Перечень учебников

Учебники онлайн

С. Хантингтон

Самюэль Хантингтон — известный американский политолог и геополитик. В настоящее время он является профессором Гарвардского университета и директором Института стратегических исследований им. Дж. Олина при Гарвардском университете. С. Хантингтон — автор многих заметных работ по теории демократии, демократизации международных отношений, внешней политике США, геополитике и глобалистике. *

В 1993 г. Нью-Йоркский журнал Foreign Affairs опубликовал статью С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций?» (The clash of civili- zations), которая вызвала широкий отклик среди политологов, политиков, ученых, общественности. Диапазон дискуссии был необычайно широк: от полного неприятия исходной цивилизационной картины современного мира до уточнения характеристик цивилизаций, границ между ними, роли в мировых делах и принадлежности отдельных стран к той или иной цивилизационной общности. В полемике приняли участие такие «киты» политики и политологии, как профессор Джорджтаунского университета Дж. Киркпатрик, постоянный представитель Сингапура в ООН К. Махбубани, профессор Нью-Йоркского университета А. Уилкс, главный редактор «Уолл-стрит джорнэл» Р. Бартли, профессор Школы международных отношений Университета Дж. Хопкинса Ф. Аджами, почетный президент Американской научной корпорации Дж. Пайл и др. Их критика затронула буквально все аспекты статьи. Хантингтону напомнили, что сама цивилизационная модель не нова и уже использовалась Данилевским, Шпенглером и Тойнби, что цивилизации существуют с самого начала человеческой истории и их роль и оценка зависят от позиции наблюдателя.

Не все были согласны с критериями дифференциации цивилизаций и особенно с отнесением того или иного общества к какой-либо цивилизации. Дж. Киркпатрик, например, относит Россию не к православной российской, а к западной цивилизации, аргументируя это тем, что православная теология и литургия, ленинизм и творчество Л. Толстого принадлежат западной культуре.

Однако в какую систему координат, кроме цивилизационной, можно поместить современный мир? Концепция первого, второго и третьего миров более не адекватна реалиям. Дифференциация на богатый Север и бедный Юг или размежевание стран на демократические и недемократические помогают понять мир лишь отчасти. В системе международных отношений кроме государств акторами являются религиозные, политические и экономические союзы, ТНК, некоммерческие организации, частные лица и т. д. На межгосударственном уровне кроме национальных интересов активно проявляют себя интересы регионов, континентов, глобальные проблемы человечества.

Наиболее слабым местом в концепции Хантингтона считается тенденция развития, будущее мира. По его теории, мир устремился к культурному разнообразию и столкновению цивилизационных интересов, а большинство геополитиков уже сегодня видят грядущий универсальный мировой порядок.

В защиту своей позиции Хантингтон привел целый ряд фактов

и тенденций современной политики, среди них:

¦ растущая напряженность боевых действий между хорватами (Запад), боснийцами (мусульманская цивилизация) и сербами (православная цивилизация);

¦ интенсификация военного противостояния между армянами (тяготеющими к православной цивилизации) и азербайджанцами-мусульманами;

¦ столкновения между российскими войсками и моджахедами в Центральной Азии (Таджикистан);

¦ призыв президента Ирана к союзу с Индией и Китаем;

¦ провозглашение министерством обороны США новой стратегии подготовки к двум региональным конфликтам (с Северной Кореей, Ираном и Ираком);

¦ бомбардировка Ирака США почти единодушно была поддержана западными странами и осуждена мусульманскими;

¦ новое германское законодательство резко сократило допуск эмигрантов;

¦ вероятное вступление в НАТО Польши, Венгрии, Чехии и Словакии.

В 1996 г. С. Хантингтон подготовил и издал книгу: «Столкновение цивилизаций и перестройка мирового порядка» (The clash civilization and the remaking of world order). В ней более чем на пятистах страницах изложено современное состояние «мира цивилизаций»; изменение соотношения сил в цивилизационной борьбе, заключающееся, по мнению автора, в постепенном и неуклонном упадке Запада и возвышении таких цивилизаций, как конфуцианская (в книге она названа китайской) и исламская; в возникновении нового цивилизационного порядка; в возможностях цивилизационных конфликтов, в первую очередь между Западом и остальными цивилизациями, и, наконец, проанализировано будущее цивилизаций.

Главной предпосылкой, основой каждой цивилизации Хантингтон считает культуру и различные виды культурной идентификации, которые в современном мире, сложившемся после холодной войны, играют главную роль в установлении сплоченности и в разграничении людей, определяют модели конфликтов. Изучению следствий, вытекающих из этой гипотезы, Хантингтон посвятил пять частей своего исследования. В части I он приходит к выводу, что впервые в ис тории глобальная политика и многополюсна, и полицивилизационна, а модернизация отделена от вестернизации, так как распространение западных ценностей и норм не приводит к становлению всемирной цивилизации. В части II отмечается, что соотношение сил между цивилизациями изменяется. Доминирование Запада уменьшается, мощь азиатских цивилизаций, опирающихся на свои культурные ценности, экономический и демографический рост, повышается. Во 2-й половине XX в. вслед за Японией по пути модернизации и экономического развития пошли «четыре тигра» — Гонконг, Тайвань, Южная Корея и Сингапур, затем к ним присоединились Китай, Малайзия, Таиланд и Индонезия. В конце века этот процесс распространился на Индию, Филиппины и Вьетнам. В этих странах средние темпы экономического роста держатся на уровне 8-10%, что значительно выше темпов развития Запада, где средние темпы в 1970-1990-х гг. составляли 2-2,5%, а в конце века начался экономический застой. Уже в начале XXI в. Азия имеет вторую и третью экономику по величине ВВП (Китай и Япония), а к 2020 г. в ней будет четыре из пяти крупнейших экономик мира. Экономический рост вызвал подъем азиатского духа, основанного на конфуцианских и национальных ценностях.

Подъем мусульманского духа наблюдается в цивилизации, занимающей пространство от Марокко до Индонезии и от Нигерии до Казахстана, насчитывающей более 1 млрд человек. Здесь феномен Исламского возрождения, которое Хантингтон сравнивает с европейской Реформацией, подпитывается впечатляющим демографическим ростом, особенно проявляющим себя на Балканах (боснийские, албанские мусульмане), в Северной Америке и Центральной Азии. Если в период 1965-1990 гг. ежегодный средний прирост населения Земли составлял 1,85%, то в мусульманских странах темпы роста были в переделах 2-3%. Доля мусульман в мире постоянно растет: 1980 г. - 18%, 2000 г. - 20, 2025 г. (прогноз) - 30%.

Рост рождаемости в исламском мире ведет к повышению доли молодежи в обществе, которая составляет уже более 20%. Этот фактор создает социальные проблемы, которые не в силах решить государство. На помощь ему приходят исламские организации, которые оказывают медицинскую помощь, содержат исламские школы и университеты, все это усиливает Исламское возрождение. Процессы экономического и демографического бума не могут быть вечными. Уже в первом-втором десятилетии XXI в. они снизят свою интенсивность до нормальных показателей. Тогда, считает Хантингтон, прекратится рост антиамериканизма и цивилизационнного самосознания, но со хранится определенное отчуждение между Западом и азиатскими цивилизациями Востока.

В части III, которая называется «Возникающий порядок цивилизации», автор отмечает размежевание мира по признакам культурной идентичности и образование цивилизационных конгломераций, когда страны схожих культур группируются вокруг экономических и культурных лидеров. Цивилизация — это большая семья, и стержневые государства, как старшие члены семьи, поддерживают своих родственников и обеспечивают порядок. Отсутствие стержневых государств в арабской и африканской цивилизациях негативно влияет на урегулирование конфликтов и установление порядка. Стержневое государство притягивает более слабые, но культурно близкие страны, образующие концентрические круги. В православной цивилизации, по Хантингтону, стержневым государством является Россия, к которой испытывают притяжение православные Белоруссия, Молдова, Украина, Грузия, Армения и Казахстан (40% которого составляют русские). На Балканах Россия имеет тесные связи с православными Болгарией, Грецией, Сербией, Кипром, менее тесные связи с Румынией. Мусульманские республики бывшего СССР (Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Туркмения) остаются сильно зависимыми от России. Прибалтийские республики, напротив, испытывают притяжение Европы; они покинули концентрический круг влияния России.

В части IV, которая называется «Столкновение цивилизаций», утверждается, что универсалистские претензии Запада все чаще приводят к конфликтам с другими цивилизациями. Наиболее глубокие из них — с исламской и китайской, где межцивилизационный конфликт протекает сразу на двух уровнях. На локальном или мини-уровне конфликты возникают по границам цивилизаций, более всего их на границе мусульманского мира. Конфликты заставляют цивилизации сплачиваться, защищать «свою» страну от претензий стран других цивилизаций. Поэтому в напряженности между стрежневыми государствами проявляется цивилизационный или макроуровень конфликта. Война между стержневыми государствами может стать результатом изменения сил в мировом балансе между цивилизациями. Часть V «Будущее цивилизаций» посвящена анализу проблемы: «Сумеют ли цивилизации избежать глобальной войны?» Для этого, полагает Хантингтон, следует осознать свою уникальность, а не универсальность (которую необходимо распространять по всему миру), а всем другим лидерам цивилизаций принять полицивилизационный характер глобальной политики и сотрудничать для ее поддержания

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com