Перечень учебников

Учебники онлайн

4.2 Киев-Москва: формула русской государственности

Теперь обратимся к исторической и геополитической картине, которая сделала возможной саму постановку вопроса о союзе, единстве или, наоборот, отсутствии союза и единства двух братских славянских народов — русского и украинского.

Соотношение Киева и Москвы дает геополитическую формулу русской государственности.

Когда Русь была мононациональным (не путать с моноэтническим) государством, столицей был Киев. Это была типичная конструкция восточнославянского государства, входящего в сферу духовного влияния Византии. Конечно, и тогда уже лучшие русские люди — к примеру, митрополит Илларион, первый славянин занимавший киевскую кафедру — пророчествовали о грядущем величии Руси, о том, что последние станут первыми. Русские приняли крещение позже других народов — последние, но им суждено было стать первыми в истории христианства (когда пал Константинополь, миссия спасения мира перешла на наш русский народ, на Московское царство, на Русскую Православную Церковь).

Потом последовало иго, раздробленность, и от татар Русь восприняла новый имперостроительный импульс.

Московское царство стало радикально иным геополитическим образованием. Это было более не национальное государство, а Евразийская Империя с православной идеологией византизма и ордынским хозяйственным, военно-стратегическим централизмом.

Перемещение центра тяжести от Киева к Москве было важнейшим этапом. Это был переход от Руси как национального государства к Руси-Империи, Руси-Евразии.

Геополитическая роль Киева существенно изменилась. Малороссия, колыбель государственности русских, стала Окраиной, Украиной. Причем по ряду обстоятельств часть малороссийских земель, особенно западные, попали под устойчивое геополитическое влияние Средней Европы. Иными словами, начиная с определенного момента Киев становится проводником западнических тенденций. Это уловили православные авторы уже с XVII века. В "Книге о Вере" Захария Копыстенский уже провидит, как через Украину приходит на Русь великая беда — отступничество от истинной Православной Веры, униатская и католическая ересь.

В Московский период Киев постепенно стал играть антиевразийскую роль в русской истории. Отсюда берут начало "антимоскальские тенденции", зачатки "малороссийской идеологии", чьим религиозным ферментом стало униатство, а культурным — "европеизм" в сочетании с особой антиевразийской, антивеликоросской версией славянского малого национализма.

Злосчастные реформы Никона были во многом спровоцированы этой малоросской линией, и прагматической задаче расширения границ была принесена в жертву богословская и культурная уникальность Русской Церкви, русского обряда, сама Московская Идея. Самыми радикальными защитниками этой Московской Идеи выступали вслед за протопопом Аввакумом старообрядцы.

Перенесение столицы из Москвы в Петербург было иной версией западничества. Отказом от последовательного и сознательного евра-зийства, свойственного именно Москве как Идее, Москве как евразийскому полюсу.

Киев является символом национального государства, региональной державы, а Москва — символом Империи, евразийского интеграционного ансамбля.

Киев — это прошлое, Москва — настоящее и будущее.

Важно, что сами великороссы образовались именно как евразийский интеграционный этнос, не просто как самая восточная ветвь славян, а как уникальное культурно-религиозное, этногосударствен-ное образование, вбирающее в себя на этническом уровне не только собственно славянский, но и татарский и финно-угорский элемент. Великоросская (московская) идея не просто идея какой-то одной национальности — как, например, украинская идея. Великоросская идея и миссия великороссов — т.е. подлинных русских — в том, чтобы утвердить колоссальный планетарный идеал, великую Правду, осознанную как Евразийская Империя Солнца, Империя Справедливости.

Киевская идея — более ограниченная, более европейская, менее универсальная, менее глобальная. В мессианском идеале Москвы последовательные малороссы, малороссы не по этническим признакам, а по идеологии, видят лишь имперские амбиции и колониализм.

Свой же малоросский идеал они видят, напротив, в довольно усредненной форме. Как "мелкобуржуазный" идеал "благополучия", "достатка", "рачительности" и т.д.

Идея великороссов, т.е. нас — Великая идея. Идея малороссов — малая

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com