Перечень учебников

Учебники онлайн

Глобализация, цивилизации, государство

Процессы глобализации вносят радикальные перемены в положение национальных государств. Все большую часть своих функций они передают вверх (межгосударственным объединениям) и вниз (территориальным и муниципальным органам). Возникает закономерный вопрос: не уйдут ли эти политические институты в XXI в. в историческое прошлое, растворившись в наднациональных глобальных властных органах, продолжив и логически завершив тенденции, ныне складывающиеся в интегрируемой Западной Европе, и превратившись в конечном счете в элементы всемирной федерации? Подобную перспективу предсказывает М.М. Голанский: "Потребность в централизованной власти в глобальном масштабе и сведение экономического суверенитета к финансовой независимости (жизни за свой счет) приведет к мировой федерации стран с глубоким разделением труда и четким распределением функций между ее субъектами. Вместо ныне существующего хаотического и беспорядочного множества практически мало связанных и независимых стран в мире возникнет жестко структурированное сообщество народов, тесно связанных экономическими и политическими узами" [1. С. 63-64].

Чтобы ответить на поставленный вопрос и оценить предложенный государственно-политический прогноз, нужно обратиться к ретроспективе, основным этапам взаимодействия и динамики государств, локальных цивилизаций и мирового сообщества.

Государство как общественный институт возникло на заре становления локальных цивилизаций, когда союзы неолитических племен стали устойчивыми и выделили атрибуты государственной власти - верховную власть; служилых людей (будущих чиновников), реализующих ее функции; профессиональные отряды воинов (которые одновременно выполняли и финансовую функцию, собирая дань и захватывая богатства соседей); карательные органы; узаконенные властью нормы поведения и запреты, нарушения которых карались. Государство брало на себя часть социальных и экономических функций, которые прежде выполняла община на соборной основе и выбранные или признанные ею руководители, – упорядочение отношений в обществе, усложнившемся по составу и разросшемуся по масштабам, организация общественных работ по ирригации, строительству общественных зданий и культовых сооружений, созданию страховых запасов, объединению сил для преодоления стихийных бедствий, противостояния вражеским нашествиям.

Следующий шаг – создание мощных государств или их союзов в рамках сформировавшихся цивилизаций первого поколения (шумерской, древнеегипетской, древнеиндийской, древнекитайской и т.д.), которые постоянно меняли свои границы, взаимодействовали и воевали друг с другом и т.п. Здесь проявилась межгосударственная функция – координация деятельности союзных стран в крупных военных столкновениях, в политическом и экономическом сотрудничестве.

Затем возник новый государственный институт – мировые империи [2. С. 97-99]: недолговечная империя Александра Македонского, Римская и Византийская империи, подчинившие себе часть иных цивилизаций; Ассирийская, Ново-Вавилонская, Персидская на Ближнем и Среднем Востоке, империи Маурьев в Индии, Цинь и Хань в Китае. Создание империй следовало за расширением рамок экономического, политического и культурного взаимодействия и способствовало распространению передовых для того времени технологий и политических форм. Но реальной основой таких империй была военная сила, политическое единство, могущество центра. Как только центр слабел или подвергался завоеванию, империи распадались (как это было с Древним Римом, Византией).

В эпоху Средневековья наблюдалась тенденция сращивания государственной и религиозной властей. Мировые религии и их носители – вселенские церкви, их национальные служители старались подчинить себе государственный аппарат, использовать его ресурсы и возможности. Периодически возникали конфликты светской и духовной властей; не всегда они разрешались в пользу светской власти. Центры мировых религий (например, Ватикан) пытались взять на себя функции духовного ядра локальных цивилизаций и координатора межгосударственных отношений. Триумф западноевропейской цивилизации и распространение ее по земному шару происходили под эгидой католической церкви и протестантских движений с их лозунгами распространения истинной веры. Миссионеры предшествовали и сопутствовали колониальным захватам.

Начиная с XVI в. возникли мировые империи второго поколения – сперва португальская и испанская, затем первенство перешло к Британской империи, над которой, по образному выражению ее адептов, никогда не заходило солнце; в XVII в. – могучая в политическом и военном отношении, но более слабая экономически Российская империя, постоянно сражавшаяся с Оттоманской (Османской) империей и победившая в открытом столкновении французскую империю Наполеона I. Мировые империи были главными действующими лицами на геополитической арене, носителями интересов локальных цивилизаций. Хотя на их знаменах были начертаны символы мировых религий, реально первенствовали интересы экономические: захват и ограбление новых стран как источник первоначального накопления капитала (наиболее богатым полем схватки мировых империй и дележа награбленного стал Новый Свет в XVI-XVII вв.), освоение новых рынков и источников сырья (как это стало с Индией). Когда мир был поделен политически и экономически, настало время схватки за его передел, кульминацией которой стала первая мировая война.

Большая часть XX в. (после первой мировой войны) стала сравнительно недолгим периодом возвышения и распада мировых империй третьего поколения, в основе которых лежала общность идеологических и политических, а не религиозных интересов. В центре Европы возник мощный агрессивный геополитический центр – фашистская Германия, включивший в свою орбиту путем союзов и завоеваний почти всю континентальную Западную Европу. В союзе с ним выступала Япония, захватившая значительную часть Юго-Восточной Азии и Китая. Им противостояла ослабевшая Британская империя и ее могучий союзник – США, доминировавшие в Западном полушарии. Несколько особняком стоял Советский Союз – исторической наследник Российской империи. В результате самого крупного в истории столкновения двух блоков локальных цивилизаций в ходе второй мировой войны и последовавшего за ней распада колониальной системы произошла радикальная перестройка политической карты мира. Об этом свидетельствуют данные, приведенные С. Хантингтоном (табл. 7.1).

В итоге первой мировой войны западная цивилизация укрепила свое доминирование как по территории, так и по населению мира; в тесной зависимости от нее находилась латиноамериканская и китайская цивилизации. Противостояла ей лишь православная (евразийская) цивилизация, несколько улучшившая свое геополитическое положение и изменившая характер в результате образования СССР.

После второй мировой войны и волны национально-освободительных движений, распада Британской империи и колониальной системы геополитическая карта резко изменилась: вдвое сократился территориальный ареал и в 3,3 раза – доля населения мира, контролируемого западной цивилизацией; резко возвысилась мусульманская цивилизация (ее доля в территории мира увеличилась в 5 раз, а в населении – в 5,4 раза); обрела политическую самостоятельность индийская цивилизация: при всего 2,5% ее доли в территории мира в этой цивилизации

Такая политика проводилась под лозунгами разгосударствления и приватизации, вытеснения государства из рыночной экономики, либерализации экономики. Государство становилось все более бессильным, перестало выполнять основные присущие ему функции. Возник парадокс, противоположный сформулированному Питиримом Сорокиным закону: в период глубочайшего кризиса государство ослабило правительственную регламентацию, предоставило полную свободу для борьбы политических партий и движений, возглавлявшихся амбициозными недальновидными лидерами, для внезапно возникших олигархов, компрадоров, лидеров мафиозных структур, которые в союзе с ТНК широкой лопатой черпали богатство у государства и населения и переводили его в крупных масштабах за рубеж. Игнорирование социального закона Питирима Сорокина дорого обошлось России и ее народу. Даже Всемирный банк, который сперва поддерживал эту идеологию и политику, был вынужден признать: "Эффективное государство жизненно необходимо для предоставления товаров и услуг, а также для создания правил и институтов, позволяющих рынкам процветать, а людям – вести более здоровую и счастливую жизнь. Без этого невозможно устойчивое развитие как в экономической, так и в социальной сфере" [13. С. 7]. Банк ввел понятие "кризисное государство", т.е. государство, не способное эффективно решать большую часть стоящих перед ним задач и тем самым способствующее углублению кризиса: "Когда государство перестает справляться с решением самых элементарных задач, кризис приобретает затяжной характер и приводит к наиболее тяжелым последствиям" [13. С. 190]. Всемирный банк осудил ошибки, приводящие к ослаблению государства и подпитыванию коррупции в странах СНГ [13. С. 198-199].

Ослабление государства, являющегося ядром локальной цивилизации, ведет к ее ослаблению и как к крайнему результату – распаду. Дальнейшее ослабление роли российского государства, его политической, экономической и военной силы приведет к завершению процесса распада некогда мощной локальной цивилизации, который уже прошел два этапа:

самоликвидация Варшавского пакта и СЭВ, распад СССР и крайнее ослабление СНГ. Альтернативой этой трагической перспективе, которая изменила геополитическую ситуацию в пользу атлантической модели, может стать возрождение российской государственности, усиление влияния государства как на внутренние процессы, так и на реинтеграцию стран СНГ, а также отстаивание собственных интересов в межцивилизационных отношениях.

Однако при этом неизбежно возникает вопрос о персонификации государства: кто его возглавляет и осуществляет его функции? Если это представители уходящего строя или защитники интересов других цивилизаций, олигархов, компрадоров и ТНК, если государственный аппарат изъязвлен коррупцией и казнокрадством, то усиление роли такого государства неизбежно углубит процессы разложения, продлит и усилит кризис вплоть до летального исхода. Если же во главе законодательной, исполнительной и судебной властей, средств массовой информации ("четвертая власть") стоят люди нового поколения, исходящие из общегосударственных интересов, свободные от коррупции, стратегически мыслящие и высоко профессиональные, то тогда роль такого государства и правительственная регламентация (но без тоталитарной диктатуры) будут способствовать возрождению России и возглавляемой ею цивилизации, становлению нового мироустройства, основанного на сотрудничестве и стратегическом партнерстве локальных цивилизаций в решении глобальных задач, стоящих перед человечеством в XXI в.

Цикличная динамика государств может рассматриваться в двух аспектах.

Во-первых, каждое государство, каждое межгосударственное объединение, как и любая другая социальная система, проходит через определенные фазы своего жизненного цикла, завершающегося либо переходом к новому циклу после хаотичного переходного периода, либо гибелью, распадом или поглощением более сильным государством. С этой точки зрения правомерно выделить долгосрочные и сверхдолгосрочные государственно-правовые циклы как составную часть исторических циклов [15. Гл. б].

Во-вторых, роль государства, его функции меняются на разных фазах социально-экономичесикх циклов, во взаимодействии с ними. Социальный закон, обоснованный Питиримом Сорокиным, означает, что роль и ответственность государства возрастают в кризисной фазе развития общества и ослабляются, когда кризис уже позади [5]. Особенно важна в этом плане стратегически-инновационная функция государства, призванная выработать надежную стратегию выхода из кризисов на основе освоения кластера базисных инноваций

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com