Перечень учебников

Учебники онлайн

§ 2. «Журнал геополитики», 1924—1944 (А. Хаусхофер, Э. Обет, О. Маулль, К. Вовинкель)

Второе десятилетие XX века, ознаменовавшееся первой мировой войной, революционными потрясениями в России и Европе, во многом изменило теоретические подходы к межгосударственным отношениям, не говоря уже об их практике. В последней произошли коренные перемены, важнейшими из которых стало начавшееся противостояние между Советским Союзом и капиталистическими государствами. Перемены эти нашли свое отражение во всех общественно-политических науках, не исключая, конечно, и геополитики. Именно на этот период великих перемен в мире приходится ее расцвет: стали появляться национальные геополитические школы, и первенство среди них, несомненно, принадлежало немецкой школе.

Германская геополитика получила значительное развитие еще в веймарский период, а затем была воспринята нацистами и стала их официальной доктриной. С установлением нацистского режима в Германии стала издаваться многочисленная геополитическая литература. Геополитические статьи, брошюры и книги издавались многими гитлеровскими издательствами; их авторы, и прежде всего Хаусхофер-отец и два сына Хаусхофера, стали советниками Гитлера и Геринга. О геополитике стали упоминать официальные документы германской внешней политики.

Этому способствовала не только указанная выше внешняя и внутренняя общественно-политическая обстановка в Германии, но и тот факт, что геополитические учения Ратцеля, Челлена, К. Хаусхофера и других наряду с расовыми (Гюнтер) и неомальтузианскими теориями (Г. Гримм) были затем положены Гитлером в основу его книги «Майн Кампф» и приобрели тем самым статус официальной доктрины фашистского государства34.

Широкое распространение геополитических идей в Германии предопределило необходимость организационного оформления геополитиков. В 1924 г. был основан «Журнал геополитики». Это означало создание органа, вокруг которого могли сплотиться их сторонники, чтобы при помощи статей, сообщений, критики описывать происходящие в мире политические события. В этом же году было создано «Геополитическое Общество», во главе которого встал Адольф Грабовски. Был принят устав Общества35, который определил его цели и задачи, а также организационную структуру и процедурные вопросы. Таким образом, еще в период Веймарской республики в Германии был создан геополитический центр.

Довоенный «Журнал геополитики» был первым периодическим изданием, созданным представителями данной отрасли знания специально для развития и пропаганды геополитических идей. Вполне естественно, что вокруг этого журнала сформировалась группа весьма серьезных теоретиков, среди которых необходимо упомянуть А. Хаусхофера, Э. Обета, О. Маулля, Э. Банзе, В. Зиверта, К. Росса, И. Кюна, Р. Хеннига и К. Вовинкеля. Достаточно четко идеи этих ученых отражены в статье «Основы построения геополитики» («Bausteine der Geopolitik», 1928). Суть их в следующем: «геополитика является учением о связи политических событий с земными пространствами»; она является «оружием для политического действия и путеводителем в политической жизни». Благодаря этому геополитика «становится нормативной наукой, способной направлять практическую политику».

Упомянутые геополитики пропагандировали мысль о необходимости «ревизии» Версальской системы и решительного переустройства «не обоснованных» геополитически границ Европы и Азии в пользу Германии и рассматривали нацистское государство как биологический организм, нуждающийся в постоянном пространственном расширении.

Карл Хаусхофер рассматривал Веймарскую республику, возникшую в результате Ноябрьской революции 1918 г., как «смесь руин и временных построек»36, с помощью которой нельзя было построить Третью империю, способную на целое тысячелетие утолить земельный голод, испытываемый германскими империалистами. По этой причине он уже в начале своей академической карьеры, тесно примкнул к нацистской партии, которая, как известно, поставила перед собой в качестве первоочередной задачу покончить с Веймарской республикой. Геополитика имела «с самого начала контакт и обменивалась идеями с национал-социализмом, совершающим великий переворот в области мировоззрения», и является «звеном этого переворота... (с 1919 года!)»37.

Это утверждал человек, который издавал «Журнал геополитики» до 1945 г., затем в 1951 — 1953 гг. и снова ставший его издателем с 1 января 1956 г., а именно Курт Вовинкель. Вовинкель чувствовал себя призванным выдвинуть данную претензию со стороны геополитики.

Возможно, не случайно германские геополитики сконцентрировались именно в Мюнхене — одном из главных плацдармов восхождения германского национал-социализма. Старший сын Карла Хаусхофера Альбрехт, находившийся в дружеских отношениях с вышеупомянутым Гессом, способствовал внедрению геополитических идей в среду нацистской иерархии. После прихода к власти нацистов в 1933 г. Институт геополитики получил признание в высших эшелонах власти Германии. А. Хаусхофер, географ по образованию, был бессменным секретарем Берлинского географического общества, а после прихода нацистов к власти еще и директором семинара по геополитике Политического института в Берлине. Младший сын К. Хаусхофера — Хайнц-Конрад подготавливал на Балканах, особенно в Румынии, подчинение балканских государств нацистскому владычеству.

Основной идеологической задачей, которая была поставлена перед геополитиками, было воспитание сознания всех слоев немецкого народа в реваншистском духе. Это достигалось путем пропаганды идей недостаточности «жизненного пространства» для Германии. Указывая на эти задачи, ведущий геополитический теоретик К. Хаусхофер писал: «Для того чтобы после огромной, кажущейся напрасной траты сил еще раз направить всю энергию возрожденного народа на приобретение достаточного жизненного пространства, для этого требуется единое целостное понимание всеми слоями народа недостаточности того жизненного пространства, которое имеется сегодня, и неудовлетворительности его теперешних границ. Это понимание может быть достигнуто только путем... воспитания... всего народа в духе перехода от смутного ощущения гнета, порожденного недостаточным для дыхания пространством, недостатком воздуха, мучительной теснотой пространства, к сознательному чувству границ»38 .

В геополитической литературе не было недостатка в заявлениях, что будущее Германии лежит на Востоке: «политическое направление экспансии, угодное мировому духу... То, что теперь начинается, является новым веком, руководящим принципом которого является неизбежное следствие реальных движущих сил: поворот Германии на Восток»39.

По отношению к Западу долг Германии, «по мере того как перед ней открываются восточные двери, дать гарантии, которые исключают всякую борьбу за Рейн, в особенности за Эльзас»40. Хотя до сих пор германская история была «в самом широком смысле движением между Востоком и Западом», она должна будет стать, если мы правильно понимаем призывы истории, движением с Запада на Восток»41. «Более пассивные колоссальные пространства Советского Союза»42 геополитики рассматривали лишь как объект империалистической политики. Так, в «Журнале геополитики» говорится: «Романские народы и германцы рассматривают Россию в качестве будущей колонии... Если кусок слишком велик для одного, то его делят на зоны влияния... Во всяком случае, Россия вступает в новую стадию своей истории: она становится колониальной страной»43.

В 1927 г. профессор Хенниг писал: «С геополитической точки зрения Италия и Германия в настоящее время, безусловно, неразрывно связаны друг с другом: обе страдают от одних и тех же проблем перенаселения, от одинаково правомерного колониального голода. И Япония также должна найти свое место в этом союзе»44.

Спустя некоторое время после создания «Журнала геополитики» и Общества была впервые предпринята попытка создать общую программу геополитики. Такая программа была необходима для целенаправленной пропаганды геополитических идей по всей Германии, сосредоточения внимания всех геополитиков на разработке основных геополитических проблем. Основные тезисы данной программы были опубликованы в 1928 г. за подписью К. Хаусхофера и ведущих редакторов «Журнала геополитики» во вступительной статье к сборнику «Основы построения геополитики» («Bausteine zur Geopolitik»), Ведущие теоретики немецкой геополитики определяли программу геополитики следующим образом:

«1. Геополитика есть учение о зависимости политических событий от земли.

2. Она опирается на широкий фундамент географии, в особенности политической географии как учения о политических пространственных организмах и их структуре.

3. Постигаемая географией сущность земных пространств дает геополитике те рамки, внутри которых должен совершаться ход политических событий, для того чтобы им был обеспечен длительный успех. Носители политической жизни будут, разумеется, временами выходить за эти рамки, однако раньше или позже зависимость от земли непременно даст о себе знать.

4. В духе такого понимания геополитика стремится дать оружие для политического действия и сделаться путеводительницей политической жизни.

5. Тем самым геополитика становится нормативной наукой, способной вести практическую политику до того пункта, где необходимо оторваться от твердой почвы. Только так может совершиться скачок от знания к умению, а не от незнания; в последнем случае он, безусловно, больше и опаснее.

6. Геополитика стремится и должна стать географической совестью государства»45.

Сторонники Хаусхофера объединились в «Союз геополитики» и издали в апреле 1933 г. меморандум в честь прихода Гитлера к власти под заголовком «Геополитика как национальная наука о государстве»46 . В нем геополитика со всей решительностью характеризуется как «наука о государстве национал-социализма» и выдвигается требование «немедленно начать учреждать кафедры геополитики во всех университетах». Столь же настойчиво было обращено внимание на тесную связь между геополитикой, внешнеполитическим отделом нацистской партии и министерством иностранных дел фашистского правительства. Подписал меморандум в качестве официального руководителя «Союза геополитики» оберфюрер СС и руководитель провинциальной крестьянской организации доктор Рихард Вагнер. Вагнер был одновременно экспертом по геополитике при имперском руководстве нацистской партии.

Тот факт, что Карл Хаусхофер не был руководителем этого явно нацистского «Союза геополитики»47, приводится, между прочим, в настоящее время в Западной Германии и США в качестве доказательства того, что Хаусхофер попал под опеку «Союза геополитики», а его геополитика, начиная с 1933 г., фальсифицировалась Союзом и нацистами. Ниже будет показано, какую роль играл Карл Хаусхофер в связи с деятельностью «Союза геополитики» и вообще в нацистском государстве.

Разумеется, до 1933 г. о тесной связи между геополитикой и нацизмом по возможности умалчивали. Хаусхофер и его соратники не переставали утверждать время от времени, что они занимаются политикой, которая выше партий, объективно изучают и оценивают политическое положение. Геополитика была объявлена ими наукой или научным подходом, стоящим выше классов и партий48.

В 1933 г. Хаусхофер счел, что пришло время публично указать на свои «скромные» заслуги, связанные с приходом нацистов к власти. В своей нацистской пропагандистской брошюре «Мировая национал-социалистская мысль» он писал, что геополитика не была захвачена врасплох событиями 30 января 1933 г. Ведь еще в 1924 г. он указал в «Журнале геополитики» на сущность национал-социализма, «раньше чем задумался над этим Ганс Принцхорн, который, согласно В. Дойбелю, «был первым среди людей высокого духа, кто понял и с удовлетворением приветствовал сущность национал-социалистского движения»49.

Хаусхофер в 1934 г. был избран президентом Германской академии в Мюнхене. Германская академия была институтом, в задачу которого входило «научное изучение и культивирование немецкого духа». Таким образом, деятельность этого института имела ту же направленность, что и деятельность Хаусхофера. Его руководство служило гарантией неустанной помощи этого института делу формирования «пятой колонны» за границей.

Руководство геополитическим семинаром в Высшей политической школе перешло в 1933 г. к сыну Хаусхофера — Альбрехту. Грабовски, руководивший до этого семинаром, имел несчастье быть «вольным стрелком в области науки» и расходиться с Хаусхофером по геополитическим вопросам. Он отправился в Швейцарию. С 1 июня 1939 г. этот семинар был преобразован в «Геополитический институт», а Альбрехт Хаусхофер назначен директором. Одновременно он был руководителем факультета по изучению зарубежных стран в Берлинском университете.

Вместе со своим сыном Альбрехтом, а также издателем и редактором «Журнала геополитики» и управляющим делами «Союза геополитики» Куртом Вовинкелем Карл Хаусхофер приветствовал приход нацистов к власти в специальной статье (по его терминологии, установление нацистского режима означало «возрождение народной сущности» — «Volkheits-Erneuerung»). В ней говорится: «Геополитика гордится тем, что она придерживалась этой линии (национал-социалистской. — Ю, Т.) со времени своего создания, когда она противопоставила демократии, ставшей слишком широкой» (с ее «марксистским эгоизмом высокого жизненного уровня»50 рабочих), «социальную аристократию как отбор истинного фюрерства»51. Подобными заявлениями три руководящих деятеля немецкой геополитики подтверждали то, о чем говорил руководитель отдела обучения и воспитания при имперском руководстве нацистского Союза учителей Родер во время дискуссии о геополитике, состоявшейся в Бад Сааров 11 и 15 мая 1935 г.: «Геополитика это один из краеугольных камней национал-социалистического воспитания»52. Хаусхофер и его сторонники постоянно старались «в период глубокого движения удовлетворять требованиям следующей двоякой задачи: показать, как должно истинное руководство в области внутренней политики выполнять требования, порожденные стремлением к возрождению, присущим данной эпохе, и как одновременно в области внешней политики оно должно предотвратить дальнейшие потери и без того слишком ограниченного жизненного пространства и использовать любое динамическое изменение на территории всей земли, для того чтобы первоначально сохранить это жизненное пространство, а затем расширить его»53.

В предисловии ко второму изданию своей «Военной геополитики», которое «смогло появиться в совершенно неизмененном виде, хотя за это время произошло возрождение народа», Карл Хаусхофер, «опираясь на силу фактов», еще раз обращал внимание на тесную связь между геополитикой и нацизмом. Точно так же во многих статьях в «Журнале геополитики» можно встретить прославление «ниспосланного богом фюрера»54.

Между тем геополитика стала во всех немецких университетах экзаменационным предметом. В 1935 г. Карл Хаусхофер потребовал для преподавателей геополитики права на получение ученой степени. Геополитика стала модой. В газетах, журналах, книгах и комментариях по радио — всюду появился фашистский термин «геополитика». Даже такие области знания, которые не имели ничего общего с греческим словом «гео», обнаружили внезапно свою зависимость от пространства55.

Деятельность немецкой геополитической школы на основании данной программы в период нацизма характерна тем, что с самого начала захвата нацистами власти геополитика была тесно связана с установлением и господством фашистской диктатуры. Тем самым геополитика нашла в нацистском государстве самое широкое распространение. В качестве одного, из предметов она была введена в университетах и школах. Был создан «Союз геополитики», во главе которого стоял Совет, координирующий геополитическую деятельность в рамках всего государства. В состав Совета вошли представители внешнеполитического отдела национал-социалистической партии, имперского управления службы СС, уполномоченные всевозможных молодежных, переселенческих, студенческих и других организаций. При Высшей политической школе в Берлине был организован геополитический семинар. Наконец, о признании геополитики в качестве официальной доктрины нацистского государства свидетельствует тот факт, что лидер геополитики К. Хаусхофер, получив звание генерала, был избран президентом Германской академии наук.

В теоретическом плане деятельность геополитиков в период нацизма была направлена на пропаганду тех положений геополитики, которые содействовали практическому выполнению внутренних и прежде всего внешнеполитических задач фашизма. Геополитика стала настолько модной, что «геопроблемами» стали заниматься буквально все отрасли научных знаний. Наиболее распространенной в этот период являлась теория так называемого «географического единства», выдвинутая еще Ратцелем. Сущность ее заключалась в том, что каждая данная территория должна представлять собой единство и сходство географических условий, иметь полный комплекс географических факторов, обеспечивающих экономическую и культурную «жизнеспособность нации». Ратцель, например, на основании этого выдвинул еще в 90-х гг. прошлого столетия понятие «Срединной Европы», куда, по его мнению, входят территории от Северного и Балтийского морей до склонов Альп и Карпат, включая Нидерланды, Францию и Дунайский бассейн. Как известно, во время первой мировой войны германский геополитик Науманн в своей нашумевшей в то время книге «Срединная Европа» включил в это понятие Австро-Венгрию, Сербию, Болгарию и Румынию. Именно эта «теория» была положена в основу агрессивных планов немецкого империализма. Впоследствии теория «географического единства» была переименована в теорию «жизненного пространства», которым должна обладать уже территория конкретного государства. Как известно, в состав «жизненного пространства» Германии после первой мировой войны фашистскими идеологами были включены Саар, Лотарингия и Эльзас, Австрия, Судетская область. Осуществляя свою теорию на практике, геополитики приложили немало усилий для осуществления «аншлюса» с Австрией, захвата Чехословакии и, наконец, оккупации Дании, Бельгии, Голландии, Франции, Югославии, Греции и Польши.

Эрих Обет имел под рукой готовый план образования «великих пространств». Он рекомендовал следующую политическую карту мира:

1. Панамериканский союз.

2. Еврафриканский союз.

3. Советско-русский союз.

4. Восточно-Азиатский союз.

5. Южно-Азиатский союз.

6. Австрало-Новозеландский союз56.

После войны он стал профессором географии в Высшей технической школе в Ганновере. Его геополитические идеи в Западной Германии пользовались такой большой популярностью, что он специально написал в целях повышения уровня «политического образования чиновников и государственных служащих» учебное пособие под заглавием «Геополитика», опубликованное в серии «Управление». Он разъясняет чиновникам: «как ни определять понятие «государство», на первом плане всегда будут три главных фактора — народ, пространство и порядок, основанный на законе. Тем самым уже сказано, что геополитика является лишь разделом более общего учения о государстве и ограничивается рассмотрением физиономии и политического веса отдельных государств в той мере, в какой речь идет о всякого рода пространственных элементах или причинах. Едва ли нужно подчеркивать тот факт, что не существует географическо-геополитического учения о предопределении»57.

Биологическая теория государства, которая в период гитлеровской диктатуры выражала официальные взгляды на государство, утверждает, что в «перенаселенных» странах возникает давление на границы соседних стран58, которое неизбежно должно привести к расселению на соседней территории.

Так, Генрих Шмитхеннер в своей книге «Жизненное пространство в борьбе культур» заявляет: «Стремление к расширению внутренне присуще всякому здоровому народу»; «только то пространство может расшириться и освоить новые области, которое по сравнению с другими имеет большую плотность населения, а также более высокую культуру»59. То есть, говоря словами кардинала-легата Ильдебрандо Антониуччи, «народ без пространства имеет право на пространство без народа»60.

Одна из главных задач геополитики заключается как раз в том, чтобы установить, где существует «пространство без народа», в которое может врасти данное государство. «Поскольку рост пространства неизбежно должен происходить на периферии данной более древней центральной области, то в нашем географическом описании периферии, естественно, придается первостепенное значение»61 .

Не менее агрессивной геополитической теорией являлась и так называемая «военная геополитика» (Wehrgeopolitik), основы которой были заложены К. Хаусхофером в его книге «Военная геополитика», которая вышла в свет в 1932 г. незадолго до прихода к власти фашистов и дважды переиздавалась в 1934 и 1941 гг. Определяя понятие военной геополитики, полковник Ф. Штульман в журнале «Петерманс Миттайлюнген» писал: «Главным ее содержанием является политика на географической основе. Новым здесь выступает лишь слово «военная», которое придает целому свой решающий отпечаток, выдвигая на передний план военное дело, военную волю и военную географию. Следовательно, военная геополитика соединяет в себе главным образом три главные области: политику, географию и военное дело»62. Таким образом, по признанию самих геополитиков, эта теория мало чем отличается от основ «общей» геополитики, то есть базируется на том же вульгарном географизме, мальтузианстве и социал-дарвинизме. Главным при этом является рассмотренный нами выше геополитический тезис, выдвинутый еще Ратцелем, о вечной борьбе государства как биологического организма за свое «жизненное пространство». Главным направлением этой борьбы были страны, лежащие к востоку от Германии. Лозунг «Дранг нах Остен» являлся при этом одним из основных геополитических лозунгов. В то время этот лозунг связывался с теорией «Евразии», которая предполагала объединение под эгидой Германии «восточного пространства» вплоть до Урала. При этом еще тогда не исключалась возможность проникновения и на юг, в Африку. Нападением Германии на Советский Союз осуществлялся, таким образом, на практике один из основных геополитических тезисов. Отсюда не вызывает удивления восторженный отклик «Журнала геополитики» на вторжение немецкого вермахта на советскую территорию. К. Хаусхофер от имени редакции журнала писал по этому поводу: «Решением от 22 июня 1941 года раскрывается, наконец, и перед широкими кругами величайшая задача геополитики, задача оживить пространство в XX веке в Старом Свете с возникающей почти одновременно необходимостью преодоления сопротивления его величайших континентов — задача превратить Евразию и Еврафрику в действительность, в положительно творческие ценности»63.

Переосмысление многих положений геополитики и возвращение ее в академические рамки было начато еще во время войны, в работе А. Хаусхофера «Всеобщая политическая география и геополитика» («Allgemaine politische Geographic und Geopolitik», 1951). Эта книга была задумана как своего рода учебник. Автор стремился изложить основные положения науки в популярной форме, очистив ее от конъюнктурных наслоений. А. Хаусхофер предполагал, не затрагивая сути научного спора между представителями политической географии и геополитики, провести систематизацию всей суммы накопленных знаний в этой области и тем самым дополнить научную работу своего отца. Анализируя два научных направления — политическую географию и геополитику, А. Хаусхофер отмечал, что государствоведческие и экономические, этнографические и расоведческие, социологические, военно-научные и исторические работы всех времен, наряду со специальными, содержат также важные политико-географические и геополитические знания, что роднит их. Вот, в частности, почему автор не видел существенных различий между этими двумя научными направлениями. Пожалуй, единственное, что, по его мнению, различало их, — это явно прикладной характер геополитики и подлинный академизм политической географии. В целом же книгу А. Хаусхофера отличает идея неразрывности политической географии и геополитики, их тесной взаимосвязи и взаимовлияния. Положения, изложенные А. Хаусхофером, в немалой степени определили пути дальнейшего развития немецкой послевоенной геополитики. К сожалению, автор не смог завершить задуманный труд — он погиб от рук нацистов как участник заговора 1944 г. Подготовленный им материал увидел свет только в 1951 г.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com