Перечень учебников

Учебники онлайн

Имеет ли Россия доктрину на Южном Кавказе?

Многие полагают, что Азербайджан имеет наибольшие шансы среди государств СНГ балансировать между Россией и Западом (и Турцией). На современном этапе развития геополитической ситуации Азербайджан использует противоречия и нюансы в подходах мировых держав к Кавказу, оставаясь на «нейтральных» позициях — аналогично Турции в годы Второй мировой войны, — и проводит внешнюю политику, основанную на балансировании с помощью США и Турции между Россией и Ираном. С этой точки зрения роль Азербайджана еще больше возрастает и будет определять масштабы влияния России в Азиатско-кавказском регионе.

При этом не следует сбрасывать со счетов то угрожающее обстоятельство, что массированное проникновение западной и турецкой экономики и культуры способно привести к качественному изменению внутренней и внешней политики закавказских республик, если Россия будет по-прежнему пренебрегать регионом. После развала ориентированной на Россию промышленности наступит период ориентации промышленности на Запад. Вот почему так важно, чтобы республики Закавказья видели в России ясную альтернативу Западу в виде конкретных экономических, социальных и культурных проектов.

Падение влияния России в республиках Закавказья тревожит многих российских политиков. Стоило Москве отойти от этого региона, как лидерство в нем тут же захватил американский и турецкий капитал. За несколько последних лет доля Турции во внешнеторговом обороте закавказских республик возросла почти втрое, США вышли на первое место по инвестициям в этом регионе. И, наоборот, Россия в три раза сократила торговые связи с Закавказьем. Для того чтобы поправить положение, мы должны от мелких интриг перейти к политике добрососедства и экономической выгоды. Не должно быть двойных стандартов в вопросах целостности государства: один — для себя, другой для стран СНГ.

Как можно понять действия бывших руководителей Министерства обороны РФ, которые без официальных распоряжений правительства осуществляли поставку в Армению, находящуюся в военном противостоянии с Азербайджаном, 84 танков Т-72, 40 БМП-2, а также запасных частей на 7 млрд. рублей, причем не получив за это ни одного рубля в казну? Не укладывается ни в какие рамки и подготовка в мае 1996 года в Капустином Яре 20 армянских специалистов для оперативно-тактических комплексов с дальностью стрельбы до 300 километров, проведенная по распоряжению руководителей Минобороны. Специалисты понимают: удар этих ракет по Мингечаурской ГЭС снесет треть Азербайджана или полностью разрушит Баку.

Удивительное достижение: Россия с помощью своих «доброжелателей» добилась того, что ни с одной республикой бывшего СССР у нее нет полнокровных дружеских отношений. И это не случайно. Это успех напористой, наступательной деятельности внешних сил и их слуг внутри страны1.





## Независимая газета. 1997. 4 марта.



Стратегическая инициатива в миротворческих и каспийских переговорах сейчас крайне необходима. Нужна конкретизация по статусу Каспия. Решение вопроса во многом будет зависеть от степени взаимодействия России и Азербайджана по всему комплексу экономических и политических вопросов. Очевидно, что Россия должна иметь доктрину экономической и политической стратегии в нефтедобывающем регионе Кавказа и СНГ.

Есть несколько вариантов создания системы стабильности в регионе в области энергетической безопасности. Первый — уступить Азербайджан и Грузию западной сфере влияния, создав из них «нейтральный буфер», во многом уже существующий. Второй — заключить пакет всесторонних соглашений с закавказскими республиками (по модели европейских соглашений ЕС с центрально- и восточноевропейскими странами) и постараться усилить военное сотрудничество в СНГ. Третий — проявить активность, поддерживая и участвуя в формировании единой системы отношений между Москвой и другими новыми государствами — в тех секторах, где ставятся на карту российские интересы, прежде всего, энергетическая безопасность и экономическое развитие (именно этот вариант пытается наметить Совет Безопасности РФ). Наконец, четвертый путь — «нефтяная конфронтация».

Ни изоляционизм, ни экспансионизм не смогли защитить российские интересы в Закавказье. Приоритетом национальных интересов России в Закавказье является не противопоставление, а выравнивание и гармонизация двусторонних отношений. Азербайджан, изолированный от России, опаснее интегрированного Азербайджана.

Общая картина, которая складывается из оценок политиков, дипломатов и политологов обеих стран, такова: «момент истины» еще не наступил, и этот вывод определяет необходимость серьезной работы. В ближайшие годы (2002—2003 гг. — время экспорта ранней нефти) все будет зависеть от политиков и бизнесменов России и Азербайджана.

Как полагают многие наблюдатели, развитие отношений с Россией не является темой, популярной в Азербайджане. Официальные власти Баку даже не стремятся лишний раз открыто обозначить ее для общества как элемент государственной политики, хотя по многим признакам понимают значимость и возможности России.

В аналитическом докладе «Горбачев-aонда» было признано, что в Азербайджане нет ориентированных на Россию политических сил. Это следствие, как считают в Азербайджане, и январских событий 1990 года, и массовых убийств азербайджанцев — жителей города Ходжалы (близ Степанакерта), совершенных армянами при поддержке российских военнослужащих, и, наконец, неодинакового отношения России к участникам армяно-азербайджанского конфликта. В Азербайджане нет партий, выступающих за тесные отношения с Россией (за исключением коммунистической партии, не имеющей пока серьезного политического веса в стране).

Негативное влияние на отношение правящего режима страны к России проявилось в ходе прошлой и нынешней войн в Чечне. Именно через территорию Азербайджана при попустительстве официальных властей чеченские сепаратисты получали одно время значительную часть контрабандного оружия и наемников из мусульманских государств Среднего и Ближнего Востока.

Все эти обстоятельства должны вовремя и адекватно учитываться российскими политиками, которым о курсе Азербайджана и его руководства в отношении России следует судить не по «верноподданническим» заявлениям, а по реальным делам и поступкам азербайджанского руководства. Перспективы российско-азербайджанских отношений наталкиваются на ряд раздражителей, которые препятствуют установлению между двумя странами атмосферы доверия и сотрудничества.

Россия, например, не может согласиться на одностороннюю «приватизацию» Каспия. Вызывает настороженность слишком откровенное военно-политическое сближение Азербайджана с Турцией и западными странами, что серьезно ухудшает и без этого неблагоприятную для России геополитическую и геостратегическую ситуацию в Закавказье и в целом на Южном направлении. Ведь всем понятно, что эти шаги официального Баку есть не что иное, как заявка на дальнейшее дистанцирование от России, осознанное игнорирование интересов последней как в Азербайджане, так и в Закавказье.

У Азербайджана, в свою очередь, имеются серьезные претензии к России. В Баку твердо убеждены и в том, что Россия может, но не хочет использовать свое влияние на Армению с целью разблокировать нагорно-карабахский кризис на приемлемых для Азербайджана условиях, более того — продолжает оказывать Еревану военную помощь. Азербайджанская сторона явно обижена на Россию и из-за транспортной блокады и таможенных рогаток на пути азербайджанского экспорта в Россию и через российскую территорию.

По-видимому, логичным и неоспоримым должен быть вывод о том, что интересы народов России и Азербайджана не противоречат друг другу. Наоборот, в главном, а именно в предотвращении гибельных военных авантюр, в сфере тесной экономической интеграции в рамках СНГ, без которой Азербайджан неизбежно превратится в иностранный сырьевой придаток, они явно совпадают. Проблема, надо полагать, в том, что интересы основной массы населения, как правило, не совпадают с интересами политической элиты Азербайджана, ставшей к тому же и элитой ее экономики и финансов.

С учетом значимости для России Южного направления и складывающейся ситуации в Закавказье возникает вопрос о том, можно ли избежать дальнейшего ухудшения российско-азербайджанских отношений.

Рассмотрим некоторые аспекты этого вопроса.

Во-первых, азербайджанское руководство при формировании внешней политики не может не учитывать российский фактор как важнейший, если не определяющий вопрос своего государственного бытия. Для этого имеются все основания: сохраняющиеся вес и влияние России в мире и особенно в регионе, традиции более чем двухсотлетнего нахождения в составе одного государства, объективно высокая степень взаимозависимости двух стран в сферах геополитики и экономики, совместимость и близость культурных традиций. Можно утверждать, что в новой ситуации значимость обоюдных связей существенно возрастает, хотя и приобретает принципиально иное содержание, поскольку имеются в виду партнерские отношения двух равноправных субъектов международных отношений.

Азербайджан в сильной степени испытывает на себе тесную взаимосвязь между географическим соседством с Россией и возможностями эффективной реализации собственных стратегических интересов. Степень геополитической устойчивости Азербайджанского государства, возможность реализации собственного суверенитета, плодотворное развитие сотрудничества с другими странами существенным образом зависят от того, как складывается российско-азербайджанское партнерство. Другими словами, азербайджанское руководство вынуждено считаться с ролью России при определении своих позиций во взаимоотношениях с другими странами мира, прежде всего США и странами Запада, Турцией и Ираном. В конечном итоге Азербайджан не сможет построить свою систему безопасности без учета российского фактора, без ясного осознания той реальности, что надежный сосед — самая надежная гарантия собственной безопасности.

В то же время необходимо отдавать себе отчет в том, что сегодня Азербайджан продолжает ориентироваться на Запад и еще не разуверился в том, что он «ему поможет». Поэтому и отношения России с ним на данном этапе едва ли могут строиться иначе, чем на принципе баланса интересов. Тем более, что Россия играет по-прежнему приоритетную роль в таком жизненно важном для Баку вопросе, как урегулирование межгосударственного армяно-азербайджанского конфликта, и располагает здесь большими, чем у других посредников (ОБСЕ, США, Турция и др.), возможностями и влиянием.

В тесной связи с этой проблемой находится и область российско-азербайджанского военно-технического сотрудничества, которое на сегодня сведено практически к нулю. Несмотря на то, что азербайджанская армия вооружена оружием в основном российского или советского производства, Баку пока не выказывает особого стремления к установлению каких-либо военных связей с Россией. В сфере азербайджанского национального военного строительства сегодня первые роли отданы Турции. Созданию национальных вооруженных сил Азербайджана и обучению войск помогают в основном турецкие военные специалисты.

Вместе с тем объективные предпосылки для налаживания сотрудничества двух стран в военной области теоретически имеются. Это, во-первых, взаимные поставки комплектующих изделий для военной техники (в Азербайджане находятся 10 предприятий оборонной промышленности бывшего СССР, выпускавших авиационные ракеты, комплектующие для ракетных комплексов, АСУ, аэродромное оборудование). Во-вторых, у азербайджанской стороны имеется потребность в получении услуг военно-технического характера (обслуживание, ремонт и восстановление оружия и военной техники, модернизация отдельных образцов вооружения). Безусловно, не закрытой до конца сферой возможного сотрудничества является подготовка азербайджанских военных кадров. Сохраняет свою актуальность для России и проблема использования некоторых объектов военной инфраструктуры Азербайджана.

Однако все эти рассуждения имеют абстрактный характер, пока не будет установлен прочный мир в Нагорном Карабахе, и Азербайджан и Армения не найдут в себе мудрость и волю для достижения мира.

Кроме того, достаточно очевидно, что к поиску объектов и сфер сотрудничества с Россией Азербайджан подталкивает и серьезное экономическое положение страны, объективная потребность в восстановлении прежних хозяйственных связей, заинтересованность предпринимателей, деловых людей, коммерческих организаций в торговых связях с Россией.

Выгоды сближения с Россией для Азербайджана ясны. Здесь приходится учитывать высокую (до 70% по некоторым отраслям экономики) степень зависимости хозяйственного комплекса Азербайджана от взаимодействия с российской экономикой и надежности функционирования транзитных транспортных коммуникаций, проходящих через территорию России и связывающих Азербайджан со странами Восточной и Центральной Европы, Балтии, Украиной, Молдовой, Беларусью. В целом сохранение и развитие торговых и экономических связей с Россией пока остается важнейшим инструментом стабилизации экономической ситуации в Азербайджане и его выхода из социально-экономического кризиса.

Более того, высокая степень экономической, коммерческой и финансовой взаимозависимости двух стран остается самой высокой предпосылкой и надежной гарантией позитивной эволюции двусторонних политических отношений. Как показывает опыт международного сотрудничества, самые прочные отношения те, которые основываются на взаимной выгоде. Основополагающим документом, определяющим идеологию отношений России и Азербайджана, является подписанный 12 октября 1992 года Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности. Однако, указанный договор до настоящего времени сторонами не ратифицирован. В 1994—1996 гг. было подписано свыше 20 межправительственных соглашений, направленных на укрепление договорно-правовой базы двухстороннего сотрудничества, в том числе Протокол о политических консультациях между внешнеполитическими ведомствами двух стран. Соглашение о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев, ряд рамочных соглашений, регулирующих вопросы отношений в научно-технической, торгово-экономической, гуманитарной и других сферах.

Процесс формирования договорно-правовой базы сотрудничества сопровождался участием нефтяных компаний России в нефтяной политике Азербайджана, что является основой перевода двусторонних отношений в практическую плоскость. Важным этапом в формировании базы для долгосрочного сотрудничества стали подписанные в январе 1996 года в Москве межправительственное Соглашение об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества на период до 2000 года и Договор о транзите азербайджанской нефти через территорию России. В его развитие в феврале 1997 года в Баку были подписаны Соглашение о поддержке транспортировки «ранней» нефти по «российскому маршруту» между правительством Азербайджана и международным консорциумом и Соглашение о транспортировке «ранней» нефти по территории России между ГНКАР и АК «Транснефть». Этими соглашениями Россия сделала попытку как бы восстановить свою роль важнейшего транзитного «моста», обеспечивающего взаимосвязь интересов всех участников каспийских проектов.

С начала 1996 года в двусторонних отношениях обозначилась тенденция к конструктивному урегулированию пограничных вопросов, результатом чего стало парафирование в Баку «Соглашения по пограничному сотрудничеству» между двумя странами (подлежит подписанию на уровне глав государств).

Впервые в практике двусторонних отношений были подписаны важные соглашения о сотрудничестве между Азербайджаном и субъектами Российской Федерации — Астраханской областью, Республикой Калмыкия и Республикой Дагестан, что явилось существенным шагом по деблокированию Азербайджана с севера. Реализация многих из этих соглашений в значительной степени затруднена в связи с неурегулированностью чеченского кризиса и введением в конце 1994 года российской стороной жесткого таможенного режима на российско-азербайджанской границе.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com