Перечень учебников

Учебники онлайн

Экономическое развитие Древнего Римского государства в VIII в. до н. э.—У в. н. э.

В VI в. до н. э. все греческие города в Южной Италии и на Сицилии чеканили серебряные монеты. Монеты этрусков появились в конце V в. до н. э., они чеканились из золота, электра, серебра и бронзы. У этих монет изображение было только на одной стороне. В IV—III вв. до н. э. монеты уже чеканились во всех этрусских городах. У римлян долгое время в обращении не было собственных монет. В обращении были слитки меди (aes rude) весом в один римский фунт (первоначально 273 г, с 286 г. — уже 327 г) без изображений. Изменение веса произошло с целью согласования римского денежного обращения с греческим. Только со второй половины IV в. до н. э. эти слитки стали отливаться в бруски с изображением священных животных — быка, пегаса и орла, бруски назывались «асс с изображением» (aes signatum). Только после Латинской войны (340—338 гг. до н. э.) началась регулярная чеканка медной монеты. Единицей денежной системы был уже упомянутый асс — круглая монета весом в один фунт с изображением бога Януса и носа корабля. С 286 г. асс был сокращен до шести унций (163,5 граммов), с 217 г. асс весил одну унцию (27 г). Во время войны с Пирром (280—272 гг. до н. э.) по заказу Рима стали чеканить серебряные монеты с -надписью «Roma» в Кампании. Эта монета была названа денарием.
До III в. до н.э. денежное обращение было очень ограниченным, не было больших накопленных богатств. Эту слабую потребность в деньгах вполне обеспечивали тяжелые монеты, которые тогда употреблялись, но их было очень трудно перевозить: при уплате крупных сумм надо было перевозить деньги на телеге. Семьи держали деньги в небольших количествах у себя дома или у аргентариев. Богатство еще оценивалось не в монетах, а в стадах скота. Только с 268 г. до н. э. римляне начали собственную чеканку серебряных монет. Для развития обмена нужна была единая монета, а государство в ходе войн захватило и накопило много серебра. Было введено отношение серебра к бронзе 1 : 120. Новая серебряная монета (денарий) весила 3,9—4,55 г и первоначально соответствовала греческой драхме. Первоначально один денарий равнялся 10 бронзовым ассам. Появились также мелкие серебряные монеты — сестерции (достоинством 1/4 денария). Вскоре денарий стал общеитальянской монетой. Некоторые греческие города еще продолжали чеканить свои серебряные монеты, но в течение следующих 50 лет они были вытеснены рим- ским денарием. Появилась денежная система, закрепляющая соотношение: 1 денарий = 4 сестерция = 10 ассов.
До 200 г. до н. э. Рим испытывал определенный недостаток в серебряных монетах из-за нехватки серебра. Но в ходе новых завоеваний, особенно после захвата Испании в начале II в. до н. э. с ее богатыми серебряными рудниками, положение быстро улучшилось. Во II в. до н. э. римские серебряные монеты заполонили Средиземноморье и стали главными деньгами. Все остальные виды местных монет были вытеснены из обращения. Одновременно вес бронзовых ассов стал быстро снижаться. В начале II в. до н. э. вес асса составил около 13,5 г, позже асс неоднократно уменьшался в весе и в разных областях имел разную величину и вес. В итоге асс стал разменной монетой. Золотая монета (ауреус) стала чеканиться только в I в. до н. э. и весила первоначально 8,18 г золота. При императоре Августе 1 ауреус равнялся 25 денариям (100 сестерциям).
В годы Римской империи (30 г. до н. э. — 476 г. н. э.) из-за расстройства торговли произошли нарушения в финансовой системе. Недостаток средств в казне стали покрывать увеличением денежной массы. Уже со времени правления императора Траяиа (98—117) стала увеличиваться лигатура (примеси недрагоценных металлов) в серебряных монетах (с 10 до 15%). При Сешимии Севере (193—211) содержание серебра в монетах уменьшилось еще в два раза. Во второй половине III в. н. э. количество чистого серебра в монетах уменьшилось на 98%. Это уже были посеребренные медные деньги. Огромные трудности пытались преодолеть путем введения государственного курса серебряных монет. Позже этот курс стал принудительным. Монеты стали фактически исполнять роль бумажных денег, но эта тенденция была ликвидирована самим государством. Фиск стал требовать уплаты налогов не только государственными монетами, часть налогов теперь надо было вносить в натуральном виде.
При императоре Галлиене (253—268) римская денежная система была окончательно подорвана. Выпуск золотых монет снизился, вес их становился все меньше, и их уже продавали на вес как обычный золотой металл. Обесценивание (девальвация) денег вызвало рост рыночных цен и расстройство торговли. Полноценные монеты исчезали из обращения и зарывались в землю. Недостаток денег неизбежно привел к серьезному денежному кризису. Ввиду этого в обращении появились и стали использоваться вместо денег различные частные ценные бумаги. Они служили платежным средством, применялись при обмене и уплате небольших сумм. Началась полная денежная анархия. Вместе с политической и военной анархией она еще больше обострила социальные противоречия. Все это наносило огромный вред торговле и другим отраслям экономики. Начинался также возврат к старинным формам натурального хозяйства. При Аврелиане главными монетами стали нумми — монеты достоинством в пять денариев. Это были мелкие медные деньги, смешанные с серебром. Были такие же монеты в два денария. Серебряных денег не существовало. Выпуск золотых денег был непостоянным и нечастым, проводился только ради пожертвований по торжественным случаям.
В попытках решить проблему император Диоклетиан (284—305) провел в конце III в. до н. э. денежную реформу. Была вновь введена полноценная золотая монета ауреус в 5,5 г, выпущены новая серебряная монета — аргентеус, содержавшая 3,4 г серебра, и бронзовая монета — фоллис. Новая монетная система стала попыткой дефляции, но, поскольку император не обладал достаточным запасом драгоценных металлов, реформа в итоге не достигла успеха, так как номинал не совпадал с реальной ценностью монет. Поэтому новые полноценные монеты быстро исчезли из обращения, и рыночные цены продолжали расти. Для покрытия расходов пришлось осуществить большой выпуск медных нумми, поэтому инфляция продолжала прогрессировать. В 301 г. для борьбы с ростом цен Диоклетиан издал Эдикт о ценах. Он установил максимальные цены на разные товары и максимальные ставки на оплату труда, за превышение цен полагалась смертная казнь. В Эдикте перечислялось огромное количество товаров с указанием максимальных цен, установленных произвольно. Это был административный произвол, который закончился неудачей. В результате этого указа товары исчезли с рынка. Вскоре он стал лишь указом на бумаге, а инфляция возобновилась.
Более успешной была денежная реформа Константина I (306—337). Ему удалось сделать денежную систему более прочной. Он заменил ауреус солидом ($оИс1и$) весом 4,5 г золота. Со- лид делился на 24 серебряные монеты — силиква (зЩиаё). К концу своего правления, путем конфискации сокровищ храмов, ему удалось накопить большие запасы металла и выпустить в изобилии солиды и серебряные монеты. Серебряные монеты стали называться миллиаренсис и ценились в 24 монеты за одну золотую. С 324 г. солид распространился по всей империи. Проба его со временем почти не изменилась, и солид стал основной монетой империи и образцом для подражания в соседних странах. Из серебра стали чеканить только мелкие серебряные монеты. Денежная система была временно стабилизирована. Эта монетная система продержалась несколько веков в поздней Римской империи, в Византийской империи и в бассейне Средиземного моря. Эти и другие реформы отсрочили крушение империи на два столетия.
В 324 г. н. э. за солид давали 4500 денариев. После смерти Константина в 337 г. н. э. эта цифра поднялась до 275 тыс., а в конце правления Констанция II достигла 4,6 млн денариев. Денарии стали условными единицами счета. С конца IV в. н. э. вы- ; пуск меди осуществлялся только в виде мелких монет достоинст-
!' вом в один скрупул и весом около 1,6 г. За один солид давали
!| 7 тыс. монет. Со второй половины IV в. монеты почти полно-
! і стью исчезли из обращения. Обезлюдение, дезорганизация и ни-
!| щета приняли устрашающие размеры.
>! В VI—III вв. до н. э. Италия стала местом активной торговой | деятельности. Появились внешние и внутриитальянские торговые связи. Объектами торговли служили предметы роскоши, железо | и металлические изделия, керамика и хлеб, вино и оливковое масло. Сухопутные перевозки были трудными и дорогими, поэто- ! М му обмен происходил по морю и рекам. Самыми крупными торії; говыми центрами в то время были Сиракузы, Тарент, Путеолы. і!| Постепенно росло торговое значение Рима. Через Рим проходил I путь из ремесленных городов Этрурии в богатые города Кампа- | нии. Для торговли в Риме отводился тогда каждый девятый день. 1 Один раз в год в Риме проводились ярмарки, на которые съезжа- |1 лись жители соседних городов. Ярмарки были приурочены Iі! к крупным религиозным праздникам и проводились около храма і] божества. В Лации ярмарки проводились у храма богини Юноны. ||( К III в. до н. э. развился обмен между горожанами и селянами |{ на городских рынках. Развивались межобластные ярмарки. В го- ! |;і родах появились специальные торговые помещения. В городских ' ||і домах делали торго'вые лавки и в них торговали хлебом, вином, г )| маслом, овощами. Во внутренней торговле Римской империи і! преобладали товары, требующие высоких транспортных затрат її из-за больших расстояний: вино, масло, металлические и сгек- [! лянные товары, керамика и текстиль.
||< Купцы обычно закреплялись за одним торговым центром
|||| и предприятием. Для массовых транспортировок, особенно зерна
|| из Сицилии, Северной Африки и Египта в Италию, требовалось
, ® вмешательство государства для предотвращения голодных бунтов
; в столице. Появились новые термины для обозначения разных
¦ !;,'! купеческих специализаций: ликса — купец, снабжающий продо-
( :} вольствием войска; меркатор — при республике считался круп-
Г|! ным купцом, а в ранней империи это наименование редко упот-
|| реблялось; пегоциатор — человек, занимавшийся денежными
і1 сделками во времена республики, в ранней империи — купец,
! ;' специализирующийся на определенных товарах и действующий за
: |і> пределами империи.
і Во внешней торговле с VI в. до н. э. началась торговля Ита-
; ) | лии с неитальянскими народами и странами. Греческие колонии
11; торговали с Грецией, этруски торговали с Грецией, Малой Азией
|і)І и Сирией. Появились также торговые связи с кельтами, живши-
І ми в V—IV вв. до н. э. на севере Италии, а также с народами за
\ і] Альпами. С IV в. до н. э. Рим втянулся в морскую торговлю. То-
I | гда в устье реки Тибр был основан римский порт Остия. Трижды заключались торговые договоры с Карфагеном: в 509, 348 и 280 гг. до н. э. Торговля первоначально была в руках плебеев и иностранцев. Покорив Грецию и сокрушив Карфаген, Рим уничтожил границы между восточной и западной частями Средиземного моря. После покорения Востока Рим еще больше расширил область торговых отношений. Было освобождено от пиратов море, было организовано регулярное сообщение между отдельными частями государства. После ассимиляции высокоразвитых эллинских территорий начался приток огромных капиталов в виде военной добычи и дани с подчиненных и вассальных государств. Огромный ввоз хлеба в Италию позволил перейти от земледелия к пастбищному скотоводству и садовым культурам. Но в годы республики в таможенном обложении господствовала большая путаница. После некоторого упадка торговли в IV в. до н. э. она вновь возродилась в III в. до н. э. Характер экспорта остался прежним: вино, масло, керамика, металлические изделия; среди импортных товаров преобладали: металлы, камни, краски, стекло, предметы роскоши, продовольствие, рабы. Острова Делос и Родос стали главными заморскими торговыми центрами для Рима.
Ввиду развития морской торговли увеличился тоннаж (до 200 т) торговых судов, появились дополнительные суда, были усовершенствованы рулевые весла, построены маяки, благоустроены гавани. Морская торговля была выгодным делом, и ею занимались даже нобили (благородные граждане). Хотя по закону 218 г. до н. э. им не рекомендовалось участвовать в торговых операциях, нобили занимались морской торговлей через подставных лиц, в основном через вольноотпущенников. В I в. до н. э. Италия ввозила больше, чем вывозила. Баланс ее торговли с провинциями в целом был пассивным. Поэтому часть товаров из провинций поступала в Италию не путем торговли, а через взимание налогов, кредитные операции, хищения и грабежи.
В Римской империи торговые отношения впервые приобрели всемирный характер. При подчинении Средиземного моря в империю вошли области с развитыми системами обмена, где действовали греческие, финикийские и карфагенские купцы. В первые два века империи сложился свободный мировой рынок. Развитию торговли помогали единство монеты, мер и весов, единство права и администрации, полная свобода передвижения. Ослабела автономия и замкнутость отдельных хозяйств из-за развития торговых связей друг с другом. Значительно выросли и усложнились потребности высших классов, роскошь знати теперь ничем не сдерживалась. Наконец, потребительские запросы Рима как столицы империи были безграничными. Рим нужно было кормить, поить, одевать и забавлять, так как сам он этим не умел заниматься. Римские капиталы, припрятанные в годы гражданских войн, постепенно стали вновь входить в оборот. В праве стали отражаться усложнившиеся требования к торговле. Кроме мелких, появились и более крупные купцы — негоциаторы. Купец уже сам не ездил с товаром и не был обязан заключать каждую сделку. У него появились конторы, приказчики, комиссионеры. Возникли крупные торговые предприятия. В это время начался регулярный торговый обмен между территориями Римской империи.
В 1—11 вв. н. э. в Римской империи сохранялся мир, и это способствовало развитию обмена и торговли. В Малой Азии сохранялись старые торговые города — Милет, Эфес, Смирна, в Сирии — Дамаск. Через Сирию отчасти шла торговля с Индией и Китаем (через Парфию), из Индии поступали драгоценные камни, жемчуг, ткани из хлопка, а из Китая поступал шелк. Из империи вывозили ткани и металлические изделия. Внешняя торговля с восточными странами была для Римской империи в основном пассивной. Самым крупным торговым центром Египта и восточной части Средиземного моря была Александрия. Через нее шел второй торговый путь в Индию и Китай. Объем торговли через Аравийское море вырос во много раз. В Индию отправлялись целые эскадры; эта страна ежегодно получала от империи не менее 50 млн сестерциев и посылала в ответ товары, которые приносили купцам денег в сто раз больше. В торговый центр Баригаза на западном побережье Индии доставляли итальянское вино, медь, цинк, свинец, кораллы и топазы, простую одежду, смолу, лотос, необработанное стекло, красный мышьяк для краски, сурьму, золотые и серебряные монеты, благовония. Вывозились из этих мест пряности, в том числе перец, слоновая кость, агат и карнеол, одежда из хлопка и шелка. Из Испании вывозились металлы: золото, серебро, свинец, медь и железо. Рудники принадлежали государству или императору и сдавались на откуп частным лицам. Из Испании также вывозились хлеб и вино в Италию, из Британии — металлы (железо и олово) и рабы. В целом в I—II вв. н. э. торговля развивалась между всеми частями империи. Перевозка все еще была дорогой. Иногда выгодней было перевозить не ремесленные изделия, а всю ремесленную мастерскую.
Самым важным предметом ввоза был хлеб. Вечно голодная толпа римских пролетариев потребляла хлеб в огромном количестве. Императорам пришлось организовать доставку хлеба и придумать способ сохранения зерновых запасов в случае прекращения подвоза по чрезвычайным обстоятельствам. Имперские чиновники для этого изобрели хлебные склады — Иоггеа. На втором месте среди предметов ввоза находились мясо и молочные продукты. Много ввозилось из разных мест рыбы — в свежем, сушеном и маринованном виде. В Италии для Рима не хватало также меда, воска, овощей, фруктов, масла, соли, вина — все это приходилось доставлять из-за границы. Кроме того, Рим потреблял огромное количество предметов роскоши: мебель из денного дерева с серебряной инкрустацией, дорогие мраморные статуи, пурпурные материи, обработанные кожи, металлы, бронзовые изделия, оружие.
Надлежало упорядочить таможенные сборы. Постепенно в главных гаванях, в пограничных пунктах между провинциями, по внешней границе империи были организованы таможни, взимающие ввозные, вывозные и транзитные пошлины. Пошлины подсчитывались не по мере и весу, а по цене товаров. Размер пошлин составлял обычно 2,5% от стоимости товара. Принципом взимания пошлин был только финансовый интерес казны, идея протекционизма была чужда Риму. Не облагались пошлинами товары, перевозимые для собственного употребления. Без пошлин также ввозились орудия для сельского хозяйства и транспортные средства. От пошлин освобождались товары государства, вещи губернаторов провинций, иностранных послов и военнослужащих.
Однако экономика империи держалась на шатких основаниях. Благосостояние росло крайне неравномерно, так как разбогатеть могли только высшие классы общества. Кроме того, в торговлю не были привлечены широкие слои населения, поэтому предметы первой необходимости редко становились объектами торговли. В результате хозяйственное значение торговли было не очень высоким, торговля не могла окончательно разрушить остатки натурального замкнутого хозяйства и не стремилась это делать. Со временем сократился и без того небольшой ввоз предметов первой необходимости и вырос объем дорогих товаров, ввозимых из-за границы. Вывоз все больше отставал от ввоза: с этим был связан растущий вывоз из страны драгоценных металлов в слитках и монетах — расточительность богачей не знала пределов.
Во II в. н. э. провинции стали более замкнутыми в хозяйственном отношении. Галлия, Африка и Испания избавились от импорта из других стран. В III в. н. э. торговля между провинциями была нарушена. Крупные и средние торговые фирмы исчезли, и осталась лишь мелкая торговля. В III—IV вв. н. э. натурализация хозяйства, за исключением крупных городов, распространилась по всей империи. Внешняя торговля перестала играть значительную роль, пришли в упадок города. Оставшиеся торговцы были объединены государством в коллегии под руководством государственных чиновников. Внешняя торговля теперь облагалась большой пошлиной (12,5%) и строго контролировалась, для внешнеторговых операций отводилось лишь несколько мест. В этих пунктах правительственные инспекторы препятствовали вывозу некоторых товаров, например железа, бронзы, оружия. Их экспорт в целях безопасности был запрещен. Здесь же приобретали импортируемые товары, в основном шелк, на который государство имело монополию. В IV в. правительство не покупало, а реквизировало и распределяло большинство необходимых товаров: пищевые продукты, униформу, строительный лес и известь для общественных работ. Настоящая торговля почти полностью исчезла. Во всех сферах жизни воцарилось принуждение.
Банковское дело появилось в Римской республике только к концу III в. до н. э. Вероятно, это занятие было занесено в Рим приезжими греками, так как первоначально банкиров в Риме называли трапезитами. Позднее это название было заменено на римский термин аргентарии (argentarii). Как и в Афинах, римские банкиры имели свои заведения на городской площади {форум). Но вместо греческих столиков здесь появились более массивные лавки — tabernae. Разорение банкира буквально обозначалось как «уступить место на форуме», «уйти или сбежать с форума». Римские банкиры специализировались по отдельным операциям. Менялы (nummularii) отличались от банкиров в собственном смысле слова. Так же, как в Греции, здесь проходили монетные сделки, осуществлялись вклады, ссуды и платежи на комиссионных началах. Ар- гентарий также часто был аукционером и получал за это вознаграждение в размере 1% от вырученной суммы.
Характерными для банковского дела в Риме была определенность и разработанность юридических форм, в которые облекались банковые сделки. Например, существовал специальный вид договора с банкиром — receptum argentarii. По этому договору клиент банкира поручал ему уплатить за его счет третьему лицу определенную сумму. Аргентарий, принявший это предложение, становился непосредственным должником третьего лица, и обязательство его при этом носило почти вексельный характер. В Риме существовало также нечто вроде современного банковского перевода или переводного векселя — renumeratio pecuniae. Почти все существующие ныне кредитные операции были известны римлянам.
Создавались финансовые ассоциации для кредитования провинций Африки и Азии. В 83 г. до н.э. ассоциация римских финансистов дала городам Азии деньги в долг для уплаты контрибуции, наложенной на них Суллой. Через 40 лет этот капитал вместе с процентами увеличился в 60 раз. Для уплаты своего долга городам пришлось продать украшения, отцы даже продавали в рабство своих детей. Такие финансовые операции дали сильный стимул банковским операциям. До Второй Пунической войны римские банкиры были бедны и мало популярны. Но в последние годы республики в Риме в ходу было очень много свободных капиталов, награбленных в ходе завоеваний. С этого времени банкир получил особое значение и приобрел огромные богатства. Никто в Риме тогда не держал деньги дома — их относили к банкирам, которые вели учет денег в своих книгах и были обязаны выдавать их по требованию вкладчика. Законодательством империи для банкиров был введен ряд ограничений. Ар- гентарий, предъявляя иск к клиенту, должен был предварительно сам произвести зачет всех встречных требований и ограничить исковую сумму остающимся в его пользу сальдо. В противном случае он лишался права на весь иск из-за чрезмерности требования. Этот взаимозачет предполагал наличие развитых контокоррентных (опирающихся на единый счет, учитывающий все операции банка с клиентом) отношений и общее распространение торговых книг. Книги для записи прихода и расхода были обязательной принадлежностью каждого хозяйства в Риме.
Аргентарии обязаны были вести две книги: одна напоминала нынешний журнал учета, куда записывались все сделки сразу после их совершения, в хронологическом порядке; вторая (codex ratkmum mensae) была главной книгой, куда записи заносились позднее. В этой книге каждый клиент имел свою страницу с отделением кредита и дебета. Эти книги аргентарий должен был по требованию представлять в суд. При этом проверялась полнота записей, наличие дат и прочего и не требовалось подписи клиента или аргептария. Расчеты между клиентами одного артентария часто производились путем отметок в его счете.
Банкиры давали деньги в кредит под залог движимости, недвижимости и морских грузов под разные проценты. До появления Законов двенадцати таблиц (составлены в V в. до н. э. на двенадцати досках-таблицах) проценты не ограничивались. Указанные законы запретили взимать выше 1% в месяц. По закону 345 г. до н. э. нормой стали 6% в год. В 340 г. до н. э. трибун Генуций вообще запретил путем плебисцита ссуды под проценты. Но римляне продолжали давать деньги в долг под проценты. После взятия Карфагена разрешили брать 12% в год. В последние годы существования республики цифры колебались от 6 до 8% в год. Обороты банкиров были очень значительными. Римские банки имели отделения в разных странах, в том числе в очень отдаленных. Управление таким отделением поручалось какому-либо рабу. Деятельность таких отделений заключалась в следующем: они получали деньги от судовладельцев, которым давали кредит их хозяева; они также наблюдали за использованием капиталов банка в отдельных странах; вероятно, проводили международные платежи, то есть платили по векселям римских банкиров и выдавали векселя на Рим.
К этому времени в республике появились богатые финансисты и банкиры. Например, Ф. Пинний (F. Pinnius) организовал в Никее заем в 8 млн сестерциев. В эпоху Суллы было основано общество (Asiani) с большим капиталом. Оно смогло одолжить государству 20 тыс. талантов. Через 12 лет это общество смогло дать государству заем в 120 тыс. талантов. К группе крупных банкиров и финансистов относились Веррес, Помпелус, Бритус,
Катириус, Планциус, Зиттиус, Кастрициус, Аттикус. Это были большие банкирские дома и крупные финансовые фирмы. Дом Ратириусов в течение двух поколений руководил крупными финансовыми операциями. Он давал в долг царям и целым народам (например, он выдал крупные займы под 100% царю Птолемею для возвращения его на трон). П. Ситиус заключал займы в Италии для спекуляций в Марокко. Ему должны были миллионы, в то же время сам он имел в Риме много долгов. Государственные банки появились в Риме только в эпоху империи. Банковская деятельность часто была у них тесно связана с взысканием налогов и управлением государственными имуществами. Но монополии банковского дела, как, например, в Египте, римское государство никогда себе не присваивало.
В промышленности с VI в. до н. э. стала развиваться римская керамика, которая представляла собой сначала имитацию греческих сосудов. Появились изделия из металла, в основном из бронзы. Наконечники копий стали делать из железа. Рудники на острове Эльба были объектом ожесточенной борьбы между греками, карфагенянами и этрусками. Этруски, выйдя в этой борьбе победителями, организовали добычу и обработку железной руды и меди. В VI—IV вв. до н. э. вооружение готовилось из бронзы (шлемы, панцири и т. п.). Широко употреблялись бронзовые сосуды, зеркала и украшения, они изготовлялись в Этрурии и Кампании. Но на первом месте по объему продукции было производство керамики (посуда, водопроводные трубы, черепица, кирпич и т. п.). Второе место занимало текстильное ремесло. С IV—III вв. до н. э. шерстяные ткани стали делать в мастерских города Тарент, а льняное полотно и парусный холст делали в городе Тарквиний. Крупным ремесленным центром стал Рим.
Для организации производства один из первых римских царей Нума Помпилий создал восемь ремесленных коллегий: флейтисты, золотых дел мастера, медники, плотники, валяльщики, красильщики, гадальщики и башмачники. В ремесленных мастерских в VI—III вв. до н. э. работал сам хозяин, члены его семьи и несколько рабов. Труд рабов сначала преобладал только в горной промышленности — рудниках, каменоломнях, на глиняных карьерах. На рубеже II—I вв. до н. э. начался бурный подъем ремесла. По-прежнему преобладали свободные ремесленники. В Риме и итальянских городах существовали мастерские с 10—20 работниками. Широко применялся труд вольноотпущенников, которые работали по найму. Часто вольноотпущенники сами были владельцами мастерских. Началась разработка новых месторождений в Сардинии и Испании. Появились технические сдвиги в горном и литейном делах: например, шахты углубились до 150 м, штреки стали шире, появилась вентиляция, водоотливные колеса, винт Архимеда; появились также новые виды стали, латунь и другие сплавы, ртуть и цинк в литейных цехах. В строительстве во II в. до н. э. римляне изобрели бетон и стали широко применять обожженный кирпич. В середине I в. до н. э. был открыт способ изготовления дутого стекла, стало развиваться стеклодувное ремесло. Ремесленники объединялись в «коллегии» по профессиям. В коллегиях они выбирали должностных лиц — магистратов, на собраниях решали свои дела. В коллегии принимали также вольноотпущенников и рабов.
Для II—I вв. до н. э. было характерно бурное строительство, основанное на применении бетона. Быстро строились римские водопроводы, мосты, термы (бани), амфитеатры, виллы, многоэтажные жилые дома, склады и портовые сооружения. В городах появились пролетарии. В I в. до н. э. содержание пролетариев взяло на себя государство. По закону 73 г. до н. э. каждому пролетарию выделяли 43,7 литра зерна в месяц (около 1,5 кг хлеба в день). В 40-х гг. до н. э. в Риме было 300 тыс. пролетариев. Все они были занесены в особые списки и получали бесплатно паек из государственных складов. Лозунгом пролетариев было «Хлеба и зрелищ». Пролетарии стали политической силой, и претенденты на высшие посты часто вынуждены были их подкупать.
В Римской империи в I в. н. э. продолжалось усовершенствование ремесленной техники почти во всех отраслях. В некоторых заведениях применяли разделение труда, число занятых достигало иногда нескольких десятков человек. Механизация труда применялась в минимальных размерах, в основном использовался ручной труд рабов. Среди провинций Римской империи на первом месте по промышленному развитию стояла Италия, а в самой Италии выделялись Кампания и Этрурия. В Этрурии в большом количестве производилась глазурованная красная керамика для массового потребления и массового экспорта. Капуя изготавливала очень качественные бронзовые и серебряные сосуды. В массовом количестве производились лампы на фабрике Фортиса около Мутины в Северной Италии. Города Кампании славились стеклянными изделиями, особенно цветными кубками. Там же было восстановлено старинное ремесло по изготовлению ювелирных изделий, быстро развивалось производство шерстяной одежды. Маленькие ремесленные мастерские были соединены с выходящей на улицу торговой лавкой. Жилое помещение владельца и его семьи находилось на расположенных выше антресолях. Усиливалась специализация труда. В городе Помпеи было свыше 80 различных производств. Это были сапожники, плотники, плетельщики корзин, изготовители пряжи, серебряных дел мастера, ткачи, красильщики и валяльщики. Увеличивались мощности и размеры производственных единиц в тех отраслях, на продукцию которых имелся постоянный спрос и были хорошие рынки сбыта. В качестве примера можно назвать текстильное произвол- ство восточных провинций и особенно обработку шерсти в Ми- лете и Лаодикее, изготовление пергамента в Пергамоне, выделку шелка из Китая в Сирии и Палестине. Это можно отнести также к стеклянным товарам, изготавливаемым в Сирии, которые распространялись на весь Ближний Восток, Египет, Италию и Юг России.
Развитие производства обожженных кирпичей началось только в начале Римской империи. В Риме и его окрестностях существовало около 130 кирпичных заводов. Среди владельцев кирпичных заводов в эти годы появились сенаторы и всадники, даже знатные дамы. Постепенно императоры забирали в свои руки производство кирпичей, и к концу II в. н. э. в Риме исчезли последние маленькие частные заводы. Первоначально в кирпичном производстве преобладал труд вольноотпущенников и рабов. Некоторые рабы даже поднимались до должности управляющего заводом. Частыми были случаи освобождения рабов. Но во II в. н. э. полностью изменились способы ведения хозяйства на кирпичных заводах: сократилось число рабов и вольноотпущенников, быстрее стали внедряться аренда и наемная система труда. Огромное увеличение мощностей при императоре Адриане привело даже к дефициту обученных рабочих. Однако прекращение крупного строительства в Риме в III в. н. э. во времена «солдатских императоров» привело к упадку кирпичного и других строительных производств в столице.
В поздней Римской империи (IV—V вв. н. э.) государство производило все виды вооружений, необходимых для армии. В собственности государства было около 40 фабрик для производства оружия. На государственных полотняных фабриках, на заводах по переработке шерсти и в красильных мастерских изготавливали одежду для нужД армии и гражданских служащих. В западных провинциях, например, работали две полотняные фабрики, 14 фабрик по переработке шерсти и девять красильных мастерских. Первоначально фабрики находились под общим управлением преторианских префектов, а с конца IV в. н. э. — под управлением старших чиновников ведомств. Другие фабрики управлялись главным чиновником финансового ведомства. Каждая фабрика (а среди них были довольно крупные) имела собственного управляющего, в ее штат входили также наследственные рабочие, получавшие пайки, солдаты, занимавшие технические должности, и общественные рабы. Сырье для фабрик правительство поставляло за счет налогов, выплачиваемых натурой.
Государство имело и собственные добывающие карьеры: были известны разработки мрамора в Проконнесе — на острове в Мраморном море, в Александрии Троянской и Доцимии (во Фригии), на которых время от времени трудились заключенные. На других карьерах использовался принудительный бесплатный труд.
Кроме того, правительство имело много шахт. С владельцев частных шахт оно взимало налоги в виде золота, серебра, меди и железа. В V в. вместо обязательного принудительного труда на строительных работах стал применяться наемный труд. Управление строительными объектами оставалось в руках официальных представителей государства, и подрядные рабочие на строительство больше не допускались.
Одежда среднего качества, пригодная для военного обмундирования, выпускалась во многих местностях, так же как и дешевое рабочее платье для обычных людей и рабов, которое стоило в два раза дешевле, чем униформа. Недорогие ткани изготавливались повсеместно, даже в деревнях-. Такое положение дел объяснялось существованием специального налога, которым облагались сельскохозяйственные угодья всей империи. В отдельных городах и областях существовало массовое производство дешевых тканей. Прядением занимались не профессионалы (за исключением производства шелка), а женщины, если у них было свободное время. Производством и окраской тканей занимались, наоборот, квалифицированные рабочие. Даже самые беднейшие слои населения покупали именно готовую одежду. Все ткачи, производившие второсортные дешевые ткани, были независимыми ремесленниками. Возможно, они использовали нескольких рабов или рабочих по договору, закупали пряжу и продавали готовые ткани или напрямую — покупателям, или купцам. В сфере производства шелка, сукна высокою качества и шерстяных изделий купцы применяли скупочную систему и обеспечивали ремесленников сырьем. В большинстве других отраслей главное положение занимали независимые ремесленники. Гораздо реже встречались фабрики, которыми владели состоятельные лица.
В любой зажиточной деревне теперь были свои ремесленники: кузнецы, горшечники, ткачи. Они производили большую часть потребительских товаров. Небольшие города мало чем отличались от крупных деревень, но в них трудилось больше лавочников и неквалифицированных ремесленников. Они обслуживали декурионов и высшее духовенство. В крупных городах было больше квалифицированных ремесленников и дельцов, занимавшихся ввозом предметов роскоши. Городские ремесленники и лавочники всегда объединялись в гильдии. Главы гильдий брали на себя ответственность перед городом за соблюдение правил торговли, ценообразование, сбор налогов с торговцев, обеспечение ночными стражами, организацию бесплатного принудительного труда на общественных работах, функционирование местной почтовой службы и многие другие задачи. Ремесленники в IV в. н. э. были прикреплены к городам и к своим коллегиям. Профессии переходили по наследству. Быстро уменьшалась роль рабов в ремесле.
Латиняне издавна занимались сельским хозяйством. Они рано научились дренажным работам, без которых в Лации было невозможно земледелие. Главной сельскохозяйственной культурой была полба. Сравнительно рано стали разводить виноград. Большую роль играло скотоводство. На склонах гор Лации паслись стада коров, овец и свиней. Лошади появились позднее, чем другие домашние животные. При основании Рима в 753 г. до н. э. Ромул разделил землю между гражданами, каждый получил по два югера (0,5 га) земли, и участок этот затем переходил по наследству. Значительная часть земли осталась в общинном пользовании и называлась общинными землями. Основой богатства патрициев (благородных) было скотоводство. Плебеи в основном занимались хлебопашеством — выращивали пшеницу, ячмень, просо, бобы, возделывали виноград и оливки. В IV в. до н. э. стала развиваться частная собственность. Римские аграрные законы пытались обеспечить возможно большее число граждан наследственным землевладением. Но развитие ростовщичества вело к концентрации земельной собственности и к попыткам ее фактического расширения за счет общественных земель. Общественные земли можно было «оккупировать», внося государству арендную плату. Этим широко пользовались патриции, а плебеи вначале не имели этого права.
Руководители плебеев выступали против захвата общественных земель. Завоевания других стран и народов сопровождались конфискацией земель покоренного населения и только замедляли процесс захвата общественных земель. Лучшие земли захватывались представителями аристократии. Но в IV—III вв. до н. э. плебеи добились частичного раздела общественной земли на мелкие участки и их передачи плебеям. Права патрициев на оккупацию общественных земель были ограничены. В ходе завоевания Италии началась активная колонизационная деятельность. У врагов отнималось от 1 /3 до всей земли. Эта конфискованная земля распределялась между Римом и союзными городами. Часть земли отдавалась армии, другая часть продавалась, но с правом обратного выкупа государством. Остальная земля считалась государственной собственностью. Одновременно происходило основание новых городов и поселений на завоеванной территории. Сельскохозяйственные работы носили сезонный характер, и содержать ,рабов круглый год было невыгодно. Применялся труд наемных рабочих, подряды на сбор урожая оливок передавались пришлым артелям. Иногда сбор зерна отдавался на условиях получения доли урожая, на эти условия соглашались местные бедные крестьяне.
Из-за притока в Италию дешевого иностранного зерна земледелие становилось все менее выгодным. В начале II в. до н. э. появились крупные экстенсивные хозяйства. Это было одним из следствий Второй Пунической войны. Государственный земельный фонд вырос за счет заброшенных во время войны полей и за счет земель, конфискованных у непокорных союзников. Большая часть этого фонда попала в руки крупных владельцев. Особенно это было характерно для Южной Италии, больше других обезлюдевшей во время войны. Технология сельского хозяйства была аналогична греческой того времени. Активно применялись естественные удобрения (навоз). Скот кормили прямо в стойлах. Земледельческие орудия были совершенно примитивны. Для уборки с полей зерна применялся серп. Поначалу для молотьбы применялось топтание зерна скотом, но вскоре у Карфагена была заимствована молотильная телега. Применение бороны началось только в годы Римской империи. Развитие рыночной экономики ускоряло разорение мелких земледельцев. Но они не хотели работать в крупных имениях и превращались в пролетариев. Поэтому во П—I вв. до н. э. на плантациях (латифундиях) стал широко применяться труд рабов. Рабы жили в казармах, им запрещались брак и собственность, они подчинялись строгой военной дисциплине. На виноградных плантациях рабов часто заковывали в цепи, но там они получали больше еды. В латифундиях появились управляющие и контролеры, которые заставляли рабов работать. В то же время усердных рабов стали поощрять большим пайком, хорошей одеждой и имуществом (овцы, посуда).
Город требовал все большего количества продуктов, что ускоряло развитие сельского хозяйства. Латифундии установили связи с городскими рынками сбыта. Кроме рабов, стали использовать труд свободных рабочих. Они нанимались в качестве поденщиков на такие работы, как уборка зерна, заготовка сена, сбор винограда, вспашка почвы, а также работа на болотистых почвах. Со временем использование труда свободных рабочих сокращалось. В I в. до н. э. начался расцвет крупного латифундиального хозяйства. Имения римских магнатов занимали огромные территории. Например, владения Домиция Агенобарба превышали 40 тыс. юге- ров (10 тыс. га). Распродажа земель после репрессий Суллы способствовала концентрации их в руках отдельных лиц. Крупные имения часто состояли из поместий, находившихся в разных частях Италии. Некоторым противовесом этой крупной собственности были поселения ветеранов, но они не могли изменить соотношение между крупным и средним землевладением. Несмотря на запреты, участки колонистов продавались и переходили в руки крупных собственников. Появились также незаконные захваты земель у их законных владельцев с помощью вооруженных рабов. В ранней Римской империи в I в. н. э. преобладало крупное землевладение. Оно не было специализированным, за исключением крупных скотоводческих хозяйств. Латифундии с самого начала были тесно связаны с системой мелких арендаторов (колонов).
Свободный колон оплачивал свою аренду деньгами или натурой и был обязан также ежегодно выполнять определенные работы для владельца или крупного арендатора. Это способствовало развитию гуманного обращения владельца с арендаторами, а арендаторов — с сельскохозяйственными рабами, а также определенному объединению преимуществ крупного и мелкого хозяйства.
Основной злаковой культурой в Римской империи была пшеница, второе место занимал ячмень, который использовали в качестве фуража для животных, а также для приготовления пива в Египте, Северной Галлии и Иллирии. Экстенсивно выращивались горох, бобовые, лук, капуста и другие овоши. Лен шел на производство полотна. Специфической культурой был папирус, который использовали в качестве бумаги. Широко было распространено виноградарство, им занимались на всей территории страны вплоть до Северной Галлии. Вино было главным напитком для всех слоев населения Средиземноморья. Важное место в сельском хозяйстве занимали оливы. Из них изготавливали пищевой жир, мыло и ламповое масло. Оливы возделывались на огромной территории, включая северные районы и пустынные зоны Африки и Сирии. Культивировались также разные фруктовые и ореховые деревья.
Повсюду разводили крупный рогатый скот и коз, ослов, мулов и лошадей, свиней и домашнюю птицу. Крупный рогатый скот применялся в основном как тягловая сила, часть коров держали для производства молока и сыра на заливных лугах. Их шкуры были главным источником для производства кожаных изделий. Многие животные содержались на смешанных фермах, а некоторые районы специализировались на выведении отдельных пород. Лошадей использовали в основном аристократы, поставлялись они и для армии. В пустынях Сирии и Африки занимались разведением верблюдов, которые в большинстве провинций империи использовались как вьючные животные.
В методах обработки почвы не применялось никаких технических новшеств или отступлений от старой практики. Для злаковых культур земля вспахивалась под пар через определенное количество лет. Египет был исключением, так как ежегодные наводнения здесь периодически удобряли почву. Позже был введен трудоемкий способ сухого земледелия, основанный на частом вспахивании и разрыхлении. Таким способом размельчалась почва, удалялись сорняки, а кроме того, сохранялась влага. В Египте на заливных землях собирали по 7,5 центнеров пшеницы с одного гектара (сегодня там собирают по 20 центнеров), в Сицилии — 5,5, в Италии — от 5,5 до 8,5 центнеров с гектара.
Виноградарство было более выгодным, чем выращивание зерна, и менее выгодным, чем выращивание оливковых деревьев. По доходности пять югеров (1,25 га) виноградников приравнивались к 20 югерам (5 га) самых лучших вспаханных земель и одному югеру (0,25 га) оливковой рощи. Сельское хозяйство было главным занятием населения Римской империи. Земельный налог приносил доход в 20 раз больше, чем налог с торговли, уплачиваемый купцами и ремесленниками, поэтому доходы аристократии, сенаторов, городов и церкви в основном складывались из ренты за аренду сельскохозяйственных земель. Владение землей было распространенной формой собственности. Даже беднейшие городские лавочники и ремесленники имели один или два надела. Служители церкви часто были землевладельцами. Лица, зарабатывавшие деньги своей профессией, покупали земельные участки. Земля была единственным постоянным источником и объектом инвестиций. Спрос на землю среди состоятельных граждан существовал всегда. Большинство землевладельцев имели несколько участков на разных территориях. Известные сенаторы имели поместья во многих провинциях. Римская церковь приобрела имения в таких провинциях, как Италия, Сицилия, Африка, Галлия и Далмация. Ведомство по поместьям Великой Константинопольской церкви имело свои отделения во Фракии, Азии, Понтике, а также на Востоке, включая Египет.
С середины III в. н. э. и вплоть до конца V в. н. э. происходило значительное и прогрессирующее сокращение площади возделываемых земель. Появились имперские законы о пустынных землях. Эти земли правительство часто использовало для расселения ветеранов, пленных варваров или иммигрантов. Таким способом правительство стремилось сохранить земельный налог. Численность сельского населения постоянно сокращалась, и сельскохозяйственный труд оставался в дефиците. Землевладельцы не желали поставлять новобранцев для армии и предпочитали платить 25 солидов за арендаторов. Не боясь наказаний, они давали убежище беглым рабам и арендаторам, а также рудокопам и городским рабочим (из поместий в город не убегали). Причиной опустошения земель надо считать высокое налогообложение. Обычный уровень налогообложения превышал 57% от рентного дохода. Поэтому забрасывались те участки, рента с которых была ниже средней. Владельцы несли большие убытки и покидали земли, перебрасывая рабочих на более прибыльные фермы. Другими факторами были начинавшаяся эрозия почвы, набеги мавров и бунты крестьян.
До введения денег в Риме еще не было государственных финансов в узком смысле слова. Сначала государство требовало от своих граждан не налогов, а только услуг. Услугами были военная служба и некоторые общественные работы. Именно так были созданы древнейшие римские постройки и проводился их ремонт. Жалованье должностные лица не получали. Для содержания царского дома отводилась часть общественных земель. Население все же пополняло казну государства в виде уплаты штрафов или судебных пошлин, кроме того, расплачивалось скотом. Этот доход направлялся на жертвоприношения или на царские пиры.
После появления медных слитков и монет положение изменилось. Плата скотом была превращена в денежные взносы в виде медных монет. Была создана сокровищница для хранения меди — Аэрариум. С этого времени она стала пополняться доходами с общественных земель, в основном с пастбищ. За пользование ими взималась определенная плата. Для учета стали вести списки скота, выгоняемого каждым гражданином на общинное пастбище. Источником дохода было также право собственности общины на рынки и улицы. С торговцев на площадях и владельцев лавок собирались деньги. Право собственности общины на ворота и на пристани перед воротами в Остии, например, давало доход в виде таможенных пошлин. После отмены царской власти новое правительство отменило угнетавшие население таможенные пошлины. В собственности общины в Остии были также соляные копи, поэтому община фактически обладала соляной монополией, которая также приносила некоторый доход. Эти доходы использовались, чтобы освободить граждан от работ на государство. Тогда общественные работы стали сдаваться за некоторую плату, средства шли на религиозные цели, народные праздники и просто на заполнение государственной сокровищницы.
В чрезвычайных случаях прибегали к налогу трибутум. Этот налог сначала носил поголовный характер, но со времен Сервия Туллия стал имущественным налогом. Для его сбора периодически проводился ценз. Население платило 1—2% (а иногда и 3%) с оцененного имущества. Трибутум стал взиматься чаще, когда войны стали более продолжительными и войска получали жалованье из государственной казны. Лица, освобожденные от военной службы (вдовы и сироты), платили особый налог в виде денег на лошадь и ее корм.
После того как Рим завоевал и присоединил всю Италию, стал расти бюджет. Доходные владения римской общины со временем значительно возросли. Пастбища и лесные угодья сдавались в аренду. Таможенные сборы взимались уже не только в Остии, но и в других колониях граждан в Италии. Правительство по-прежнему держалось за свою соляную монополию. В эти годы Рим еще не требовал с покоренных городов и областей Италии, подвластных ему, никаких регулярных налогов — «союзники» должны были давать Риму свои военные силы и во время войн платили некоторые сборы.
После Италии Рим завоевал огромные территории вдоль побережья Средиземного моря. В большинстве захваченных стран главным постоянным налогом был земельный — десятина (10% от урожая). Сбор десятины отдавался на откуп на один год или на несколько лет вперед. Финансовое управление предпочитало сдавать сбор этого налога на несколько лет тем лицам, которые платили самую большую сумму. Торгам предшествовал сбор информации об имевшихся земельных участках. Некоторые привилегированные города были освобождены от десятины. Кроме земли, обложенной десятиной, в провинциях существовали государственные пахотные земли, которые сдавались в аренду. Это земли, владельцы которых были изгнаны во время войны. Кроме того, в провинциях были государственные пастбища, леса, рудники. В некоторых провинциях невозможно было собирать десятину ввиду неразвитости земледелия, поэтому отдельные общины и племена облагались натуральными или денежными взносами.
Во взимании налогов иногда участвовали лица, назначенные римским наместником, но чаще всего это были главы общин, племен и городов, которые и собирали поголовные налоги в пользу Рима. Наместники могли произвольно повышать налоговые суммы, например вводить единовременный поголовный налог. Обычным явлением стало обогащение наместников и их служащих за счет жителей провинции (чаще всего они злоупотребляли правом реквизиций). Несмотря на злоупотребления наместников, обычные доходы римского казначейства от провинций были очень значительны. Эти доходы в годы республики шли в первую очередь на освобождение римских граждан от налогов. Все отработки граждан в пользу государства были давно отменены. Старинный имущественный налог трибутум применялся очень редко, а с 167 г. до н. э. совсем был отменен.
Правительство стало больше тратить на религиозные потребности и народные праздники. Значительная часть излишков казны уходила на общественные сооружения (20% обычных доходов). Настоящего жалованья чиновники все еще не получали, но тем, кто служил в провинциях, выдавались значительные суммы в качестве подъемных денег. Совершенно новой и значительной статьей расходов стала регулярная раздача хлеба в Риме. Этого добились руководители партий того времени. Государство продавало привезенный в столицу хлеб по очень низким ценам. В эпоху империи основной доход по-прежнему давали поземельные сборы в провинциях. Но десятина и ей подобные сборы были отменены в главных областях империи. Вместо них на отдельных территориях были установлены определенные взносы деньгами. Новые провинции в Галлии должны были в общей сложности платить поначалу 40 млн сестерциев ежегодно. Налоговая способность отдельных провинций была определена цензом, который означал оценку земли и количество населения на ней и проводился органами самоуправления под руководством и надзором правительственных чиновников, а позднее проводился под руководством наместников провинций.
Общие годовые доходы Империи в I в. н. э. составляли в среднем около 750 млн сестерциев. При Веспасиане произошло сильное повышение налогов — на 25% от предыдущей суммы налогов, поэтому с 70 г. н. э. до второй половины II в. н. э. годовые доходы выросли до 1 млрд сестерциев. Основная масса налогов была перенесена на сельскохозяйственный сектор с его колебаниями урожайности. В налогообложении существовало много местных различий. Египет сохранил старую развитую систему налогов и контроля. Италия вначале оставалась свободной от поземельного налога, но был введен новый налог — на наследство (ставка налога 5%). Налог взимался только с наследственного имущества, оставшегося после римских граждан. От этого налога было освобождено мелкое имущество и имущество, переходившее к ближайшим родственникам. Первоначально этот налог собирали откупщики, но постепенно это было возложено на государственных чиновников и государственных рабов. Холостые, незамужние и бездетные были ограничены в праве наследования, и завещанное им имущество могло полностью или частично перейти к государству. Новыми налогами в Италии стали налоги на обращение. Они считались очень тяжелыми: 4% взималось при продаже рабов; общий аукционный налог равнялся 0,5—1% стоимости проданных с аукциона вещей.
В некоторых провинциях существовали промысловые, профессиональные налоги (самый старый из них — налог на проституцию). Таможенное обложение было унифицированным. Таможни существовали в гаванях, в пограничных пунктах между провинциями и на границе империи. Пошлины делились на ввозные, вывозные и транзитные. Они взимались соответственно стоимости товаров и были небольшими (2,5%). Пошлины касались только торговых грузов и не затрагивали путешественников. За провоз рабов пошлины не взимались, если те в течение года служили данному хозяину. В Риме взимался налог на ввозимые предметы первой необходимости. Эти налоги несколько столетий обеспечивали растущие потребности империи. Основные расходы были связаны с содержанием постоянной армии, которая со времен Августа составляла не менее 250 тыс. человек, и большого флота. К концу II в. н. э. военные расходы составляли 600 млн сестерциев, не считая денежных подарков императоров армии: на праздники, юбилеи, по завещаниям и т. п. Большие суммы стали тратить на жалованье чиновников. Создавалось все больше новых должностей. В I в. н. э. на содержание, и жалованье имперской администрации ежегодно тратилось 40—50 млн сестерциев, во II в. н. э. до 60—70 млн.
Продолжали оставаться и старые статьи расходов. Путем раздачи хлеба и устройства зрелищ правительство империи все больше развращало римскую чернь: около 50 млн сестерциев составлял годовой расход на распределение зерна среди 200 тыс. получателей. На всевозможные игры тратилось ежегодно 10 млн сестерциев. Императоры также дарили деньги населению города Рима. Август на эти подарки потратил в общем 385 млн сестерциев, Тиберий — 156 млн, Клавдий — свыше 100 млн. Во II в. н. э. суммы значительно возросли в связи с инфляцией: Адриан подарил населению Рима 540 млн сестерциев, Антонин Пий — 640 млн, Марк Аврелий — 680 млн. Большинство императоров материально поддерживали искусства и науки, но это были случайные пожертвования. Только в конце I в. н. э. появилось ежегодное жалованье некоторым учителям «модных» наук. Императоры ввели социальную помощь детям порядочных родителей, на эту цель ежегодно тратилось 400 млн сестерциев. Государственная почта ничего не стоила казне, так как поддерживалась усилиями и деньгами местных жителей. Равновесие между доходами и расходами часто нарушалось огромными расходами со стороны некоторых очень молодых императоров. Обычным средством быстрого покрытия дефицита бюджета были конфискации крупных частных состояний, а их владельцы устранялись путем смертных приговоров. Стали прибегать также к порче монеты.
Со времени крупных войн в конце II в. н. э. дефицит имперского бюджета стал носить серьезный и хронический характер. Уменьшение налоговых поступлений было вызвано также и общим экономическим упадком Империи. В течение III в. н. э. налоговая способность империи была полностью истощена войнами между императором и претендентами на престол, а также нападениями варваров. При Диоклетиане, в конце III в. н. э., был повышен натуральный налог. Даже Северная Италия теперь облагалась налогами, а Южная Италия должна была обеспечивать столицу скотом, вином и строительными материалами. Диоклетиан ввел также подушный налог — капитацию, взимаемую деньгами. Налоговой единицей был один югер (0,25 га) земли, достаточный для обеспечения одного человека. С женщин взималась только половина подушного налога. Этим налогом облагались все жители империи: мужчины в возрасте от 12 до 65 лет и женщины в возрасте от 14 до 65 лет. Для этого налога была проведена первая систематическая перепись населения в 297 г. н. э., потом перепись проводилась каждые пять лет, а с 312 г. н. э. — каждые 15 лет. Эти переписи вызывали негодование населения, так как устанавливали истинное число налогоплательщиков.
На население обрушилась толпа налоговых чиновников, которые измеряли поля, подсчитывали виноградные лозы и деревья, вносили в списки всех домашних животных, отмечали число жителей. В города для этого сгонялось, кроме городского, и сельское население, все площади были забиты людьми. Были введены пытки и побои, сыновей пытали перед отцами, верных рабов перед хозяевами, жен перед мужьями. Если все это было безуспешно, пытали самого собственника. Если он не выдерживал пыток, то записывал и несуществующую собственность. Детям прибавляли возраст, старикам уменьшали. Все должны были платить подушный налог и продажную цену за жизнь. Взносы все время удваивались. Тем временем уменьшалось число животных, умирали люди, но налог накладывался и на умерших. Бесплатно нельзя стало ни жить, ни умереть. Население нищало.
При императоре Константине важным источником доходов оставался подушный налог. Кроме того, добавились целевые особые налоги и подати па трудоспособных лиц. Все сенаторы должны были платить налог, который рассчитывался по размеру их землевладений; городские высшие слои были обязаны каждые пять лет к юбилею правления уплачивать «коронное золото» в форме золотых венков или монет; ремесленники и торговцы каждые пять лет платили золотом налог с имущества и товарооборота. Сам Константин при случае старался помочь представителям угнетенных низших слоев.
В IV в. н. э. основы налоговой системы по существу не изменились. Вся тяжесть налогов по-прежнему лежала на землях провинций. Но Италия потеряла свое привилегированное положение. Оценка земель проводилась более точно и справедливо. При этом земля была поделена на налоговые единицы неравной величины, но примерно равной доходности. Вновь было введено взимание налогов в натуральном виде. Сумма налогов стала ежегодно определяться по величине потребностей правительства. Правительство пыталось предупредить и ликвидировать недоимки. Ни один землевладелец не имел права вырубить свои масличные деревья без уважительных причин, а при вырубке должен был по-прежнему платить за них налог. При подозрении о предоставлении ложных сведений, касающихся имущества, допрашивали под пыткой рабов подозреваемого. Огромная цифра земельного налога, строгость его взимания, наглое вмешательство правительства в частные дела — все это привело к потере населением своей прежней независимости. Во второй половине IV в. н. э. мелкие свободные арендаторы и земледельческие рабы были прикреплены к земле в качестве крепостных. Движимый капитал стал облагаться общим промысловым налогом. Ответственность за его сбор лежала на промышленных корпорациях, что приводило к цеховой замкнутости.
В конечном итоге тяжесть налогов и финансово-экономический кризис привели к установлению в Римской империи крепостного строя и к ликвидации государства.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com