Перечень учебников

Учебники онлайн

Каспийская политика ГУУАМ

Важным событием геополитического масштаба явилось образование регионального объединения ГУУАМ и повышение его роли в обеспечении стратегических интересов США и Запада в Каспийском регионе.

При содействии Европейского союза и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия создали ассоциацию ГУАМ, о чем было объявлено в Страсбурге 10 октября 1997 г. После объявленного в Вашингтоне вступления в нее Узбекистана ассоциация преобразовалась в ГУУАМ. Создание этого объединения, безусловно, ослабило позиции СНГ в целом в одном из важнейших регионов его жизненно важных интересов.

Как объявлено участниками этого союза, главной причиной образования ГУУАМ явились экономические интересы. В частности, одной из главных задач явилось взаимовыгодное сотрудничество в развитии Евро-кавказско-азиатского транспортного коридора. Однако именно конкретные экономические цели являются основой и совместной военной деятельности ГУУАМ. Есть большая вероятность того, что эта организация будет связана и военными обязательствами, несмотря на то, что руководители пока это отрицают. Факты свидетельствуют о том, что у ГУУАМ имеются и военно-политические цели, причем их перечень довольно внушительный.

Согласно соглашению, принятому 25 апреля 1999 г. на юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне лидерами государств ГУУАМ страны договорились «развивать взаимодействие в рамках Совета Евроатлантического партнерства и программы НАТО «Партнерство ради мира», укреплять отношения в области урегулирования конфликтов и кризисов». Страны также выразили готовность «объединить усилия в борьбе с проявлениями межнациональной розни, сепаратизма, религиозного экстремизма и терроризма». Совместные усилия члены ГУУАМ намерены приложить и по укреплению режима нераспространения ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также предотвращению попадания этого оружия в зоны конфликтов.

О наличии военной составляющей в программе объединения свидетельствуют организованные Украиной, Грузией и Азербайджаном 16 апреля 1999 г. на полигоне близ Рустави международные военные маневры. Они приурочивались к официальному открытию нефтепровода Баку-Супса. В ходе маневров отрабатывались действия по обеспечению надежной защиты трубопроводов, пролегающих на территории этих стран, и конкретно — Транскаспийского нефтепровода, проходящего через Азербайджан и Грузию. В будущем предполагается создать миротворческий батальон ГУУАМ на постоянной основе. Показательно также, что три члена ГУУАМ (Грузия, Азербайджан и Узбекистан) вышли из Договора о коллективной безопасности.

Делая ставку на поддержку НАТО своей деятельности, государства ГУУАМ в основном согласны со стратегической концепцией альянса.

Таким образом, созданному под эгидой России Договору о коллективной безопасности противостоит сегодня другая формирующаяся военно-политическая группировка — ГУУАМ, что создает некоторые предпосылки «официального вторжения» НАТО и на постсоветское пространство.

В первую очередь, такая ситуация связана с проблемой сохранения территориальной целостности, актуальной для всех членов этого объединения. Для Грузии — это Абхазия, для Украины — Крым, для Азербайджана — Карабах, для Молдавии — Приднестровье. Перед Ташкентом проблема сепаратизма пока не стоит, однако весьма напряженная внутриполитическая ситуация заставляет узбекских лидеров искать поддержки у своих ближайших или отдаленных соседей. Сегодня узбекские власти активно борются со своими внутренними врагами — исламскими фундаменталистами, а также с теми, кто поддерживает их извне. Среди противников узбекской государственности в Ташкенте часто называют представителей таджикских и российских деструктивных сил.

При наличии общих интересов позиции каждого участника альянса имеют свои особенности.

Так, Молдавия, ссылаясь на статус нейтрального государства и предполагая свое участие в миротворческих операциях, не приветствует военную часть соглашений. Тем не менее, это не мешает Кишиневу принимать участие в экономических программах ГУУАМ. В частности, в Молдавии при содействии Европейского банка реконструкции и развития начинается строительство крупного нефтяного терминала, который будет способен принимать азербайджанскую и казахстанскую нефть, идущую через Грузию. Представляются весьма характерными следующие заявления П. Лучинского по этому поводу в бытность его на посту президента страны: «Мы ищем источники энергии и хотим подключиться к каспийской нефти, естественно, через Грузию, так как иного пути нет», «Есть выгода — будем торговаться с Россией, нет — пойдем «в обход».

При обсуждении с администрацией США в апреле 1999 года на саммите НАТО в Вашингтоне приднестровской проблемы П. Лучинскому была обещана поддержка в урегулировании конфликта и, прежде всего, в выводе из региона российских войск. Такое соглашение было подписано с Россией в ходе Стамбульского саммита ОБСЕ в ноябре 1999 года.

Избрание президентом Молдавии В. Воронина и определенная смена внешнеполитических приоритетов страны ослабили и намечавшуюся антироссийскую линию в деятельности ГУУАМ. Однако проблема Приднестровья остается для Кишинева более важной, чем озабоченность Москвы деятельностью ГУУАМ.

Руководство Азербайджана, стремясь занять лидирующие позиции в Закавказье и на Северном Кавказе, проводит политику, направленную на расширение своего влияния в регионе. При этом ставка делается на укрепление связей с «новыми» стратегическим партнерами, в первую очередь, США, Турцией, Израилем.

Продолжается последовательное укрепление сотрудничества Вооруженных Сил (ВС) Азербайджана с НАТО. Во всех бригадах ВС АР работают турецкие инструкторы.

В различных газетах стали появляться статьи, подготавливающие общественное мнение к необходимости обеспечения военного присутствия США и Турции в Азербайджане для обеспечения суверенитета и территориальной целостности республики. Официальные лица выступают с заявлениями о том, что «в сложившейся ситуации Азербайджан для обеспечения безопасности должен усилить военное сотрудничество с Западом и, для начала, было бы неплохо передислоцировать военную базу США в Турции «Инджирлик» на Апшеронский полуостров».

Одновременно с этим власти Азербайджана и подконтрольные им средства массовой информации обвиняют Россию в противодействии «экономическому процветанию» Азербайджана и восстановлению его территориальной целостности.

Нынешнее руководство Грузии, идя в русле геополитических интересов США, Турции и других стран НАТО, в условиях глобальной зависимости от финансовой и экономической помощи западных стран, также проводит политическую линию, направленную на вытеснение Российской Федерации из Закавказья.

Позиция Грузии по вопросу участия в структуре ГУУАМ определяется стремлением грузинского руководства к поддержке и реализации разработанных на Западе политических и экономических проектов, в которых республике отводится роль коммуникационного центра между Европой и Азией. Кроме того, затягивание решения проблем Абхазии и Южной Осетии побуждает Э. Шеварднадзе искать новые инструменты в лице ГУУАМ, способные, на его взгляд, обеспечить решение сложных межэтнических проблем в интересах официального Тбилиси.

Развивая военное сотрудничество в рамках ГУУАМ, западные инвесторы и официальный Тбилиси рассчитывают обеспечить безопасность функционирования нефтепровода Баку — Супса и при определенных условиях переложить на плечи будущих военных структур союза ряд миротворческих функций, в т. ч. выполняемых сегодня российскими миротворцами.

Проблему отношений Узбекистана с ГУУАМ, по мнению экспертов, следует рассматривать в общем контексте внешней политики, проводимой руководством этой республики.

С момента обретения независимости Ташкент взял курс на создание условий для обеспечения своей политической гегемонии в регионе. Полагая, что политика России в Центральной Азии препятствует решению поставленной задачи, Ташкент оказывает противодействие любым инициативам Москвы, которые каким-либо образом могут способствовать усилению ее позиций в регионе, а также вовлечению Узбекистана в «орбиту российского влияния». (С этой точки зрения можно рассматривать решение Ташкента выйти из числа участников Договора о коллективной безопасности.) Важным инструментом достижения своих целей Ташкент считает работу по укреплению созданных на постсоветском пространстве, и, в частности, на территории Центральной Азии, политических, экономических и военных организаций, «неподконтрольных Москве».

Особое значение узбекское руководство придает подключению к проектам, позволяющим осуществлять транспортировку грузов и энергоносителей в обход России. Так, участие в проекте «Трасека» позволило Узбекистану только в 1998 году перевезти по «транскавказскому коридору» около 725 тыс. т грузов. По словам И. Каримова, в 1998 году Узбекистан сэкономил на обходных маршрутах более 200 млн. долларов.

На протяжении последних лет Ташкент уделяет значительное внимание укреплению всестороннего сотрудничества со странами Запада, прежде всего США. Усиление влияния Соединенных Штатов в Центральной Азии рассматривается Ташкентом как необходимое условие для создания в регионе «баланса сил» и ослабления позиций России. В свою очередь, Вашингтон, объявивший Центральную Азию зоной своих жизненно важных интересов, в настоящее время считает Узбекистан одним из своих главных стратегических партнеров в регионе. А роль едва ли не главного союзника США в проведении антитеррористической операции в Афганистане осенью 2001 года, разрешение на использование американскими вооруженными силами военной инфраструктуры страны и их размещение (пока временное, но которое может перерасти в постоянное, тем более, что это даст Ташкенту немало выгод, в том числе экономических) значительно поднимает роль Узбекистана и в ГУУАМ.

Украина играет одну из определяющих ролей в региональном объединении ГУУАМ. Еще недавно официальный Киев давал понять, что внешняя политика теряющей свой международный авторитет России — ядра СНГ — находится на грани банкротства. Поэтому Киев не намерен выводить контакты со странами-участницами СНГ на новый уровень интеграции.

В этой связи в Киеве придерживаются точки зрения о целесообразности усиления и наполнения реальным содержанием роли Украины в межгосударственном образовании ГУУАМ — »поясе безопасности», а также координатора «горизонтальных», без участия России, экономических проектов СНГ и лидера военно-политического Балтийско — Черноморского союза, выступающего стратегическим «предпольем» НАТО.

Учитывая плотное взаимодействие НАТО с Украиной, нельзя исключать, что под эгидой ООН в рамках военного сотрудничества стран-членов ГУУАМ может быть сформирована военная структура, управляемая со стороны НАТО.

Следует также иметь в виду, что образование ГУУАМ является только одним из звеньев широкомасштабной программы создания буферной зоны прозападной ориентации, способной изолировать Россию от полноправного участия в различных экономических проектах Каспийского региона, прежде всего, связанных с энергетическими ресурсами, проектах Центрально-азиатского региона и Закавказья. Подобные цели преследуются при попытках создания объединений «Мирный Кавказ», «Единый кавказский общий рынок — ЕКОР» и им подобных. Вместе с тем, анализ развития ситуации на Кавказе и в Каспийском регионе показывает, что эти проекты одновременно служат инструментом, при помощи которого США и Запад в целом стремятся достичь своих геополитических и экономических целей в регионе

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com