Перечень учебников

Учебники онлайн

8.2. Экономическое содержание политики «перестройки» второй половины 1980-х годов

В марте 1985 года к власти пришло новое политическое руководство: Генеральным секретарем партии был избран М.С. Горбачев, а Председателем Совета Министров стал Н.И. Рыжков. Начался новый и последний период в советской экономической истории, получивший название «перестройка».

Новое руководство страны встало перед необходимостью остановить распад системы «государственного социализма» и защитить интересы правящей номенклатуры. Для этого стали проводить осторожные реформы всех общественных структур, в том числе и в экономике, поскольку глубокий кризис уже успел охватить основные звенья системы.

Необходимо отметить, что на первых этапах «перестройки» в обществе были сильны многочисленные иллюзии относительно возможности совершенствования социалистической системы, преобладало устойчивое мнение о социально-экономических преимуществах социализма перед иными формами организации общества. У реформаторов сложилось впечатление, что никто в советском обществе не только не сможет, но и не захочет противодействовать этим преобразованиям. Получила распространение еще одна иллюзия о том, что будущие реформы можно провести быстро и без особых трудностей.

Классическим примером воплощения таких иллюзий стала начатая в мае 1985 года антиалкогольная кампания, которая привела к ежегодным потерям государственного бюджета в 10%.

В истории реализации стратегии «перестройки» можно выделить два периода. В первый период – 1985 – 1987 годы – был провозглашен курс на «ускорение социально-экономического развития страны»: ускоренный рост производительности труда путем внедрения прогрессивного оборудования за счет увеличения темпов роста машиностроения в 1,5 – 2 раза, сосредоточив инвестиционные ресурсы именно в этой отрасли. Однако практически 80% мощностей советского машиностроения прямо или косвенно работали на оборонные заказы, поэтому инвестиции пошли фактически в военно-промышленный комплекс, который и без того всегда имел льготное финансирование.

Реализация идеи «ускорения» по срокам и методам напоминала большевистскую политику «экономического скачка» периода форсированной индустриализации 1930-х годов или хрущевских реформ. Причем важнейшим условием ускорения рассматривалась активизация «человеческого фактора», т.е. Горбачев и его сподвижники опять обращались к субъективным факторам, стараясь не затрагивать фундаментальные основы системы, сохраняя приверженность «социалистическом выбору».

Второй период – 1987 – 1991 годы – характеризуется отказом от термина «ускорение» и переходом к «перестройке» – формированию концепции «перехода к регулируемой рыночной экономике» (или вариант «социалистического рынка»), которая означала либерально-демократическую ревизию теории социализма: эволюционное совершенствование социализма на путях либерализации экономических отношений, демонополизации, децентрализации и разгосударствления собственности, реформирование кредитной и ценовой политики, социальной переориентации экономики, развития оптовой торговли средствами производства и частного предпринимательства. Не случайно в этот период опять возникает большой интерес к историческому опыту нэповской экономики, тем более, что между нэповской перестройкой 1920-х годов и советской «перестройкой» были определенные экономические аналогии – например, хозрасчет в промышленности и частный сектор, хотя с объективной точки зрения нэповская планово-рыночная система имела значительно большие проявления модели «рыночного социализма», чем система «регулируемой рыночной экономики» периода перестройки второй половины 1980-х годов.

Практическая реализация политики «социалистического рынка» имела два основных аспекта:

1. Перевод промышленных предприятий на систему хозяйственного расчета в соответствии с концепцией «совершенствования хозяйственного механизма», т.е. фактический возврат к идее реформы 1965 года. В 1987 году был принят Закон «О государственном предприятии», который предоставил предприятиям большую хозрасчетную самостоятельность: свобода планирования деятельности; контракты с поставщиками и потребителями; прямые «горизонтальные» связи с другими предприятиями; свобода распоряжаться своей прибылью; право самостоятельного выхода на внешний рынок и осуществления деятельности с иностранными партнерами др. На всеобщей волне возрождения демократических идей распространилось рабочее самоуправление: создание Советов предприятий, выбранных на общих собраниях трудовых коллективов, у которых были достаточно большие полномочия: например, право избрания и увольнения директоров. В соответствии с Законом «Об аренде» (апрель 1989 года) трудовой коллектив мог взять в аренду у государства свое предприятие, чтобы в дальнейшем приватизировать его путем выкупа по чисто символическим ценам. Арендный сектор стал увеличиваться весьма динамично (к началу 1992 года было сдано в аренду 9,5 тысяч предприятий), но затем был приостановлен этот процесс. Широкое распространение получили новые формы производственных объединений – концерны, корпорации (ассоциации группы государственных предприятий и подразделений отраслевых министерств) и начинается процесс так называемой номенклатурной приватизации. Однако практика промышленного хозрасчета носила непоследовательный и ограниченный характер и столкнулась с серьезными проблемами: оппозиция отраслевой и региональной бюрократии; введение госприемки для централизованного контроля над качеством продукции; отсутствие оптового рынка и реформы ценообразования; боязнь руководства принять социальную цену реформ, но главная проблема – сохранение централизованного планирования и ведущей роли государственной собственности: по-прежнему в экономике не предусматривалось появления реального собственника на микроуровне, а также формирования реального механизма установления равновесия между спросом и предложением;

2. Формирование частного сектора экономики: разрешалась частная предпринимательская деятельность прежде всего в сфере розничной торговли, общественного питания, услуг, сельского хозяйства и местной промышленности. Например, к 1991 году более 5% населения было занято в кооперативном секторе и индивидуальной трудовой деятельности и насчитывалось 4,5 тыс. семейных ферм. С другой стороны, фактически был легализирован большой сектор «теневой экономики», а деятельность частного бизнеса напоминала «экономику казино» – ускоренное получение максимальной спекулятивной прибыли в условиях политической нестабильности вместо производства товаров и услуг. Кроме того, частный сектор в своей деятельности сталкивался с трудностями официального (борьба с нетрудовыми доходами), производственного (дефицит материальных ресурсов в условиях отсутствия оптового рынка) и идеологического (запрещалась аренда в сельском хозяйстве на длительный срок) характера.

Анализ практики реализации политики «перестройки» еще раз подтверждает существование особого российского феномена: большинство хозяйственных реформ в экономической истории России, кроме большевистского переворота 1917 года и рыночных реформ 1990-х годов, по содержанию не были достаточно радикальными, но все они имели двойственный, противоречивый и структурно ограниченный характер, а все рыночные (или квазирыночные) реформы не получили логического завершения с точки зрения создания в национальной экономике развитой органической рыночной системы хозяйствования.

Несмотря на то, что западные эксперты давали экономические прогнозы о варианте умеренного кризисного типа развития советской экономики, реальные результаты политики «перестройки» оказались практически катастрофическими: нулевой уровень прироста промышленного производства в 1989 году и минус 10% в 1991 году; ухудшение продовольственной ситуации вследствие резкого сокращения сельскохозяйственного производства (импорт зерна 60 млн т ежегодно); абсолютное падение ВНП; прекратились инвестиции в реальный сектор; бюджетный дефицит в 1991 году составил 16% ВНП; инфляция в 1991 году 25% в неделю и падение курса рубля (120 руб. за доллар в конце 1991 года); тотальный товарный дефицит и талонная система; внешний долг к концу 1991 года составил 60 млрд долл.; сокращение золотовалютных ресурсов (золотой запас сократился в 10 раз и составил к концу 1991 года всего 240 т); оборонный сектор поглощал 28% ВНП страны. Социально-политическая ситуация в стране усугубилась вследствие ряда природных катаклизмов и антропогенных катастроф (1986 г. – авария на Чернобыльской АЭС, 1988 – землетрясение в Армении), межнациональных конфликтов и массовых рабочих забастовок.

Союзное правительство во главе с В.С. Павловым сделало попытку консервативной стабилизации экономической ситуации в стране: во-первых, в январе 1991 года была проведена одна из самых неудачных денежных реформ - внезапное изъятие из обращения денежных купюр номиналом 50 и 100 руб. и их обмен на соответствующие новые купюры, что привело к огромной панике среди населения; во-вторых, за обменом денег последовало еще одно крайне непопулярное решение о пересмотре розничных цен (повышение цен в несколько раз) при одновременной компенсации роста цен путем денежных выплат населению, но размеры компенсации явно отставали от роста цен, и в экономику буквально хлынул поток необеспеченных денег, образовав огромный «денежный навес». Все эти мероприятия вели к окончательной потере доверия к национальной валюте, а в конечном итоге, и к руководству страны.

Одновременно в стране усиливается действие дезинтеграционных, центробежных политических процессов: так, в июне 1990 года была принята Декларация о суверенитете Российской Федерации. В августе 1991 года неудачей закончилась попытка своеобразного государственного переворота через создание Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), после чего начался процесс фактического распада единого союзного государства. Логической точкой в данном процессе стало подписанное в декабре 1991 года руководителями России, Украины и Белоруссии «Беловежское соглашение» о денонсации Союзного договора 1922 года и образовании Содружества Независимых государств (СНГ). Тем самым практически закончился советский период экономической истории России.

Таким образом, к концу 1980-х годов в стране не только сложилась критическая социально-экономическая ситуация (стадия хозяйственного распада), но и начинает проявляться системный или структурный кризис всей социалистической экономической и социально-политической модели. В ноябре 1991 года правительство теперь уже современной России во главе с Б.Н. Ельциным (первый вице-премьер, определяющий экономическую стратегию, Е. Гайдар) для достижения макроэконо-мической стабилизации избирает вариант проведения радикальных рыночных (институциональных) реформ

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com