Перечень учебников

Учебники онлайн

Конкуренция вокруг газопроводов Каспия

На состоявшемся в Москве в конце ноября 2001 года международном форуме «Нефть России: настоящее и будущее» (форум был посвящен 10-летию лидера российского нефтяного бизнеса компании ЛУКойл) довольно отчетливо прозвучала тема расширения сырьевого потенциала нефтяной отрасли за счет освоения смежных секторов экономики. И одним из главных направлений такого расширения является освоение нефтяными компаниями газового рынка. Об этом на форуме говорили, в частности, президент ЛУКойла Вагит Алекперов, президент нефтяной компании ЮКОС М. Ходорковский и другие. В. Алекперов, который в своем выступлении заявил, что «нельзя отделить нефть от газа», подкрепил эти слова конкретными планами в отношении возглавляемой им компании. Так, в ближайшие 10 лет ЛУКойл будет преобразован в нефтегазовую компанию, причем долю газа в структуре общей добычи ЛУКойла планируется довести до 25-30%1. С другой стороны, российский газовый монстр «Газпром» намерен заняться добычей нефти, причем начать апробирование этой новой для него отрасли он намерен как раз в Каспийском регионе, на месторождениях Северного Каспия.





## Деловой вторник. 2001. 24 нояб.



В Каспийском регионе, обладающем большими запасами природного газа (так, доля трех прикаспийских стран — России, Туркменистана и Ирана составляет, по некоторым оценкам, до 70% от мировых запасов, хотя большинство этих месторождений достаточно удалены от Каспия. Казахстан и Узбекистан располагают до 3,9 трлн. кубометров газа, запасы Азербайджана оцениваются в 4,4 трлн. кубометров1.), тесное переплетение нефте- и газодобычи, транспортировки нефтегазовых ресурсов проявляется особенно наглядно. Характерным для этого региона является то, что в происходящих здесь геополитических и геоэкономических процессах газовая проблема становится все более значимой и нельзя исключать, что со временем она станет превалирующей.





## Джуварлы Тогрул. Азербайджанская нефть: поиски равнодействующей // Азербайджан и Россия: общества и государства: Сборник публикаций Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова. Вып. 4. 2001. С. 396.



Между тем ситуация вокруг маршрутов транспортировки газа из Каспийского региона на мировые газовые рынки складывается непростая. Она особенно обострилась после открытия в Азербайджане значительных запасов газа (месторождение «Шах-Дениз», концессионный участок Апшерон), что выводит Азербайджан в ряды основных конкурентов — поставщиков газа в Турцию, России, Туркменистана и Ирана.

Туркменистан как основная газодобывающая страна в регионе, придерживается многовариантности экспортных газопроводов. Среди них: трансазербайджанское (через Каспий, Азербайджан, Грузию в Турцию и далее в Европу), трансиранское (Иран — Турция — Европа), трансафганское (через Афганистан в Пакистан и Индию) и трансазиатское (в Китай и Японию). Но пока практически единственным реальным путем транспортировки газа (если не считать сравнительно маломощного газопровода в Северный Иран) для него является российский маршрут. Именно через него туркменский газ поступает в страны СНГ — Россию, Украину, страны Закавказья и на другие рынки.

Однако реализация всех этих маршрутов оказывается довольно непростой.

Во-первых, пауза в российско-туркменских экономических отношениях растянулась более чем на два года. Прекращение в конце 1997 года поставок газа по механизму туркмено-российского АО «ТуркменРосГаз» фактически привело Туркменистан к полной экспортной изоляции. По мнению ряда обозревателей, в этой области сложилась довольно странная ситуация, когда геополитические интересы России были принесены в жертву корпоративным интересам «Газпрома». Заслугой В. Путина надо считать то, что свой первый зарубежный визит после избрания президентом России он совершил в Узбекистан и Туркменистан и сделал все, чтобы восстановить двусторонние связи, прежде всего в сфере газодобычи и транспортировки газа Туркмении на европейские рынки через территорию России, а также по согласованию позиций в отношении правового статуса Каспийского моря. В итоге стороны договорились, что Россия будет закупать у Туркменистана 50 млрд. куб. м газа ежегодно в течение 30 лет. Во многом усилиями президента В. Путина «особая» позиция «Газпрома» была подчинена государственным интересам.

Во-вторых, реализация афганского маршрута (кстати, одного из самых привлекательных) была все последние годы затруднена из-за нестабильной обстановки в Афганистане. Стремлением создать условия для безопасной транспортировки туркменского газа во многом объясняется поддержка режима талибов со стороны властей Пакистана, лояльное отношение к этому одиозному режиму со стороны Соединенных Штатов до сентябрьских событий 2001 года (в реализации афганского проекта транспортировки туркменского газа главную роль играла весьма влиятельная американская компания «Юнокал», обладающая обширными связями в правительственных структурах США), более чем терпимое отношение к режиму талибов со стороны президента Туркменистана С. Ниязова. Антитеррористическая операция, проводимая США в Афганистане, последующие усилия мирового сообщества по формированию в этой стране коалиционного правительства могут создать необходимые предпосылки для реализации проекта газопровода Туркменистан — Афганистан — Пакистан. Вопрос в том, когда сложатся такие условия, если они вообще будут возможны.

В-третьих, в реализации иранского маршрута Туркменистану мешают имперские амбиции США, которые не позволяют расширить экспорт газа через Иран (хотя в этом проекте заинтересованы и американские компании). Взамен южных направлений, США буквально силовым давлением наталкивали Туркменистан на соглашение по Транскаспийскому трубопроводу (ТКГ), который, по их замыслу, должен стать альтернативой российскому «Голубому потоку», совпадающему с ним по рынку сбыта и примерно равному по пропускной способности.

Система газопроводов «Голубой поток» предназначена для поставок российского газа в Турцию и строится в соответствии с межправительственным соглашением между Российской Федерацией и Турцией, подписанным 15 декабря 1997 г., и долгосрочным контрактом между ООО «Газэкспорт» и турецкой Государственной компанией «Боташ». Протяженность газопровода — 1213 км. Состоит из трех участков. Российский сухопутный участок Изобильное — Джугба имеет протяженность 373 км. Морской участок газопровода длиной около 400 км состоит из двух подводных «ниток», которые будут проложены через акваторию Черного моря на глубине до 2150 м до турецкого порта Самсун. Турецкий участок (444 км) Самсун — Анкара. Пропускная способность — до 16 млрд. куб. м газа в год. Для строительства газопровода «Газпром» России и концерн ENI (Италия) создали на паритетной основе компанию Blue Stream Pipeline.

Поставки сырья планировалось начать уже в конце 2001 года после прокладки первой «нитки». Завершение строительства запланировано на 2002 год. Стоимость проекта — 2,3 млрд. долларов.

Проект предусматривает прямую поставку в Турцию в течение 25 лет 365 млрд. куб. м газа на общую сумму от 22 до 25 млрд. долларов в зависимости от уровня цен. График и объем поставок (в млрд. куб. м): 2001 г. — 0,5, 2002 г. — 4, 2003 г. — 8, 2005-2006 гг. — по 12, 2007 — 14, 2008—2025 гг. (полная проектная мощность) — по 16.

Протокол к Соглашению между правительствами России и Турции о поставках газа через акваторию Черного моря ратифицирован Госдумой 3 декабря 1999 г., 22 декабря одобрен Советом Федерации, 30 декабря подписан президентом Б. Ельциным. Турецкий меджлис ратифицировал его в начале июня 2000 г. Работы по строительству газопровода ведутся с зимы 2000 года (церемония сварки первого стыка состоялась на российском участке в феврале 2000 года).

С позицией США по ТКГ в известной мере контрастирует позиция Туркменистана как одного из главных газовых экспортеров Каспийского региона. При обсуждении проекта ТКГ С. Ниязов ссылался на неопределенность статуса Каспийского моря (до сих пор не разрешен спор между Туркменистаном и Азербайджаном относительно принадлежности ряда морских месторождений) и требовал предоставления ему 100-процентной квоты при перекачке газа по ТКГ. Под сильным давлением США и Турции он в конце концов согласился не увязывать территориальный спор с Азербайджаном с проблемами ТКГ и согласился допустить в ТКГ азербайджанский газ, что, конечно, снижает для Ашхабада экономическую привлекательность этого газопровода. Обострились отношения Туркменистана с другими участниками проекта и его главным «идеологом» — США. С. Ниязов главной причиной назвал «противопоставление интересов и политизацию сугубо экономических проектов».

В конечном итоге, из всех проектируемых маршрутов каспийского природного газа на газовые рынки Запада оказались маршруты, лоббируемые США. В частности, на Стамбульском саммите ОБСЕ 1999 года принят ряд важных политических решений по экспорту газа из этого региона: о строительстве ТКГ (соглашение подписано главами правительств Туркменистана, Азербайджана, Грузии и Турции) и о поддержке экспорта азербайджанского природного газа через территорию Грузии на турецкий и международный рынки (это соглашение подписано президентами Азербайджана, Грузии и Турции).

Таким образом, помимо действующей системы газопроводов Туркменистан — Россия и далее в страны ближнего и дальнего зарубежья, к настоящему времени обозначился еще целый ряд транспортных проектов различных направлений, связывающих Каспийский регион с мировыми потребителями Запада, Востока, Севера и Юга. Правда, большинство из них находятся в стадии проектирования или даже обдумывания и говорить с абсолютной достоверностью, что они рано или поздно будут реализованы, пока нельзя.

Предполагаем краткую характеристику основных газопроводов Каспийского региона.

Проект «Транскаспийский газопровод» (ТКГ) предусматривает строительство газопровода протяженностью 2000 км по дну Каспия на глубине 200 — 300 м, далее по территории Азербайджана и Грузии до Эрзурума (Турция). Стоимость проекта — около 2,5 млрд. долларов. Первоначально предлагалось развернуть строительство газопровода в 2000 году и завершить его в 2002 году. В состав консорциума по сооружению ТКГ входили оператор проекта — совместное предприятие PSG, объединяющее американские компании Bechtel GE и Capital (50%) и англо-голландскую Royal Dutch Shell (50%). Предоставить гарантии инвесторам проекта согласились американские Эксимбанк и Корпорация по частным инвестициям (OPIC).

Идею строительства транскаспийского газопровода активно поддержали Соединенные Штаты, которые крайне обеспокоены тем, что Россия может первой захватить газовый рынок Турции и использовать газопровод «Голубой поток» для транспортировки газа на другие рынки. Усиленно лоббируя идею транскаспийского газопровода, США рассматривают его как ключевой элемент стратегии, направленной на ослабление России и Ирана — двух ранее доминировавших сил в регионе. Поэтому транскаспийский газовый проект при ратификации в Госдуме соглашения с Турцией по «Голубому потоку» был с полным основанием классифицирован как прямая угроза интересам России. При этом Вашингтон преследует не только цели усиления своего политического влияния в регионе, но и обеспечения финансовой зависимости Туркменистана, Азербайджана, Грузии от американских и турецких кредитов.

В отношении транскаспийского трубопровода один из высокопоставленных сотрудников американской нефтяной компании откровенно заметил, что речь идет о «типичном примере большой политики и сомнительной экономики».

Однако принятие окончательного решения о строительстве практически сразу же натолкнулось на разногласия между Туркменистаном и Азербайджаном о распределении квот. Азербайджан требовал для себя половинной доли, т. е. 15 млрд. м3 газа. В конце концов, стороны, под сильным нажимом США, договорились, что квота Туркменистана составит 25 млрд. м3 газа, Азербайджана (который имеет и другие возможности транспортировки) — 5 млрд. м3. Предполагалось, что на первом этапе газ будет поступать из районов, расположенных недалеко от Каспийского моря, однако основные газовые месторождения Туркменистана лежат на востоке страны, в 700 км от Каспия. В итоге туркменский газ, экспортируемый через Каспий, может оказаться убыточным.

Ситуация усугублялась неопределенностью правового статуса Каспийского моря и национальной принадлежности участков его дна. У экспертов вызывала большие сомнения вероятность вложения инвесторами крупных финансовых средств в строительство трубопровода по дну моря без достаточных гарантий юридической чистоты проекта.

В результате, в конце 2000 года компания PSG практически вышла из транскаспийского проекта, хотя официально было объявлено, что она остается в составе консорциума и лишь закрывает свою штаб-квартиру в Ашхабаде. Руководство проектом перешло к компании Royal Dutch Shell.

По мнению некоторых экспертов, заключив соглашение о транзите своего газа через территорию РФ, интерес к проекту потеряло и само руководство Туркменистана.

Что касается Royal Dutch Shell, то, как считают газовые аналитики, ей в одиночку вряд ли удастся добиться ощутимых результатов.

В целом, перспективы транскаспийского газопровода в настоящее время туманные и в обозримом будущем реального осуществления этого проекта ожидать не приходится.

Подписание осенью 2001 года соглашения между Баку и Тбилиси о строительстве экспортного газопровода Баку-Тбилиси-Эрзерум (БТЭ), как признал советник госсекретаря США по энергоресурсам Каспия Стивен Манн, фактически вытеснило проект транскаспийского газопровода1. Тем не менее, ГНКАР постоянно заявляет, что готова рассматривать проект ТКГ. Но США, скорее всего, не пойдут на это, опасаясь, что такие глобальные проекты, как Баку-Джейхан, плюс два газопровода западного направления сделают Азербайджан ключевой фигурой в транспортировке углеводородов Каспийского региона и подорвут последовательно отстаиваемый Вашингтоном принцип диверсификации маршрутов экспорта каспийской нефти и газа на международные рынки.





## Эхо. 2001. 5 нояб.



Более существенные проблемы для России может создать конкуренция со стороны Ирана. Между Тегераном и Анкарой заключено соглашение о поставках 10 млрд. м3 газа в год, причем Иран выражает готовность в любое время увеличить объемы поставок. Соглашение заключено еще в 1996 году, но его реализация не была начата — в основном из-за давления США. Однако в последнее время со стороны турецких официальных лиц последовал ряд заявлений о необходимости закупок иранского газа. В частности, на этом настаивает министр энергетики и топливных ресурсов Турции Дж. Эрсюмер, по мнению которого Россия, заключив соглашение с Туркменистаном об экспорте природного газа, «стремится чинить препятствия Анкаре» в экспорте газа в Европу. В этой связи со стороны Турции все настойчивее раздаются призывы активно выступить за отмену эмбарго и снятие санкций с Ирана.

Газопровод Шах-Дениз — Турция. Если Транскаспийский газопровод был и пока остается в достаточной мере эфемерным, то открытие крупных запасов газа на месторождении Шах-Дениз в Азербайджане серьезно осложнило ситуацию для России, а Соединенным Штатам облегчило задачу по недопущению больших объемов российского газа на рынки Турции и Европы. В этой конкурентной борьбе Азербайджан обладает рядом неоспоримых преимуществ.

Во-первых, его месторождения газа расположены ближе всех от Турции. Во-вторых, ему не требуется прокладывать многокилометровые газопроводы по морскому дну. В-третьих, его газ по себестоимости может быть дешевле, чем у конкурентов. Кроме того, учитывая возросший авторитет Азербайджана как поставщика газа и появившиеся у него возможности влиять на баланс поставок газа в Европу, можно ожидать, что Евросоюз активизирует деятельность в поддержку Евроазиатского транспортного коридора, а участие Турции сделает его еще более реальным.

Участники соглашения по месторождению «Шах-Дениз»: BP Amoco (25,5%), ГНКАР (10%), норвежская Statoil (25,5%), французская Elf Aquitane (10%), иранская OIEC (10%), российско-итальянская LukAgip (10%), турецкая TPAO (9%). Контракт был подписан в Баку 4 июня 1996 г., стоимость проекта — 4 млрд. долларов. На первом этапе планируется добывать ежегодно до 5 млрд. куб. м. газа, в перспективе — до 16-20 млрд. куб. м. Глубина моря в районе месторождения — от 50 до 600 м. Глубина бурения — около 6000 м.

По данным BP, для транспортировки газа с месторождения, расположенного в 60 км от побережья, до турецкой границы потребуется строительство ряда морских и береговых объектов, включая подводную магистраль, а также прокладка азербайджанского и грузинского участков трубопровода. По предварительным данным, общая их протяженность составит около 800 км.

Что касается 250-километрового участка газопровода от турецкой границы до города Эрзерум, то его строительство будет осуществлять компания Botash.

Специалисты операционной компании посчитали нецелесообразным использование для транспортировки газа уже существующей в Азербайджане и Грузии инфраструктуры, в том числе построенного в советское время трубопровода Баку — Тбилиси. Исследования показали, что реконструкция этих объектов обойдется на 70 млн. долларов дороже строительства нового трубопровода.

Серьезным шагом в реализации проекта стало подписанное 13 марта 2001 г. азербайджано-турецкое межправительственное соглашение об экспорте газа с месторождения «Шах-Дениз», которое предусматривает транспортировку в Турцию 6,6 млрд. куб. м газа в год, начиная с 2004 года. Срок реализации соглашения рассчитан на 15 лет. К концу 2004 года компания BP, оператор по разработке месторождения «Шах-Дениз», намерена получить здесь первые 2 млрд. куб. м газа.

Осенью 2001 года было подписано межправительственное соглашение между Азербайджаном и Грузией о строительстве экспортного газопровода Баку — Тбилиси — Эрзерум (БТЭ), которое было ратифицировано парламентами обеих стран.

14 марта 2002 г. с большой помпой было подписано соглашение между инвесторами проекта и правительством Грузии. Протяженность газопровода — 1050 км. Суммарная стоимость разработки месторождения «Шах-Дениз» и прокладки газопровода составляет 2,6 млрд. долларов. Строительство его планируют завершить в 2004 году, а в 2005 году начать уже полномасштабные поставки газа в Турцию и далее в Восточную Европу1. Газ с месторождения «Шах-Дениз» будет продаваться в Грузии и Турции и частично в странах Восточной Европы. При этом следует отметить, что в Турции газ планируется продавать по демпинговой цене — всего 35 долларов за 1000 куб. м. Официальный Баку считает, что запасы газа в Азербайджане значительны, и поэтому на данном этапе главное не столько цена за углеводородное сырье, сколько внедрение на газовый рынок Турции.





## Транспорт России. 2002. 18—24 марта.



Кроме того, ГНКАР изучает перспективы продажи газа и на европейском рынке. Для этих целей создана специальная маркетинговая группа, в состав которой, помимо представителей ГНКАР, вошли специалисты BP и турецкой трубопроводной компании Botas. Предполагается, что к завершению строительства трубопровода уже будет заключено несколько контрактов на поставку азербайджанского газа в страны Европы. Держателями акций этого проекта являются BP — 25,5%, норвежская Statoil — 25,5%, ГНКАР — 10%, российская «ЛУКойл» — 10%, французская TotalFinaElf — 10%, иранская OIEC — 10%, турецкая TPAO — 9%1.





## Media-Press, Ореанда, 21. 12. 2001.



Газопровод Корпеджа (Туркменистан) — Курт-Куч (Иран). В июле 1995 года был подписан протокол между Туркменистаном и Исламской Республикой Иран о строительстве этого газопровода. Иранская сторона обязалась финансировать 80% проекта, что включало проектирование, строительство газопровода, в том числе обустройство месторождения в Корпедже. Инвестиционные вложения в газопровод составили около 200 млн. долларов. Газопровод протяженностью 200 км был пущен в декабре 1997 года (пока по временной схеме). За 1998-1999 гг. по нему транспортировано около 5 млрд. куб. м газа по цене 40 долларов за 1000 куб. м газа в год. Учитывая, что годовая потребность Северного Ирана в газе возрастет (в 2001 г. до 13 млрд. куб. м), мощность газопровода и его протяженность будут наращиваться. В апреле 2000 года на этом газопроводе была введена в строй новая компрессионная станция в Туркменистане, что должно увеличить пропускную способность газопровода до 13 млрд. куб. м. газа в год. Соглашение об увеличении ежегодных поставок газа из Туркменистана в Турцию до 13 млрд. куб. м достигнуто в марте 2000 года. Газопровод Туркменистан — Иран — это первый и очень важный шаг в снижении зависимости экспорта туркменского газа от России. США не возражали против этого газопровода (первой и пока единственной газовой трубы в обход России), поскольку он снижает зависимость Туркменистана от российских газопроводов и укладывается в выстраиваемую ими «политическую» схему транспортировки углеводородов Каспия в обход России.

Проектируемый газопровод Иран — Армения — Европа. 8 февраля 2000 г. в Ереване были начаты переговоры между Национальной газовой компанией Ирана и российско-армянской компанией «АрмРосГазпром» о строительстве газопровода из Ирана в Армению. Протяженность первого его участка — около 140 км, стоимость около 120 млн. долларов, производительность — около 2,5 млрд. куб. м газа в год. В консорциум по строительству газопровода, который, по оценкам экспертов, может быть создан в ближайшее время, предположительно войдут: российский «Газпром» (который выразил готовность наполовину профинансировать проект), Министерство энергетики Армении, Иранская национальная газовая компания и др. К проекту проявили интерес ЕБРР, компании Франции (Gas de France), Греции (Национальная газовая корпорация) и Китая. В его поддержку выступила и Европейская комиссия. В перспективе намечается проложить газопровод из Ирана через Армению, Грузию, и Украину в Западную Европу. Большой интерес к проекту проявил Киев — благодаря ему Украина получит дополнительный к российскому источник газа, который она намерена использовать как для собственных нужд, так и транспортировать дальше в Европу. Согласно предварительным договоренностям, Украина будет участвовать в армяно-иранском газовом проекте в качестве поставщика оборудования.

США обеспокоены этим проектом и намерены предпринять соответствующие блокирующие меры. Они, в частности, предлагают проложить отвод от ТКГ с территории Грузии с тем, чтобы обеспечить Армению туркменским газом и не допустить ее зависимости от поставок газа из Ирана.

Туркменистан — Иран — Турция — Европа. Проект газопровода является практически его первым вариантом (1992 г.), экспорта туркменского газа в южном направлении. Первоначально он включал три этапа: участок Светобад — Корпедже (Западный Туркменистан) — 812 км, участок Корпедже — Догубаязит (граница Турции) — 1470 км, участок Догубаязит — Европа — 1802 км. Производительность газопровода должна была быть на первом этапе — 15 млрд. куб. м. в год и 28 млрд. куб. м в год при полном развитии. Для скорейшего экспорта газа из Туркмении было принято решение о первоначальном использовании газодобывающих месторождений Западного Туркменистана, которые на первой стадии обеспечат иранских и турецких потребителей газа. Проект не был осуществлен, так как США наложили эмбарго на инвестирование в Иран.

В январе 1998 года началось проведение технико-экономического обоснования нового варианта проекта Иран-Турция-Европа протяженностью 3900 км и мощностью 1530 млрд. куб. м в год). Предполагалось, что трубопровод возьмет начало с крупнейшего месторождения Восточного Туркменистана — Шатлыка и далее по следующим двум направлениям: вдоль Каспийского моря на Иран и непосредственно по северной территории Ирана. На данный момент проект находится в стадии активного обсуждения и поддерживается группой европейских компаний и Ираном.

Проект Центральноазиатского газопровода Туркменистан — Афганистан — Пакистан, который должен связать туркменское месторождение Давлатабад на юге страны с г. Кветта на пакистанском побережье Аравийского моря. Переговоры о нем между компанией Юнокал (США) и Туркменией начались еще в 1995 году. Соглашение о его разработке было подписано в июле 1997 года между правительствами Туркменистана и Пакистана с участием компаний Dragon Oil (ОАЭ) и американской Unocal (которая, по некоторым сведениям, в последующем вышла из проекта, мотивируя свое решение политической и военной нестабильностью в регионе). Стоимость газопровода оценивается в 2,0-2,7 млрд. долларов, проектируемая производительность — около 20 млрд. м3 в год. Переговоры по этому газопроводу велись на правительственном уровне между Туркменистаном и Пакистаном с участием представителей движения «Талибан». Антитеррористическая операция осенью 2001 года прервала переговоры. Но идея этого газопровода с началом антитеррористической операции отнюдь не похоронена, скорее наоборот. И это понятно. Контроль над ним поможет обеспечить доминирование Запада в Азии. Не случайно буквально накануне терактов 11 сентября министерство энергетики США распространило заявление, в котором говорилось, что «значение Афганистана, с энергетической точки зрения, определяется его географическим положением, и через его территорию может быть проложен маршрут транзита нефти и газа из Центральной Азии до Аравийского моря». Так писала в ноябре 2001 года британская газета Gardian.

Иран — Индия. В последнее время активизировались также переговоры между Ираном и Индией о строительстве газопровода для поставок иранского газа в Индию. В перспективе эти поставки (в стоимостном выражении эквивалентные 15 млн. т нефти в год) должны покрыть около 30% потребности Индии в нефти. Предварительная договоренность об этом была достигнута еще в 1993 году, но тормозилась по ряду причин (главная из них — противодействие США). Помимо варианта прокладки трубы через Пакистан, обсуждались прокладка газопровода по дну моря, а также поставки сжиженного газа танкерами. Б. Клинтон во время своего визита в Индию в 2000 году дал понять, что газопровод Индия-Иран через территорию Пакистана может стать «трубой мира», что и послужило активизации переговоров по указанному проекту.

Для стран Каспийского региона (особенно восточной его части) газопровод обеспечивал кратчайший путь к южным морям. С другой стороны, и Индия заинтересована в получении нефти и газа из республик Каспийского региона и в их транзите через свою территорию далее на Восток.

Что касается ряда проектов по экспорту прикаспийского газа в Китай и Японию, то, при всей привлекательности восточного рынка, их реализация пока довольно проблематична, прежде всего, по экономическим показателям. Однако, если будут открыты дополнительные месторождения газа на каспийском шельфе, а западный (в частности, турецкий) рынок окажется перегруженным, то данное направление может стать реальностью

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com