективным и геополитически обоснованным представляется решение, суть которого состоит в использовании для передвижения имеющихся «дверей», а не «прорубании окон».

Кстати сказать, с проблемой «прорубания окон» вполне успешно справляются негосударственные отечественные нефтяные и газовые компании. В этом плане заслуживает внимательного отношения разработанный и активно внедряемый Газпромом проект «Голубой поток», обеспечивающий поставку российского газа по дну Черного моря от Джубги в Турцию. Реализация проекта «Голубой поток» позволит в течении 25 лет поставить на турецкий рынок 365 млрд. м3 газа, при этом открываются перспективы объединения газотранспортной системы российского природного газа и стран Ближнего Востока, появляется возможность оперативно маневрировать потоками газа западного и морского направления, она более эффективна по сравнению с существующими сухопутными магистралями, так как не требует платы за транзит. Кроме этого в трубопровод будет включен газ, добываемый в Туркмении, что ставит крест на попытках строительства альтернативных российским газопроводов .

Примерно аналогичную роль призваны решать и нефтепроводы, строящиеся в рамках проектов «Балтийская трубопроводная система» и «Северные ворота».

В этой связи правительству, по всей вероятности, имеет смысл сконцентрировать свои усилия на расширении возможностей другой открытой «двери» в мир, получившей название «Южный (Каспийский) коридор». Специфика данного геополитического коридора состоит в том, что он позволяет России, во-первых, получить открытый доступ к целому ряду централь-ноазиатских государств с последующим выходом к Индийскому океану. Использование Каспийского моря в качестве транспортного коридора по схеме: Европа - Россия - Иран - Индия обеспечивает свободный доступ России к индийским товарам (ранее они получались через Финляндию), российским грузам - в Иран, который в последние годы готовится к активному включению в систему мирохозяйственных связей, и, наконец, существенно снижает цены на европейские товары для Ирана (дешевле чем через Суэцкий канал на 5-6 долл. за тонну). Кстати сказать, Россия и Иран уже в 2001 г. удвоили объем перевозок между странами и довели его до 2 млн т.

Во-вторых, использование «Южного коридора» позволит создать альтернативную планируемому в обход России «Шелковому пути» систему транспортных коммуникаций, что, с одной стороны, позволит загрузить отечественную транспортную систему, с другой, поставит под вопрос необходимость строительства новых коммуникаций в рамках «Шелкового пути». Если же этот проект и будет реализован, то посредством использования возможностей «Южного коридора» Россия сможет более активно интегрироваться в систему грузопотоков по «Шелковому пути». Здесь необходимо отметить, что российское правительство слишком долго выжидало и не высказывало своего отношения относительно Бакинской декларации 1998 г. и проекта «Трасека», предусматривающего разворачивание транспортных, трубопроводных и телекоммуникаций по маршруту Европа-Кавказ-Азия. Только в начале 2000 г. была сформирована более или менее определенная позиция, позволяющая России включиться в данный проект и попытаться максимально нейтрализовать его антироссийскую направленность.

В-третьих, реализация проекта «Южный коридор» позволит России сформировать дружественное геополитическое окружение на южном фланге, укрепить взаимопонимание и дружественные отношения со странами региона, прежде всего с Ираном и Индией, которые во многом близки российскому культурному миру и схожи по многим проблемам, связанным с восприятием сложившегося миропорядка.

Таким образом, проблема использования «Южного коридора» не только экономическая, но и политическая. Ее суть состоит в долгосрочных перспективах создания коалиции дружественных государств, способных в не очень отдаленном будущем выступить с основополагающими принципами нового мирового порядка.

Есть еще один проект, позволяющий России, выгодно используя свое геополитическое положение, оказаться на пересечении важнейших транспортных потоков, курсирующих по маршруту Европа-Азия. Речь идет о грандиозном проекте, замыкающем трансевразийскую магистраль Дублин-Токио. Она позволяет использовать существующую железнодорожную сеть Евразии, в том числе Транссиб, достроить недостающие звенья, соединив мостом О. Сахалин и о. Хоккайдо и подводным туннелем, пересекающим Татарский пролив, территорию России и Японии. В данном случае в строительстве подобного транспортного коридора заинтересована прежде всего Япония, которая неуютно чувствует себя в окружении молодых тигров Азиатско-Тихоокеанского региона и Китая и вследствие этого не хочет, чтобы ее транспортные потоки в Европу пролегали по территории Китая. Вполне естественно, что для России данная транспортная магистраль позволила бы во многом решить проблемы Сахалина и Дальнего Востока, тем более, что японцы готовы вложить в развитие российской инфраструктуры только на Сахалине более 200 млн. долл. Очевидно, что даже небольшая плата за транзит 3,6 млн. грузовых контейнеров, ежегодно экспортируемых из Азии в Европу, позволит существенно повлиять на развитие отечественной экономики. В случае если российскому правительству удастся удачно сыграть на противоречиях Японии, Китая, Кореи и США, то для России открывается уникальная возможность стать перекрестком важнейших дорог, соединяющих Европу и Азию.

Очевидно, что, анализируя геополитические вызовы современной России, мы должны исходить из того, что геополитика как наука не ставит перед собой исключительно цель оценки подобных вызовов, но призвана формировать геостратегию, ориентированную на преобразование пространства. При этом речь идет отнюдь не о географическом преобразовании пространства. Так, по мнению французских исследователей М. Фуше и И. Лакоста, в современном мире во взаимодействии политических и географических факторов определяющая роль принадлежит скорее политике, которая не только имеет дело с пространством, но и часто преобразует его.

Таким образом, геостратегия Российской Федерации должна быть направлена в первую очередь на преобразование геополитического окружения, на формирование дружественных геополитических оболочек вокруг России, на преобразование пространства нашей страны в пространство функциональное с точки зрения реализации коренных национальных интересов, решения задач социально-экономической модернизации Российской Федерации. Только в этом случае Россия получит реальные шансы на возрождение своего величия, создание благоприятных условий для развития как нации в целом, так и каждого отдельного человека в мире

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com